Имам Али (A)
  Малик Аштар, благодаря своим храбрым атакам продвинувшийся во главе своего отряда глубже в лагерь сирийцев, сказал: "Не попадайтесь на эту уловку! Они не веруют в Божье Писание! Всё это время мы безуспешно наставляли их и призывали следовать предписаниям Корана и пророческим указам. Они сделали это из страха за свою жизнь. Говорящий Коран - это Али!"
Аш'ас ибн Кейс, находившийся среди иракских воинов, воскликнул: "С этим племенем уже нельзя сражаться, ибо они призвали нас следовать предписаниям Корана!" К мнению Аш'аса присоединился и Халид ибн Муаммар, которому Муавие обещал правлением Хорасаном. В итоге уставшие иракские воины, будто ждавшие предлога отдохнуть, согласились с мнением этих людей и решили, что сражаться с сирийцами грешно, нужно немедленно прекратить войну и последовать предписаниям Корана.
Аш'ас ибн Кейс был двуличным человеком. Однажды после обращения в Ислам он отрёкся от этой религии и вновь принял её в период правления Абу Бакра. Он был назначен Усманом правителем Азербайджана. Когда Али (да будет мир с ним!) стал халифом, Аш'ас внешне заключил с ним союз, однако был снят Али (да будет мир с ним!) со своего поста, ибо не заслуживал его. Поэтому Аш'ас недолюбливал его светлость и по-видимому ждал предлога навредить ему. Этот предлог предоставился, и он в самый чувствительный момент внёс раскол в ряды иракских воинов и пустил по ветру все их усилия и труды, приложенные ими в течение полуторалетней войны при Сеффейне.
Увидев Малика сражающимся на передовой линии фронта, Аш'ас призвал воинов прекратить битву и предупредил их о последствиях братоубийства и раскола, а также перечислил благоприятные результаты единства и сплочённости и таким образом ослабил боевой дух иракского войска. Некоторые из сторонников Аш'аса вложили мечи в ножны и закричали, что требуют мира.
Но Малик Аштар не обращал внимания на эти слова и делал своё дело. Он сражался, убивал и неумолимо направлялся в сторону палатки Муавие. Увидев это, Аш'ас пригрозил Али (да будет мир с ним!): "О, Али! Верни Малика и положи конец этому сражению!"
Али (да будет мир с ним!) был вынужден послать Йезида ибн Хани к Малику и сообщить ему о случившемся. Малик ответил: "Ты своими глазами видишь, что творится на поле боя. Скажи Али (да будет мир с ним!), чтобы он дал мне всего час, и я приведу к нему Муавие."
Йезид вернулся к его светлости и сказал: "О, эмир правоверных, вражеское войско распадается и знамя Малика наполнено ветром победы. Никто не может противостоять ему. Он преследует и убивает врагов и просит час. чтобы привести к вам живого и побеждённого Муавие."
Аш'ас, услышав эти слова, воскликнул: "Эй. Али! Верни Малика, а не то он не застанет тебя в живых!"
Али (да будет мир с ним!) сказал: "Разве вы не видели, что я послал Йезида?" Затем он вновь отправил Йезида к Малику и сообщил ему о протестах Аш'аса и его сообщников. Малик, дрожа от гнева, отказался от победы и вернулся к Али (да будет мир с ним!).
Прибыв в свой лагерь, Малик увидел, что положение изменилось. Он воскликнул: "Эй, иракское войско, что побудило вас внезапно прекратить битву и нарушить приказ своего имама, в то время как сегодня наша победа была неминуемой?" Аш'ас ответил: "Эй, Малик, хватит говорить подобные слова. С теми, кто взял в руки Коран, не сражаются!"
Малик сказал: "Эх ты, глупец! Вот уже год как мы призываем их следовать Корану, но они не откликаются- на наш призыв. Их сегодняшний поступок ничто иное как уловка Амро Аса. Если вы дадите мне возможность, я сегодня же заставлю их заключить договор с Али (да будет мир с ним!)."
Аш'ас возразил: "Мы не согласны, чтобы в них была пущена даже одна стрела или на них был поднят меч!"
Малик ответил: "Уходите и оставьте нас одних, мы сами расправимся с ними." Те лицемерные люди сказали: "Ни в коем случае. Ваш поступок будет тяжким грехом, и если мы оставим вас одних, то станем соучастниками этого преступления!"
Малик разгневался и воскликнул: "Какое вам вообще дело до этого? Вы - развратные люди и неверные союзники. В первую очередь надо убить вас, а не сирийцев." Аш'ас громко оскорбил Малика, и тот ударил плетью по голове Аш'аса. Сторонники Аш'аса закричали и набросились на Малика с обнажёнными мечами. Малик протянул руку к мечу. Вот-вот должна была вспыхнуть резня, когда Али (да будет мир с ним!) воспротивился этому. С застывшей от сожаления кровью в жилах его светлость обнял Малика и сказал: "Эй, Малик! Мы уже не в состоянии что-либо изменить. Будь проклято это племя, которое призывает нас к Корану, в то время как Коран - это единственное, во что они не верят." Затем он сказал иракским воинам: "Своим поступком вы ослабили Ислам, уничтожили его мощь и стали причиной его бессилия и унижения. В тот миг, когда вы превзошли врага своей силой, и враги, испугавшись вас и желая сохранить свои жизни, прибегли к уловке и подняли Кораны и призвали вас к выполнению коранических предписаний с целью отдалить вас от себя и прекратить войну, они хитростью и интригой заставили вас отступить. Если вы выполните их требование, вы будете обмануты и клянусь Аллахом, не думаю, чтобы впредь вы стойко защищали свои убеждения и ваша дальновидность принесла бы вам хорошие результаты."
