Амираль Муминин Али ибн Аби Талиб (ДБМ)
 
Глава двадцать вторая

Битва при Нахраване или последствия поднятия рукописей Корана на копья

Такая бесчеловечная политика Муавии и его единомышленника Амру Аса привела к трагическим результатам. Составители этого хитрого плана ещё с первого дня знали о его серьёзных последствиях и были абсолютно уверены в своей победе в решении этого вопроса. Рассматривая происходящее, достаточно сказать, что враг достиг своей главной цели, а впоследствии получил еще и следующие результаты:

1. Господство Муавии над Шамом было подтверждено, и все предводители окрестных племен с открытой душой подчинялись ему. Если по каким-то причинам они хоть немного симпатизировали Али (ДБМ), то теперь уже оказались в абсолютном подчинении Муавии;

2. Имам, уже державший в руках победу, потерял ее, возвращение на прежние позиции представлялось делом нелёгким, так как настрой его воинов слишком упал, и у них уже не было столь яростного желания смерти;

3. Уже близкое к уничтожению войско Муавии обрело боевой дух и, желая окончательно сломить боевой дух иракцев, со свежими силами стало грабить окрестности и распространять насилие, сея страх и компрометируя центральную власть;

4. Хуже всего, что среди иракцев возникло двоевластие. Одни приняли судейство, а другие, посчитав его грехом и неверием, заставляли Имама раскаяться в нем. В противном случае они угрожали больше не подчиняться ему, а, подобно Муавии, сражаться с ним;

5. Придерживаясь такого мнения, противники судейства, которые ранее были его последователями, давили на Имама, и он был вынужден действовать наперекор своим принципам. Когда Имам прибыл в Куфу, недовольные существующим правлением люди покинули город и расположились в двух милях от него. Ещё не остыли страсти по сражению при Сиффине, как началась другая удручающая битва – битва при Нахраване, и остатки мятежников, пусть и почти уничтоженных, побуждали людей к новому восстанию. В конце концов, в результате всех этих беспорядков девятнадцатого Рамадана 40 года хиджры Имам стал жертвой злоумышленников, погиб во время выполнения богослужений.

Во время своего правления Имам провел три битвы, оказавшие непосредственное влияние на историю Ислама. В первой битве его противниками были вероотступники, такие как Тальха и Зубайр, которые, воспользовавшись положением Айши, жены Пророка Ислама (ДБАР), начали кровавую битву, но, в конце концов, их восстание было подавлено. Во второй битве его противником был Муавия бен Аби Суфьян, поводом для нее была месть за убийство Усмана, а целью – мятеж против центрального правления и Имама, избранного мухаджирами и ансарами. В третьей битве противниками Имама были его прежние сторонники, на лбах которых были видны следы их молитв, и которые постоянно читали Священное Писание. Битва с этими людьми была тяжелее двух прежних битв. После нескольких месяцев терпения, различных выступлений и отправки уважаемых людей для увещевания восставших, Имам отчаялся исправить положение. Когда его бывшие сторонники подняли вооруженное восстание, он стал сражаться с ними, желая предотвратить распространение смуты.

Битва с такими людьми была важна лишь для Имама, но его прежние достижения в Исламе, переселение вместе с Пророком, героизм в битвах в период жизни Пророка Ислама (ДБАР), богобоязненность, обширные знания, твёрдость речей во время диспутов – все это давало ему возможность без каких-либо сомнений устранить корни появляющегося разврата.

Эти люди вошли в историю Ислама, как вероотступники, злоумышленники и заблудшие. Эти названия были определены ещё при жизни Пророка Ислама (ДБАР). Пророк точно описал эти три группы людей и сказал Али (ДБМ) и другим последователям, что тот будет биться с этими тремя врагами. Эти изречения – одно из предсказаний Пророка Ислама (ДБАР), передатчики хадисов по-разному приводят эти предсказания, мы укажем лишь одно из них. Али (ДБМ) говорил: «Пророк Ислама (ДБАР) приказал мне, чтобы я бился с вероотступниками, злоумышленниками и заблудшими»[729].

Ибн Касир (умер в 774 г.л.х.) в своей хронике собрал лишь часть этих хадисов. Он рассказывает, что однажды Пророк Ислама (ДБАР) пришёл в дом Умм Салмы, вместе с Али (ДБМ). Пророк сказал своей жене: «Умм Салма! Клянусь Богом! Этот Али будет сражаться с вероотступниками, злоумышленниками и заблудшими»[730].

