Имам Али (A)
 
4 - МНЕНИЯ РАЗЛИЧНЫХ ЛЮДЕЙ ОБ ИМАМЕ АЛИ (ДА БУДЕТ МИР С НИМ!)

В двух предыдущих главах были приведены коранические аяты и упомянутые в компетентных книгах хадисы Пророка о превосходстве имама Али (да будет мир с ним!) и его праве на руководство мусульман. Мы не сослались на книги шиитских писателей, чтобы не было никаких поводов для разногласий. В этой главе мы укажем на личные мнения некоторых суннитских учёных и известных лиц об его светлости Али (да будет мир с ним!).
Ибн Абу ал-Хадид, крупный суннитский учёный, в начале своего комментария к сборнику высказываний имама Али (да будет мир с ним!) "Нахдж ал-Балаге" пишет:
"Что я могу сказать о человеке, враги которого признали его величие и превосходство и, бессильные отрицать его бесподобные характерные качества, попытались любыми интригами потушить этот божественный свет? С этой целью они стали искажать истину и придираться к нему. Они проклинали его на всех улицах, запугивали, а то и арестовывали и убивали восхвалителей его светлости и запрещали рассказывать возвеличивающие его хадисы и повествования! Но, несмотря на все эти уловки, величие его светлости росло, ибо нельзя скрыть аромат мускуса, невозможно прикрыть солнце ладонью, и если незрячие глаза не видят дневного света, они чувствуют его другими глазами.
Что я могу сказать о человеке, которому присуще преимущество во всём и который является предводителем и источником преимущества? Он - краса всех достоинств. Он -само благородство. Каждый, кто накопил знания, сорвал их с деревьев его сада. Наивысшей наукой является божественная наука, ибо достоинство науки определяется её величием. Эта божественная наука сквозит в мудрых словах его светлости. Он- её начало и конец.
Некоторые из мутазилитов (приверженцев рационалистической секты), верующие в Единого Господа и Его справедливость и имеющие свои убеждения, возглавлялись таким человеком как Васил ибн Ата, учеником Абу Хашема, который был учеником своего отца Мухаммада Ханафие, сына имама Али (да будет мир с ним!), который почерпнул свои знания из бесконечного океана мудрости его светлости. Группа Аш'арие основывалась в своих убеждениях на познания Абу ал-Хасана Аш'ари, ученика Абу Али Джабаи, который был одним из предводителей мутазилитов. Так или иначе, обе секты обучались у его светлости, а связь шиитов и зейдитов с имамом Али (да будет мир с ним!) очевидна.
Одной из религиозных наук является фикх и каждый фикх в исламе - дерево из его бесконечного сада. Такие ханифитские факихы как Абу Йусуф и Мухаммад были учениками Абу Ханифа, а известный факих Шафеи обучался фикху у Мухаммада ибн Хасана и его фикх в конечном итоге сходится с фикхом Абу Ханифа.
Ахмад ибн Ханбал обучался фикху у Шафеи, в таком случае его фикх также сводится к фихку Абу Ханифа. Сам Абу Ханиф был учеником имама Садыка (да будет мир с ним!), а фикх его светлости доходит через его отцов до имама Али (да будет мир с ним!).
Малик ибн Анас учился у Рабиата ал-Рай, который, в свою очередь был учеником Икрамата, а тот обучался фикху у Абдуллы ибн Аббаса. Ибн Аббас был учеником самого имама Али (да будет мир с ним!), за что его называли учёным уммы, и когда его спросили о степени его знаний по отношению к знаниям его двоюродного брата Али (да будет мир с ним!), он ответил: "Подобно капле дождя по сравнению с бесконечным морем!"[121]
Ибн Абу ал-Хадид после восторженного восхваления таких характерных качеств имама Али (да будет мир с ним!) как храбрость, щедрость, богослужение и другие высшие человеческие качества и моральные устои, пишет: "Что я могу сказать о человеке, который был первым, кто избрал истинный путь, уверовал в Господа и поклонялся Ему в то время, когда все люди на земле поклонялись камням и отрицали Бога? Никто, кроме великого Пророка (да благословит Аллах его и род его!) не обогнал! его в монотеизме. Большинство повествователей хадисов убеждены, что он был первым, кто подчинился Пророку и уверовал ему. Никто, кроме немногочисленной группы, не сомневается в этом.
Сам Али (да будет мир с ним!) сказал: "Я великий правдивец и первый распознатель истины от лжи, принявший Ислам раньше всех и читавший намаз раньше других.""
Ибн Абу ал-Хадид на следующих страницах своего комментария пишет: "Мы не сомневаемся в том, что Али (да будет мир с ним!) был преемником Пророка Аллаха (да благословит Аллах его и род его!), даже если некоторые находящиеся с нами упрямцы не согласны с этим."
Ибн Абу ал-Хадид также сочинил семь длинных и выразительных касид в честь имама Али (да будет мир с ним!), известных под названием "семь кадис об Али". В первой касиде, посвящённой захвату Хейбара, Ибн Абу ал-Хадид, укоряя шейхов (Абу Бакра и Умара), говорит:

Перевод:

- Я могу позабыть всё, но только не бегство этих двоих, которые знали, что убегать с поля битвы - большой грех.