Али (да будет мир с ним!) отказался от продолжения сражения и потушил огонь войны. Встал вопрос о перемирии и его условиях, ибо другого выхода не было, большинство воинов Али (да будет мир с ним!)!встали на сторону Аш'аса.[49]
Аш'ас ибн Кейс сказал: "О, Али! Теперь, когда обе стороны согласились на то, чтобы их рассудил Коран, если позволите, я пойду к Муавие и спрошу его мнения о способе этого дела." Али (да будет мир с ним!) ответил: "Я уже не управляю делами, ибо вы поступили по-своему. В таком случае я не буду вмешиваться и в это дело." Аш'ас отправился к Муавие, который склонил Аш'аса к выбору арбитров двух сторон. Аш'ас вернулся и сказал: "Сирийцы убеждены, что каждая сторона должна выбрать своего арбитра. Решение арбитров будет обязательным для сторон."
Сам Муавие написал об этом эмиру правоверных в письме: "Вражда и война между нами затянулась. Каждый из нас считает себя правым и не готов подчиниться другому. Убито много людей и я боюсь продолжения этой трагедии, за которую перед Божьим престолом будем отвечать ты и я. Необходимо положить конец вражде и кровопролитию. Лучшим путём для этого является выбор двух арбитров с каждой стороны, которые рассудят нас согласно предписаниям Корана. Бойся Аллаха и если веруешь в Коран, подчиняйся его указаниям! Всё."
Али (да будет мир с ним!) отправил Муавие следующий ответ: "Лучшим делом, которым может заняться человек, является совершение добродеяний, очищающих его от пороков. Зло и жестокость уничтожают мир человека и делают его недоверчивым. Эй, Муавие! Опасайся мирских благ и знай, что мир не вечен и ты сможешь использовать всё, что получил от него. Ты прекрасно знаешь, что невозможно возвратить утерянную возможность. Страшись того дня, когда добродетельный будет чувствовать на себе завистливые взгляды, а тот, кто дал свой повод в руки сатаны, будет горько каяться в этом и успокаивать себя мирским обманом. Сегодня ты призываешь меня признать суждения Корана, прекрасно зная, что сам ты не веруешь в Коран и не выполнишь его предписаний. Я не принимаю твоего предложения, но признаю указ Корана. Тот, кто не признает коранического указа, не избавится от заблуждения."
Узнав о содержании писем, иракцы обрадовались и Аш'ас вновь отправился к Муавие и сообщил ему о согласии иракцев назначить арбитра. Тот выбрал Амро Аса свои арбитром. Аш'ас и его лицемерные сторонники выбрали для этого дела Абу Мусу Аш'ари, простоватого и глупого человека. Узнав об этом, Али (да будет мир с ним!) воскликнул: "Непорочный Аллах! Эти двуличные люди даже не предоставили мне права выбрать арбитра!" Затем он сказал: "Сейчас, когда дело дошло до выбора арбитра, хотя бы согласитесь с моим мнением, чтобы арбитром был Абдулла ибн Аббас или Малик~Аштар, ибо Абу Муса, помимо того, что недолюбливает меня, является простым и глупым человеком и не сможет избежать уловок такого хитреца как Амро Ас."
Аш'ас и его сторонники возразили: "О, Али, Абдулла ибн Аббас - твой двоюродный брат и будет защищать твои интересы. Малик обвиняется в убийстве Усмана и помышляет о войне. Он разжёг пламя этой войны и такой человек не может прийти к единому мирному решению с Амро Асом. Абу Муса является соратником Пророка Аллаха (да благословит Аллах его и род его!) и годится для этого дела!"
Сколько Али (да будет мир с ним!) ни настаивал на своём, иракцы не согласились с ним и самовольно выбрали своим арбитром Абу Мусу. Семнадцатого числа месяца сафар 38 года хиджры Али (да будет мир с ним!) и Муавие, а также свидетели обеих сторон, являвшиеся командирами двух войск, подписали следующее соглашение:
"Арбитры до месяца рамадан 38 года хиджры (в течении около шести месяцев) согласуют разногласие сторон с кораническими аятами и никоим образом не будут нарушать Божьи указы.
Эти два представителя иракской и сирийской сторон обладают политической неприкосновенностью.
Если по истечении назначенного срока решение арбитров будет основано на Коране, все люди будут обязаны беспрекословно подчиниться ему, а если арбитры издадут указ, противоречащий Божьим предприсаниям, люди вправе нарушить неприкосновенность арбитров и не подчиниться изданному указу.
Если один из арбитров скончается до завершения назначенного срока, его сторона вправе назначить другого арбитра на тех же условиях.
Если за это время арбитры не смогут прийти к соглашению, между Ираком и Шамом вновь вспыхнет война."
Конечно, приведённые условия казались внешне справедливыми, однако люди не знали об одном, а именно о том, что Абу Муса не достоин быть представителем иракской стороны. Али (да будет мир с ним!), Малик, Ибн Аббас и другие неоднократно возражали против этой кандидатуры. С самого начала было ясно, что уловки Амро Аса подействуют на Абу Мусу и этот арбитраж завершиться в пользу Муавие.
После заключения перемирия Муавие отправился в Дамаск, а Али (да будет мир с ним!), прочитав намаз над убитыми воинами своего войска, после их похорон, опечаленный, вернулся в Куфу в конце месяца сафар 38 года хиджры.
Эта война была самой кровопролитной гражданской войной Аравии. Число убитых составило 95 тысяч человек. По словам автора книги "Насех ал-Таварих", в этой войне было убито сто десять тысяч человек, из которых девяносто тысяч были сирийцами, а двадцать тысяч - иракцами.

