Библия, Коран и наука
  Во Имя Аллаха Милостивого, Милосердного!

В процессе объективного исследования текстов Священных Писаний доктор Морис Бюкай отбрасывает многие предвзятые, устоявшиеся представления о Ветхом Завете и Евангелиях. Он стремится отделить в них Божественное Откровение от всего того, что является результатом искаженного толкования его людьми. Исследование проливает совершенно новый свет на Писания и в самом конце своего захватывающего повествования автор заставляет верующих понять — сколь исключительно важен факт непрерывности Откровения, исходящего от одного и того же Бога, но с течением времени обретающего новые формы и способы выражения. Это побуждает нас задуматься над теми факторами, которые в наши дни призваны послужить делу духовного объединения всех верующих — Иудеев, Христиан и Мусульман, а не их разделению, как это имело место в прошлом.
Будучи хирургом, Морис Бюкай часто оказывался в ситуациях, требовавших проникновения не только в человеческое тело, но и в человеческую душу. Именно это позволило ему понять те аспекты Ислама, которые и сейчас неизвестны подавляющему большинству немусульман. Стремясь объяснить для себя все это, он изучил арабский язык и прочитал Коран в оригинале. К своему удивлению он нашел в нем положения, касающиеся таких явлений природы, смысл которых можно понять лишь воспользовавшись данными современной науки. Затем он обратился к проблеме достоверности текстов, составляющих Священные Писания основных монотеистических религий мира. Сопоставив сведения, содержащиеся в Библейских текстах и в Коране с данными современной науки, он пришел к весьма интересным выводам, представлен-ным в этой книге.

Предисловие к русскому изданию

Нет никого и ничего достойного поклонения, кроме Аллаха. Вся хвала Ему, Свят Он и свободен от всяких несовершенств. Мир, благословение и наилучшие приветствия Пророку Мухаммаду, печати Пророков.
Альхамдулиллах, что книга доктора Мориса Бюкая, "Библия, Коран и наука", теперь увидела свет и на русском языке. Как нам известно, первая попытка перевода с английского на русский язык была предпринята еще в 1992 году. Позднее был сделан перевод с французского. Но ни один из них так и не превратился в книгу. Настоящая же работа была начата в 1996 году, и, слава Аллаху, сегодня эта книга стала доступной читателям на русском языке.
Наш выбор для опубликования книги М.Бюкая на русском языке не случаен. Можно без преувеличения сказать, что по своему содержанию и значимости — это научный и духовный подвиг автора. Все сделанные в ней выводы основаны на глубоком исследовании текстов Священных Писаний, трудов ведущих специалистов в области толкования Библии, материалов периодической печати и других источников. Для глубокого понимания смысла Корана М.Бюкай специально изучил арабский язык, что позволило ему прочесть и глубоко проанализировать текст Корана в оригинале.
Как подчеркивает доктор Бюкай, в начале своего исследования он был настроен на полную объективность и не отдавал приоритета с точки зрения науки ни одному из рассматриваемых Писаний. Проведенный научный анализ Библейских и Коранических текстов отличают смелый поиск и объективный взгляд автора, а также его отступление от "общепринятых" оценок и суждений в процессе исследования. Полученные же выводы сначала повергли его самого в изумление, ведь ему не удалось найти ни одного положения в Коране, которое противоречило бы данным современной науки. Можно не сомневаться в том, что если бы автору удалось обнаружить таковые, он непременно отразил бы их на страницах данной книги. Однако в результате исследования он пришел к фундаментальному выводу о том, что Коран есть Писание Божественного Откровения.

Свой подход в оценке некоторых исторических событий, описываемых Библией и Кораном, М.Бюкай, академик Французской Академии Медицины, основывает также и на своих профессиональных медицинских знаниях, ведь всю свою жизнь он был практикующим врачом-хирургом, соединяя практический опыт врачевания с глубокими научными исследованиями. Авторитет данной работы М.Бюкая признан во всем мире. Об этом говорит уже тот факт, что всего за один год с момента своего первого выхода в свет книга переиздавалась четыре раза. Впервые она была выпущена в 1976г. на французском языке издательством Сегер (SEGHERS), Париж, и к 1995 году переиздавалась во Франции пятнадцать раз. В 1986 году ее французскому изданию был присвоен титул "Золотая Книга". Кроме того, она выдержала десятки изданий на английском, немецком, арабском, турецком, сербскохорватском, индонезийском, фарси, урду, гуджарати, бенгальском и других языках. Помимо настоящей книги перу М.Бюкая принадлежат труды: "Человек: откуда он пришел? Ответы науки и Священных Писаний", "Размышления о Коране" (совместно с М.Талби), "Мумии фараонов и медицина. Рамсес II в Париже. Фараон и Моисей". Эти и другие работы автора переведены на многие языки мира и пользуются необычайной популярностью не только среди Мусульман, но и всех образованных, мыслящих людей.
Научный вклад М.Бюкая в разработку актуальнейших тем современности был высоко и по достоинству оценен учеными кругами: в 1988 году ему была присуждена Премия по истории Французской Академии Наук, а в 1991 году — Главная Премия Национальной Академии Медицины Франции.