- Они унесли с собой великое и гордое знамя Пророка, однако опозорили его (в результате бегства).

- Мужественный герой из семейства Мусы (Мархаб) обратил тех двоих в бегство. Он держал в руках длинный и острый меч и сидел на быстром коне.

- Его меч и копьё сеяли смерть, а из ножен его меча вырывался огонь. (Увидев Мархаба, они обратились в бегство).

- Я принимаю ваши доводы (что вы бежали из страха), ибо каждый человек страшится смерти и любит жизнь.

- В то время как вы страшитесь смерти каждый раз, когда она приходит к вам, как можете вы пойти навстречу смерти и испытывать наслаждение от неё?

- Вы (не являетесь воинами этого поля и будет лучше, если) покинете его и позволите храбрецу (имаму Али, да будет мир с ним!) быть на нём хозяином, ибо никогда печать позора не стояла на его челе.

- Он считает войну с её трудностями удобством, а безделье - пыткой и мучением.

- Как счастливы глаза, видевшие его сражающимся на поле битвы, хотя в войне чаша смерти переполнена.

- Щедрый храбрец, сидящий на быстрой лошади, во время сражения которого содрогаются (от страха) горы.

- В том сражении Мархаб вынул из ножен острый меч, которым обрывал все надежды (убивая людей).

- Тогда бесподобный храбрец (Али, да будет мир с ним!) подал ему чашу смерти. В сражении (за истину) он был непобедим.

Ибн Абу ал-Хадид в пятой касиде, в которой он восхваляет имама Али (да будет мир с ним!), говорит:

Перевод:

- Он неизвестная тайна (которую не знает никто, кроме Господа). Он существо из яркого света потустороннего мира, облачившееся в плоть в этом мире.

- Он наследник науки Пророка (да благословит Аллах его и род его!) и его брат. Никто не может уподобиться ему в величии и высоких моральных качествах.

- Знай, что если бы не его меч, Ислам стал бы ничтожным как козья сопля или сломанная подкова (если бы не его самоотверженность в сражениях, Ислам не распространился бы и остался бы в глазах язычников ничтожным).

- Знай, что если бы не его наука, атеизм перешёл бы в руки заблудшего человека и был бы расхищен язычниками.

- Он - признак величия Господа и руководитель людей. Он изумляет умных и прозорливых людей.

- Ты превыше всех похвал, и красноречивейший оратор бессилен восхвалить тебя.

- В то время, когда паломники ходят вокруг святых мест, я хожу вокруг твоей могилы, которая свята для меня.

- Если некоторые люди накопляют богослужения для Судного Дня. я накопляю любовь к тебе.

- Если люди в жаркий день соблюдают пост, желая заслужить Божье благоволение, я восхваляю тебя, ибо это превыше соблюдения поста в жаркий день.

- Я помог тебе в мире как мог (восхвалением). Помоги мне и ты в Судный День.

Также в этой касиде говорится:

Перевод:

- С огромным войском, с острия мечей которого капала кровь, ты (без предупреждения) вошёл в Мекку.

- Людям, которые ещё были язычниками и идолопоклонниками, ты показал свет (религии) Аллаха.

- Опершись на величайшее плечо (плечо Пророка, да благословит Аллах его и род его!), ты поднялся, чтобы сломать идолы, в то время как на тебя смотрели ангелы, читая Писание.

- Ты оперся на плечо лучшего из Пророков и величайшего и непорочнейшего из людей, когда-либо ступавших по земле.

- (Когда ты уничтожал идолов), Джибриил восхвалял Господа, видя твоё величие и святость, а Исрафил от страха твердил о единстве Господа.

- Это благородный человек, не имеющий отношения к роду Тейм ибн Моррата (племени Абу Бакра) и ни разу в своей жизни не поклонившийся идолу Латт.

- Он не был, подобно Абу Бакру, лишён чести отнести язычникам суру Предостережение и не был отстранён от руководства общей молитвой.

- Подобно Абу Бакру он не дрожал в пещере (от страха, хотя рядом с ним был Пророк) и не прятался под навесом при Бадре, чтобы не сражаться.

- Клянусь величием его светлости и землей, которая издаёт аромат амбры,

- Что закончу свою жизнь, восхваляя его светлость, если даже меня будут осуждать самые жестокие порицатели.

Шафеи, один из руководителей четырёх суннитских сект, о его светлости эмире правоверных (да будет мир с ним!) говорит:

Перевод:

- Мне сказали, чтобы я восхвалил Али, ибо восхваление Али тушит огонь (ада).

- Я сказал, что бессилен восхвалять человека, в отношении которого умные люди впали в заблуждение и даже стали поклоняться ему!

- Избранный Аллахом Пророк (да благословит Аллах его и род его!) сказал нам, что в ночь Вознесения, когда он поднялся на небеса,

- Аллах положил ему Свою руку на плечо, чтобы успокоить его сердце.

- Тогда Али встал на место, где находилась рука милосердия Аллаха (имеется в виду день, когда Али (да будет мир с ним!) встал на плечо Пророка (да благословит Аллах его и род его!), чтобы уничтожить идолов).

Шафеи также о его светлости имаме Али (да будет мир с ним!) говорит:

- Я люблю Али и не боюсь (врагов), даже если они предстанут передо мной. Эта любовь - Божья милость, которой Он одаривает тех, кого пожелает.

