Амираль Муминин Али ибн Аби Талиб (ДБМ)
 
Амру Ас отправляется в Египет

После окончания битвы при Сиффине и появления хариджитской смуты в войске Али, Муавия не терял времени зря и, послав войско во главе с Амру Асом, постарался отнять у Имама власть над Египтом. Для выполнения такого важного дела он собрал всех своих предводителей: Амру Аса, Хабиба бен Муслиму Фахри, Бусра бен Автата Амири, Даххака бен Кайса и Абд-ар-Рахмана бен Халида, а также вызвал к себе на совет и некоторых некурайшитских вождей. Он обратился к присутствующим так: «Вы знаете, почему я собрал вас?»

Раскрывая его секрет, Амру Ас ответил: «Ты позвал нас сюда, чтобы решить вопрос о завоевании Египта, так как это очень плодородная земля, с которой можно собирать большие налоги. Твоё величие и величие твоих последователей – в завоевании этой территории». Муавия подтвердил слова Амру Аса и напомнил свое обещание ему: если он одолеет Али (ДБМ), то отдаст ему Египет. На этом собрании после долгих размышлений приспешники Муавии решили написать письма народам Египта, и дружественным, и враждебным: друзьям дать приказ бороться с Али, а врагов призвать к миру или же пригрозить им сражением. Муавия написал послания двум противникам Али (ДБМ) по имени Муслима и Муавия Кинди, а затем послал в Египет огромное войско во главе с Амру Асом. Когда Амру приблизился к границам Египта, последователи Усмана присоединились к нему. Оттуда Амру написал предводителю Египта письмо следующего содержания: «Я не хочу, чтобы началась битва и была пролита кровь. Жители Египта недовольны твоим правлением и сожалеют о следовании за тобой».

Амру Ас послал своё письмо, а также ранее написанное письмо Муавии, Мухаммаду бен Аби Бакру. Прочитав оба письма, предводитель Египта отправил гонца к Имаму, сообщил о прибытии войска Шама в Египет, и добавил: «Если хотите, чтобы Египет остался в ваших руках, помогите деньгами и воинами». В ответ Имам призвал предводителя Египта к борьбе с врагами.

Затем Мухаммад бен Аби Бакр ответил на письма Амру Аса и Муавии и призвал людей собрать войско и выйти навстречу Амру Асом. Авангард его войска во главе с Кананой бен Бушром составил две тысячи человек, сам Мухаммад отправился со второй колонной. Встретившись с войском Шама, египтяне пробили брешь во вражеском строе, но, в конце концов, из-за малочисленности потерпели поражение. Канана спешился и вместе со своими воинами начал битву, причем каждый вони дрался в одиночку с многими врагами. Он погиб, читая такой аят: «Не подобает душе умирать иначе, как с дозволения Аллаха, по писанию с установленным сроком. И если кто желает награды ближней жизни, Мы даруем ему ее; а кто желает награды в последней, Мы даруем ему ее, – и воздадим Мы благодарным!»[799]

Гибель Мухаммада бен Аби Бакра

Гибель Кананы бен Бушра придала смелости войску Шама, и его предводители решили продолжить наступление и пробиться к лагерю Мухаммада бен Аби Бакра. Неожиданно напав на лагерь, они застали египтян врасплох, вызвав среди них панику. Сам Мухаммад бен Аби Бакр, стараясь найти укрытие, спрятался за каким-то разрушенным сооружением. Муавия бен Хадидж узнал о месторасположении Мухаммада и вытащил его оттуда. Он повёл его в местечко Фастат к военачальникам войска Амру. К этому времени Мухаммад уже умирал от жажды.

Абд-ар-Рахман бен Аби Бакр, брат Мухаммада, который был в войске Амру, закричал: «Я не позволю убить моего брата!» Он попросил Амру Аса, чтобы тот приказал предводителю войска пощадить пленника. Амру Ас послал гонца к Муавии бен Хадиджу с приказом доставить Мухаммада живым, но Муавия ответил: «Мой двоюродный брат Канана бен Бушр убит. Мухаммад тоже не должен остаться в живых». Узнав о своей судьбе, Мухаммад попросил воды, но Муавия, ссылаясь на то, что Усман погиб, не утолив жажды, отказался дать ему воду.

Муавия начал оскорблять Мухаммада. В конце он сказал: «Я засуну твое тело в брюхо мёртвому ослу, а потом сожгу». Мухаммад ответил: «Вы, враги Бога, постоянно поступаете так в отношении Божьих избранников. Я надеюсь, что Бог сделает для меня этот огонь холодным и благодатным, как это было с Ибрахимом. Пусть Бог сожжёт тебя, твоего правителя Муавию бен Аби Суфьяна и Амру Аса в таком огне, который, не угасая, с каждым мгновением ещё больше воспламеняется». Тогда Муавия бен Хадидж разгневался и убил Мухаммада, а его тело засунул в брюхо мёртвого осла и сжёг.