Почему издание этой книги на русском языкке представляется нам особо актуальным именно сейчас? Помимо необычайного интереса, вызванного публикацией книги на Западе, ее нынешняя актуальность заключается в важности той темы, которой автор старался поделиться со всеми читателями, и, прежде всего, с верующими — Иудеями, Христианами и Мусульманами. Для верующего человека его вера — превыше всего на свете. Однако она не должна быть слепой, чисто механической и непонятной. Именно этой категории людей доктор М.Бюкай адресует свою книгу в первую очередь. Ведь если вера для человека важнее всего и она основывается на Божественном Писании, то очевидно, что это Писание должно отвечать определенным критериям. Подобно тому как здание, стоящее на фундаменте, может быть надежным только тогда, когда крепок сам фундамент.
Из повествования автора видно, что он — не атеист. Наоборот, он был воспитан в религиозном духе с детства и сохранил эти принципы до старости. Он достиг высокого положения в обществе, но ему, как и многим верующим, не давал покоя вопрос об основаниях веры. И эта внутренняя борьба продолжалась до зрелого возраста, когда он пришел к выводу о необходимости глубокого исследования этого вопроса на основе имеющихся знаний. Он был не первым, кто беспокоился об Истинности тех Писаний, на которых основана вера. Посвященные этому исследования существуют и на русском, и на других языках. Но при оценке этой книги надо исходить из того, что человек — это наивысшее творение Всевышнего, наделенное разумом, отличающим его от всех других творений. И автор использует данные ему Богом способности для достижения цели, ради которой был создан человек. Он открыто и честно высказывает свое мнение по острым и давно наболевшим проблемам. Очевидно, что каждый из нас должен поступать так же.

Можно соглашаться с автором по одним моментам, а по другим — нет. В некоторых случаях можно даже поспорить с ним. По нашему мнению эту книгу можно не рассматривать как религиозную, а следует отнести ее к религиоведческим изданиям, где автор описывает результаты своего исследования по вопросу, волнующему как его самого, так и многих других современников — и не более того. Все это и надлежит оценивать читателю. Это его неотъемлемое право. Такое же, как и право автора на свое собственное мнение.
В заключение - несколько примечаний редакционного и технического плана.
· В работе над этой книгой мы видели свою главную задачу в том, чтобы максимально, насколько это возможно, представить перед читателем собственное мнение автора без комментариев;
· Мы считали своим долгом полностью сохранить авторский замысел, стиль изложения и аргументации, в ряде случаев достаточно непривычный и даже может быть жесткий, особенно для читателей, не являющихся специалистами в области религиоведения или не привыкших к открытому обсуждению подобных проблем;
· Позиции редакции по некоторым вопросам, затрагиваемым в книге, не во всем совпадают с мнением автора, но мы считаем, что открытая д-ром М.Бюкаем тема может быть продолжена каждым желающим — как в направлении "за", так и в направлении "против";
· Немаловажная особенность этой книги заключается в том, что автор в достаточной степени сделал акцент на необходимости предпринять практические шаги, направленные на сближение в вопросах взаимопонимания между представителями мировых монотеистических религий, что особенно важно для укрепления мира и стабильности в каждом цивилизованном демократическом сообществе. И мы согласны с автором, что в наше время это чрезвычайно актуально;
· Учитывая большое количество изданий, которые выдержала эта книга, мы, по мере наших возможностей, старались использовать опыт работы всех прежних издателей. В ряде случаев, для максимально достижимой точности при переводе и устранения допущенных опечаток, мы использовали как французский оригинал книги, так и ее перевод на английский язык;
· С целью устранения возможных разночтений в вопросах толкования тех или иных названий и специфических терминов, употребляемых автором, а также для облегчения работы с книгой мы сочли необходимым отобразить оригинальные названия и орфографические особенности переводов;
· Написание некоторых ключевых религиозных терминов с большой (прописной) буквы соответствует тексту на английском языке, с которого осуществлен основной перевод, и, по нашему мнению, более приемлемо для печатных изданий такого характера. Хотя и не совсем согласуется с устоявшейся языковой традицией, все еще сохраняющей следы многолетнего атеистического влияния.
Мы отдаем себе отчет в том, что такая сложная книга, как эта, может содержать некоторые ошибки, непреднамеренно допущенные всеми нами. Мы сделали все, что смогли, для того, чтобы эта книга стала любимой Вами и полезной для Вас, уважаемые читатели. Все остальное — в руках Аллаха.

Просим Вас направлять в наш адрес Ваши замечания, предложения и пожелания.
Да хранит Вас Аллах!
Нет Воли и Мощи, кроме Аллаха, Он наш Создатель и к Нему наше возвращение.