- Я раб того благородного человека, которому посвящена сура Хал-ата ("Человек"). До каких пор я могу скрывать это?

Восхваляя семейство Пророка (да благословит Аллах его и род его!), он также говорит:

- Когда произносится имя Али, Хасана, Хусейна и Фатимы (да будет мир с ними!),

- Говорится, чтобы люди не делали этого, ибо это слова рафизитов.

- Ищу спасения у Господа от людей, считающих любовь к детям Фатимы ересью.

- Да приветствует мой Господь детей Пророка (да благословит Аллах его и род его!) и да проклянёт Он подобное невежество.

Амро Ас также сочинил хвалебную касиду в честь имама Али (да будет мир с ним!), известную под названием Джилджилия, в которой указал на событие в Кадир Хоме и подтвердил право его светлости имама Али на халифат. Дело обстояло так. После того как Амро Ас, как было сказано, был назначен Муавие правителем Египта, Муавие потребовал от него пошлины Египта. Амро Ас не обратил внимания на это требование. Муавие во второй и третий раз повторил своё требование. Амро Ас в ответ сочинил длинную касиду и отправил её Муавие. Улем Амини привёл эту касиду во втором томе книги "Ал-Кадир", а известный учёный Мухаммад Али Ансари перевёл её в стихотворной форме:
Невежда-Муавие, само притворство!
Скинь маску невежества скорей.
Уж не позабыл ли ты моё коварство
При Сеффейне, в той страшной войне?
Пришли к тебе жители города Шам
Желая тебе подчиниться.
Сказал им я: "В любом деле вам
Его согласия надо добиться."
Услышав от меня эти слова,
Приняли за правду их они.
Спросил меня шамийский голова,
Не отречься ли им от Али.
Ответил я, что выбора им мало,
Что нужно им оставить Али вновь.
Пролил он на землю кровь Усмана,
Пролита должна быть его кровь.
Услышав от меня эти слова,
Настроились шамийцы на вражду.
Все затянули туже пояса,
Чтобы пролить кровь храбрецу.
Воины Али сражались как драконы,
Разбили наголову наши отряды.
На копья нацепить я приказал Кораны
И спас тебя тем самым от беды.
Научил я воинов обнажаться,
Увидев пред собой рассерженного льва.
На землю падать и притворяться
Завидев меч его едва.
Муавие, уж не позабыл ли ты
Что сделал в Думмат ал-Джандале я?
Как ловко я провёл там Аш'ари,
Доверчивого старого глупца?
Он счёл меня таким глупцом как сам,
Увидел он во мне невежду.
Легко попался он впросак,
И оправдал он все мои надежды.
Свергнул Али я с халифата
Как будто он последний из людей.
Тебя я облачил в его халаты
И дал тебе его людей.
О мне и думать ты забыл,
Когда добился ты победы.
Тебя возвёл я на престол
И принял на себя все беды.
Тебя известным сделал я.
Стал ты возлюбленным сердец.
И знай, о, сын жестокой Хенд,
Что знает умный и глупец.
Правителем не стал бы ты, эмир,
Без моего коварства и интриг.
Религию я променял на мир,
И пал я в пропасть мира вмиг.
Разве мы не были в Кадире Хом,
Когда услышали и стар, и млад:
"Остановитесь, пешие, и вы, верхом!"
Так приказал им Мухаммад.
Из седел помост возвели.
Чтоб каждый видеть его мог.
Обнял он за плечо Али,
К себе подняться он помог.
Эмиром правоверных он Али назвал.
Принёс об этом Джибриил приказ.
Али он подчиняться всех призвал,
Всех, кто выполнял его указ.
"Пусть будет Господом наказан тот,
Кто разорвёт наш договор."
Умар, твой шейх, и тот
Немедленно признал тот уговор.
Облобызал Али он руку смело
И первым заключил союз.
А мы с тобой за наше дело
Прямёхонько отправимся в огонь.
Как под предлогом мести за Усмана
Из адского огня спасёмся мы?
Тогда Али врагом нам будет,
Наказаны Всевышним будем мы.
Какой предлог придумать, я не знаю.
Что завтра следует ответить мне?
Просить вражду закончить в твою пользу
Пришёл ты на мою беду ко мне.
Когда твой спор со львом я порешил,
Ты к берегу причалил скоро.
Египтом править мне ты разрешил.
Но сладость власти надоела снова.
Забыв религию, я попытался
Тебя на трон нечестно посадить.
И всё, о чём я так старался,
Тебе предназначалось угодить.
Теперь в стране приказы издаёшь ты,
Со всех сторон ручьём течёт богатство.
Взимать с Египта пошлины надумал ты?
Ну, разве это не нахальство?
Вспомни ка ночь, когда как пёс
Рычал ты на солдат своих.
Как до отчаянья, до слёз
Довёл тебя храбрец Али.
Малик Аштара острый меч
Косил твоих солдат как сено.
От ужаса они лишились речи,
Ища в тебе своё спасенье.
А ты молил освободить тебя.
Мечась, как пойманная птица.
Казался тесным мир тебе,
А горы - зёрнышками перца.
Искал во мне своё спасенье ты,
Я вытащил тебя из пекла.
Теперь ты позабыл про стыд
И вспоминаешь обо мне ты редко.
Слыхал, что ты сказал Отбе,
Чтоб поселился он в Египте.
Услышал истину я о тебе
Что ты препятствуешь моим попыткам.
Как Фараон, подумаешь Египет захватить,
Хамуном стану, посажу на место.
Могу и войско Шама обратить
А с ними и тебя я в бегство.
За твою страсть к великолепию халата
Скатится голова твоя в кусты.
Один Али достоин халифата,
А не такой невежда и подлец как ты.
Как с солнцем светлячку сравниться?
Как в феникс муха превратится?
Муавие - источник зла и бед.
С величием Али нам не сравниться.