Весть о гибели Мухаммада больше всего опечалила двух человек, один из них – его сестра Айша. Завершая свои ежедневные молитвы, она проклинала Муавию бен Аби Суфьяна, Амру Аса и Муавию бен Хадиджа. Айша взяла покровительство над семьёй брата и его детьми, а сын Мухаммада Касим вырос под ее опекой. Другой человек, оплакивавший Мухаммада – это его мать, Асма бент Амис. У нее была очень бурная судьба: сначала она с гордостью вышла замуж за Джафара бен Аби Талиба, затем, после его гибели, - за Абу Бакра, от которого у неё и родился сын Мухаммад. После смерти Абу Бакра она вышла замуж за Али (ДБМ), от которого у неё родился сын по имени Йахйа. Когда мать узнала о судьбе своего сына, то принялась горько оплакивать его, в своих молитвах она проклинала его убийц. В конце концов, у неё началось сильное кровотечение.

В своём письме Муавии Амру Ас известил его о гибели тех двух и, подобно двуличным политикам, обманывающим друг друга, чтобы показать себя с наилучшей стороны, добавил: «Мы призывали их к писанию Бога и сунне, но они сопротивлялись нам, оставаясь при своём заблуждении. Между нами началась битва. Мы попросили у Бога помощи, Бог ударил по их лицам и спинам и со связанными руками передал их нам».

Имам Али (ДБМ) узнаёт о смерти Мухаммада

Абдулла бен Каид прибыл в Куфу и известил Али (ДБМ) о гибели Мухаммада. Имам приказал собрать людей и произнес перед ними речь. Он сказал: «Это стоны Мухаммада и ваших братьев из Египта. Враг Бога и ваш враг, Амру Ас, напал на них и завладел ими. Я не ожидал, что привязанность и доверие заблудших к своему жестокому правителю будет крепче, нежели ваше стремление к истине. Напав на Египет, они овладели вами. Как можно скорей поспешите к египтянам на помощь. Рабы Бога! В Египте больше благодати, чем в Шаме, и его жители лучше, чем жители Шама. Не теряйте Египет. Если Египет будет в ваших руках, у вас будет величие, а у врага – позор. Как можно скорей отправляйтесь в Джуру, чтобы встретиться с врагом». Через несколько дней, после встреч предводителей иракцев с Имамом в Египет, наконец, было отправлено войско из двух тысяч человек во главе с Маликом бен Кяабом[800].

В своём письме ибн Аббасу Имам так пишет об этих событиях: «Вот, Египет был захвачен, а Мухаммад бин Аби Бакр - да смилостивится над ним Аллах - пал смертью мученика, и перед ликом Аллаха мы почитаем его как сына праведного, работника добродетельного, как меч разящий, как опору защитную. Я призывал людей присоединиться к нему, призывал их поддержать его прежде, нежели произошло это событие, призывал их тайно и открыто, снова и снова, и среди них были те, кто явился подневольно, и были такие, кто отговорился лживыми отговорками, и те, кто отстранился от моего призыва. Я прошу Аллаха всевышнего, чтобы Он даровал мне скорейшее от них избавление; и, клянусь Аллахом, если бы не мое стремление при встрече с врагом снискать смерть мученика, и не приготовление души моей к неизбежной смерти, мне было бы милее не находиться с ними ни одного дня, ни встречаться ни с одним из них никогда»[801].

Гибель Мухаммада очень огорчила Али (ДБМ) и он, проливая слёзы, говорил: «Он был для меня сыном, а для моих детей и для детей моего брата был братом»[802].

После битвы при Сиффине печальные события следовали один за другим, разумные наблюдатели могли предсказать падение власти Али (ДБМ) из-за невежества его последователей. Имам был связан по рукам и ногам, а между тем Муавия овладел Шамом, Амру Ас – Египтом, грабители и убийцы со стороны Муавии, желая еще более ослабить центральную власть, нападали на близлежащие селения. Но что мог предпринять Али (ДБМ) при таких печальных событиях? Как он смог бы попросить помощи у опустошённых душою иракцев? История пишет, что лишь в последние дни своей жизни Имам произнёс пламенную речь, которая заставила воспрянуть впавших в уныние иракцев.

Последнее выступление Имама Али (ДБМ)

Нуфил бен Фадала говорит: «В последние дни жизни Имама Джада Махзуми соорудил небольшой каменный постамент, и Имам поднялся на него. На нем была тканая рубашка, в руках – лезвие меча, на ногах – тапочки из пальмовых волокон, а на его лбу виднелся след многочисленных земных поклонов. Имам выступил перед людьми с такой речью: «Хвала Аллаху, к Которому – возвращение всех творений, и у Которого - последствия всех деяний. Восхваляем мы Его за величие Его добродетели, за щедрость Его доказательства, за множество Его благодеяний и милостей, восхвалением, в котором будет нашего обязательства исполнение, возведение должного благодарения, к воздаянию Его приближение, для добродетелей Его (ниспосылаемых) умножение.