(на арабском)
(«Нахдж ал-Балаге», проповедь 238)



5 - АРБИТРАЖ И ЕГО ПОСЛЕДСТВИЯ

После того как Абу Муса и Амро Ас были избраны арбитрами враждующих сторон, местом арбитража было назначена крепость Думат ал-Джандал, находившаяся между Мединой и Дамаском. Каждое из войск, иракское и сирийское, отправило в эту крепость четыреста всадников, чтобы решение арбитров было зачитано в их присутствии.
Амро Ас в сопровождении четырёхсот всадников Дамаска отправился в упомянутую крепость и доехал на несколько дней раньше Абу Мусы и стал ждать противника. Имам Али (да будет мир с ним!) отправил вместе с Абу Мусой четыреста воинов под командованием Шахира ибн Хани и назначил Абдуллу ибн Аббаса имамом общих молитв этого отряда.
Когда Амро Ас отправлялся в Думат ал-Джандал, Муавие сказал ему: "Ты знаешь, что я и сирийское войско с радостью выбрали тебя для этого дела, в то время как избрание Абу Мусы было навязано Али. Посмотрим, что ты сделаешь."
Абдулла ибн Аббас также сказал Абу Мусе: "Ты будешь противников одного из хитрейших интриганов Аравии, не сравнимым ни с кем в коварстве. Будь осторожен и постарайся не попасться на удочку этого хитреца, зная, что Али (да будет мир с ним!) обладает наилучшими моральными качествами и достойнее всех быть халифом, а Муавие не изберёт другого пути кроме зла и жестокости."
Узнав о прибытии Абу Мусы, Амро Ас поспешил ему навстречу, стал восхвалять его и в первый же день полностью очаровал его, похитив его разум!
Увидев такое уважение и смиренность со стороны Амро Аса, Абу Муса растерялся и полностью подчинился Амро. Ибн Аббас, заметив это, отправил Абу Мусе послание: "Не верь показной скромности и смиренности Амро и не теряй бдительности. Он намного превосходит тебя своим социальным положением и использует это уважительное отношение к тебе с целью навязать тебе свои убеждения. Смотри не попадайся на эту удочку, ибо корыстная любовь - вражда!"
Послание Ибн Аббаса было передано Абу Мусе Ади ибн Хатамом, однако Абу Муса, полагая, что стал важным человеком, ответил Ади: "Не вмешивайтесь в это важное дело и не давайте наставления мне, избранному всеми мусульманами для этого дела!" Затем он предложил Амро Асу: "Пусть наши дальнейшие переговоры будут тайными, чтобы никто не пронюхал о них!"
Амро Ас, ожидавший подобного предложения, немедленно приказал поставить отдельную палатку и вместе с Абу Мусой проводил в ней целые дни за беседами. Он даже поставил ограждения вокруг палатки и приказал воинам никого не впускать в неё без их разрешения.
Амро Ас потчевал Абу Мусу и создавал почву для того, чтобы обмануть его и навязать ему свои условия. Наконец арбитры приступили к рассмотру дела.
Амро Ас сказал Абу Мусе: "В том, что Усман жестоко убит, нет никакого сомнения. Ты сам был сторонником Усмана." Абу Муса ответил: "Конечно, во время его убийства меня не было в Медине, а не то я бы сделал всё от меня зависящее, чтобы помочь ему." Амро сказал: "Теперь, когда Муавие желает отомстить за смерть Усмана и не жаждет халифата, хорошо бы тебе помочь Муавие в этом деле. Если мы посадим Муавие на трон халифа, то совершим благое для всех мусульман дело, ибо он мудр, силён и из благородной семьи Курайша!"
Абу Муса удивился: "Кто из благородной семьи: Муавие или Али? Какое благородное качество ты видишь в Муавие, которого был бы лишён Али? Наше решение касается всех мусульман и нельзя принимать его так просто. Я думаю, что Абдулла ибн Умар больше остальных достоин занять место халифа, ибо он до сих пор не участвовал в интригах и к тому же является благожелательным и добрым человеком!"
Амро ответил: "Халифат - дело не каждого человека. Халиф мусульман должен быть смелым, умным и дальновидным. Абдулла не обладает такими качествами."
Абу Муса сказал: "Ты настаиваешь на том, чтобы халифом стал именно Муавие, а я с этим не согласен."
Амро Ас, видя сопротивление Абу Мусы, решил применить другую уловку. Он взял Абу Мусу за руку, вывел его из палатки и сказал: "Брат мой, я предлагаю тебе другой выход и не думаю, чтобы ты был против, ибо моё предложение принесёт пользу мусульманам!" Абу Муса поинтересовался: "Что ты имеешь в виду?"
Амро Ас заявил: "Теперь, когда ты никоим образом не согласен с халифатом Муавие, а я - с халифатом Али, Абдуллы ибн Умара или кого-нибудь другого, неплохо было бы, если бы мы, воспользовавшись данными нам мусульманами полномочия, лишили бы Али и Муавие власти, а затем передали бы вопрос об избрании халифа совету мусульман. Пусть они выберут кого хотят, а мы с тобой не будем иметь ответственности за это дело!"
Абу Муса, недолюбливавший имама Али (да будет мир с ним!) и не желавший видеть Муавие халифом, принял предложение Муавие. Желая как можно быстрее достичь своей цели, Амро Ас сказал: "Эй, самый дорогой соратник Пророка, время, выделенное нам для арбитража, подходит к концу Давай, не теряя времени, объявим мусульманам о своём решении!"