Предисловие

Уже тридцать лет продолжается диалог между мирами Христианства и Ислама. Это позволяет говорить о заметном повороте в отношениях между религиями монотеизма. Диалог происходит во время таких продуктивных встреч, как состоявшиеся в Триполи, Кордове и в других городах мира. Следует вспомнить также прием, оказанный в 1974г. в Ватикане Папой Римским, Павлом VI, ведущим ученым-исламоведам из Саудовской Аравии, а также инициативы, предпринятые различными группами Христиан и Мусульман для достижения лучшего взаимопонима-ния.
В течение многих веков на Западе в отношении Ислама преобладало невежество, а подчас и грубая ложь. Это отравляло всю атмосферу взаимо-отношений. Но теперь — время перемен. Они стали реальностью благодаря началу диалога, в ходе которого свободно и подробно обсуждаются самые разные вопросы. Но главное внимание здесь уделяется тем проблемам, которые поднимают Священные Писания, поскольку все остальные — непосредствен-но связаны с ними или проистекают из них. Поэтому первостепенное значение приобретает знание и понимание того, как воспринимаются Священные Писания Христианами и Мусульманами. Ведь именно Писания являются основой их религий.
В данном контексте нелишне будет обратиться к точкам зрения известных специалистов-экзегетов (толкователей) Священных Писаний.
Позицию Христианства по этой проблеме кратко отражает тезис: "Библейские Писания являются результатами Божественного вдохновения". В главе "Откровение Истины. Библия и Евангелия" книги Жана Гиттона "Мой маленький катехизис"[1] мы читаем: "Бог не писал этих книг Сам, они оказались написанными благодаря тому, что Он вдохнул в Пророков и Апостолов то, что Ему было угодно сообщить нам. Этот порыв Божественного Духа называется "Вдохновение". Писания же или Книги, написанные Пророками, называются Боговдохновен-ными Книгами".
Все эти Книги написаны их авторами в разное время, сообразно стилю и традициям своей эпохи. Поэтому в разных местах Библии мы встречаем самые различные "литературные жанры". Такое представление ныне является общепринятым и ни для кого неудивительно находить в Ветхом Завете, как и в Евангелиях, рядом с сюжетами Божественного Откровения утверждения, которые являются интерпретацией определенных светских взглядов, переданных посредством преданий, происхождение которых зачастую неуловимо. Примером тому являются отдельные повествования о Мироздании, содержащиеся в "Бытии".

Если же мы обратимся к трудам Мусульманских экзегетов, то увидим, что они представляют Коран совершенно по-иному. Около четырнадцати веков тому назад Пророк Мухаммад[2] получил первое Откровение, донесенное ему Архангелом Джибриилем (Гавриилом). Это произошло неподалеку от Мекки тогда, когда Мухаммад находился в пещере Хира — месте его обычного уединения, и был погружен в глубокие размышления. После этого было продолжительное затишье, а затем последовал целый ряд Откровений, продолжавшихся двадцать три года. При жизни Пророка все Откровения были полностью записаны. Но, кроме того, их еще запоминали и произносили наизусть самые первые последователи Мухаммада, а затем — многочислен-ные массы верующих, сплотившихся вокруг него. После смерти Пророка (в 632г. н.э.) различные фрагменты Откровений были собраны воедино. Такова история возникновения Писания, которое называется Коран. Оно содержит в себе Слово Божье в его изначальном виде, без каких-либо комментариев, приписок и видоизменений, сделанных людьми. Рукописи, дошедшие до нас с самого первого века эры Ислама, полностью идентичны тексту Корана, издающемуся в наши дни.
Одной из черт, присущих исключительно Корану, является наличие — когда речь идет о Божественном Всемогуществе — большого количества размышлений о всевозможных природных феноменах — от астрономических явлений до воспроизводства человеческого рода на Земле и процессов, происходящих в растительном и животном мире. Не говоря уже о том, что сказано в Коране о Мироздании в целом. Эти размышления не могут не привлечь внимания к темам, о большинстве из которых в Библии не сказано ни слова.
Если же обратиться к вопросам, затронутым в обоих Писаниях, то неизбежно возникают интересные сравнения. Из такого сравнительного анализа вытекает ряд выводов, которым сегодня можно дать надлежащую оценку.
В современную эпоху прогресс науки позволил нам приобрести несомненные, экспериментально доказуемые, представления о природных явлениях, что дало возможность отбросить теории, которые в силу самой их природы могут быть подвержены изменчивости. Следовательно, ныне мы можем сравнивать Библейские представления о некоторых явлениях с тем, что дает нам современная наука.