Однажды Муавие спросил Агила об Али (да будет мир с ним!). Агил поведал Муавие историю о раскалённом железе. Муавие- сказал: "Да благословит Аллах Али, который обогнал своих предшественников в вере и впоследствии не позволил никому обогнать себя."
Джаруллах Замахшари, суннитский учёный и комментатор, говорит, что осведомлён о хадисе Годен, когда Всевышний Аллах сказал: "Я введу в рай того, кто повинуется Али, если даже не повинуется Мне и брошу в ад того, кто откажется повиноваться Али, если даже будет повиноваться Мне."
Затем Замахшари говорит: "Из этого явствует, что любовь к Али (да будет мир с ним!) является совершенством религии. Благодаря этому совершенству грехи не наносят вреда религии и слова Аллаха о том, что он простит человека, которые не повинуется Ему, доказывают величие и значимость его светлости Али (да будет мир с ним!), а слова о том, что Он бросит в огонь каждого, кто откажется подчиняться Али, даже если будет подчиняться Божьим указам, доказывают то, что каждый, кто не любит Али, не имеет веры и его подчинение указам Аллаха неискренне, ибо деяния человека могут быть искренними лишь тогда, когда он испытывает любовь к Али (да будет мир с ним!). Таким образом, тот, кто любит Али, подчиняется Аллаху, а подчиняющийся Аллаху будет счастлив. Любовь к имаму Али составляет основу веры, а вражда с Али - основу ереси. В Судный День не будет иного критерия, кроме любви и ненависти к Али, т.е. люди будут или сторонниками, или врагами Али. Сторонников его светлости, истинных правоверных, ждёт рай. Враги Али -безбожники, а Аллах не удостаивает Своей милостью безбожников и отправляет их в ад. Так, врагам Али не избежать адских мучений, а его друзьям уготовано место в раю. Как счастливы его друзья и как несчастны его враги!"
Ахмад ибн Ханбал, руководитель ханбалитской секты, говорит: "Достоинства, относящиеся к Али (да будет мир с ним!), не относятся ни к одному из соратников Пророка (да благословит Аллах его и род его!)."
Ибн Джоузи в своей книге "Тазкарат" пишет, что совершенные моральные качества эмира правоверных (да будет мир с ним!) ярче солнца и луны и своей численностью превосходят щебень на земле. Они подразделяются на две части: одна часть извлечена из Корана, а другая - традиций Пророка. Некоторые из зарубежных исследователей и востоковедов, выразив своё мнение по поводу личности имама Али (да будет мир с ним!), указали на бесспорное право его светлости на халифат. Так, например, английский учёный Джон Дивенпорт о дне Увещевания (о котором было рассказано ранее) пишет: "Пророк в завершении своей речи красноречиво произнёс следующие слова: "Кто из вас станет мне помощником, чтобы я мог переложить эту тяжёлую ношу на его плечи? Кто из вас станет халифом и моим везирем, каким был Харун для Мусы?"
Присутствовавшие на том собрании люди молчали в изумлении и никто не отважился на этот смелый поступок. Тогда встал юноша, двоюродный брат Пророка по имени Али, и сказал: "Я принимаю твоё приглашение и готов стать твоим везирем." Мухаммад (да благословит Аллах его и род его!), услышав эти слова, обнял благородного Али. прижал его к своей груди и сказал: "Посмотрите на моего брата.и везиря.""
Англичанин Томас Карлайл в книге "Ал-Ибтал", переведённой на персидский язык под названием "Герои", пишет: "У нас нет иного выхода, кроме как любить его. Мы должны любить его. ибо он был благородным и великим человеком. Его душа была преисполнена добротой и в то же время он был храбрее льва. Он был справедлив и в своей справедливости зашёл так далеко, что даже пожертвовал ради неё своей жизнью."
Материалист Шебли Шоммайл говорит: "Имам Али ибн Абу Талиб был величайшим из великих и единственным человеком, подобного которому не было и не будет ни на Западе, ни на Востоке, ни в прошлом, ни в будущем."
Французский учёный барон Карадифо сказал: "Али не был порождён событиями. Наоборот, именно он порождал события. Его дела были плодом его мыслей и чувств. Он был отважным и в то же время милосердным богатырём. Он был воином, который на поле битвы был аскетом, отрешённым от мира. Он не думал о мирских богатствах и почестях и пожертвовал своей жизнью во имя истины. У него была глубокая душа, корни которой были невидимы. Он всегда и повсюду страшился Божьего гнева."
Да, величие и правота имама Али (да будет мир с ним!) не скрыты от учёных и исследователей мира, в том числе суннитских. Это доказано для всех, и мы лишь привели несколько примеров.