Абу Муса, вновь очарованный лестью Амро, ответил: "Завтра мы отстраним от власти претендентов на халифат, чтобы люди избавились от войны и кровопролитий." Амро Ас, несмотря на то, что всё шло по его плану, не терял Абу Мусу из виду и не допускал к нему соратников Али (да будет мир с ним!), в особенности Абдуллу ибн Аббаса.
На следующий день Абу Муса и Амро Ас предстали перед народом. Амро Ас вновь перехитрил Абу Мусу и смиренно предложил ему выступить. Ибн Аббас настойчиво просил Абу Мусу не выступать первым, ибо знал, что Амро Ас обманет его. Однако Абу Муса не послушался совета Ибн Аббаса и выступил перед народом с такой речью:
"Все знают, что война Сеффейн убила нескольких тысяч людей и оставила малых детей без отцов, а молодых женщин -вдовами. Зачинщиками этой войны были два претендента на халифат, то есть Али и Муавие. Если бы не арбитраж, кровопролитие и братоубийство продолжилось бы. Для того, чтобы мусульмане жили спокойно, я и Амро Ас решили лишить этих двоих власти. Пусть сами мусульмане создадут совет и выберут того, кто достоин быть халифом. Я от имени мусульман Ирака и Хиджаза лишаю Али власти!"
В это время поднялся шум, согласные спорили с несогласными, однако Амро Ас не упустил момента и сразу же после речи Абу Мусы подтвердил его слова сожаления о кровопролитии и братоубийстве и добавил:
«Так как причиной этого беспорядка было разногласией между Али и Муавие и Абу Муса лишил Али власти, я присоединяюсь к его решению и в свою очередь назначаю халифом Муавие, ибо он достоин этого поста и решил отомстить за смерть Усмана согласно аяту (на арабском)»
Когда речь Амро Аса подошла к концу, шум и споры усилились. Больше всех был разгневан Абу Муса. Он сказал Амро Асу:
"Эй, порочный хитрец, ты подобен собаке, о которой Коран сказал, что она в любом случае лает: если побьёшь её палкой или если отпустишь её." (Т.е. она в любом случае будет мешать тебе.) Амро Ас рассмеялся и сказал: " А ты подобен ослу, нагруженному книгами." Это меткое сравнение Амро Аса очень подошло к Абу Мусе и в дальнейшем его стали называть Хемар (осёл) Аш'ари. Лишь тогда Абу Муса понял, что Али (да будет мир с ним!) был прав, когда не хотел, чтобы он был избран арбитром.
Абу Муса из страха перед Али (да будет мир с ним!) и его соратниками сбежал в Мекку, а Амро Ас поспешил к Муавие и, прибыв в Шам, приветствовал его как халифа.
Этот арбитраж, по словам Муавие, был одной из интриг Амро Аса, навязанной имаму Али (да будет мир с ним!) жителями Кусры. Однако ввиду того, что арбитры не выполнили возложенной на них задачи, Али (да будет мир с ним!) и его сподвижники опротестовали их решение, так как во-первых, в коранических аятах не было ничего, что помогло бы разрешить спор враждующих сторон. Во-вторых, в день заключения союза с Али (да будет мир с ним!) все мухаджиры и ансары за исключением нескольких человек принесли ему присягу в верности и его светлость стал халифаом. Помимо Талхе и Зобейра, нарушивших союз, никто не выступил против его светлости. В-третьих, Амро Ас и Абу Муса были уполномочены решить спор претендентов на халифат согласно Кораническим предписаниям и Али (да будет мир с ним!) написал Муавие, что не согласен с ним, но примет решение Корана, в то время как арбитры ни словом не обмолвились о Коране и все усилия Амро Аса были направлены на то, чтобы перехитрить Абу Мусу. В-четвёртых, эти двое перешли рамки своих полномочий. Они не имели права устранять и назначать халифа, а были уполномочены разрешить спор.
Помимо всего сказанного, арбитры приняли решение лишить власти обоих претендентов на халифат и передать совету мусульман вопрос об избрании халифа, в то время как Амро Ас практически действовал против соглашения арбитров и вместо того, чтобы лишить Муавие власти, назначил его халифом, что само по себе свидетельствует о том, что его прежнее соглашение с Абу Мусой было всего лишь поводом для того, чтобы провести его. По этим причинам Али (да будет мир с ним!) и его соратники выразили протест против решения арбитров и спор должен был решиться мечами враждующих войск.
Отрицательным последствием этого арбитража для армии Али (да будет мир с ним!) было то, что оно усугубило разногласия между воинами. Около двенадцати тысяч воинов отклонились с пути истины и не только не помогли Али (да будет мир с ним!), но и создали преграды на его пути. Али (да будет мир с ним!) был вынужден сражаться с этой группой, получившей название хаваредж, при Нахроване.

(на арабском)
("Нахдж ал-Балаге", слово 58)



6 - СРАЖЕНИЕ НАХРОВАН

После того как Али (да будет мир с ним!) в конце месяца сафар 38 года хиджры вернулся из Сеффейна в Куфу, он до самой своей смерти, которая произошла через два с лишним года, ни на минуту не испытал покоя. За этот короткий срок следовавшие друг за другом поражения и неприятности оставили в его душе горький осадок.
Имам Али (да будет мир с ним!) был опечален не столько из-за Муавие или коварного Амро Аса, сколько из-за непостоянства, глупости и равнодушия своего войска и говорил:
Я никогда не жаловался на чужих.
Все беды причинили мне родные.
