Имам Али (A)
  Муавие, не желавший вначале высказать Амро Асу своё истинное намерение и пытавшийся использовать Амро лишь для победы в войне, призвал его к участию в мести за убийство Усмана, в котором он обвинил имама Али (да будет мир с ним!). Однако Амро, своей хитростью и изворотливостью не имевший себе равных в Аравии, прочитав письмо Муавие, понял его истинное намерение и, не показав вида, что догадался о его намерениях, ответил ему следующим образом: "Эй, Муавие, ты несправедливо поощряешь меня воевать с Али, в то время как Али - брат Пророка Аллаха и его наследник и преемник. Ты считаешь себя наместником Усмана, однако с его смертью период твоего правления подошёл к концу." Далее Амро подробным образом описал истинную веру и Ислам имама Али (да будет мир с ним!) и его самоотверженность в сражениях, а также привёл аяты, ниспосланные о его светлости, и высказывания Пророка (да благословит Аллах его и род его!) об Али (да будет мир с ним!). В конце письма он написал Муавие, что это и есть его ответ.
Муавие, увидев, что его стрела не попала в цель и что ему не удалось так просто заставить Амро Аса выехать из Палестины в Дамаск, вторично написал ему письмо, в котором в некоторой степени открыл ему свои намерения. В письме было сказано: "Эй, Амро, ты слышал о войне Талхе и Зобейра с Али. Теперь Марван ибн Хакам пришёл ко мне с группой жителей Басры, а Али требует от меня заключить с ним союз. Я хочу встретиться с тобой и поговорить об этом деле. Поспеши, ибо у меня ты найдёшь власть и почести."
Получив этом письмо, Амро позвал своих сыновей Абдуллу и Мухаммада и спросил их мнения. Абдулла посоветовал отцу не идти к Муавие, однако Мухаммад поощрил его на это дело. Амро сказал: "Абдулла подумал о моей загробной жизни, а Мухаммад - о мирской." Хотя Амро знал об этом лучше других, он всё же предпочёл мирские блага загробному счастью.
Амро Ас немедленно отправился в Дамаск. Муавие горячо встретил его и устроил пир в его честь. Когда гости разошлись и они остались одни, Муавие, заполучивший Амро Аса, вновь стал говорить о мести за кровь Усмана и пригласил Амро примкнуть к нему.
Амро, увидев, что Муавие желает втянуть его в это опасное дело, не давая ему никаких гарантий, стал восторгаться имамом Али (да будет мир с ним!) и заговорил о его роли в прогрессе Ислама и храбрости в сражениях Пророка (да благословит Аллах его и род его!). Затем он предостерёг Муавие, что осуществление его намерения не только не является простым делом, но и лишит его счастья в загробной жизни.
Муавие сказал: "Я делаю это именно ради загробного счастья. Что может быть лучше мести за кровь Усмана, ибо Усман был добрым халифом и был так бессердечно убит!"
Амро ответил: "Эй, Амро, ты пригласил меня, чтобы я обманул людей, а теперь сам обманываешь меня? О, во всей Аравии нет никого хитрее меня, а ты говоришь как простолюдин.
Какой умный человек поверит тебе? Если ты и вправду скорбишь об Усмане, почему же ты не пришёл к нему на помощь, когда он был в окружении и просил тебя помочь ему? Ты жаждешь власти и избрал месть за Усмана предлогом для достижения своей цели. Если хочешь, чтобы я помог тебе, говори со мной моим языком и будь со мной искренним. Мы хорошо знаем друг друга и обман между нами был бы бесполезен. Взамен на своё содействие я требую у тебя назначить меня постоянным правителем Египта, когда станешь халифом."
Муавие, поняв, что Амро Ас знает о всех его намерениях и примет его сторону лишь взамен на господство над Египтом, был вынужден принять его условия. Они подписали соглашение, в котором Муавие обязывался в случае победы над Али (да будет мир с ним!) предоставить Амро правление Египтом. Муавие схитрил и приказал писарю: "напиши, что Амро не должен нарушать условие Муавие". Таким образом Муавие хотел заставить Амро Аса заключить с ним союз и не прекословить ему, чтобы в случае, если он не отдаст Амро Египет, Амро подчинился ему. Однако Амро был хитрее Муавие и сказал писарю: "напиши, что Амро не будет прекословить Муавие в случае выполнения упомянутого условия". Иначе говоря, если Муавие не предоставит Амро Египет, Амро не будет обязан подчиняться Муавие.
Наконец, Амро Ас получил от Муавие письменную гарантию и стал его везирем и советником.
Муавие при первой же возможности вызвал к себе Амро и поведал ему о преградах на пути осуществления своего намерения. Одной из проблем Муавие было то, что его злейший враг Мухаммад ибн Абу Ходиф бежал из тюрьмы. Муавие был очень встревожен этим побегом и сказал Амро: "Боюсь, что если покину Дамаск для сражения с Али, Мухаммад нападёт на Шам и захватит власть в свои руки. Но ещё труднее воевать с Али, ибо он направил сюда своего посланника, чтобы заставить меня заключить с ним союз. Правители Рима воспользовались этим разногласием мусульман и намерены возвратить себе Дамаск."
Амро немного подумал и ответил: "Самое важное для тебя-это война с Али, ибо Мухаммад ибн Абу Ходиф не так страшен, а Рим можно пока удовлетворять различными подарками. Твоё основное усилие должно быть направлено против Али!"
Муавие сказал Амро, что последует его совету. Амро Ас снарядил отряд в погоню за Мухаммадом. Посланники Амро поймали и убили Мухаммада. Затем Муавие отправил дары римскому императору и направил все свои усилия на снаряжение войска для войны с Али (да будет мир с ним!).
Для этой цели Муавие использовал всевозможные уловки и под предлогом мести за смерть Усмана настроил жителей Дамаска против Али (да будет мир с ним!). Он повсюду злословил в адрес его светлости и наполнил сердца сирийцев злобой и ненавистью к его светлости. Подобным образом Муавие собрал и снарядил тридцатитысячное войсто.