Обратившись к книгам по хадисам и истории можно подтвердить достоверность этого хадиса. Поэтому мы ограничимся лишь тем, что укажем, что великий учёный Аллама Амини привёл часть этих хадисов и их источников в своей книге «Ал-гадир»[731].

История показывает, что заблудшие всё время стремились внести смуту в общество того времени и никому не подчинялась. Они не признавали ни правителя, ни его власть. Каким бы справедливым, подобно Али (ДБМ), или несправедливым, подобно Муавии, ни был правитель, с их точки зрения это не имело значения, их отношение к Йазиду и Марвану ничем не отличалось от отношения к Умару бен Абд-ал-Азизу.

Появление заблудших

Группа заблудших появилась ещё при жизни Пророка Ислама (ДБАР). Ещё тогда они предлагали свою идеологию и выступали с речами, высказывая свое неподчинение власти и стремление к бунту. Вот один из примеров такого поведения.

После битвы при Хунайне Пророк Ислама (ДБАР) разделил трофеи так, что новообращенным мусульманам, которые долгие годы были врагами Ислама, досталась большая доля. Тогда Харкус бен Зухайр стал протестовать и грубо сказал Пророку: «Будь справедлив!». Такое невежливое обращение расстроило Пророка Ислама (ДБАР), и он ответил: «Горе тебе! Если я не буду следовать справедливости, то где же её можно найти?» Умар вызвался убить Харкуса, Пророк не согласился, но предсказал тому тёмное будущее. Он сказал: «Оставьте его. У него будут последователи, которые будут слишком набожными людьми в религии, а потом, словно вылетевшая стрела из лука, отвернутся от неё»[732].

В своём сборнике хадисов в книге «Привлечение сердец» Бухари приводит это событие более подробно. Он говорит: «Пророк так сказал о своих сподвижниках: «Они отвернутся от религии, словно вылетевшая стрела». И эти люди впоследствии из-за своих религиозных заблуждений отдалились от истинной веры и получили название заблудших.

Одно из достоинств Харкуса было то, что во время правления двух первых халифов он был недоволен избранием халифов и их деятельностью, но по этому поводу в хрониках ничего не говорится. Только в «Полной хронике» ибн Асира указывается, что во время завоевания Ахваза Харкус был командующим исламского войска со стороны халифа, а также приводится письмо, которое Умар написал ему после завоевания[733].

Табари пишет, что в 35 году хиджры Харкус возглавлял повстанцев из Басры, и, прибыв в Медину, вместе с повстанцами Египта и Куфы восстал против халифа[734]. В других источниках по истории его имя не упомянуто. Когда Имам Али (ДБМ) хотел послать Абу Мусу для судейства, к Имаму прибыл Харкус вместе с Заратом бен Нухом Тайи и между ними произошёл резкий и неприятный разговор:

Харкус: Покайся в совершённой ошибке и отмени судейство. Пошли нас на битву с врагом, чтобы, сразившись с ними, мы могли отправиться на встречу с Богом.

Имам: Когда решался вопрос о судействе, я говорил вам об этом, но вы пошли наперекор мне. И теперь, когда у нас есть соглашение, вы просите повернуть всё назад? Бог говорит: «Верно выполняйте договор с Аллахом, когда его заключили, и не нарушайте клятв после их закрепления: вы сделали Аллаха поручителем за вас. Поистине, Аллах знает то, что вы творите!»[735]

Харкус: Это грех, в котором нужно покаяться.

Имам: Здесь нет греха, есть лишь слабость в намерениях и деяниях, которые вы сами навязали нам, и я в то время предостерегал вас не следовать этому.

Зурат бен Нух Тайи: Если ты не отменишь судейство, то ради обретения довольства Бога мы будем сражаться с тобой.

Имам: Ты истекаешь злобой! Я вижу твоё мёртвое тело на поле битвы, истлевшее в земле.

Зурат: Я хочу именно этого!

Имам: Шайтан ввёл вас двоих в заблуждение.