И просим Его о помощи просьбой надеющихся на Его благодеяние, на Его дарование, уверенными в Его защите, будучи к Нему в признании, в подчинении изречениями и деяниями. И веруем мы в Него верою тех, кто полагается на Него в убежденности, обращается к Нему в убеждении, простирается пред Ним в подчинении, Единым признавая Его в искреннем признании, славным величая Его величанием, к Нему прибегая всяческим прибеганием… О, люди, вот, я возгласил вам наущения, которыми поучали Пророки свои общины, и довел я до вас то, что доводили преемники (Пророков) тем, кто приходил после них, и учил я вас кнутом, но вы не выпрямились, укрощал я вас уговорами, но вы не исправились. О, вы, Аллах разберется с вами! Ищете ли вы иного Имама помимо меня, что укажет вам дорогу и направит вас на путь?... В чем убыток нашим братьям, чья кровь пролилась при Сиффине, что не могут предстать сегодня пред нами живыми? Не одолевает их удушье и не пьют они тухлое питие!

Поистине, они встретились с Аллахом, и облагодетельствовал Он их (заслуженным) воздаянием, и даровал Он им обиталище безопасное после пребывания их в страхе. Где братья мои, что по пути устремились и к Истине направились? Где Аммар? Где Ибн Ут-Тайихан? И где Зу-ш-Шахадатайн (“обладатель двух свидетельств”)? И где подобные им из числа братьев их, что вступили в договор со смертью, и чьи головы отнесли бунтовщикам?» Так сказал он (А), затем провел рукой по своей славной, благородной бороде, и долго плакал, затем сказал он - да будет над ним мир: «О, братья мои, которые читали Коран и по нему судили, размышляли об обязательствах и их исполняли, сунну оживляли, а нововведения умерщвляли. Будучи призванными на джихад, отвечали, будучи уверенными в вожде, за ним следовали». Затем возгласил он (А) в полный голос: «Джихад, джихад, о, рабы Аллаха! Вот, собираю я воинство сегодня, и кто хочет выступить к Аллаху, тот пусть выступает!»[803]

Такие пламенные речи Имама настолько воодушевили сердца иракцев, что за короткое время в его лагере собралось около сорока тысяч людей, желающих участвовать в борьбе на пути Бога и готовых не медля выступить в Сиффин для битвы с врагом. Своему сыну Хусейну (ДБМ), Кайсу бен Сааду и Абу Айубу Ансари Имам вручил знамёна, и каждый из них возглавил десятитысячное войско. Также он раздал знамёна и другим людям, все было готово к сражению, но этому помешали трагические обстоятельства: не прошло и недели, как Имам был убит Абд-ар-Рахманом бен Мулджамом. Когда весть о гибели Али (ДБМ) дошла до войска, стоявшего лагерем за пределами Куфы, все воины Имама вернулись в Куфу. Они превратились в овец, которые, потеряв своего пастуха, убегают от настигающих их волков. Так давайте же перевернем последнюю страницу жизни Имама, расскажем историю его гибели…

Глава третья

Последняя страница из жизни Али (ДБМ)

Гибель при выполнении богослужения

После окончания битвы при Нахраване Али (ДБМ) вернулся в Куфу, но некоторые покаявшиеся хариджиты, оставшиеся в в Нахраване, снова начали выказывать своё недовольство, рассеивая новую смуту. Сначала Али (ДБМ) послал им письмо, в котором призывал их к спокойствию и предостерегал от сопротивления центральной власти, затем, отчаявшись наставить их, с некоторыми воинами уничтожил предателей. В результате некоторые из них были убиты и ранены, другие же бежали. Одним из спасшихся был Абд-ар-Рахман бен Ауф из общины Мурад, который бежал в Мекку.

Оставшиеся в живых хариджиты сделали Мекку центром своей деятельности, три злоумышленника – Абд-ар-Рахман бен Мулджам Муради, Барк бен Абдулла Тамими и Амру бен Бакр Тамими – в одну из ночей собрались вместе, чтобы обдумать свое положение, внутренние распри и битвы. Вспомнили они и о Нахраване, и об убитых. Посовещавшись, они решили, что причиной кровопролития и братоубийства являются Али (ДБМ), Муавия и Амру Ас. Если они убьют этих трёх человек, думали они, то мусульмане вспомнят о своих обязательствах и склонятся к избранию халифа. Так эти три человека, принеся клятву, сошлись на том, что каждый из них обязуется убить одного из них.

Ибн Мулджам обязался убить Али (ДБМ), Амру бен Бакр – Амру Аса, а Барк бен Абдулла – Муавию[804]. План переворота был разработан в Мекке, для осуществления своих целей, они назначили день девятнадцатого Рамадана, а затем каждый из них направился к месту своего назначения. Амру бен Бакр для убийства Амру Аса отправился в Египет, Барк бен Абдулла для убийства Муавии – в Шам, а ибн Мулджам – в Куфу[805].

Барк бен Абдулла отправился в мечеть Шама и в назначенную ночь встал в первых рядах общественной молитвы. Когда Муавия склонился в земном поклоне, он напал на него с мечом, но от сильного душевного волнения промахнулся, и меч попал лишь в ягодицу Муавии, получившего, однако, тяжелое ранение. Правителя Шама сразу же перенесли в дом и положили в постель. Когда к нему привели нападавшего, Муавия спросил у него, как он осмелился сделать это. Тот сказал: «Пусть повелитель пощадит меня, чтобы я мог сообщить ему хорошую новость». Муавия спросил: «Что за хорошая новость?» Барк сказал: «Сегодня Али был убит одним из моих единомышленников. Если не веришь, то пощади меня до тех пор, пока весть не дойдет до тебя. Если же он не убит, я обязуюсь пойти и убить его, а потом снова вернуться к тебе». До получения вести об убийстве Али (ДБМ) Муавия держал Барка при себе, а когда его слова подтвердились, он отпустил его. Согласно другому преданию, он в тот же момент убил его[806].