С другой стороны, Али (да будет мир с ним!) не добился никаких результатов от своей переписки с Муавие. Письмо Малика Аштара свидетельствовало о враждебных намерениях Муавие в отношении его светлости. Али (да будет мир с ним!) также увнал о том, что Амро Ас присоединился к Муавие и приказал правителю Египта Абдулле ибн Аббасу вооружить жителей этого края и привести их в Куфу. Он также вызвал к себе нескольких своих соратников, в том числе Малика Аштара и, поднявшись на минбар, осведомил куфийцев об истинных намерениях Муавие. Затем его светлость принялся за оснащение войска.
Прежде чем перейти к изложению подробностей войны Сеффейн, необходимо привести краткую биографию Муавие и Амро Аса, чтобы получше узнать двух коварных арабских интриганов, сплотившихся для борьбы с имамом Али (да будет мир с ним!), воплощением истины и благородства, и ставших зачинщиками сражения Сеффейн.

Кто такой Муавие?
Муавие был рождён двумя грязными и порочными людьми и унаследовал от обоих их качества. Его отцом был Абу Суфиан, глава еретиков и язычников Курайша, о котором Аллах в Священном Коране говорит:
"Если они после (заключения) договора нарушат свои клятвы и станут поносить вашу религию, то сражайтесь с предводителями неверия, ибо они не признают клятв."[45]
Абу Суфиан в большинстве сражений Пророка (да благословит Аллах его и род его!) возглавлял войско еретиков и язычников Мекки. В сущности, именно он был зачищиком сражений Ухуд, Бадр, Хандак и др. В течение 21 года Абу Суфиан враждовал с Пророком (да благословит Аллах его и род его!) и во время захвата Мекки принял Ислам из страха за свою жизнь, однако в душе он по-прежнему оставался язычником.
Матерью Муавие была Хенд, дочь Отбе ибн Рабиат ибн Абд Шамса, злейший враг Пророка (да благословит Аллах его и род его!). Она преследовала и мучила его светлость в Мекке, а в сражении Ухуд в сопровождении нескольких женщин следовала за мужчинами и поощряла их сражаться с мусульманами. В этом сражении, в котором мученически погиб дядя Пророка (да благословит Аллах его и род его!) Хамзе, Хенд приказала его убийце Вахши вынуть его печень. Движимая огромной ненавистью к Хамзе, эта проклятая женщина откусила кусок его печени, однако не смогла прожевать его и выплюнула. С того дня её стали называть Хенд - пожирательница печени.[46]
В доисламский период она была известна бродяжничеством и непристойным поведением, и Муавие родился именно в этот период.
Замахшари в книге "Раби' ал-Абрар" пишет, что на отцовство Муавие претендовали четверо: Аби Амро ибн Мусафир, Аббас ибн Абд ал-Муталлиб, Имарат ибн Валид и чернокожий мужчина по имени Сабах.
Ибн Абу ал-Хадид в комментариях к "Нахдж ал-Балаге" также упоминает об этом.
Мухаммад ибн Агил, автор книги "Ан-Насаех ал-Кафи" пишет, что Хассан ибн Сабит читал Пророку (да благословит Аллах его и род его!) и его соратникам сатиру, сочинённую о Хенд и её муже. В своём стихотворении Хассан называл Хенд распутницей и его светлость Пророк (да благословит Аллах его и род его!) не возразил Хассану.
Муавие, рождённый от таких родителей, воплотил в себе природную злобу и порочные качества обоих. Подобно своему отцу, он принимал участие в сражениях с мусульманами и принял Ислам из страха за свою жизнь. В душе он стремился к уничтожению Ислама. Его светлость Али (да будет мир с ним!) об обращении в Ислам Муавие и его отца в своём письме Муавие пишет:
"Я, Абу ал-Хасан, убил при Бадре твоего предка (Отбе, отца Хенд), брата твоей матери (Валида ибн Отбе) и твоего брата (Ханзалата ибн Абу Суфиан). И сегодня меч находится в моих руках и я предстаю перед своими врагами с той же смелостью и решительностью. Я не избрал новую религию и другого Пророка. Я иду по пути (Ислам), с которого вы сошли добровольно, ибо вступили на него нехотя и принудительно."
Мухаммад ибн Джарир Табари повествует, что Пророк (да благословит Аллах его и род его!) сказал:
"Если вы увидите Муавие на моём минабре, убейте его." Также, по словам Табари, однажды Абу Суфиан ехал верхом на осле. Муавие держал осла за поводок, а его брат толкал осла сзади. Увидев их. Пророк (да благословит Аллах его и род его!) сказал:
"Да проклянёт Аллах всех троих."
Христианский учёный Джордж Джордак в четвёртой части своего ценного произведения "Ал-Имам Али" пишет: "Самым известным представителем Омейядов. воплотившим в себе все отвратительные качества этого семейства, был Абу Суфиан. Самой характерной чертой Муавие было то, что он был крайне далёк от человечности и Ислама, и его поступки подтверждают это."

Амро ибн Ас:
Этот хитрый дьявол и бесподобный интриган Аравии был такого же порочного происхождения, что и Муавие. По словам Замахшари и Ибн Джоузи, его мать Набика вначале была невольницей и, прослыв развратницей, освобождена своим хозяином. Набика злоупотребила своей свободой и имела связи с разными мужчинами. В это время она и родила Амро.
Вначале Амро имел пятерых отцов, ибо Абу Лахаб, Омайе ибн Халаф, Абу Суфиан, Ас и Хешам ибн Мокайре одновременно были любовниками его матери и после рождения Амро каждый из них по традиции доисламского периода заявил о своём праве на отцовство Амро. Разрешение этого спора было поручено самой Набике и она выбрала отцом своего ребёнка Аса, самого богатого из пятерых, в то время как Амро был больше похож на Абу Суфиана.
Сам Абу Суфиан сказал: "Клянусь Богом, семя Амро было положено в чрево его матери мною." Хассан ибн Сабит говорит: "Твой отец - Абу Суфиан и твоё лицо говорит о том, что ты его сын."