Такая грубость в беседах Харкуса с Пророком Ислама (ДБАР) и Али (ДБМ) указывает на то, что он не был честным мусульманином. С точки зрения исламских толкователей Корана[736] он был лицемером, и этот аят был ниспослан о нём: «Среди них есть и такие, что клевещут на тебя из-за милостыни. Если им было дано что-нибудь, они довольны, а если им не дано, то вот, - они сердятся»[737]

Другой путь появления заблудших

Другой идейный вдохновитель заблудших (хариджитов) – это Зу-ас-Садийа, который в источниках, где указана достоверность передатчиков хадисов, упоминается, как Нафи. Многие передатчики хадисов предположили, что Харкус, известный ещё как Зу-ал-Хувайсара, и Зу-ас-Садийа – одно лицо, но Шахристани в своей книге «Ал-милал ва ан-нихал» выступает против этого мнения. Он говорит: «Зу-ал-Хувайсара – один человек, Зу-ас-Садийа – другой человек»[738].

Из-за того, что оба предъявляли один и тот же протест Пророку Ислама (ДБАР), оба настаивали, чтобы Пророк разделил трофеи по справедливости, и оба дали одинаковый ответ, большинство исследователей предположило, что это – однин и тот же человек[739]. Но слова Пророка, которые он произнес по отношению к Зу-ас-Садийю, не относятся к Зу-ал-Хувайсару. Ибн Касир, собравший в своей хронике предания о заблудших, указывает на слова Пророка Ислама (ДБАР): «Есть люди, которые отвратятся от религии, словно выпущенная из лука стрела, и уже не вернутся к ней. Признаки этой группы в том, что среди них есть смуглолицый человек, у которого вместо руки свисает кусок мяса, подобный груди женщины, из которой высасывают молоко»[740].

После окончания битвы при Нахраване Имам приказал найти тело Зу-ас-Садийи и рассмотрели его руку. Когда принесли труп, все увидели тот самый физический недостаток, о котором говорил Пророк Ислама (ДБАР).

Вероисповедальные течения среди хариджитов

Вначале хариджиты пошли наперекор воли Имама в вопросе о судействе, считая его противоречащим писанию Бога. Но поскольку ничего другого, реально объединяющего их, не было, и поэтому по истечении некоторого времени в партии этих заблудших людей появились некоторые ответвления, которые назывались мухаккимиты, азаракиты, наджадиты, бихиты, аджариды, саалибы, ибадиты и сафариты. С течением времени все эти направления исчезли, остались лишь ибадиты (последователи Абдуллы бен Ибада, который появился в последний период правления Марвана), которые относятся к умеренным хариджитам, и убеждения распространились в Омане, вдоль побережья Персидского залива и в Алжире.

Но историки обратили внимание на хариджитов не только в связи с битвой при Нахраване. Табари, Мубаррид, Балазири в своих хрониках собрали о них большие материалы. Современные учёные, как исламские, так и неисламские, также написали множество книг по этому поводу. Вот некоторые из них:

1. «Мулаххису Тарих-ал-хавариджи» Мухаммада Шарифа Сулайма, изданная в Каире в 1342 году лунной хиджры;

2. «Ал-хаваридж фи-ал-ислам» Умара Абу-ан-насра, изданная в Бейруте в 1949 г. н.э.;

3. «Вакат-ан-Нахраван» Хатиба Хашими, изданная в Тегеране в 1372 г. л.х.;

4. «Ал-хаваридж фи-ал-асри-ал-амави» Махмуда Мааруфа, дважды изданная в Бейруте, второе издание было в 1401 г. л.х.;

Среди востоковедов также есть люди, обратившие внимание на этот период истории, вот наиболее известные произведения:

1. «Ал-хаваридж ва аш-шиа» Флоузена из Германии, написанная в 1902 году на немецком языке, Абд-ар-Рахман Бадви перевёл его на арабский язык;

2. «Адаб-ал-хаваридж» - кандидатская диссертация Зухайра Кальмави, написанная в 1930-40 гг. В этой работе автор указал на некоторых поэтов-хариджитов, например Имрана бен Хаттана. Была издана в 1940 году.

Автор этой книги, анализируя события периода появления хариджитов, обращался к основным исламским источникам и следовал своей собственной методики рассмотрения истории Ислама. Конечно же, он не забывал и о вышеназванных произведениях. Недостойное поведение хариджитов

Название «хариджит» - распространенное наименование этой группы людей, оно чаще всего применяется в теологии и истории. В арабской культуре это слово обозначает не оправданное законом восстание против существующего правления, но в трудах учёных теологов и историков это то меньшинство из войска Али (ДБМ), которое из-за несогласия с судейством Абу Мусы и Амру Аса отделилось от Имама. Они следовали правилу «Решение только за Богом!», и это утверждение осталось среди них. Именно поэтому ученые, изучающие быт народов и общин, назвали их «Мухаккима».