Обследовав рану Муавии, лекари сказали: «Если повелитель больше не захочет иметь детей, можно вылечить лекарствами, в противном случае рану следует прижечь огнём. Муавия испугался прижигания огнём. Он сказал: «Мне достаточно Йазида и Абдуллы»[807].

В ту же ночь Амру бен Бакр в Египте пошёл в мечеть и встал в первых рядах общественной молитвы. В ту ночь у Амру Аса поднялась высокая температура, из-за своей слабости он послал для выполнения общественной молитвы Хариджа бен Ханифу[808], и Амру бен Бакр вместо Амру Аса убил его. Узнав о случившемся, он сказал: «Я хотел убить Амру, а Бог – Хариджу»[809].

Абд-ар-Рахман бен Мулджам прибыл в Куфу двадцатого Шаабана 40 года хиджры. Говорят, когда Али (ДБМ) узнал о его прибытии, сказал: «Прибыл? Ну что же, кроме этого, у меня больше ничего не осталось».

Ибн Мулджам остановился в доме Ашаса бен Кайса и оставался там в течение целого месяца. Точа свой меч, он каждый день готовил себя[810]. В это время он встретился с девушкой, тоже из хариджитов, по имени Кутам и влюбился в неё. Как передаёт Масуди, Кутам была двоюродной сестрой ибн Мулджама, и её отец и брат были убиты в битве при Нахраване. Кутам была самой красивой девушкой Куфы, и когда ибн Мулджам увидел её, то забыл обо всём, и официально посватался к ней[811].

Кутам сказала: «Я с большим удовольствием выйду за тебя замуж при условии, что ты дашь такой выкуп, какой я попрошу». Абд-ар-Рахман сказал: «Скажи, что ты хочешь?» Приворожив его к себе и назначив огромный выкуп, она сказала: «Три тысячи дирхемов, слугу, служанку и смерть Али бен Аби Талиба». Ибн Мулджам сказал: «Я не думаю, что ты хочешь выбрать меня, раз предлагаешь мне убить Али». Кутам ответила: «Ты постарайся сделать это внезапно. Если ты убьёшь его, то мы оба отомстим и будем наслаждаться жизнью, а если будешь убит на этом пути, то награда в потусторонней жизни, которую приготовил для тебя Бог, лучше, чем блага этого мира». Ибн Мулджам сказал: «Знай, что я прибыл в Куфу именно для этого дела»[812].

Некий поэт так сказал о выкупе Кутамы: «Я не видел выкупа, потребованного у какого-либо известного человека, будь араб или неараб, подобного выкупу Кутам, который составлял три тысячи дирхемов, слуга, служанка и голова Али бен Аби Талиба. Дороже выкупа, чем Али нет на свете, каким дорогим бы он ни был, и не будет преступления хуже, чем преступление ибн Мулджама»[813].

Кутам сказала: «Я дам тебе несколько людей из своей общины, которые помогут тебе». Она так и сделала и послала к нему на помощь Куфийского хариджита Вирдана бен Маджалида из той же общины Тим-ар-рубаб.

Ибн Мулджам, решившийся на убийство Али (ДБМ), встретился с хариджитом Шабибом бен Баджрой из общины Ашджа. Он спросил его: «Хочешь ли ты обрести величие этого и того мира?» Тот спросил: «Что ты имеешь в виду?» Ибн Мулджам сказал: «Помоги мне убить Али Бен Аби Талиба». Шабиб сказал: «Пусть мать оплакивает тебя! Разве ты не знаешь о прежних заслугах и героизме Али в период жизни Пророка Ислама (ДБАР)?» Ибн Мулджам сказал: «Горе тебе! Разве ты не знаешь, что он поставил людской суд выше писания Бога и убил наших верующих братьев? Если мы убьём его, то отомстим за своих братьев по вере»[814].

Шабиб согласился, и ибн Мулджам приготовил меч, смазав его смертельным ядом, а затем в назначенное время пришёл в мечеть Куфы. Там злоумышленники встретились с Кутам, которая в пятницу тринадцатого Рамадана пребывала в уединении, она сообщила им, что Маджаши бен Вирдан бен Алкама вызвался сотрудничать с ними. Когда подошло время действовать, Кутам завязала им на голову шёлковые платочки. Каждый из них взял в руки меч, и они провели ночь с молящимися в мечети, сев напротив одной из дверей, известной как «Баб-ас-сада»[815].

Имам Али (ДБМ) в ночь своей гибели

В месяц Рамадан этого года Имам постоянно напоминал о своей гибели. В один из дней Рамадана он даже сказал, проводя рукой по своей бороде: «Самый злой человек окрасит эти волосы в кровавый цвет». Также он говорил: «Настал месяц Рамадан – покровитель над другими месяцами. В этом месяце в государстве произойдут изменения. Знайте, что в этом году вы вместе совершите паломничество, но меня уже не будет среди вас». Его последователи сказали: «Этими словами он извещает нас о своей смерти, но мы не чувствуем этого»[816].