Амро враждовал с Пророком (да благословит Аллах его и род его!) и даже сочинил сатирическую касиду о его светлости! Пророк сказал: "Господи, я же не поэт, чтобы ответить стихами. Прокляни его по количеству слов его касиды!"
Амро постоянно находился в стане врагов Пророка (да благословит Аллах его и род его!). Он был отправлен курайшитами в Эфиопию, чтобы возвратить переселившихся туда мусульман, а когда Джафар ибн Абу Талиб осудил его в присутствии Наджаши, он взбунтовался. В период халифата Умара, когда Амро был назначен губернатором Египта, он расхитил всеобщую казну мусульман и был интерпеллирован Умаром. Сотрудничая с Муавие, Амро совершил преступления, речь о который пойдёт на следующих страницах книги.
Наконец этих двух грязных людей (Муавие и Амро), прославившихся во всей Аравии своей хитростью, коварством и интригами, обуяла жажда власти и мирских благ и они решили помериться силами с Али (да будет мир с ним!), единственным сторонником истины и справедливости. С этой целью Муавие покинул Дамаск во главе многотысячного войска и, пройдя некоторое расстояние, остановился в местечке под названием Сеффейн рядом с Евфратом и объявил о своей готовности сражаться с его светлостью.
Имам Али (да будет мир с ним!) приказал своему войску собраться в Нухайле, назначил командирами отрядов опытных и храбрых воинов и пятого числа месяца шаввал 36 года хиджры отправился в Мадаин.
Его светлость остановился в Мадаине на несколько дней и занялся разрешением проблем жителей этого города. Затем со своими воинами он отправился в Сеффейн и разбил лагерь перед войском Муавие. В числе командиров отрядов войска Али (да будет мир с ним!) можно назвать Малика Аштара Нахаи, Кейса ибн Са'да, Аммара Ясира, Мухаммада ибн Абу Бакра, Овейса Карани, Ади ибн Хатама, Абу Айуба Ансари, Хашема ибн Отбе (Маркал) и Хузимата ибн Сабина (двухсмертный).
И в этом сражении Али (да будет мир с ним!) вначале дал наставления врагам и вновь написал Муавие письмо, в котором напомнил ему о последствиях этого сражения. Своим воинам его светлость сказал:
"He сражайтесь с ними до тех пор, пока они не начнут сражение. Хвала Аллаху, что вы сказали им своё последнее слово и предупредили их о последствиях войны. Одно то, что вы не начнёте сражения первыми, свидетельствует о вашем предостережении. А если сражение произойдёт и они по воле Аллаха потерпят поражение и обратятся в бегство, не убивайте беглецов, не поднимайте мечи на отставших, не убивайте раненых и не мучайте женщин, даже если они будут оскорблять вас и ваших командиров..."
С другой стороны, Муавие не только игнорировал письма и наставления Али (да будет мир с ним!), но и стал пуще прежнего поощрять своих солдат к вражде и сражению с его светлостью. Он приказал своим воинам: "Будьте стойкими и жертвуйте своей жизнью, ибо правда на вашей стороне и вы сражаетесь с тем, кто нарушил союз с Усманом и пролил его кровь. У него нет никаких оправданий перед Господом."

Амро Ас в своём обращении к сирийцам повторил слова Муавие и призвал воинов к сражению.
Узнав об этом, Али (да будет мир с ним!) собрал своё войско и, разъяснив воинам интриги Муавие и Амро Аса, подготовил их к сражению с сирийцами. После восхваления Аллаха он посоветовал им укрепить свой дух и сказал:
"Эй. рабы Аллаха! Бойтесь Аллаха и (во время сражения) не смотрите на то. что может пробудить в вас страх. Говорите потише и поменьше и укрепляйте свой дух для встречи с врагом, сражения с ним на мечах и врукопашную. Будьте стойкими и больше помните о Боге, может быть, достигнете счастья. Подчиняйтесь Аллаху и Его посланнику и не враждуйте друг с другом, ибо это ослабит ваши силы. Будьте терпеливыми, ибо Аллах любит терпеливых. Господи! Вложи в их сердца терпение, помоги им и удостой их великой наградой!"
Муавие, прибывший в Сеффейн раньше Али (да будет мир с ним!), разбил свой лагерь поближе к воде и приказал своим солдатам не позволять воинам Али (да будет мир с ним!) приближаться к Евфрату. Однако Малик Аштар по приказу Али (да будет мир с ним!) атаковал врага и, перебив отряд сирийцев, захватил доступ к Евфрату. После этого захвата Али (да будет мир с ним!) позволил обоим войскам пользоваться водой.
Ввиду тоге, что доступ к Евфрату был захвачен Маликом Аштаром и, с другой стороны, Муавие считал поражение сирийцев и победу иракских воинов заслугой Малика, он решил убрать со своего пути этого мужественного человека, чтобы избавить сирийцев от его атак. С этой целью он вызвал к себе своей храбрейшего воина по имени Сахм и отправил его померяться силой с Маликом. Сахм облачился в железные доспехи, сел на большого коня и, поскакав в сторону иракского войска, вызвал Малика на битву.
Малик, подобно рассерженному льву сражавшийся на полях битвы и рассекавший арабских храбрецов надвое своим мечом, вскочил на коня и вскоре предстал перед Сахмом. Сахм был настолько силён и храбр, что даже иракские воины испугались за жизнь Малика.
Выкрикивая ругательства в адрес Малика, Сахм напал на него с обнажённым мечом, однако Малик ловко отразил его удар и своим мечом рассёк ему грудь. В тот же миг на Малика напали два воина Дамаска, однако Малик не дал им возможности действовать и, убив обоих, возвратился в свой отряд.
После смерти этих храбрецов Муавие приказал Абдулле ибн Умару во главе отряда напасть на воинов Али (да будет мир с ним!). Абдулла, восхваляя себя, вызывал на поле боя соперников. Али (да будет мир с ним!) разрешил Мухаммаду ибн Абу Бакру сразиться с Абдуллой.