После подписания соглашения о судействе Имам посчитал уместным покинуть пределы Сиффина и вернуться в Куфу, где и ожидать результатов судейства Абу Мусы и Амру Аса. В Куфе Имам столкнулся с с ужасающими разногласиями. Он и его верные последователи увидели, что двенадцать тысяч человек из его армии отказались вернуться в Куфу, а, протестуя против судейства, расположились в местечке Хура и Нахиля.

Судейство, в котором хариджиты вступались за Усмана, навязав свою волю Али (ДБМ), - то самое условие, которое они навязали Имаму со дня нацепки Коранов на копья, и для того, чтобы Али (ДБМ) принял его, они даже угрожали Имаму смертью! Но спустя некоторое время они полностью изменили свое мнение, передумали и посчитали свершившееся грехом и вероотступничеством. Они покаялись в содеянном и потребовали Имама признать этот грех и, еще до объявления результатов судейства, продолжить битву с Муавией.

Но Али (ДБМ) был не таким человеком, который следует против шариата, нарушая уже заключённое соглашение. Имам отказался прислушаться к требованиям отступников и после прибытия в Куфу продолжал свою обычную жизнь. Для достижения своих ложных целей хариджиты предпринимали различные действия. Вот некоторые из них:

1. Личные встречи с Имамом, во время которых они старались заставить его нарушить соглашение;

2. Отказ от участия в общественной молитве;

3. Произнесение резких и оскорбительных речей против Али (ДБМ);

4. Объявление Али (ДБМ) и тех его последователей, которые отказались нарушить соглашение, подписанное в Сиффине, безбожниками;

5. Нападение на известных людей и разжигание беспорядков в Ираке;

6.Вооружённое восстание и борьба против правления Имама.

В свою очередь, и Имам старался устранить хариджитскую смуту. Вот некоторые из его действий:

1. Имам разъяснял своим последователям, что изначально он был против судейства, и согласился на него лишь под давлением.

2. В публичных речах и выступлениях он давал решительный отказ всем требованиям хариджитов;

3.Он отправлял посланников, таких как ибн Аббас, с целью наставления и убеждения заблудших;

4. Имам обещал хариджитам, что если они будут молчать, даже оставаясь при своем мнении, то будут обладать всеми правами, как и прочие мусульмане. Поэтому он отдавал им их долю из всеобщей казны и не прервал выплачивать пенсии;

5.Али преследовал преступников-хариджитов, убивших Абдуллу бен Хуббаба и его беременную жену;

6.Он всячески противостоял их вооружённому восстанию и устранял разврат.

К счастью, летописи хорошо сохранили историю этих событий, и мы приведём их здесь в хронологическом порядке.

1. Индивидуальные встречи

Однажды двое из хариджитов, Зарат Тайи и Харкус, пришли к Имаму и довольно резко заявили ему:

Зарат: Решение только за Богом!

Имам: Я тоже это говорю: «Решение только за Богом!»

Харкус: Покайся в своей ошибке и отмени судейство. Пошли нас на битву с Муавией, чтобы, сражаясь с ним, мы могли встретиться с Богом.

Имам: Я хотел сделать это ещё в Сиффине, но вы восстали против меня и вынудили принять судейство. Теперь же мы подписали соглашение, приняв некоторые условия и дав обещания. Бог говорит: «Верно выполняйте договор с Аллахом, когда его заключили, и не нарушайте клятв после их закрепления: вы сделали Аллаха поручителем за вас. Поистине, Аллах знает то, что вы творите!»

Харкус: Этот договор был греховным, будет лучше, если ты покаешься.

Имам: Это не было грехом, это было лишь бессилие и неумение разумно мыслить (и зачинщиками были вы сами). Я предостерегал вас от этого и пытался изменить ваши взгляды.

Зарат: Клянусь Богом! Если ты не оставишь свои взгляды насчет правления людей над предписаниями Бога, то ради обретения довольства Аллаха мы будем биться с тобой.

Имам (возмущённо): Ты истекаешь злобой! Вскоре ты будешь убит, и твой прах рассеет ветер.

Зарат: Я хочу, чтобы так и было.

Имам: Шайтан овладел вами обоими. Бойтесь Божественного гнева Если вы станете воевать в этом мире, вам все равно не будет пользы от этого.

Тогда оба, повторяя: «Решение только за Богом», - оставили Имама[741].