В последние своей жизни Имам каждую ночь посещал кого-либо из своих детей. В одну ночь он проводил разговение у сына Хасана (ДБМ), в другую – у Хусейна, в третью – у своего зятя Абдуллы бен Джафара, мужа Зайнаб, и нигде не ел больше трёх кусочков пищи. Один из детей спросил его о такой диете, на что Имам ответил: «Приказ Бога близок, и я хочу, чтобы мой желудок был пуст. Осталась одна или две ночи». И в ту же ночь ему был нанесён тот роковой удар[817]. В ночь своей гибели он провёл разговение в доме дочери Умм Кульсум. Во время разговения он съел три куска, затем погрузился в молитву. Всю ночь до утра он находился в большом волнении. Иногда он смотрел на небо и созерцал звёзды. Чем ближе был рассвет, тем большие волнение и печаль охватывали его. Он говорил: «Клянусь Богом! Я не ошибаюсь, и не соврал тот, кто известил меня. Это та самая ночь, в которую мне обещана погибель»[818].

Когда-то об этом предсказывал ему Пророк Ислама (ДБАР). Али (ДБМ) приводит от Пророка (ДБАР), что однажды, произнеся проповедь о превосходстве и величии этого месяца, Пророк заплакал. Али спросил его, почему он плачет? Пророк ответил: «Я плачу из-за того, что произойдёт в этот месяц с тобой. Я так и вижу, как ты занят молитвой, а самый злой человек, подобный убийце верблюда Самуда, вскакивает и наносит удар по твоей голове, и твоя борода окрашивается кровавым цветом».

Та ужасная ночь подошла к концу, и в предрассветных сумерках Али (ДБМ) отправился в мечеть для выполнения утренней молитвы. Домашние утки последовали за ним, ухватившись за его одежду. Кто-то хотел отогнать их, но Имам сказал: «Оставьте их. Они кричат, будто стонущие люди»[819]. Имам Хасан (ДБМ) спросил: «Что за предсказание ты говоришь? Али (ДБМ) ответил: «Сын мой! Я не предсказываю, но моё сердце молвит, что сегодня я буду убит»[820]. От таких слов Имама Умм Кульсум разволновалась и взмолилась: «Прикажи, чтобы Джада пошёл в мечеть и провёл с людьми молитву». Имам сказал: «От предопределения Бога не убежишь». Тогда он крепче затянул свой пояс и отправился в мечеть, читая такие строки стихотворения: «Завяжи крепко свой пояс для смерти, так как смерть настигнет тебя. Не кричи из-за смерти, если она настигла тебя»[821].

Имам пришёл в мечеть и, встав на молитву, произнёс вступительный такбир («Аллах велик»). Затем он совершил земной поклон. В этот момент выскочил ибн Мулджам и, громко крича «Решение только за Богом, а не за тобой, Али!», нанёс ему удар по голове своим отравленным мечом. Этот удар пришёлся как раз в то место, куда когда-то был нанесён удар Амру бен Абдуду, и в голове Имама появилась трещина до лба.

Шейх Туси в своём сборнике «Ал-амали» приводит хадис от Имама Резы (ДБМ), а тот – от своих предков до Имама Саджада (ДБМ): «Ибн Мулджам нанёс удар по голове Али (ДБМ) во время земного поклона»[822].

Известный шиитский толкователь Корана Абу ал-Футух Рази в своём толковании утверждает: «Во время первого раката молитвы, перед тем, как ибн Мулджам ударил его, Али (ДБМ) прочитал одиннадцать аятов суры «Пророки»[823].

Известный суннитский учёный Сабт бен Джузи пишет: «Когда Имам встал у михраба, несколько человек напали на него, и ибн Мулджам нанёс свой удар[824], а затем вместе со своими сторонниками скрылся.

Из головы Али (ДБМ) хлынула кровь, и его борода окрасилась кровью. Тогда он воскликнул: «Клянусь Богом Каабы! Я встал на путь истины». Затем он прочитал такой аят: «Из нее Мы вас сотворили и в нее вас вернем и из нее вас изведем другой раз»[825].

Когда Али (ДБМ) был нанесён удар, он крикнул: «Схватите его!» Люди погнались за ибн Мулджамом, но тот, размахивая мечом, никого к себе не подпускал. Кусм бен Аббас опередил всех, схватил убийцу и бросил на землю. Когда его привели к Али (ДБМ), Имам сказал: «Сын Мулджама?» Тот ответил: «Да». Когда Имам узнал имя нанесшего удар, то сказал своему сыну Хасану: «Остерегайся своего врага. Накорми и крепко свяжи его. Если я умру, то убейте его, чтобы вблизи Бога я смог с ним побеседовать, а если останусь в живых, то сам прощу или накажу его»[826].