(Из касиды муллы Мехр Али Хои)


5 - БЕССПОРНОЕ ПРАВО АЛИ (ДА БУДЕТ МИР С НИМ!) НА ИМАМАТ

Как было доказано в первой главе этой части книги, имамат является Божьей милостью. Имам назначается Господом и этой чести не удостаиваются нечестивцев, ибо Господь в ответ на просьбу его светлости Ибрахима передать имамат его потомкам сказал: "Мой завет (имамат) не распространяется на нечестивцев."[122] Нечистью в этом аяте определяется не только зло в отношении других. Это слово использовано в своём широком смысле и противопоставляется справедливости. В определении слова "справедливость" говорится: поставить всё на своё место. Злом называется определение всему не своего места, и наивысшей степенью зла является язычество вместо монотеизма. Аллах говорит: "Воистину, язычество - великое зло.", а также говорит: "Язычники творят зло." Ввиду того, что правившие до имама Али (да будет мир с ним!) халифы были язычниками в доисламский период, они считаются нечестивцами и не достойны имамата, в то время как Али (да будет мир с ним!) всегда верил в Господа и никогда не поклонялся идолам. Шейх Сулейман Балхи со слов Ибн Са'да повествует, что в детстве его светлость никогда не почитал идолов и поэтому о нём говорят: "(пропущено на арабском)"
Ибн Маказели Шафеи со слов Абдуллы ибн Мас'уда рассказывает, что Пророк Аллаха (да благословит Аллах его и род его!) сказал: "Обращённая к Аллаху молитва Ибрахима "Господи! Убереги меня и моих сыновей от поклонения идолам."[123] касается меня и Али, ибо ни один из нас не поклонялся идолам. Так Аллах сделал меня Пророком, а Али - моим преемником." Некоторые могут возразить, что халифы после прихода Ислама перестали быть язычниками и стали поклоняться единому Аллаху и таким образом не могут числиться в списке нечестивцев.
В ответ следует сказать, что во-первых, глагол "(не распространяется)" в аяте (пропущено на арабском) приведено в отрицательной форме будущего времени и распространяется на все будущие времена. Если бы были какие-нибудь исключения, это обязательно отразилось бы в аяте. Например, если бы язычество халифов в доисламский период составило исключение, аят выглядел бы следующим образом: "Мой завет не распространяется на нечестивцев, кроме тех, кто впоследствии отрёкся от зла." Однако в аяте не упомянуты исключения и поэтому тот, кто даже на миг был нечестивцем и совершал злодеяния, лишён завета Аллаха (имамата) и, как говорит поэт, (без перевода)
Во-вторых, даже после обращения в Ислам халифы совершили зло в широком смысле этого слова, ибо Аллах в суре "Трапеза" говорит: "А если кто-либо не судит соответственно ниспосланному Аллахом, те - притеснители."
В предыдущем аяте говорится: "А те, которые не судят согласно тому, что ниспослал Аллах, они и есть неверные."
И вновь в этой суре Аллах повелевает: "А кто не будет судить согласно тому, что ниспослал Аллах, тот - грешник."[124]
Хотя эти аяты ниспосланы об иудеях и христианах, они не ограничены определённым временем и могут применяться ко всем временам и людям. Из этих аятов явствует, что человек, суждение которого расходится с предписаниями Аллаха, является притеснителем, неверным и грешником и согласно аяту (пропущено на арабском) не достоин быть имамом и халифом Аллаха, ибо будет лишён непорочности. Некоторые из учёных, как то Бизани и Замахшари, убеждены, что имамат не достаётся нечестивцам и грешникам.
Все трое халифов в период своего правления открыто действовали вопреки указам коранических аятов и предпочитали своё мнение словам Аллаха и Пророка. Иначе говоря, они исказили чётко выраженное определение, что является нововведением и ересью. В книге Муслима "Сахих" и одноимённой книге Бухари, входящих в число компетентных суннитских книг, говорится, что после кончины Пророка (да благословит Аллах его и род его!) его дочь Фатима (да будет мир с ней!) пришла к Абу Бакру и потребовала наследство отца.
Абу Бакр ответил, что Пророк сказал: "Мы, Пророки, не оставляем наследства, а то, что остаётся после нас, является милостыней."
Из анализа этого ложного хадиса, придуманного Абу Бакром, можно сделать вывод, что Абу Бакр нарушал предписания Корана и не был достоин занять место Пророка (да благословит Аллах его и род его!), ибо:
Во-первых, Аллах в Священном Коране говорит: "Сулайман наследовал Давуду."[125] Также Аллах со слов Закарии говорит: "Даруй же мне наследника Своей милостью, который наследует и мне, и роду Йа'куба."[126] Если бы, по словам Абу Бакра, Пророки не оставляли наследства, что же можно сказать по поводу этих аятов? Не исключено одно из трёх: или надо сказать, что Абу Бакр придумал этот хадис и практически нарушил предписания Корана, из чего следует, что он согласно аятам сура "Трапеза" является притеснителем и неверным и не имеет права на халифат. Или мы должны сказать, что Абу Бакр не придумывал этого хадиса и говорил правду. В таком случае сам Пророк сказал слова, противоречащие указам ниспосланного ему Корана, что является абсолютно невозможным. В третьем случае мы можем сказать, что Абу Бакр выдумал этот хадис. не зная, что он противоречит кораническим аятам (т.е. несознательно нарушил коранические указы). В таком случае Абу Бакр этим выдуманным хадисом с одной стороны, оскорбил Пророка, приписав ему ложь, а с другой, доказал свою некомпетентность быть преемником его светлости, ибо тот. кто далёк от Корана настолько, чтобы не знать подобных аятов о Пророках, не достоин занять место Пророка и править обществом, разрешая его религиозные проблемы.
Во-вторых, когда её светлость Захра (да будет мир с ней!), приведя веские аргументы, обвинила Абу Бакра в том, что он приписывает её отцу ложь, Абу Бакр потребовал от этой великой женщины для доказательства своих слов назвать свидетеля, что является очередным доводом нарушения Абу Бакром коранических указов, ибо свидетелей требуют от того, чьим словам нельзя доверять, в то время как Фатима (да будет мир с ней!) согласно аяту Очищение была непорочной, и отрицание правоты её слов равносильно отрицанию Слова Божьего и аята Очищение.
В-третьих, одним из свидетелей Фатимы был сам Али (да будет мир с ним!), однако его свидетельство не было признано Абу Бакром по той причине, что Али (да будет мир с ним!) был мужем Фатимы. И здесь Абу Бакр. отрицая аят Очищение (ибо это аят касался и его светлости Али), отказался признать также 43 аят суры "Гром" и 17 аят суры "Худ", ибо, как было сказано во второй главе этой части книги, Аллах в упомянутых аятах, повествования о которых приведены нами из книг суннитских учёных, представляет имама Али (да будет мир с ним!) свидетелем пророческой миссии Пророка (да благословит Аллах его и род его!). Как посмел Абу Бакр отвергнуть назначенного Аллахом свидетеля? Не иначе как он нарушил указы Аллаха и Корана.
Другим доводом для доказательства неповиновения Абу Бакром кораническим предписаниям является то, что в аяте, в котором Аллах определил, где должны быть использованы суммы заката, он исключил слова "(чьи сердца хотят завоевать)". В Священном Коране Аллах повелевает: "Милостыня предназначена лишь бедным, неимущим, тем, кто занимается (сбором и раздачей), чьи сердца хотят завоевать (чтобы они приняли Ислам), для освобождения рабов, (несостоятельным) должникам, на дела во имя Аллаха, путникам. Так предписано Аллахом."[127]
Во многих книгах, в том числе в книге "Ал-Джавахират ал-Наййерат", написанной о ханифитском фикхе, сказано, что Абу Бакр по совету Умара исключил из этого аята слова "чьи сердца хотят завоевать", и сунниты считают это исключённым указом, т.е. если кто-нибудь использует закат с этой целью, то нарушит своё обязательство!
Аллах разрешил временный брак в аяте "А за то удовольствие, которое вы получаете от них, вознаграждайте их (в случае развода) согласно установленному махру."[128] Однако Умар в период своего халифата наложил запрет на удовольствие во время хаджа и временный брак, хотя сам признаёт, что был свидетелем заключения подобных браков при жизни Пророка (да благословит Аллах его и род его!). Умар даже пригрозил наказанием тем, кто нарушит его запрет, о чём упомянуто во многих книгах с небольшим различием в словах и выражениях. В книге Муслима "Сахих" со слов Джабера ибн Абуллы говорится, что Умар поднялся на минбар и сказал: "Два удовольствия были дозволены при жизни Пророка Аллаха, но я запрещаю эти удовольствия и накажу тех, кто посмеет нарушить мой запрет. Это получение удовольствия во время хаджа и временный брак."
В книге Бейхаги со слов Муслима ибн Абу Назре сказано: "Я сказал Джабиру, что Ибн Зобейр запрещает удовольствие, а Ибн Аббас призывает к нему. Джабир ответил: "Мы подчиняемся Пророку Аллаха." С нами был и Абу Бакр. Когда халифом стал Умар, он сказал: "Пророк и Коран остались прежними, но я запрещаю две вещи, дозволенные во времена Пророка. Я накажу каждого, кто откажется повиноваться мне. Я запрещаю временный брак. Каждого, кто заключит временный брак, я прикажу забить камнями. Я также запрещаю удовольствие во время хаджа.""
В книге Тармази говорится, что однажды кто-то спросил сына Умара об удовольствии во время хаджа. Он ответил, что оно является дозволенным. Тот человек возразил: "Но это запрещено твоим отцом." Сын Умара ответил: "Скажи ка мне, если мой отец запретил то, что было дозволено Пророком Аллаха, кому из них ты будешь подчиняться?" Тот человек сказал: "Пророку Аллаха (да благословит Аллах его и род его!)." Сын Умара сказал: "Пророк Аллаха (да благословит Аллах его и род его!) дозволил это."