Мухаммад со своим отрядом вышел на поле битвы и сражение между отрядами Мухаммада и Абдуллы продолжалось весь день. Затем Муавие отправил Шархабила на помощь Абдулле, а Али (да будет мир с ним!) отправил на подмогу Мухаммаду Малика Аштара. Между отрядами Али (да будет мир с ним!) и воинами Муавие разгорелась жестокая битва, было убито множество людей. Война между двумя войсками продолжилась таким образом до конца месяца зихаджа 36 года хиджры.
В этой войне Али (да будет мир с ним!) как всегда пытался по мере возможности воспрепятствовать убийству и кровопролитию, однако Муавие никоим образом не был готов примириться с его светлостью. Наступил 37 год хиджры и оба войска договорились прекратить сражения в месяце мухаррам. Али (да будет мир с ним!) больше Муавие стремился к этому, ибо надеялся, что за это время стороны придут к согласию и положат конец вражде. Поэтому он прилагал все усилия для того, чтобы отговорить Муавие от продолжения этого кровопролития. Однако упрямый Муавие не согласился на перемирие. Месяц мухаррам прошёл, и в первый же день месяца сафар вновь загорелся огонь войны, продолжившейся до 17 сафара следующего года. Таким образом продолжительность этой войны в различных исторических книгах согласно различным мнениям о дате её начала, в том числе шаввала 36 года (когда Али (да будет мир с ним!) покинул Куфу) или сафара 37 года, упомянута от 12 до 18 месяцев.

Эта война была одной из кровопролитных войн между арабскими племенами, которую можно назвать войной между справедливостью и злом или светом и тьмой.
В первые дни войны имам Али (да будет мир с ним!) предпочёл, чтобы сражения происходили между отдельным лицами, дабы воспрепятствовать массовому убийству, однако гибель верных соратников его светлости, в том числе Аммара Ясира и Овейса Карани, ожесточила борьбу.
Муавие приказал арабскому смельчаку по имени Аджир отправиться на борьбу с воинами Али (да будет мир с ним!). Противником этого человека был слуга Али (да будет мир с ним!), погибший от его руки. Али (да будет мир с ним!), опечаленный гибелью своего слуги, немедленно вышел на поле боя для сражения с Алжиром. Аджир, не знавший Али (да будет мир с ним!) в лицо, высокомерно опустил свой меч на его светлость, однако Али (да будет мир с ним!) отразил этот удар и, подняв Аджира с седла, так сильно бросил его оземь, что все кости Аджира переломались и он в тот же миг испустил дух. Затем его светлость напал на сирийцев и, убив большое число вражеских солдат, возвратился в свой лагерь.
На четвёртый день месяца сафар 37 года Абу Айуб Ансари со своим отрядом был уполномочен атаковать войска Дамаска. Сам он поскакал к штабу Муавие, сметая всех со своего пути. Увидев его вблизи своего штаба, Муавие испугался и спрятался среди сирийцев. Перебив всех, кто посмел преградить ему путь, Абу Айуб возвратился к своему отряду, а встревоженный и разгневанный Муавие осыпал бранью сирийцев за то, что они не отразили атаку Абу Айуба и, несмотря на свою многочисленность, позволили ему добраться до палатки Муавие. Он сказал сирийцам, что если бы каждый из них бросил один камень в Абу Айуба, он был бы завален камнями. Марга' ибн Мансур ответил Муавие: "Иногда на поле боя выходит всадник, показывающий чудеса храбрости. Сейчас я последую его примеру и, атаковав войско Али (да будет мир с ним!), доскачу до его палатки!"
Муавие сказал: "Посмотрим, что ты сделаешь!" Марта' вскочил на коня и поскакал в сторону иракского войска, намереваясь пробить себе путь и доскакать до палатки Али (да будет мир с ним!), но когда он приблизился к первым рядам войска его светлости, Абу Айуб Ансари, находившийся а этих рядах, ударом меча снёс голову Марга' с плеч. Это привело Муавие в ярость и он приказал всему войску начать наступление. Али (да будет мир с ним!) также приказал своим воинам наступать.
Это была первая всеобщая атака и сражение, в котором приняли участие все воины обеих сторон. В тот день Али (да будет мир с ним!), сражаясь с удивительной храбростью, убил большое число вражеских солдат.
Это кровопролитие было результатом вожделений и интриг Муавие, не желавшего слушать наставления и под различными предлогами обманувшего жителей Дамаска и превратившего их в средство достижения своих сатанинских целей. Поэтому Али (да будет мир с ним!) решил сразиться с самим Муавие. Для этого он приблизился к войску сирийцев и воскликнул: "Где сын Хенд?" Не услышав ответа, он вновь вызвал Муавие на бой и громко сказал: "Эй, Муавие, претендующий на халифат и проливающий кровь людей! Будь мужчиной и выйди сражаться со мной. Пусть халифом станет тот, кто победит. Пусть наши мечи рассудят нас!"
Муавие из страха ничего не ответил. В рядах сирийцев возник переполох. Абрахе ал-Сабах ибн Абрахе, один из воинов Дамаска, подтвердил слова его светлости и сказал воинам: "Эй, люди, клянусь Аллахом, если это сражение будет продолжаться подобным образом, ни одного из вас не останется в живых. Зачем вы идёте на смерть? Посторонитесь, чтобы Али ибн Абу Талиб и Муавие померялись силами." Услышав эти слова, Али (да будет мир с ним!) сказал: "Никогда я не слышал от сирийцев слов, которые, подобно словам Абрахе, обрадовали бы меня."
Однако Муавие из страха перед двуконечным мечом Али (да будет мир с ним!) спрятался в последних рядах своего войска и сказал стоявшим рядом с ним воинам, что Абрахе помешался. Старейшины Дамаска сказали друг другу: "Абрахе превосходит всех нас умом. Это Муавие боится сражаться с Али."