Хасан и Хусейн (ДБМ), согласно традиции хашимитов, положили Али (ДБМ) на ковёр и отнесли в дом. Снова к нему привели ибн Мулджама. Али (ДБМ) посмотрел на него и сказал: «Если я умру, то и его убейте, как он убил меня. Если останусь живым, то решу, что с ним делать». Ибн Мулджам сказал: «Я купил этот меч за тысячу дирхемов и ещё тысячу отдал за яд. Если он подведет меня, то пусть Бог уничтожит его»[827].

Умм Кульсум крикнула ему: «Эй, враг Бога! Ты убил Повелителя правоверных!» Тот сказал: «Я убил не Повелителя правоверных, а твоего отца». Умм Кульсум сказала: «Надеюсь, что он излечится от раны». Ибн Мулджам нагло сказал: «Я вижу, что ты будешь оплакивать его. Клянусь Богом! Я нанёс ему такой удар, что даже если его разделить между всеми обитателями земли, он уничтожит их всех»[828].

Имаму принесли немного молока. Он отпил несколько глотков и веле дать попить его убийце и не мучить его. Лекари Куфы собрались вокруг Имама. Самым лучшим из них был Асир бен Амру, известный умением лечить раны. Увидев рану, он приказал принести ему лёгкие только что зарезанной овцы. Затем он вытащил вену из легкого и положил к ране. Вытащив вену, он воскликнул: «О, Али! Пиши своё завещание, ибо удар пришёлся в мозг, и лечение не поможет». Тогда Имам попросил бумагу и чернила и завещал всё своим сыновьям Хасану и Хусейну (ДБМ).

Хотя формально это завещание обращено к Хасану и Хусейну (ДБМ), но, в сущности, оно предназначено для всего человечества. Его привели передатчики хадисов и историки, жившие до и после Сайида Ради[829]. Большую часть завещания привел Сайид Ради в книге «Нахдж-ал-балага». Мы приводим текст этого завещания: «Заповедую вам обоим быть богобоязненными пред Аллахом, не стремиться за благами этого мира, чтобы он не устремился в погоню за вами, и не сожалейте ни о чем, что вам в этом мире не досталось, изрекайте истину, поступайте во имя воздаяния, и будьте притеснителям врагами, а притесняемым – помощниками.

Заповедую вам и всем моим детям и родственникам, кого достигнет это мое послание, быть богобоязненными пред Аллахом, иметь все дела свои в порядке, поддерживать друг с другом добрые отношения, вот, я слышал, как ваш дед – да благословит Аллах его и его род и да приветствует – говорил: «исправление отношений предпочтительнее всех молитв и постов». Так об Аллахе, об Аллахе помните в заботах о сиротах, не давайте ртам их голодать, присутствие ваше не должно их разрушать. Об Аллахе, об Аллахе помните в отношениях со своими соседями, ибо о них заповедовал Пророк ваш. И продолжал он заповедовать о них, покуда не подумали мы, что (скоро) он включит их в число наследников. Об Аллахе, об Аллахе вспоминайте (при чтении) Корана и да не опередит вас никто в поступании сообразно заповедям его. Об Аллахе, об Аллахе вспоминайте во время молитвы, ведь она – столп вашей религии.

Об Аллахе, об Аллахе помышляйте в доме Господа вашего, не оставляйте его, покуда живы, ибо если он будет покинут, то и вы останетесь без присмотра. Об Аллахе, об Аллахе помышляйте в джихаде вашем имуществом вашим, жизнями вашими и языком вашим на пути Аллаха. Соблюдайте родственные связи и благотворительность, берегитесь от них отрываться и отвращаться. Не оставляйте повеление одобряемого и запрещение недозволенного, чтобы не овладели вами злейшие из вашего числа, потом будете призывать, но не будет на ваш призыв отвечено». Затем он (А) сказал: «О, сыновья Абд Аль-Мутталиба, поистине, я не желаю видеть вас взыскующим крови мусульман, говоря: “Повелитель верующих был убит”, нет, не убивайте ради меня никого кроме моих убийц. Подождите казнить этого (Ибн Мульджама), покуда я не умру, затем ударьте его одним ударом за удар, и не расчленяйте его, ибо я слышал, как Посланник Аллаха - да благословит Аллах его и его род и да приветствует – говорил: «остерегайтесь отсекать члены даже у бешеной собаки»[830].

Дети Имама сидели в молчание и, охваченные горем, слушали эту проникновенную речь Имама. В конце Имам потерял сознание и, когда снова открыл глаза, сказал: «Хасан! Сегодня последний день моей жизни. Когда я умру, ты своими руками омой меня, заверни в простыню умершего (кафан). Ты должен собственноручно завернуть и похоронить меня, прочесть надо мной молитву за умершего и незаметно похоронить меня тёмной ночью подальше от Куфы, чтобы никто не узнал об этом.

Али (ДБМ) был жив ещё два дня и в четверг в первый день последней декады Рамадана 40 года хиджры в возрасте 63 лет покинул этот мир. Его сын Хасан омыл его, прочитал над ним молитву, произнеся семь такбиров («Аллах велик»), а затем сказал: «Знайте, что после Али (ДБМ) ни над кем больше не будет произнесено семь такбиров». Али (ДБМ) был похоронен в местечке Гара (нынешний ан-Наджаф). Время его правления – четыре года и десять месяцев[831].