Результаты этих сравнений воистину однозначны. Если рассмотреть, например, такие вопросы, как образование Вселенной, время появления на Земле человека, Потоп, в том числе географический регион и времена, в которые он происходил, то станет ясно, что авторы Библейских Писаний, в том числе евангелисты, и в частности Лука, описывающий генеалогии Иисуса, — все они отразили идеи и представления своего времени, несовместимые с современной наукой. Сегодня уже невозможно не признавать ошибочного, с научной точки зрения, толкования Библией многих объясненных наукой явлений природы. И если учесть все, что преподали нам экзегеты Библии относительно путей и методов составления Иудейско-Христианских Писаний, то можно сделать вывод, что многочисленные ошибочные представления, которые мы встречаем в Библии, являются естественным следствием этих путей и методов. Поэтому мы не можем не согласиться со следующим тезисом Жана Гиттона: "Научные ошибки Библии это есть ошибки человечества, в древние времена подобного ребенку, который еще не знает о науке". Таким образом, оказывается, что нет никакого противоречия между точкой зрения Христианских экзегетов на Библейские тексты и несоответствиями некоторых из этих текстов данным современной науки.
Можно ли сказать то же самое и относительно утверждений Мусульманских ученых об Откровениях Корана? Удается ли нам найти положения Корана, содержащие такие представления, которые противоречили бы современным научным знаниям? Как уже было сказано, в Коране содержится множество описаний явлений природы. И их многочисленные неточности вполне могли бы возникнуть из-за сложного характера тем, трактуемых во времена крайне враждебного отношения к наукам. Ведь не следует забывать, что Коран был ниспослан в те времена, когда во Франции еще правил король Дагобер (629-639гг. н. э.).
После проведения сравнительного анализа данных науки и положений, содержащихся в Писаниях — Библейских и Коранических, автор представил полученные выводы в первом французском издании этой книги, увидевшем свет в 1976 году. Самогo автора эти выводы сначала повергли в изумление: оказалось, что в Коране не содержится практически ни одного положения, расходящегося с фактами, безусловно установленными современной наукой. Не нашлось в Коране и таких идей, которые имели место в период ниспослания его Откровений, но затем опровергались бы наукой. Более того, огромное количество упомянутых в Коране фактов было открыто и доказано учеными лишь в наше время. Подобных примеров оказалось так много, что автор, опираясь на них, 9 ноября 1976 года представил на рассмотрение Французской Академии Медицины доклад "О физиологических и эмбриологических данных в Коране".
История развития различных областей науки свидетельствует, что новые научные данные, описывающие самые разные явления, всякий раз становились настоящим вызовом человеческому разуму. Поэтому обнаруженное в наше время отсутствие неточностей в толковании Кораном научных фактов полностью сообразуется с утверждением Мусульманских ученых о том, что Коран есть Писание Божественного Откровения. Такой вывод подразумевает, что от Бога не могло исходить ошибочных идей.

Автор этой книги — далеко не первый человек, размышляющий о Священных Писаниях и науке своего времени. И эти рассуждения не являются его личными идеями. Сейчас уже никого не удивишь заявлением об ошибочных толкованиях научных фактов в Библии. Новым является, возможно, то, что подобные положения Библии всесторонне разъясняются на основе данных, почерпнутых из трудов Христианских Библейских экзегетов. Что же касается Корана, то это Писание и современная наука пребывают в гармонии, а не в противоречии, и человеку не дано объяснить привычными терминами, каким именно образом такая гармония состоялась. Данный момент, по-видимому, полностью выпал из поля зрения исламоведов Запада. Понятно, что для детального изучения данного вопроса необходимы знания во многих самых разных научных областях, которыми исламоведы с их литературной подготовкой, в целом, не обладают. Только ученый, знающий арабскую литературу, может установить точки соприкосновения между Кораном, который нужно читать по-арабски, и современной наукой. Автор настоящего исследования основывал свои наблюдения на фактах и, исходя из них, сделал все неизбежные логические выводы, приведенные ниже. И если бы это исследование не провел он, рано или поздно оно было бы выполнено другими учеными. Так, если бы Луи Пастер не открыл существование микробов, это неминуемо сделал бы кто-то другой. Факты, в конечном итоге, всегда заставляют признать себя, несмотря на сопротивление со стороны тех, кого их открытие раздражает или шокирует.
Данное исследование заставляет по-новому взглянуть на Коран. Но не только. Трудно оставаться равнодушным, видя огромные преимущества, которые таит в себе подход, предполагающий использование данных науки в целях анализа отдельных положений Священных Писаний. Такой подход приводит нас к заключению о существующем соответствии между научными данными и утверждением Мусульманских ученых — толкователей Корана.