Али (да будет мир с ним!) несколько раз повторил свой вызов, однако Муавие не откликнулся. Наконец Урват ибн Давуд, один из воинов Муавие, крикнул: "Теперь, когда Муавие не желает сражаться с Али, я принимаю его вызов!" Затем он воскликнул: "Эй, сын Абу Талиба! Оставайся на своём месте, пока я не доберусь до тебя." Когда он предстал перед Али (да будет мир с ним!), его светлость ударом меча рассёк его надвое на лошади и даже повредил седло. Двоюродный брат Урвата бросился к Али (да будет мир с ним!), чтобы отомстить за смерть Урвата, однако встретил удар меча его светлости, отправивший его к его двоюродному брату. Затем Али (да будет мир с ним!) вернулся в свой лагерь.

Сражение Амро Аса с Али (да будет мир с ним!) было весьма зрелищным и рассказ о нём будет интересным для читателя.
Коварный и осмотрительный Амро Ас страшился сражаться не только с Али (да будет мир с ним!), но и остальными известными воинами. В то же время он не хотел прослыть трусом. Как раз однажды Али (да будет мир с ним!), переодетый в другую одежду и будучи неузнанным, вышел на поле боя и приблизился к войску сирийцев и затем вернулся. В тот день Али (да будет мир с ним!) походил на неизвестного трусливого воина. Амро Ас, постоянно высматривавший себе трусливых соперников, решил не упускать случая. Он поскакал к этому незнакомому всаднику в надежде убить его и доказать сирийцам свою храбрость, не ведая о том, что тем всадником является никто иной, как Али (да будет мир с ним!). Приблизившись к нему, он стал читать раджаз (бахвальное стихотворение) и расхваливать себя:
"Эй, главы Куфы, интриганы и убийцы Усмана, этого праведного человека! Этого вашего деяния достаточно, чтобы вызвать мою печаль. Я убиваю вас и не вижу среди вас Али."
Али (да будет мир с ним!), увидев Амро Аса в своих руках, внезапно напал на него подобно храброму льву и в ответ на раджаз Амро сказал: "Я тот имам Курайша, правление которого радует мусульман Йемена, Наджда и Адена. Знай, что я отец Хусейна и Хасана."
Представившись, Али (да будет мир с ним!) поскакал к Амро и своим копьём сбросил его с лошади и поднял своей меч над его головой. Узнав Али (да будет мир с ним!), Амро насмерть перепугался и распрощался со своими мечтами и надеждами, увидев смерть перед глазами.
Когда блеск меча Али (да будет мир с ним!) ослепил его перепуганные глаза, он, не имея никакой надежды на спасение, воспользовался своей коварность и благородством его светлости. Лёжа на спине, он поднял свои ноги и обнажил срамные части своего тела и прикрылся ими как шитом от меча Али (да будет мир с ним!).
Али (да будет мир с ним!), не имевший себе подобных в благородстве, стыдливости, щедрости и милосердии, отошёл от Амро и вернулся в своей лагерь, сказав: "Да проклянёт тебя Аллах! Ты избежал смерти благодаря своей наготе." Амро не опускал своих ног до тех пор, пока Али (да будет мир с ним!) не отошёл от него на довольно большое расстояние. Затем, дрожа от страха, он пополз обратно, чувствуя, как из его носа и рта течёт кровь. Наконец он с трудом добрался до палатки Муавие и вздохнул спокойно.
Муавие рассмеялся: "Эй. Амро! Какую чудесную уловку ты придумал. Никто, кроме тебя не мог додуматься до этого. Иди и благодари свою наготу, спасшую тебе жизнь. Будь благодарен за милосердие и благочестие тому, кто отпустил тебя. Клянусь Аллахом, никто кроме Али не сделал бы этого." Говоря эти слова, Муавие хохотал и высмеивал Амро. Тот, в свою очередь, напомнил Муавие о его страхе перед Али (да будет мир с ним!): "Разве Али не вызвал тебя на поле боя? Почему же ты не принял его вызов и согласился на позор?" Муавие ответил: "Эй, Амро! Я признаю, что невозможно сражаться с таким храбрецом как Али, но твоё сегодняшнее поведение было очень забавным." Насмешки Муавие привели в ярость Амро Аса, и он удалился, проклиная Муавие.
Хотя в начале войны командиры войска Али (да будет мир с ним!) всегда возвращались с победой, его светлость постоянно пытался превратить вражду в мир и спокойствие и предотвратить дальнейшее кровопролитие. Даже в ходе войны он не переставал наставлять врагов, однако, не получив желаемых результатов, был вынужден продолжать войну.
Имам Али (да будет мир с ним!) выступал перед своими воинами с красноречивыми и искренними проповедями и тем самым укреплял в своих воинах веру и во сто крат увеличивал их силы, ибо божественные слова его светлости оказывали своё чудотворное воздействие на любого слушателя.
Али (да будет мир с ним!) говорил своим воинам: "Бесполезно бежать с поля боя из страха быть убитым. Никто не умрёт, пока не наступит его смертный час." В подтверждение своих слов он читал нараспев этот коранический аят:
"Скажи (,Мухаммад): " Бесполезно для вас бежать от смерти или гибели (на поле брани). И если даже (обратитесь в бегство), то будете наслаждаться (мирскими благами) недолго."[47]
Али (да будет мир с ним!) также призывал своих солдат к терпению и напоминал им о награде, которой удостоится тот, кто погибнет на пути Аллаха, читая аят:
"Воистину, Аллах любит тех, которые сражаются (стройными) рядами на Его пути, словно они - прочно сложенное здание."[48]
Таким образом его светлость разъяснял своим воинам значение истины и лжи и укреплял их дух.Друзья и соратники Али (да будет мир с ним!) беспрекословно подчинялись ему и своей храбростью и самоотверженностью на деле доказывали ему свою любовь и преданность.
Муавие поддерживал боевой дух своего войска различными лживыми обещаниями и пытался различными уловками и интригами внести смуту и раскол в ряды войска Али (да будет мир с ним!).
В числе воинов Али (да будет мир с ним!), попавшихся на удочку Муавие, был Халид ибн Муаммар, известный арабских храбрец. По приказу Али (да будет мир с ним!) Халид во главе девятитысячного отряда совершил мощное нападение на войско сирийцев и, пробив себе путь среди этого войска, добрался до штаба Муавие и перебил его охрану.