В скорби по Али (ДБМ)

После гибели Али (ДБМ) Хасан бен Али (ДБМ) произнёс речь. Вознеся хвалу Боу и поприветствовав Пророка Ислама (ДБАР), он сказал: «Знайте! Сегодня умер человек, заслуги которого превосходили деяния прошлых поколений, а будущее поколение никогда не достигнет его величия. Во время битвы справа от него стоял Джабраил, а слева – Микаил. Клянусь Богом! Он умер в ту самую ночь, когда умер Муса, вознёсся на небеса Иса и был ниспослан Коран. Знайте, он не оставил после себя какого-либо имущества, кроме накопленных семисот дирхемов, при помощи которых он хотел приобрести для своей семьи слугу». Затем Каакаа бен Зурара встал и сказал: «Пусть Бог будет доволен тобой, о, Повелитель правоверных! Клянусь Богом! Жизнь твоя была ключом ко всякой благодати. Если бы люди приняли тебя, то ели бы то, что над ними и под ними, и их охватила бы Божья благодать. Но они стали неблагодарными и предпочли этот мир иному миру»[832].

Абу ал-Асвад Дуэли прочитал такие строчки стихотворения, посвященные Али (ДБМ): «Скажите Муавии бен Харбу: пусть глаза злорадных не прояснятся. Неужели в месяц Рамадан вы заставили нас печалиться по наилучшему из людей? Вы убили наилучшего, который, садясь на коней, приручал их. Наилучший из тех, кто надел сандалии, и наилучший, кто читал писание Бога. Глядя на лицо Хусейна, увидишь сияние того, кто отбросил лучи на своих рабов. О, Али! Где бы ни были курайшиты, они знали, что при расчёте и в религии ты – наилучший из них»[833].

Ещё одним из тех, кто прочитал Али (ДБМ) оду, был Саасаа бен Сухан, известный своей красноречивостью. Скорбя по Али (ДБМ), он произнес следующее: «Пусть мои отец и мать, следуя за тобой, пожертвуют жизнями, и пусть охватит тебя милость Божья! Ты был самым искренним, терпеливым и готовым к борьбе человеком, и достиг того, чего хотел. Ты заключил с Богом самую выгодную сделку и поспешил к своему Господу. Он принял тебя с удовольствием, ангелы собрались вокруг тебя, и сейчас ты находишься рядом с Пророком. Бог расположил тебя рядом с ним и дал тебе достояние, подобное его достоянию, напоив тебя из Своего кубка. Мы просим у Бога (который обязал нас следовать за тобой и наделил благом, чтобы мы были друзьями твоих друзей и врагами твоих врагов), чтобы Он воскресил нас вместе с тобой, так как ты достиг того уровня, который доселе никто не достиг.

На пути Бога ты был первым воином рядом с Пророком, укрепив религию Бога и сунну Пророка, и погасил смуту. При тебе Ислам обрёл твёрдость, религия была упорядочена тобой, в тебе собраны такие качества, которых не увидишь нигде больше. Ты самым первым принял призыв Пророка и предпочёл следование ему другим своим делам. Ты всегда спешил к нему на помощь и на пути Бога жертвовал своей жизнью, защищая его и угрожая врагам своим мечом. Всякий злоумышленник терпел поражение от тебя, и всякий неверующий был унижен тобой. Язычество и зло были устранены тобой, а заблудшие грешники – уничтожены. Пусть Бог ниспошлёт тебе милость за твои добродетели и заслуги. Ты был наиближайшим человеком к Пророку, ты опередил всех в уверовании в него, ты превосходил всех своими знаниями и пониманием, ты всегда был уверен и смел и в Исламе наделён наибольшими заслугами. Пусть Бог не лишит тебя награды, так как ты был ключом к благодати и закрыл нам врата скверны. Но с твоей гибелью врата скверны распахнулись, и захлопнулись врата благодати. Если бы люди прислушивались к твоим речам, благодать осыпала бы их с головы до ног, но как жаль, что они предпочли этот мир миру иному!»

Хариджиты и другие враги Ислама обрадовались преступлению, совершённому ибн Мулджамой, и восхваляли его за такой поступок. Один из хариджитов по имени Имран бен Хаттан Ваккаши сказал об ибн Кусме: «Это удар благородного человека, чьим намерением было получить довольство Бога. Когда я вспоминаю о нём, то думаю, что его чаша весов на суде Бога тяжелее всего».

Абу Тайиб Тахир бен Абдулла Шафии ответил так: «Это удар смутьяна, чьим намерением было истребление религии. Когда я вспоминаю о нём, то проклинаю Имрана и Хаттана. Пусть Бог проклянёт его открыто и тайно, а вы – собаки ада, о котором свидетельствуют истинные религиозные предписания»[834].

Так погасли сияющие лучи жизни этого великого человека, который родился в Каабе и погиб в мечети. Никто после Пророка Ислама (ДБАР) не был и не будет подобен ему. Нет ему подобия ни в борьбе с врагом и героизме, ни в мудрости и познании тайного, ни в других превосходных качествах. Его личность – собрание добродетелей, которых не увидишь у другого человека: «В тебе собраны различные качества и, поэтому подобных тебе нельзя найти. Ты – благородный, терпеливый, ты – смелый, верящий в Бога, ты – щедрый по отношению к бедному, ты – герой!»