Здесь мы спрашиваем суннитов, разве законы священного исламского шариата не являются навек неизменимыми? И разве дозволенное и запрещённое Пророком не останется до Судного Дня дозволенным и запрещённым? Разве определителем законов в божественных религиях не является сам Господь?
Шииты, считающие имама непорочным представителем Господа, не дают ему права изменять, отвергать или выдумывать указы шариата. Они считают имама комментатором религиозных предписаний и коранических аятов. Однако каким образом сунниты, считающие, что халифу не обязательно быть непорочным и что он может быть избран группой простых людей, могут дать ему право изменять законы шариата по своему желанию и даже пойти дальше и открыто выступить против Пророка?
Аллах в Священном Коране говорит Своему посланнику: "Отвечай: "Не положено мне заменять его по своему усмотрению. Я лишь следую тому, что внушено мне в откровении. И боюсь, что если я ослушаюсь Господа моего, то меня постигнет наказание в Судный день.""[129] Там, где сам Пророк не может изменить Божье откровение и боится наказания Судного Дня, каким образом господин халиф позволил себе это?
Другим нарушением Умаром коранических указов был трёхкратный развод. Однажды он заявил, что люди торопятся и было бы неплохо, если бы между ними не было расстояния, т.е. если мужчина скажет своей жене "Даю тебе трёхкратный развод", этого будет достаточно, чтобы считать его трижды разведённым с женой, в то время как если даже мужчина и произнесёт эти слова, они считаются лишь одним разводом, не более. В комментарии "Ад-дар ал-Мансур" приведено, что однажды Пророк (да благословит Аллах его и род его!) спросил грустного мужчину, который развёлся со своей женой, как он дал жене развод. Тот ответил, что публично сказал ей, что даёт ей трёхкратный развод. Его светлость молвил: "Это считается одним разводом. Если хочешь, вернись к ней." Также аят "О разводе объявляется дважды, после чего надо или удержать жену, как велят шариат и разум, или отпустить её достойным образом"[130] свидетельствует о том, что разводы должны совершаться с промежутками во времени.
Умар также открыто нарушил указы аята о ритуальном омовении и приказал мыть ноги вместо того, чтобы проводить по ним влажной рукой.
О нарушениях Усманом Божьих приказов и традиций Пророка (да благословит Аллах его и род его!) и говорить нечего. Этот человек зашёл столь далеко, что сами мусульмане ворвались в его дом и убили его.
О нарушении халифами коранических предписаний подробно говорится во всех книгах и мы здесь упомянули лишь некоторые моменты. Желающие могут почерпнуть более подробные сведения из ценной книги улема Сеид Шараф ад-Дина "(на арабском)", в которой подробно говорится о всех нововведениях и которая переведена на персидский язык под названием "Искажение чётко выраженного определения".
Некоторые из суннитских учёных, в том числе Ибн Хаджр, убеждены, что ввиду того, что соратники Пророка, в том числе халифы, были муджтехидами, т.е. достигли высшей степени в толковании религиозных законов, эти изменения были произведены ими в соответствии с социальными условиями, и даже если предположить, что эти изменения противоречили законам шариата, они невиновны, ибо сделали это несознательно!
Ответ таков. Во-первых, нет никакого доказательства, что все соратники Пророка были муджтехидами и если даже предположить, что это было так. достоин уважения тот. кто подчиняется указам Пророка. Ведь и лицемеры, порицаемые коранической сурой, были в числе соратников Пророка. Во-вторых, одним из условий муджтехида является наивысшая степень справедливости, что противоречит злу. совершённому халифами. В-третьих, муджтехиды могут высказывать свое мнение лишь в случаях, когда нет суры или аята. чётко выражающего Божий указ, и мусульмане нуждаются в мнении муджтехида. К тому же эти мнения действительны лишь в случае, если они выражены согласно Писанию Аллаха и традициям Пророка и не противоречат четко выраженным определениям. Четко выраженными определениями в фикхе называется Писание Аллаха (Коран) и высказывания Пророка, переданные людям повествователями хадисов. Таким образом, искажением чётко выраженных определении является предпочтением личных мнений предписаниям Аллаха и указам Пророка или тем же нововведением, отвергающимся и шариатом, и умом. Подобные муджтехиды будут предметом 44, 45 и 47 аятов суры "Трапеза", приведённых в начале этой главы.
Из всего сказано в этой главе можно сделать вывод, что халифы согласно аяту (пропущено на арабском) не были достойны стать имамами ни в период невежества ввиду поклонения идолам, ни после обращения в Ислам ввиду нарушения Божьих законов. Имамат - Божья милость, оказываемая непорочным людям, а их халифат внешне походил на правление, как и все виды господства людей над людьми. Подобный халифат не имеет никакого отношения к имамату, божьему халифату, которого удостоились лишь двенадцать имамов (да будет мир с ними!).