Увидев поражение своего войска, Муавие прибегнул к уловке и отправил к Халиду одного из своих приближённых, которому поверял все свои тайны, с посланием: "Какую пользу ты извлекаешь из этого сражения и кровопролития? Вместо того, чтобы убивать людей, подготовь почву для моего халифата, а я в случае победы назначу тебя правителем Хурасана."
Рука Халида, державшая меч, опустилась. Обуянный жаждой власти, он медленно вернулся в свой лагерь. Это было первым семенем раздора, посеянным Муавие среди командиров войска Али (да будет мир с ним!). Затем он обещал власть Аш'асу ибн Кейсу. Именно эти люди в дальнейшем настроили против Али (да будет мир с ним!) его сторонников.
Война Сеффейн ожесточалась с каждым днём, ибо было ясно, что только меч может рассудить два войска. Поэтому было решено продолжить войну, чтобы выяснить, кто станет победителем. Оба войска сражались с раннего утра до вечера. Было убито много воинов, в особенности сирийцев.
В числе воинов Муавие, сражённых рукой Али (да будет мир с ним!), был Махарик, вышедший однажды на арену и вызвавший себе противников. Он убил четырёх храбрых воинов Алш(да будет мир с ним!), затем отрубил им головы и оголил их срамные части тела. Али (да будет мир с ним!), разгневанный этим постыдным поступком Махарика, переоделся в другую одежду и, неузнанный, вызвал Махарика на бой. Его светлость разрубил Махарика надвое на его лошади, а затем перебил семерых храбрецов Дамаска, вызвавшихся отомстить за кровь Махарика.
Другим жаждавшим прославиться воином Дамаска был Боср ибн Артат. После того как Муавие отказался сражаться с Али (да будет мир с ним!), Боср решил померяться силами с его светлостью и либо умереть, либо обессмертить своё имя. С этой целью он покинул войско Шама и поскакал к лагерю его светлости. Приблизившись к лагерю и увидев Али (да будет мир с ним!), он почувствовал, что весь дрожит от страха. Сердце его бешенно колотилось.
Али (да будет мир с ним!) немедленно вызвал его на бой и, приблизившись к нему, сбросил его с лошади своим копьём. Очутившись в объятиях смерти, Боср последовал примеру Амро Аса и обнажился и таким образом спасся от гнева Али (да будет мир с ним!). Его светлость отвернулся от него и сказал: "Будь проклят Амро Ас, подавший вам такой постыдный пример." Боср вернулся в свой лагерь опозоренным, а не прославленным, как того желал.
После этого события иракцы надсмехались над сирийцами и говорили им: "Вы постоянно говорите о мужестве, но на поле битвы шитом для вас служит ваша нагота. Какой позорной уловке вы научились у Амро Аса." На это указывает и Али (да будет мир с ним!) в книге "Нахдж ал-Балаге", говоря о низких поступках Амро Аса:
"На поле битвы он отдаёт приказы до тех пор, пока мечи не вынуты из ножен. Как только мечи обнажаются, основной его уловкой является показ людям своей наготы."
В числе воинов Али (да будет мир с ним!), павших мученической смертью при Сеффейне, был Аммар Ясир. Этот благородный человек был близким соратником Пророка (да благословит Аллах его и род его!). Несмотря на свой преклонный возраст (ему было около девяноста лет), он поспешил на поле битвы и своей красноречивой логикой восхвалял Пророка и его семейство и проклинал Муавие и его сторонников:
"В прошлом мы сражались за ниспослание Корана, а сегодня сражаемся с вами за его сохранность." После многочисленных битв, в которых Аммар мужественно сражался, он погиб от руки Абу ал-Адие. Али (да будет мир с ним!) был глубоко опечален гибелью Аммара и сказал своим воинам: "Тот, кого не опечалила гибель Аммара, не мусульманин."
После смерти Аммара среди войска Дамаска возникли разногласия, ибо сирийцы слышали, что Пророк (да благословит Аллах его и род его!) сказал Аммару:
"Тебя убьёт заблудшее и жестокое племя."
Сирийцы говорили друг другу: "Выяснилось, что мы заблудшее и жестокое племя, раз убили Аммара." Муавие ответил им: «Его убил тот, кто вывел его из его города и дома на погибель.» Под этими словами Муавие подразумевал Али (да будет мир с ним!). Амро Ас тихо сказал Муавие: "В таком случае убийцей Хамзе является Пророк, а не мекканские язычники, ибо именно Пророк (да благословит Аллах его и род его!) привёл Хамзе на поле битвы в Ухуде!" Муавие ответил: "Сейчас не время шутить и вмешиваться в чужие дела. Не вздумай повторить эти слова в другом месте."
В числе погибших командиров войска имама Али (да будет мир с ним!) был Хашем ибн Отбе (известный как Маргал), Амро ибн Мухассан и Хазимат ибн Сабит (известный как Двусмертный).
Самым выдающимся командиром войска Али (да будет мир с ним!) был Малик Аштар, принявший участие в тяжелейших сражениях при Сеффейне и неоднократно нанесший войску Дамаска крупное поражение.
В один из дней, когда Малик вызывал соперников на поле боя, из войска Муавие вышел сражаться с ним Абдулла ибн Умар. Он не узнал Малика и стал читать раджаз. Приблизившись к своему сопернику и узнав в нём Малика, Абдулла замер на месте, не в силах произнести ни слова. Он понял, что смерть его неминуема. Тогда он сказал: "Эй, Малик, если бы я знал, что это ты вызываешь соперников на бой, я бы не вышел на поле битвы. Позволь мне вернуться." Малик ответил: "Как ты можешь вынести свой позор, когда сирийцы будут говорить, что Абдулла сбежал от своего противника?" Абдулла ответил: "Мнение других не интересует меня, когда речь идёт о моей жизни. Будет всё же лучше, если они скажут (да накажет его Аллах за его грех- прим. перев.), нежели (он убит, да упокоит Аллах его душу -прим. перев.)." Малик сказал: "Иди, но впредь не выходи сражаться, пока не будешь уверен, что знаешь своего противника." Абдулла вернулся в свой лагерь и воскликнул: "Аллах сегодня спас меня от этого храброго льва!" Муавие выразил своё недовольство: "Эй, трус, мало того, что ты сбежал с поля поя, ты ещё и, восхваляя храбрость Малика, ослабляешь дух сирийцев? Малик мужчина и ты мужчина. Откуда в тебе такая трусость и почему ты не сразился с ним?"