Али (да будет мир с ним!) был настолько опечален беспечностью и бесстыдством куфийцев, что неоднократно желал смерти, чтобы избавиться от этого непостоянного и неверного племени. В одной из своих проповедей он, укоряя своих соратников, говорит:
"Клянусь Аллахом, если смерть придёт ко мне - а она обязательно придёт - и разлучит меня с вами, вы увидите, что мне будет противно общаться с вами."
Уловка Амро Аса в Сеффейне, когда сирийцы подняли Кораны и потребовали арбитража между двумя войсками, внесла разногласия в ряды иракского войска, что можно считать основной причиной дальнейших поражений Али (да будет мир с ним!).
Разногласие имама Али (да будет мир с ним!) и Муавие в вопросе халифата было передано на рассмотрение арбитров и, вопреки протестам Али (да будет мир с ним!), представителем войска его светлости был избран Абу Муса Аш'ари. Однако после перемирия некоторые из воинов армии Али (да будет мир с ним!) спросили его светлость, для чего была пролита кровь. Они возразили его светлости, что хотели услышать решение Аллаха, а не мнение Абу Мусы или Амро Аса. Некоторые из этих людей даже объединились против обоих войск.
Эти люди были убеждены, что ни Али (да будет мир с ним!), ни Муавие, не могут разрешить возникшее разногласие и что решение должно быть принято Аллахом. В результате подобного рода мышления около двенадцати тысяч воинов отделились от войска Али (да будет мир с ним!) во время возвращения из Сеффейна в Куфу и стали злословить в адрес остальных воинов. После возвращения в Куфу эта группа под командованием Абдуллы ибн Вахаба отправилась в Харвару.
Лозунгом этих людей, которые были названы "хавареджами", было «Нет решения, кроме решения Аллаха». Эти люди были внешне набожными и на их лбах отпечатались следы долгих челобитий во время молитв, однако по глупости они не понимали, какую ошибку совершают. Али (да будет мир с ним!) о них сказал: "Они ищут истину во тьме лжи!"
Эти люди не знали, что Коран, решения которого они добиваются, сделан из бумаги и чернил, а для определения решения Аллаха нужен человек, прекрасно знающий предписания Корана. По мнению мусульман Ирака, этим человеком был Али (да будет мир с ним!), говорящий Коран, однако Муавие и его сторонники не соглашались с этим. В итоге были избраны арбитры, Амро Ас и Абу Муса, ни один из которых не подходил для этого дела.
Али (да будет мир с ним!) отправил к хавареджам Абдуллу ибн Аббаса, чтобы побудить их понять свою ошибку, однако эта заблудшая группа не отказалась от своих убеждений. Основной их претензией было то, почему Али сражался с сирийцами, однако запретил расхищать их имущество? Во-вторых, они хотели услышать мнение Корана. Почему Али принял мнение Абу Мусы и Амро Аса? В-третьих, почему в мирном соглашении Али не написал перед своим именем "эмир правоверных"? Это доказывает, что сам Али не верил в свой халифат. В таком случае для чего были нужны жертвы этой войны?
Али (да будет мир с ним!) лично пошёл к хавареджам и поговорил с ними. Он сказал: "Я как и вы желаю выполнения Божьего указа и для этого сражался с Муавие. Вы сами видели, что я был не согласен с завершением войны и избранием Абу Мусы арбитром, однако в результате вашего настоятельного требования война была завершена и Абу Муса, вопреки моему протесту, был избран арбитром. Сегодня мы намереваемся продолжить начатое дело и вновь напасть на Дамаск. Помогите нам в этом деле."
Хаваредж ответили: "Ты и мы стали язычниками. Мы раскаялись, а ты нет. Ты тоже должен раскаяться, чтобы расчитывать на нашу помощь!"
Эти люди злословили об всех и их лозунгом был коранический аят:
"А те, которые не судят согласно тому, что ниспослал Аллах, - они и есть неверные."[50]
Однако они не знали, что человек, который мог судить согласно тому, что ниспослал Аллах, был Али (да будет мир с ним!).
Отчаявшись наставить их на истинный путь, имам Али (да будет мир с ним!) перестал надеяться на их помощь и стал готовить войско для нападения на Дамаск.
За это время произошли другие события, каждое из которых стало причиной поражения иракцев и вызвало печаль и сожаление Али (да будет мир с ним!).
Муавие, обрадовавшись решению арбитров, с каждым днём все более укреплял своё положение и расширял границы своих владений. Узнав о положении в Ираке и разрозненности войска Али (да будет мир с ним!), он решил подготовить почву для нападения на Ирак.
Муавие уполномочил Заххака ибн Кейс во главе отряда из четырёх тысяч человек напасть на Ирак и по мере возможности убить как можно больше иракцев и разграбить их имущество, а в случае контратаки отступить и вернуться в Дамаск. Подобным образом Муавие хотел напугать иракцев и показать им свою силу, чтобы в будущем они и не думали нападать на Дамаск.
Порочный и кровожадный Заххак в точности выполнил указание Муавие и, перейдя границу Ирака, начал убивать и грабить. Он убил Амро ибн Умайса (племянника Абдуллы ибн Мас'уда) и отрубил головы его приближённым. Когда весть об этом дошла в Куфе до Али (да будет мир с ним!), он, дрожа от гнева, поднялся на минарет и обратился к беспечным куфийцам со следующими словами: "Эй, жители Куфы! Если вы верите в Аллаха, поспешите к Амро ибн Умайсу. Некоторые из ваших соплеменников убиты, а другие ранены. Идите и сражайтесь с врагами и изгоните чужих со своей земли." Увидев, что куфийцы колеблятся, его светлость продолжил: "Эй, нерешительные люди! Хотел бы я иметь одного воина из войска Муавие вместо восьмерых из вас. Клянусь Аллахом, я готов встретиться с Создателем (умереть), чтобы навсегда избавиться от необходимости видеть вас. Мне сообщили, что Муавие отправил Заххака ибн Кейса для убийства и грабежа, и это кровожадный подлец убил ваших братьев и расхитил их имущество, в то время как вы сидите в своих домах и не трогаетесь с места для защиты своей земли!"