Введение

Каждая из трех монотеистических религий обладает своим собственным собранием Писаний. Для верующих — Иудаистов, Христиан и Мусульман, эти документы, соответственно, составляют основу их религий. Они являются для них материальными воплощениями Божественного Откровения, которые возникли или непосредственно, как в случае Авраама и Моисея, получивших повеление от Бога непосредственно, или опосредованно, как в случае Иисуса и Мухаммада; первый из них (т.е. Иисус) утверждал, что говорит от имени Отца, а второй (т.е. Мухаммад) передавал людям Откровение, ниспосланное Богом через Архангела Джибрииля (Гавриила).
Если мы примем во внимание объективные факты истории религии, то должны поставить Ветхий Завет, Евангелия и Коран в один ряд — как собрания письменных форм Божественных Откровений. Мусульмане в целом придерживаются именно такой точки зрения. На Западе же верующие (Иудаисты и Христиане) отвергают Коран как Писание Божественного Откровения благодаря господству-ющему Иудаистскому и Христианскому влиянию. Такая точка зрения становится вполне объяснимой, если взглянуть на позицию, которую занимает каждая из религий по отношению к двум другим в вопросе о Священных Писаниях.

Иудаизм в качестве своего Священного Писания признает древнееврейскую Библию. Она отличается от Христианского Ветхого Завета тем, что Ветхий Завет содержит в себе ряд Писаний, которых не существует на иврите. На практике это различие не вносит особых изменений в учение, но Иудаизм не признает никаких более поздних Откровений (в том числе Новый Завет и Коран).
Христианство полностью заимствовало древнееврей-скую Библию, приложив к ней еще некоторое количество текстов. Однако были приняты не все из них, существовавшие в эпоху формирования Христианской Библии и рассказывающие людям о миссии Иисуса Христа. Церковь изрядно "урезала" Писания, повествующие о его жизни и учении. Она оставила лишь небольшое число таких текстов, составив из них Новый Завет, важнейшими частями которого являются четыре канонические Евангелия. Христианство отвергает какие бы то ни было Откровения, ниспосланные после Иисуса Христа и его Апостолов. Следовательно, отвергает оно и Коран.
Откровение Корана появилось через шесть веков после Иисуса Христа. В нем резюмированы многочисленные сведения из древнееврейской Библии и Евангелий, часто приводятся отрывки из Торы[3] и Евангелий. Более того, Аят 136 Суры 4 Корана прямо предписывает всем Мусульманам верить в предшествующие ему Писания. Он подчеркивает важную роль, которую сыграли в деле донесения Божественных Откровений такие Посланники Бога, как Ной, Авраам, Моисей и другие Пророки, а также Иисус, о котором Коран упоминает особо. В Коране, как и в Евангелиях, рождение Христа описано как явление сверхъестественное. Особое место отводится и Деве Марии, о чем свидетельствует тот факт, что Сура 19 Корана носит ее имя.

Вышеприведенные факты, касающиеся Ислама, на Западе, в основном, неизвестны. И это неудивительно, если учесть, каким именно образом многим поколениям людей преподносились там религиозные проблемы, стоящие перед человечеством. А также если вспомнить о глубоком невежестве, царившем здесь долгое время в отношении всего, что касалось Ислама. Употребление таких терминов, как "Магометанская религия", "Магометане" вплоть до наших дней способствует поддержанию ложных представлений об Исламе как о религии, придуманной
человеком, где нет места для Бога в Христианском понимании.
Сегодня многие интеллигентные люди интересуются философскими, социальными и политическими аспектами Ислама, но они даже не пытаются узнать, а что же такое Исламское Откровение, в чем его суть?
А с каким презрением относятся к Мусульманам в определенных Христианских кругах! Мне довелось испытать это на себе, когда я стремился положить начало обмену идеями, родившимися в результате сравнительного анализа повествований Библии и Корана на одну и ту же тему. Я постоянно получал отказ, когда предлагал хотя бы ознакомиться с тем, что говорится в Коране по конкретной теме. Дело выглядело так, будто цитирование Корана равносильно обращению к самому дьяволу!

Однако, похоже, что сегодня в высочайших кругах Христианского мира происходят кардинальные перемены. После Второго Ватиканского Собора (1962-1965), Секретариат Ватикана по делам нехристианских религий издал Документ, озаглавленный "Ориентиры для диалога между Христианами и Мусульманами"[4]. Его третье французское издание увидело свет в 1970 году и явилось свидетельством глубоких перемен в позиции официальных лиц Христианской церкви. Призывая отбросить сложившийся среди Христиан "устаревший" образ Ислама, унаследованный ими от прошлого и искаженный предрассудками, предубеждениями, ложью, этот Документ Ватикана отмечает необходимость "признать господствовавшую в прошлом по отношению к Мусульманам несправедливость, вина за которую ложится на Запад с его системой образования в Христианском духе". В этом Документе также подвергнуто критике царившее в Христианской среде искаженное видение Мусульманского фатализма, Исламского легализма, фанатизма и т.п. Документ делает упор на единстве веры в Бога[5] и напоминает, как удивлены были слушатели, собравшиеся в Мусульманском Университете Аль-Азхар (г.Каир), когда кардинал Кениг провозгласил об этом Единстве в стенах Большой Мечети во время конференции официальных представителей религиозных сообществ, состоявшейся в марте 1969 года. Кроме того, Документ напоминает, что в 1967 году Ватикан призвал Христиан выразить Мусульманам наилучшие пожелания по случаю завершения Поста месяца Рамадана, вложив в эти пожелания "истинную религиозную значимость".