Абдулла ответил: "Эй, Муавие! Уж тебе то не пристало упрекать меня. Ты - зачинщик этой войны и этого кровопролития. Будет лучше, если на борьбу с ним выйдешь ты. Почему же ты не идёшь? Ведь Малик мужчина и ты мужчина!"
Несколько командиров войска Муавие вместе со своими племенами, находящимися под командованием Амро Аса, решили убить Малика Аштара. Малик во главе отряда из своих соплеменников атаковал их и перебил восемьдесят человек. Малик пытался достать самого Амро Аса и, наконец, приблизившись к нему, сбросил его с лошади. В это время Амро Аса загородили его приближённые и спасли его от неминуемой смерти, вынеся с поля боя.
Малик атаковал других храбрецов Дамаска, вышедших со своими племенами на битву с ним, и убил таких известных воинов как Йезид ибн Зиад и На'ман ибн Джабле и перебил их племена. Он проявил невиданное мужество, изумившее всех.
Как было ранее сказано, эта война была самой кровопролитной из всех внутренних войн послеисламского периода. Али (да будет мир с ним!) был глубоко опечален этими раздорами и неоднократно давал наставления Муавие, но всё было бесполезно. Он вызвал Муавие на бой, тот не принял вызова. Его светлость вновь вызвал Муавие на поле боя, прочитав прекрасные стихотворения, и, не получив ответа, вместе с Маликом Аштаром атаковал это заблудшее племя и за короткое время уничтожил войско Муавие.
В последние дни войны поражение сирийского войска было неминуемым и смелые атаки иракских воинов под командованием Али (да будет мир с ним!), Малика Аштара и других командиров разметали вражеское войско и приблизили его к грани уничтожения. Однако Муавие ежеминутно, обещая власть командирам своей войска и давая деньги простым воинам, отправлял их на поле битвы.
По словам историков, иракское войско вступало в бой в полном составе два раза. В первый раз это случилось после гибели таких верных соратников Али (да будет мир с ним!) как Аммар Ясир и Овейс Карани, когда куфийские воины и юноши семейства Хашемидов во главе отрядов атаковали войско Дамаска, которое рассыпалось в разные стороны под настиском этой мощной атаки. Даже Муавие сбежал со своего командного поста и, давая своим солдатам ложные обещания, умолял их сохранять терпение и спокойствие. Во второй раз это произошло в сражении Лайлат ал-Харир.
Все знают, что в холодные зимние ночи собаки воют, а не лают. Этот ночной вой собак определяется в арабском языке словом "харир".
В сражении Лайлат ал-Харир раненые, в частности воины войска Муавие, стонали от боли и их стоны походили на вой собак в зимнюю ночь. Поэтому та ночь получила название "лайлат ал-харир" (ночь воя).
Однако прежде чем началось сражение Лайлат ал-Харир, последнее сражение при Сеффейне, Муавие написал письмо его светлости Али (да будет мир с ним!), в котором заявил, что завершит войну, если его светлость назначит его правителем Дамаска.
Ибн Абу ал-Хадид в комментариях к "Нахдж ал-Балаге" пишет, что Муавие поставил в известность Амро Аса относительно своего намерения написать письмо Али (да будет мир с ним!). Амро Ас рассмеялся:
"Эй, Муавие, какой ты простак! Разве твоя уловка может подействовать на Али?"
Муавие возразил: "Разве мы оба, я и он, не являемся потомками Абд Манаф?" Амро ответил: "Да, это так. Но он принадлежит к семейству Пророка, а ты нет. Но если хочешь, пиши!"
Муавие написал его светлости следующее: "Если бы мы знали, что война и кровопролитие нанесёт нам такой ущерб, ни один из нас не начал бы этого дела. Теперь мы действуем с умом и знаем, что должны сожалеть о прошлом и постараться в будущем исправить свои ошибки. Я и прежде, не связав себя союзом с тобой, требовал от тебя правление Дамаском. Сегодня я повторяю своё требование. Клянусь Аллахом, убито много воинов и надо подумать о живых. Мы оба являемся потомками Абд Манаф, и ни один из нас не превосходит другого, чтобы один из нас подчинялся другому. Всё."
Прочитав письмо Муавие, Али (да будет мир с ним!) написал ему следующий ответ:
"Насчёт того, что ты потребовал от меня Дамаск, должен сказать, что я не тот человек, который сегодня подарил бы тебе то, в чём отказал вчера. Ты сказал, что убито много людей и необходимо подумать об оставшихся в живых. Знай, что каждый погибший на пути истины попадёт в рай, а каждый убиты на пути лжи отправится в ад. Это правда, что мы оба являемся потомками Абд Манаф, но Омейяды несравнимы с Хашемидами, как несравнимы Хараб с Абд ал-Муталлибом. Абу Суфиан с Абу Талибом, переселившийся с освобождённым или потомок истинного и непорочного семейства с человеком, объявленным другим членом его семейства (по некоторым мнениям, Омейе не был сыном Абд Шамса, он был римским рабом, которого Абд Шамс по традиции доисламского периода приблизил к себе и принял в своё семейство, и имам указывает на это событие). Идущий по пути добра несравним с тем, кто избрал путь, зла, а правоверный не может стоять в одном ряду с коварным интриганом.
Конечно, плохим сыном будет тот. кто (подобно тебе) последует примеру своих отцов, отправившихся в преисподнюю. Кроме того,, наша семья обладает пророческим величием и благородством, благодаря которому мы можем унизить отказавшегося от повиновения близкого нам человека и возвысить повинующегося незнакомца. Господь обратил арабов в Свою религию группами. Одна группа приняла Ислам добровольно, а другая - по принуждению. Вы принадлежите к той группе, которая обратилась в Ислам ради мирских благ или из страха за жизнь, в то время как победа останется за правоверными и первыми переселенцами. Не подчиняйся дьяволу и изгони его из себя."