Али (да будет мир с ним!) отправил Ходжра ибн Ади в погоню за Заххаком. Заххак некоторое время сопротивлялся нападению куфийцев, однако после того как было убито девятнадцать его воинов, он ночью вернулся в Дамаск.
Кроме того, Боср ибн Артат (тот самый грязный человек, который в войне Сеффейн, последовав примеру Амро Аса и обнажившись, вышел живым из-под меча Али) по приказу Муавие во главе многочисленного отряда напал на Хиджаз и Йемен и, перебив большое число шиитов имама Али (да будет мир с ним!) и разграбив их имущество, вернулся в Дамаск. В то время Убайдулла ибн Аббас, Назначенный имамом Али (да будет мир с ним!) правителем Йемена, почувствовал, что не в силах сопротивляться Босру и, оставив вместо себя Амро ибн Арака, покинул Йемен и отправился в Куфу. Прибыв в Йемен, Боср стал убивать и грабить жителей этого города. Он убил Амро ибн Арака, обезглавил двух малолетних детей Убайдуллы. Увидев это, их мать лишилась рассудка.
Когда Али (да будет мир с ним!) узнал о бесчинствах Босра, он осудил куфийцев и отправил Хариса ибн Куддама, вызвавшегося добровольцем, с двумя тысячами всадников на борьбу с Босром. Боср, услышав о том, что его светлость отправил Хариса на борьбу с ним, испугался и немедленно вернулся в Дамаск.
Муавие вновь отправил в Ирак другого человека по имени Суфиан ибн Ауф с шестью тысячами воинами для совершения убийств и грабежей. Суфиан вошёл в город Анбар (один из древнейших городов Ирака) и, убив правителя этого города Хассана ибн Хассана, начал убивать и грабить людей. Некоторые из его воинов даже срывали драгоценности с рук и шей женщин. Все эти беды произошли из-за того, что куфийцы не выполнили приказов Али (да будет мир с ним!). Узнав об этом, его светлость поднялся на минарет и выступил с такой речью:
"Мне сообщили, что по приказу Муавие было совершено нападение на город Анбар. Правитель этого города убит, а ваши всадники отброшены далеко от города. Один из воинов вражеского отряда сорвал с одной мусульманки и одной язычницы все её украшения, а женщина, не в силах сопротивляться, плакала и звала на помощь. Враги вернулись в Дамаск с богатой добычей. Если мусульманин, услышав об этом происшествии, умрёт от горя и печали, никто не осудит его. По-моему ему лучше умереть.
Когда летом я призывал вас сражаться с врагами, вы сказали, что сейчас жарко и чтобы я подождал, пока жара спадёт. Когда я повторил свой призыв зимой, вы сказали, что очень холодно и чтобы я подождал, пока потеплеет. Клянусь Аллахом, вы, которые ищете предлога и боитесь жары и холода, на. поле боя будете бояться мечей и сбежите.(на арабском) Вы называете себя мужчинами, но не имеете мужества мужчин, ваш ум подобен детскому уму, а мысли подобны мыслям новобрачных женщин!
Как было бы хорошо, если бы я не видел и не знал вас. Вы принесли мне лишь печаль, горе и отчаяние.

(на арабском)

Да убьёт вас Аллах! Вы омрачили мою душу и наполнили моё сердце гневом. С каждым моим вздохом вы глотками вылили в моё горло чашу горечи и печали и уничтожили меня своим неповиновением."
Помимо упомянутых, произошли и другие события, приведшие к поражению иракцев и вызвавшие печаль и страдания имама Али (да будет мир с ним!).
Кейс ибн Са'д, назначенный в начале халифата имама Али (да будет мир с ним!) правителем Египта, в ходе войны Сеффейн был уполномочен возглавить один из военных отрядов, а вместо него в Египет отправился Мухаммад ибн Абу Бакр.
Мухаммад правил Египтом, когда было решено дело с арбитражем, а так как Муавие обещал Египет Амро Асу, то был вынужден захватить эту страну.
С этой целью он отправил отряд под командованием Муавие ибн Хадиджа для захвата Египта. Амро Ас в свою очередь применил хитрость и настроил египтян против Мухаммада.
Мухаммад потерпел поражение от Муавие и, сообщив об этом Али (да будет мир с ним!), попросил его помощи.
Али (да будет мир с ним!) отправил Малика Аштара, правившего Джазирой, в Египет и вызвал Мухаммада, чтобы поручить ему другое дело, ибо Египет требовал такого-правителя как Малик, который отвечал бы мечом на все уловки Муавие и Амро Аса.
Малик Аштар в месяца зика'да 38 года хиджры покинул Куфу и отправился в Египет. В пути ему повстречался человек, одетый в нищенские лохмотья. Малик, который по примеру Али (да будет мир с ним!) всегда хорошо относился к чужеземцам и помогал беднякам, спросил нищего, кто он и откуда идёт.
Тот человек ответил: "Меня зовут Нафе'. Я был в Медине слугой Умара ибн Хоттаба, а сейчас обрёл свободу. В Медине мне жилось худо, и поэтому я покинул этого город и направляюсь в Египет, надеясь найти там работу."