За этими первыми шагами в направлении более тесных отношений между Римско-католической церковью и Исламом последовали различные мероприятия. Предпринятые шаги были подкреплены организацией межконфессиональных встреч.
Однако события столь огромной важности не получили должной огласки на Западе. А ведь именно там они и происходили. И хотя там нет недостатка в таких мощных средствах массовой информации, как печать, радио и телевидение, западные газеты очень скупо осветили, например, официальный визит кардинала Пиньедоли, президента Секретариата Ватикана по делам нехристианских религий, к королю Саудовской Аравии Фейсалу, состоявшийся 24 апреля 1974 года. Так, в известной французской газете "Монд" за 25 апреля 1974г. этому событию было отведено всего несколько строк. Но даже эта краткая заметка несла весьма важную информацию — содержание послания Папы Павла VI, переданного монарху кардиналом. В этом послании были выражены "сердечные приветствия его Святейшества, тронутого глубокой верой в объединение Исламского и Христианского миров в их стремлении выражать веру в одного и того же Бога, его Величеству королю Фейсалу как одному из лидеров Исламского мира".
Шесть месяцев спустя, в октябре 1974 года, Папа принял прибывших в Ватикан представителей Высшего Совета Исламских ученых (Гранд Улема) Саудовской Аравии. Это послужило поводом для диалога между Христианами и Мусульманами по вопросу о культурных правах человека в Исламе. Ватиканская газета "Оссерваторе Романо" в номере от 26 октября 1974 года поместила на первой странице большой отчет об этом историческом событии, который занял больше места, чем отчет о последнем дне встречи Синода Епископов в Риме.
После этого представители ученых кругов из Саудовской Аравии были приняты Экуменическим Советом Церквей в Женеве, а также архиепископом Страсбурга, его Преосвященством господином Эльхингером. Епископ предоставил Мусульманам возможность совершить их полуденную молитву прямо в его соборе.

Однако освещение этого события в средствах массовой информации кажется скорее следствием его необычности, чем большой религиозной важности. Среди тех, кого я расспрашивал о нем, нашлись лишь немногие, кто ответил, что осведомлен об этом.
Непредубежденная позиция Папы Павла VI по отношению к Исламу — одна из важных исторических вех в отношениях между двумя религиями. Сам он сказал, что "тронут глубокой верой в объединение Исламского и Христианского миров в их стремлении поклоняться Одному Богу". Эти слова служат воистину необходимым напоминанием о том, какие чувства питал глава Католической церкви к Мусульманам. Ведь до сих пор немало Христиан, воспитанных в духе открытой враждебности, вообще отказываются хоть как-то подумать о том, что такое Ислам? Документы Ватикана с сожалением указывают на этот факт. Именно из-за своей неприкрытой враждебности такие Христиане продолжают пребывать в полном невежестве относительно сути Ислама, твердо придерживаясь своих искаженных представлений о сути Исламского Откровения.
При изучении такого неотъемлемого элемента всех религий монотеизма, как Откровение, представляется вполне естественным стремление провести сравнительный анализ места и роли, отводимых Откровению во всех трех монотеистических религиях мира. Самые интересные результаты дает исчерпывающее и всестороннее, а не фрагментарное, исследование проблемы. Поэтому в данной работе противоречия между описанием определенных явлений и фактами, установленными наукой в 20-м веке, будут рассмотрены на примере всех трех религий. В этой связи нелишне осознать и то, каким полезным было бы более тесное сближение религий в те периоды истории, когда над всеми нами нависает опасность яростной атаки материалистических воззрений. Представление о несовместимости науки и религии имеет место как в странах с Иудаистским и Христианским влиянием, так и в некоторой степени в Исламском мире. Особенно это проявляется среди отдельных Мусульман, получивших образование в Европейских странах. Всестороннее исследование данного вопроса повлечет целый ряд пространных выводов. В данной работе я намерен коснуться лишь одной из его сторон: предпринять анализ Писаний в свете современных научных знаний.
Перед тем, как начать наше рассуждение, мы должны задать вопрос основополагающего плана: насколько достоверны современные тексты Писаний? Этот вопрос неизбежно влечет за собой анализ процесса формирования каждого из них как единого целого или, иными словами, анализ процесса составления Писаний из отдельных фрагментов. А также необходимость выяснения того, каким образом эти Писания дошли до нас.
Для Запада критическое исследование Писаний является делом сравнительно недавним. В течение столетий люди довольствовались тем, что принимали Библию, — и Ветхий и Новый Завет, — такой, какая она есть. Чтение ее влекло за собой лишь выступления в ее защиту. На Западе малейшая критика Библии считалась грехом. Привилегия служителей Церкви состояла в том, что они имели свободный доступ к Библии, и, следовательно, к ее всестороннему познанию, в то время как большинство простых людей в религиозных проповедях или литургиях слышало лишь избранные отрывки из нее.