Получив письмо Али (да будет мир с ним!). Муавие раскаялся в том, что писал ему и несколько дней скрывал от Амро Аса, что получил ответ. Затем он вызвал его к себе и прочитал ему письмо Али (да будет мир с ним!). Амро побранил его и обрадовался тому, что Али (да будет мир с ним!) осудил Муавие.
Отправив письмо Муавие. Али (да будет мир с ним!) решил покончить с ним, ибо война Сеффейн длилась свыше года и за это время все наставления его светлости не имели результатов. Битвы между отдельными лицами и даже отрядами не определили исхода войны, поэтому по приказу Али (да будет мир с ним!) состоялось совещание, на котором присутствовали командиры всех рангов и отрядов войска его светлости и было решено совершить всеобщую ночную атаку (сражение Лайлат ал-Харир) и расправиться с Муавие и его войском.
Для осуществления этого плана была выбрана одна из ночей месяца сафар 38 года хиджры, и Али (да будет мир с ним!) за день до этого, дав своему войску военные приказы, сказал:
"Мусульмане! Изберите своим лозунгом страх перед Аллахом и облачитесь в одежду спокойствия и достоинства, сожмите зубы, ибо это отдалит мечи от ваших голов, наденьте военные доспехи и выньте мечи из ножен, смотрите на врага враждебно и орудуйте копьём, сражайтесь мечами, приближаясь к врагу, и знайте, что вас видит Аллах и с вами двоюродный брат Пророка Аллаха. Непрестанно нападайте и стыдитесь бежать, ибо бегство опозорит ваших детей и ваш род и приведёт вас в огонь в Судный День. Радуйтесь, если ваша душа отделится от тела, и легко идите к смерти. Атакуйте этой войско (сирийцев) и эту стоящую на возвышении палатку (штаб командования Муавие), ворвитесь в неё, ибо в ней спрятался дьявол (Муавие), который вытянул вперёд руку, чтобы напасть на вас, и отодвинул назад ногу, чтобы бежать от вас (если увидит, что вы слабы, нападёт на вас и если увидит, что вы храбры, убежит от вас). Пусть вашей целью будет сражение с ним и его сторонниками, чтобы вам открылась истина: вы лучше и превыше их, Господь с вами и не оставит ваши деяния без награды."
Когда наступила ночь, был издан приказ о нападении и иракское войско в полном составе двинулось на сирийцев и до утра сражалось с ними. Мощные атаки войска Али (да будет мир с ним!) в ту ночь повергли сирийцев в такой ужас, что никто не надеялся спастись. Войско Дамаска распалось и полностью потеряло свой боевой дух.
Отряды войска Муавие вышли из-под подчинения своих командиров и полностью нарушили порядок и дисциплинированность, необходимую для каждого военного отряда. Иракские воины показали чудеса храбрости и самоотверженности и вселили страх в сердца сирийцев, рубя их направо и налево. По словам Шахр Ашуба, в ту ночь было убито четыре тысячи воинов из армии Али (да будет мир с ним!) и тридцать две тысячи сирийцев. Автор "Кашф ал-Камме" пишет, что в ту ночь было убито тридцать шесть тысяч человек.
Малик Аштар своими выкриками восхвалял иракское войско и предвещал ему победу над сирийцами. Али (да будет мир с ним!) возглавлял войско и устанавливал порядок среди различных отрядов. Увидев, что какой-то отряд замешкался, его светлость отправлялся к нему и своими храбрыми атаками вёл его к цели.
Итак, многочисленное войско Муавие распалось, и смерть распростёрла над ним свои крылья. Сирийцы, продолжавшие сражаться за осуществление грязного плана Муавие, были убиты, а остальные бежали.
Всё утро воины имама Али (да будет мир с ним!) сражались в лагере Муавие. Сам Муавие, намеревавшийся бежать, услышал, как Али (да будет мир с ним!) призывал своих воинов продолжить сражение и говорил: "Правоверные! Вы видели, к чему приводит война с врагом. Видны признаки победы и вскоре дело завершится." Тогда Муавие обратился к Амро Асу и сказал: "Ты слышал, что сказал Али? Что же теперь делать?"
Амро ответил: "Эй, Муавие! Знай, что наших людей нельзя сравнить с воинами Али и сам ты никогда не сравнишься с Али. Кроме того, Али в этой войне желает смерти как счастья, а ты стремишься к мирским благам. Жители Ирака боятся, что в случае победы над ними ты перебьёшь их всех, а сирийцы уверены, что если Али победит, он не накажет их. Таким образом ты никогда не сможешь победить Али!"
Муавие ответил: "Эй, Амро, я позвал тебя сюда не для того, чтобы ты пугал меня, ослаблял дух сирийских воинов и восхвалял храбрость иракского войска. Подумай, каким образом мы можем выйти из этого положения. Разве ты не хочешь править Египтом?"
Амро ответил: "Эй, Муавие! Я с самого начала знал, что нельзя победит Али силой и придумал уловку для такого момента. Немедленно прикажи принести все имеющиеся у твоих воинов Кораны и приколоть их на остриё копий. Пусть твои воины покажут эти копья иракцам и скажут им, чтобы они поступали с ними согласно предписаниям Корана и не проливали напрасно мусульманской крови. Таким образом среди иракского войска возникнут разногласия и они перестанут сражаться."
Муавие воскликнул: "Эй, Амро! Какой хитрый план!" Он немедленно приказал собрать Кораны. Сирийцы прикололи их к острию своих копей и закричали:
"Эй, арабские племена! Ради чего свершаются эти убийства? Путь Божье Писание рассудит нас!"


_________________________
[45] Сура "Покаяние", аят 12.
[46] Впоследствии Вахши принял Ислам и Пророк простил его.
[47] Сура "Сонмы", аят 16.
[48] Сура "Ряды", аят 4.