Малик сказал: "Если хочешь, можешь остаться со мной. Я обеспечу тебя одеждой и пропитанием." Нафе' воскликнул: "Что может быть лучше этого? Конечно, я останусь с тобой!" Малик причислил этого человека к своему войску и взял с собой.
Пройдя некоторое расстояние, они достигли города Калзам. находившегося в трёх днях пути от Египта. Отряд Малика переночевал в этом городе. Утром Нафе' приготовил стакан шербета из мёда и, всыпав в него яда, подал стакан Малику.
Малик, за последние дни видя искреннее рвение этого слуги, осушил стакан шербета и приказал своему отряду двинуться в путь. Несколько часов спустя Малик изменился в лице. Состояние его постепенно ухудшалось и вскоре он упал с лошади на землю.
Воины Малика подбежали к нему и попытались спасти его, однако яд сделал своё дело. Воины поняли, в чём дело, и стали искать Нафе', однако не нашли его. Через несколько мгновений Малик скончался и перешёл в вечный мир, а его отряд вернулся в Калзам с трупом своего командира.
Подав отравленный шербет Малику, Нафе' немедленно направился к Муавие. Услышав эту весть, Муавие чрезвычайно обрадовался и пообещал сирийцам, что Али не нападёт на них. ибо Малик был опорой Али (да будет мир с ним!). Муавие обласкал и наградил Нафе" и разрешил сирийцам. устрашённым мечом Малика, отпраздновать это событие.
С другой стороны, Али (да будет мир с ним!), получив эту весть, сильно опечалился и горько заплакал. Он сказал: "Смерть Малика Аштара - огромное бедствие. Второго такого человека как Малик уже не будет. Малик был львом, от голоса которого кровь стыла в жилах врагов.

(на арабском)

Кем был Малик? Если Малик был горой, он был высокой горой, на которую не мог взобраться ни один человек и вершин которой не могла достичь ни одна птица. Клянусь Аллахом, его гибель возвысила жителей Дамаска и запада и унизила жителе Ирака и востока. Мы уже не увидим такого человека как Малик."
Имам Али (да будет мир с ним!) вновь передал правление Египтом Мухаммаду ибн Абу Бакру и сообщил ему о гибели Малика, однако Муавие и Амро Ас не отступали от своих интриг и несколько раз в отправленных Мухаммаду письмах склоняли его на свою сторону. Каждый раз Мухаммад открыто отказывался примкнуть к ним и напоминал им о своей верности и преданности имаму Али (да будет мир с ним!). Отчаявшись подкупить Мухаммада, Муавие решил добиться своей цели другим способом и благодаря хитрости Амро Аса смог настроить египтян против Мухаммада.
Мухаммад сообщил Али (да будет мир с ним!) о неспокойном положении в Египте, создавшемся в результате интриг Муавие. Его светлость зачитал куфийцам письмо Мухаммада в мечети и в иной раз осудил их за бездействие и назвал следующие друг за другом поражения результатом их нерешительности. Затем он отправил двух тысяч человек под командованием Малика ибн Ка'ба на помощь Мухаммаду, однако Мухаммад за это время вместе со своими немногочисленными сторонниками сражался с Муавие ибн Хаджиджем. Сам Мухаммад был убит, а его отряд потерпел поражение.
Не успев прийти в себя после гибели Малика Аштара, Али (да будет мир с ним!) получил весть о падении Египта и мученической гибели Мухаммада. Эта весть ещё более опечалила его светлость и он со слезами на глазах сказал: "Моё горе и печаль превосходят радость подлых сирийцев по случаю гибели Малика и Мухаммада."
Итак, следовавшие друг за другом подобные печальные происшествия, происходившие в разных точках Аравии, повергли в печаль его светлость. К тому же правитель Басры в результате подстрекательств Муавие отказался подчиняться Али (да будет мир с ним!) и отправил войско для захвата Мекки.
С каждым днём положение истинных мусульман, число которых было незначительным, всё более ухудшалось и речи Али (да будет мир с ним!), в которых он наставлял их защищать свои города и положить конец этим беспорядкам, не оказывали своего воздействия.
После возвращения из Сеффейна эти беспорядки продолжались почти два года. В сороковом году хиджры имам Али (да будет мир с ним!) пламенными речами, свидетельствовавшими о его беспокойстве и печали, вновь пробудил нерешительных и неверных своему союзу куфийцев, а командиры, которые с течением времени постепенно утратили свой доблестный дух, под воздействием слов Али (да будет мир с ним!), взявшего на себя главное командованием войском, стали готовить воинов для окончательного нападения на земли, захваченные Муавие.
Двадцатитысячное войско по приказу Али (да будет мир с ним!) разбило лагерь в Нохлие, где его светлость провёл осмотр отрядов. Али (да будет мир с ним!) дал письменный приказ командирам и правителям разных городов оснастить отряды и с целью нападения на Дамаск отправить их в Нохлие. Перед тем как двинуться в путь он разработал план передвижения и его детали и дал всем командирам точные военные и административные указания.
Однако в это время произошло другое событие, изменившее ход истории мусульман и нарушевшее их планы. Хавареджи, о которых мы рассказали ранее, под командованием Абдуллы ибн Вахаба Расби предъявили свои прежние требования.
Вопрос о хавареджах был рассмотрен на военном совете командующих войском имама Али (да будет мир с ним!) в присутствии его светлости. Если армия Али (да будет мир с ним!) покинет Куфу и нападёт на Дамаск, хавареджи, несомненно, захватят Куфу и в таком случае войско Али (да будет мир с ним!) будет вынуждено воевать на двух фронтах: внешнем и внутреннем. Ввиду этого необходимо перед тем как отправиться в Дамаск разобраться с хавареджами, а затем спокойно осуществить план нападения на Дамаск.