На этом мы заканчиваем своё повествование и понимаем, что нам не удалось изобразить даже малую часть превосходной личности Имама Али (ДБМ). Но мы радуемся, что выполнили наше обязательство и приобщились к истине Али (ДБМ), словно те, кто в пустыне купили за бесценок Йусуфа Прекрасного, и надеемся, что однажды заступничество Имама коснется и нас.

_________________________
[799]- Семейство Имрана, 145.
[800]- Ал-гарат, т. 1, стр. 282-294.
[801]- Нахдж-ал-балага, письмо 35.
[802]- Хроника Йакуби, т. 2, стр. 194.
[803]- Нахдж-ал-балага, хутба 182 (некоторые отрывки).
[804]- Макатил-ат-талибин, стр. 29; Ал-имамат- ва ас-сийасат, т. 1, стр. 137.
[805]- Хроника Табари, т. 6, стр. 83; Полная хроника ибн Асира, т. 3, стр. 195; Равдат-ал-Ваизин, т. 1, стр. 161.
[806]- Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 6, стр. 114.
[807]- Макатил-ат-талибин, стр. 30; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 6, стр. 113.
[808]- Хроника Йакуби, т. 2, стр. 212.
[809]- Хроника Йакуби, т. 2, стр. 312.
[810]- Там же.
[811]- Мураввидж-аз-захаб, т. 2, стр. 423.
[812]- Ал-ахбар-ат-тивал, стр. 213; Мураввидж-аз-захаб, т. 2, стр. 423.
[813]- Ал-ахбар-ат-тивал, стр. 214; Кашф-ал-гимма, т. 1, стр. 582; Макатил-ат-талибин, стр. 37; Мураввидж-аз-захаб, т. 2, стр. 424.
[814]- Кашф-ал-гимма, т. 1, стр. 571.
[815]- Мураввидж-аз-захаб, т. 2, стр. 424; Хроника Табари, т. 6, стр. 83; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 6, стр. 115; Полная хроника ибн Асира, т. 3, стр. 195; Макатил-ат-талибин, стр. 32; Ал-бидайат ва ан-нахайат, т. 7, стр. 325;Ал-истиаб, т. 2, стр. 282; Равдат-ал-ваизин, т. 1, стр. 161.
[816]- Ал-иршад от шейха Муфида, стр. 151; Равдат-ал-ваизин, т. 1, стр. 163.
[817]- Ал-иршад, стр. 151; Равдат-ал-ваизин, т. 1, стр. 164; Кашф-ал-гимма, т. 1, стр. 581.
[818]- Равдат-ал-ваизин, т. 1, стр. 164.
[819]- Хроника Йакуби, т. 2, стр. 212; Ал-иршад, стр. 652; Равдат-ал-ваизин, т. 1, стр. 165; Мураввидж-аз-захаб, т. 2, стр. 425.
[820]- Кашф-ал-гимма, т. 1, стр. 584.
[821]- Мураввидж-аз-захаб, т. 2, стр. 429; Макатил-ат-талибин, стр. 31.
[822]- Бихар-ал-анвар, т. 9, стр. 650 со ссылкой на Ал-амали.
[823]- Тафсир от Абу ал-Футуха рази, т. 4, стр. 425.
[824]- Тазкират-ал-хавас, стр. 177.
[825]- Та ха, 55.
[826]- Хроника Йакуби, т. 2, стр. 212.
[827]- Кашф-ал-гимма, т. 1, стр. 586; Хроника Табари, т. 6, стр. 185.
[828]- Макатил-ат-талибин, стр. 36; Ал-ахбар-ат-тивал, стр. 214; Табакат от ибн Саада, т. 2, стр. 24; Полная хроника ибн Асира, т. 3, стр. 169; Хроника Табари, т. 6, стр. 85; Акд-ал-фарид, т. 4, стр. 359; Кашф-ал-гима, т. 1, стр. 586.
[829]- Абу Хатим Саджстани в книге «Ал-муаммарун ва ал-васайа», стр. 149; Хроника Табари, т. 6, стр. 85; Тухаф-ал-укул, стр. 197; Ман ла йахдуру-ал-факих, т. 4, стр. 141; Усул-ал-кафи, т. 7, стр. 51; Мураввидж-аз-захаб, т. 2, стр. 425; Макатил-ат талибин, стр. 38.
[830]- Нахдж-ал-балага, письмо 47.
[831]- Манакибу ал Аби Талиб, т. 3, стр. 313; Тазкират-ал-хавас, стр. 112; Хроника Йакуби, т. 2, стр. 213.
[832]- Хроника Йакуби, т. 2, стр. 213.
[833]- Мураввидж-аз-захаб, т. 2, стр. 428; Хроника Табари, т. 4, стр. 116; Полная хроника ибн Асира, т. 3, стр. 304; Ал-агани, т. 11, стр. 122; Макатил-ат-талибин, стр. 43.
[834]- Мураввидж-аз-захаб, т. 2, стр. 427.