6 - ОТКЛОНЕНИЕ ДОВОДОВ СУННИТОВ

Хотя каждый из упомянутых в предыдущих главах доводов достаточен для доказательства бесспорного права имама Али (да будет мир с ним!) на халифат, в дополнение к тому, о чём было сказано ранее, в этой главе мы отклоним некоторые из доводов суннитов, которые не прочнее паутины, чтобы открыть истины тем, кто её жаждет.
Первый довод - Ввиду того, что Абу Бакр был верен Пророку Аллаха, находился рядом с ним во время его переселения в Медину и был его собеседником в пещере, о нём упомянуто в Коране, и эта честь даёт ему право на халифат.
Отклонение вышеизложенного довода - Во-первых, как было доказано в первой главе этой части, имамат и унаследование Пророку имеет божественные корни, и имам должен быть определён Господом и представлен людям Пророком, как это случилось в Кадир Хоме после ниспослания аята Послание.
Во-вторых, путешествие Абу Бакра с его светлостью не было заранее запланированным и он случайно встретил Пророка в пути. Как пишет Табари в третьей части своей "Истории", Абу Бакр не знал о переселении Пророка.
В-третьих, быть собеседником Пророка не означает превосходства над другими людьми, ибо его светлость Йусуф в египетской темнице общался с двумя язычниками, и Аллах от его имени говорит: «О мои друзья по темнице! Кто лучше: разрозненные божества или единый и могущественный Аллах?"[131] Таким образом, друзьями и собеседниками могут быть и два человека с совершенно противоположными убеждениями.
В-четвёртых, в Коране Абу; Бакр осуждается, что вовсе не является признаком его достоинства, ибо в аяте говорится: «Аллах оказал ему (Мухаммаду) поддержку, когда его изгнали (из Мекки) неверующие и он был одним из двоих, когда они оба были в пещере и когда Мухаммад сказал своему спутнику (Абу Бакру, который страшился язычников Мекки): "Не скорби, ибо Аллах - с нами.""[132]
Из этого аята явствует, что Абу Бакр сожалел о случайной встрече и общении с Пророком и проявлял признаки беспомощности и страха, а Пророк (да благословит Аллах его и род его!) успокаивал его. Здесь возникает вопрос, была ли печаль Абу Бакра угодной Аллаху и считалась ли добродеянием или наоборот, он был опечален из страха за свою жизнь?
Если его печаль была богоугодной, почему же Пророк запрещал ему грустить? А если эта печаль была вызвана страхом за жизнь, то в таком случае этот аят свидетельствует о его трусости, а не достоинстве. В результате этой трусости, которая вызвала недовольство Пророка, Аллах в той страшной пещере удостоил Пророка Своей милостью и не придал никакого значения его общению с Абу Бакром, ибо в продолжении упомянутого аята говорится: "Тогда Аллах ниспослал ему уверенность (в сердце) и поддержал его воинами (т.е. ангелами), которых вы не видите."
Приверженцы Абу Бакра говорят, что Аллах ниспослал уверенность и спокойствие Абу Бакру, а не Пророку, ибо его светлость не нуждался в успокоении. В ответ следует указать на продолжение аята, где говорится, что Аллах поддержал его невидимыми воинами, а так как невидимыми воинами мог быть поддержан только Пророк (да благословит Аллах его и род его!), уверенность была ниспослана именно его светлости. Кроме того, в начале аята говорится "(без перевода на арабском)", т.е. во время выхода из Мекки Аллах оказал поддержку только Пророку, а не Абу Бакру.
По поводу того, что Пророк не нуждался в успокоении, необходимо заметить, что Аллах в той же суре открыто говорит о ниспослании уверенности Пророку в сражении Хунайн: "Потом Аллах ниспослал уверенность (в сердце) Своего Посланника и верующих."[133] Подобно тому как в этом аяте помимо Пророка, уверенность ниспослана и верующим, в предыдущем аяте было бы упомянуто и об Абу Бакре, если бы речь шла и о нём, и аят выглядел бы следующим образом: "Тогда послал Аллах спокойствие ему и его собеседнику" или "Тогда послал Аллах спокойствие им и помог им." Однако мы видим, что в этом аяте не использовано местоимения для двух лиц. Таким образом, ниспослание уверенности и спокойствия и поддержка невидимыми воинами относится лишь к Пророку, а Абу Бакр остался в пещере со своим страхом. Мы спрашиваем суннитских братьев, что это за достоинство, которое вы придумали для Абу Бакра? Если даже вы считаете превосходство людей критерием выбора халифа, героем истории переселения Пророка был Али (да будет мир с ним!), который в ту ночь с радостью пошёл на верную гибель и лёг в постель Пророка. По словам Ибн Абу ал-Хадида и других великих учёных, аят "Среди людей есть и такой, который приносит в жертву душу, желая заслужить благоволение Аллаха"[134] посвящён имаму Али (да будет мир с ним!).
Второй довод - Говорят, что когда Пророк в последние дни своей жизни в больном состоянии находился в доме Аиши, он отправил Абу Бакра в мечеть для совершения намаза с мусульманами. Именно это поручение Пророка является свидетельством тому, что он достоин руководить мусульманами.


_________________________
[122] Сура "Корова", аят 124
[123] Сура "Ибрахим", аят 35.
[124] Сура "Трапеза", аяты 45, 44 и 47.
[125] Сура "Муравьи", аят 16.
[126] Сура "Марйам", аят 6.
[127] Сура "Покаяние", аят 60.
[128] Сура "Женщины", аят 24.
[129] Сура "Иунус", аят 15.
[130] Сура "Корова", аят 229
[131] Сура "Йусуф", аят 39.
[132] Сура "Покаяние", аят 40.
[133] Сура "Покаяние", аят 26.
[134] Сура "Корова", аят 207.