Критический разбор текстов, отнесенный к категории так называемых специальных исследований, играет значительную роль в выявлении и предании огласке важнейших проблем. Поэтому очень разочаровывает прочтение работ якобы критического характера, в которых авторы, сталкиваясь с реальными проблемами толкования текстов, просто приводят отрывки извиняющегося характера, за которыми пытаются скрыть свое затруднительное положение. Смысл и содержание таких работ — в апологии тех или иных Христианских взглядов, то есть в их пристрастной защите или чрезмерном восхвалении. Тем не менее, всякому, кто не утратил способность думать, все невероятности и противоречия, содержащиеся в Писаниях, не покажутся чем-то неразрешимым. И можно лишь сожалеть о том, что многие авторы вне всякой логики для доказательства своих утверждений приводят определенные цитаты из Библейских Писаний, вопреки тому, что эти цитаты сплошь усеяны множеством ошибок. Подобная позиция может оказать исключительно вредное влияние на образованных, мыслящих людей и их веру в Бога. Опыт показывает, что только немногие способны увидеть эти ошибки. Подавляющее же большинство Христиан никогда не обращало внимания на подобного рода несоответствия своему светскому знанию, хотя заметить их часто не составляло никакого труда, ибо они элементарны.
На первый взгляд может показаться, что некоторые Хадисы Пророка Мухаммада имеют подобие Евангелиям, хотя в действительности между ними есть существенное отличие. Хадисы — это собранные и переданные изречения Пророка Мухаммада, а также сообщения, в которых рассказывается о совершенных им поступках. Именно в таком качестве выступает по отношению к Иисусу Евангелие. Некоторые из собраний Хадисов были записаны спустя десятилетия после смерти Мухаммада, подобно тому, как и Евангелия были написаны спустя десятилетия после Иисуса. В обоих случаях — это сведения о событиях прошлого, свидетелями которых были определенные люди. Нам еще предстоит увидеть, вопреки тому, что многие думают по этому поводу, как получилось, что авторы четырех канонических Евангелий не были свидетелями событий, о которых они повествуют. То же самое относится и к наиболее авторитетным Хадисам, о которых автор поведет речь в конце этой книги.
Однако на этом общность Хадисов с Евангелиями заканчивается. Если достоверность ряда Хадисов была предметом долгих обсуждений, которые еще не окончены, то подобная проблема, касающаяся Евангелий, была раз и навсегда решена Церковью еще в самую раннюю эпоху Христианства. Лишь четыре из них были объявлены официальными или каноническими, причем несмотря на существование многих моментов, по которым они не согласуются между собой. Все остальные Евангелия Церковь приказала упрятать — отсюда и произошел термин "апокрифы"[6].
Другое основополагающее различие между Писаниями Христианства и Ислама заключается в том, что в Христианской религии нет ни одного текста, представляющего собой записанное Откровение. Тогда как в Исламе есть Коран, который полностью удовлетворяет этому условию.
Коран — это Откровения Бога, переданные Мухаммаду через Архангела Джибрииля. Они сразу же записывались, доносились до верующих и запоминались ими наизусть, а также произносились в молитвах — особенно во время месяца Рамадана. Пророк Мухаммад сам упорядочил эти Откровения, составив Суры, которые были собраны в единую Книгу вскоре после его смерти, в период правления Халифа Усмана (с 12 по 24-й год после смерти Пророка). Такова история текста Корана, который нам известен сегодня.