Ввиду того, что имам Али (да будет мир с ним!) всегда старался избежать кровопролития, он в последний раз написал письмо хавареджам и призвал их помочь ему восстановить истину и сразиться с Муавие.
Абдулла Расби прочитал письмо имама Али (да будет мир с ним!) и сказал посланнику его светлости, чтобы он передал ему следующее: "Ты стал язычником и вначале должен покаяться, а уж затем призывать нас на помощь!" Затем он приказал всем хавареджам отправиться в Нахрован.
Собравшиеся в Нахроване хавареджи создали базу, к которой примыкали их единомышленники из разных городов. Их число росло с каждым днём и вскоре достигло свыше двенадцати тысяч человек.
Али (да будет мир с ним!) изменил свой маршрут и вместо Дамаска отправился из лагеря Нохлие в Нахрован.
Когда Али (да будет мир с ним!) во главе своего войска прибыл в Нахрован, хавареджи в один голос твердили: Нет решения, кроме решения Аллаха, даже если с этим не согласны язычники.
Али (да будет мир с ним!) испытывал одновременно и гнев, и сожаление к этим людям, ибо они глубоко ошибались и не осозновали своей ошибки.
Али (да будет мир с ним!) предстал перед хавареджами и в последний раз поговорил с их командиром Абдуллой Расби. Затем он обратился ко всем хавареджам и своей железной логикой и красноречивыми словами заявил об их ошибочном суждении и доказал свою правоту. В это время хавареджи в смятении стали каяться. Али (да будет мир с ним!) приказал поставить белый флаг рядом с Нахрованом, чтобы покаявшиеся хавареджи собрались под этим знаменем.
Почти две трети хавареджов покаялась и собралась под знаменем. Али (да будет мир с ним!) разрешил им не участвовать в битве, однако остальные хавареджи, число которых составляло четыре тысячи человек, под командованием Абдуллы ибн Вахаба Расби остались непреклонными в своём убеждении, и Али (да будет мир с ним!) был вынужден сражаться с ними.
Перед сражением для укрепления духа мусульман, ослабленного со временем в результате нападений, убийств и грабежей отрядов Муавие, Али (да будет мир с ним!) предсказал, что из всех хавареджев в живых останется не более десяти человек, а из воинов Куфы погибнет не более десяти человек. Это предсказание его светлости было чудом и полностью соответствовало истине.
Итак, сражение началось. Через некоторое время вставшая на ложный путь группа была полностью перебита за исключением девяти человек, которым удалось бежать. Из воинов армии имама Али (да будет мир с ним!) погибло семеро человек и таким образом предсказание его светлости сбылось. По завершении битвы войско Али (да будет мир с ним!) вернулось в Куфу. В числе бежавших хавареджев был Абд ал-Рахман ибн Молджам из племени Мурад, который сбежал в Мекку.[51]

(на арабском)
(Небесное откровение)



_________________________
[49] У некоторых может возникнуть вопрос, почему Али (да будет мир с ним!) с его силой и храбростью при помощи своих верных соратников, Малика Аштара, Кейса ибн Са'да и других, не перебил Аш'аса и его сторонников подобно сирийцам, чтобы не оставить преграды на своём пути и уничтожить потерпевшего поражение Муавие?
Ответом на этот вопрос будет то, что это действие было неблагоприятным для религии, а также неправильным с точки зрения социологии, ибо войско его светлости восстало бы против него. Оно не считало его имамом,- подчинение которому является обязательным, в противном случае не воспротивилось бы ему. В таком случае пошатнулись бы основы его халифата. Сам Али (да будет мир с ним!) в то время сказал: " Вчера я был эмиром правоверных, а сегодня стал вашим подчинённым. Вчера я отдавал вам приказы, а сегодня вы приказываете мне." Пост халифа сам по себе имеет ценность, затмевающую другие факторы. Али боролся с Муавие не ради личной злобы или интересов. Он пошёл на войну с Муавие в качестве халифа, поднявшегося против мятежника. Если бы он воевал с Муавие в тот момент, когда взбунтовалось его войско и Муавие спросил бы его, почему он сражается с ним, его светлость не имел бы ответа, ибо если бы он ответил, что является эмиром правоверных, Муавие спросил бы его, где эти правоверные, эмиром которых он является? Он заявил бы его светлости, что мусульмане не признают его халифата и подобно ему желают, чтобы их рассудил Коран. Поэтому Али (да будет мир с ним!) был вынужден прекратить борьбу и согласиться на арбитраж. Амро Ас знал, что его уловка внесёт подобный раскол в ряды иракского войска и, как он сам выразился, испортил свой загробный мир и улучшил этот мир Муавие!
[50] Сура "Трапеза", аят 44.
[51] Ибн Молджам был неизвестным человеком. Когда Али (да будет мир с ним!) собирал куфийцев для войны Сеффейн, он внезапно увидел Молджама и по признакам, услышанном от Пророка (да благословит Аллах его и род его!), узнал своего убийцу и спросил его: "Ты Абд Ал-Рахман ибн Молджам?"
Тот ответил: "Да, эмир правоверных."
Али (да будет мир с ним!) обратился к присутствовавшим и прочитал строку из стихотворения Амро ибн Ма'дикарба:" Я хочу ему жизни (или подарков), а он хочет мне смерти." Его светлости сказали: "Прикажите убить его." Али (да будет мир с ним!) возразил: "Разве можно наказывать до преступления?"