В отличие от Корана Христианское Откровение основано на человеческих свидетельствах — многочисленных и непрямых, потому что фактически мы не имеем свидетельства, исходящего от очевидца жизни Иисуса, вопреки тому, что представляют себе многие Христиане. Таким образом, мы подошли к вопросу о достоверности текстов Писаний Христианства и Ислама.
Противоречия между текстами Писаний и данными науки всегда давали людям пищу для размышления. Причем соответствие между Писаниями и наукой поначалу считалось одним из необходимых условий достоверности Священного текста. Этот принцип был официально установлен святым Августином в его послании N№82, которое мы процитируем ниже. Однако по мере развития науки противоречия между Библейскими Писаниями и наукой стали очевидными. Поэтому Церковь решила прекратить всякий сравнительный анализ. Таким образом возникла ситуация, которая обусловила противостояние между толкователями Библии и светскими учеными. Ведь мы, в конце концов, не можем принять Божественное Откровение, в котором присутствуют явно ошибочные положения.
Есть только один способ логически примирить науку и Библию. Он заключается в том, чтобы признать недостоверными те отрывки из нее, где содержатся сведения, неприемлемые с точки зрения науки. Но такой подход принят не был. Наоборот, предпринималось все возможное, чтобы сохранить неприкосновенность текста, и все специалисты были обязаны отстаивать правдивость Библейских Писаний, что едва ли приемлемо для ученого.
Как и святой Августин в отношении Библии, Ислам всегда предполагал соответствие между данными, содержащимися в Священных Писаниях, и фактами, установленными наукой. Современный анализ Откровений Ислама доказал, что в них такое соответствие существует.
Как мы увидим далее, в Коране затронуто много тем, представляющих интерес для науки — гораздо больше, чем в Библии. Весьма ограниченное число соответствующих положений Библии, к тому же противоречащих науке, не идет ни в какое сравнение с изобилием тем, затронутых в Коране и имеющих научное происхождение. При этом ни одно из положений Корана не может быть опровергнуто с научной точки зрения. Это и есть основополагающий вывод нашего исследования.
В конце книги мы увидим, что совсем не так обстоит дело с Хадисами. Это собранные изречения Пророка, непосредственно не связанные с Откровениями Корана, и некоторые из них неприемлемы с научной точки зрения. Те Хадисы, достоверность которых вызывает сомнения, анализируются и исследуются в соответствии со строгими принципами Корана. Эти принципы предписывают постоянное обращение к науке, к разуму и разрешают считать тот или иной Хадис недостоверным, если в ходе анализа будет сделан соответствующий вывод.

Мысли о приемлемости или неприемлемости определенных Писаний с точки зрения науки нуждаются в разъяснениях. Необходимо подчеркнуть, что когда на страницах этой книги речь идет о научных данных, имеются в виду только те факты, которые безусловно установлены и доказаны. Здесь исключаются любые гипотезы, используемые для освещения какого-либо явления лишь на определенном этапе его исследований. Я намереваюсь рассматривать только неопровержимые факты. И даже если мнение науки об этих фактах не может считаться полным, это никак не влияет на степень достоверности самих фактов, а поэтому к ним можно обращаться, не боясь допустить ошибку.
К примеру, ученые не обладают даже приблизительными данными о "дате" появления человека на Земле. Однако они нашли сделанные руками человека предметы, которые без тени сомнения можно отнести к периоду, предшествовавшему десятому тысячелетию до новой эры. Отсюда следует, что мы не можем считать сведения Библии на этот счет соответствующими науке.
Исходя из данных о происхождении и появлении человека на Земле, содержащихся в Библейском тексте Книги Бытия, где описано Сотворение Адама, можно прийти к выводу о том, что человек появился на Земле приблизительно за 37 веков до н.э. В будущем наука, может быть, предоставит нам данные более точные, чем наши сегодняшние расчеты, но мы можем не сомневаться: она никогда не сообщит нам, что человек впервые появился на Земле всего 5736 лет назад, как это явствует из древнееврейского календаря на 1975 год. Следовательно, данные Библии о времени возникновения человеческого рода — ошибочны.
Такое сопоставление с наукой исключает любую религиозную проблему в собственном смысле слова. Например, наука никак не может объяснить процесс явления Бога Моисею. То же самое можно сказать и о тайне, окружающей появление на свет Иисуса без участия биологического отца. В самих же Писаниях эти сведения никак не объяснены.


_________________________
[1] "Mon petit catechisme". — Париж, 1978г.
[2] Слова "да благословит его Аллах и приветствует" на арабском языке. Эта фраза употребляется в Исламе после упоминания имени Пророка Мухаммада, а также во всех случаях, когда речь идет о нем, как о Пророке и Посланнике Аллаха, даже без упоминания его имени. В различных источниках употребляются фразы "Пророк Ислама", "Посланник Аллаха", "Пророк" и другие, после которых, выражая свое глубочайшее уважение и повинуясь велению Аллаха, Мусульмане произносят слова "Саллялаху алейхи уа саллям" — "Да благословит его Аллах и приветствует". Такая традиция сохранена и в данной книге. Основанием для этого служит предписание Аллаха: "Поистине, Аллах и его Ангелы благословляют Пророка! О вы, которые уверовали! Призывайте на него благословения Аллаха и приветствуйте искренним, достойным приветствием" (Коран: Сура 33, Аят 56). — Прим. редакции.
[3] Под Торой понимаются первые пять Книг Библии, иными словами, Пятикнижие Моисея (Бытие, Исход, Левит, Числа и Второзаконие).
[4] Французский заголовок: "Orientations pour un dialogue entre Chretiens et Musulmans", опубл. издательством Ancora, Рим. Документ вышел в свет на французском языке. — Прим. перев. на рус. яз.
[5] В английском переводе — "unity of belief in God". — Прим. ред. рус. изд.
[6] Апокрифы — от греческого слова apokryphos — тайный, сокровенный. Этим термином обозначаются произведения Иудейской и ранней Христианской литературы, не включенные Церковью в Канон и не используемые при богослужении. — Прим. перев. на рус. яз.