2.Протест против правительства и пренебрежение общественной молитвой

Участие в общественной молитве является одобряемым поступком, а ее игнорирование не является прегрешением. Однако в первые периоды после возникновения Ислама отношение к этому было несколько иным: длительное пренебрежение общественной молитвой указывало на протест человека против существующего правления и демонстрировало его лицемерие. Поэтому исламские предания настойчиво рекомендуют проводить общественную молитву, но это не касается нашего времени[742].

Приходя в мечеть, но не участвуя в общественной молитве, хариджиты демонстрировали своё недовольство и во время проведения молитвы отпускали различные реплики.

Однажды Имам приготовился провести общественную молитву. Ибн Кавва, предводитель хариджитов, протестуя, заявил: «Открыто уже было тебе и тем, которые были до тебя: «Если ты предашь сотоварищей, то пусто окажется твое дело, и будешь ты из числа потерпевших убыток»[743]. Имам с твёрдостью прочитал следующее: «А когда читается Коран, то прислушивайтесь к нему и молчите, - может быть, вы будете помилованы!»[744]. Ибн Кувва замолчал, а Имам продолжил читать свою молитву. Тогда ибн Кувва снова прочитал аят, но Имам промолчал. Так повторялось несколько раз, но Имам, набравшись терпения, молчал. Наконец, Имам прочитал в ответ следующий аят так, что это не нарушило его молитвы, но заставило хариджита замолчать: «Терпи же, ведь обещание Аллаха – истина, и пусть не считают тебя легкомысленным те, которые не имеют уверенности!»[745]

Услышав эти слова, ибн Кувва нагло назвал первого после Пророка Ислама (ДБАР) мусульманина безбожником, говоря, что в своём решении он действовал не по предписанию Бога. Позже мы более подробно рассмотрим вопрос божественного правления.

3.Крики «Решение только за Богом!»

Для напоминания о себе и выказывания своего протеста власти Имама хариджиты постоянно собирались возле мечети и кричали: «Решение только за Богом!» Этим они ссылались на следующие аяты Корана: «Решение – только у Аллаха: Он следует за истиной, Он - лучший из решающих!» (Скот, 57); «О да, у Него власть, и Он – самый быстрый из производящих расчет!» (Скот, 62); «Решение принадлежит только Аллаху. Он повелел, чтобы вы поклонялись только Ему» (Йусуф, 40); «Власть принадлежит только Аллаху: на Него я положился, и пусть на Него уповают уповающие» (Йусуф, 67); «Ему хвала и в первой, и в последней; Ему решение, и к Нему вы вернетесь» (Рассказ, 70); «а если придавали Ему сотоварищей, верили. Решение же у Аллаха высокого, великого» (Прощающий, 12).

Несомненно, что в этих аятах говорится, что решение принадлежит только Богу, придание ему сотоварище является безбожием. Но в другом аяте также указывает на то, что Аллах дал сынам Исраила писание, мудрость и пророчество: «Мы дали сынам Исраила книгу, мудрость и пророчество, и даровали им блага, и превознесли их над мирами» (Коленопреклонённая, 16). В другом аяте Бог призывает решать, согласуясь с Божественными истинами: «Суди же среди них по тому, что низвел Аллах, и не следуй за их страстями» (Трапеза, 48). В другом месте он приказывает Пророку Давуду (ДБМ), чтобы тот судил по истине: «суди же среди людей по истине и не следуй за страстью» (Сад, 26).

Очень прискорбно смотреть на то, что у Имама были такие несведущие противники, следовавшие лишь внешнему содержанию аятов и вводящие общество в заблуждение. Некоторую часть хариджитов составляли чтецы и люди, знавшие Коран наизусть, но как сказал Пророк Ислама (ДБАР), «Коран не проходил дальше их горла и груди, и они не задумывались над ним». Они не думали о том, чтобы следовать за Имамом, истинным толкователя Корана, чтобы понять истинное содержание аятов и то, какое же из решений всё-таки принадлежит Богу, так как принятое решение имеет несколько степеней, мы вкратце укажем на них:

1. Премудрость в сотворении мира и нисхождение желания Бога (Йусуф, 67);

2. Законодательство (Скот, 57);

3. Управление людьми с помощью неопровержимой истины (Йусуф, 40);

4. Судейство разногласий людей согласно предписаниям Бога (Трапеза, 49);

Теперь, когда мы узнали, что у решения есть различные степени, то, как же можно ссылаться на внешнее содержание аятов и соглашаться с судейством, решение о котором было принято в Сиффине? Вначале нужно посмотреть, какое решение относится лишь к Богу, а затем уже рассмотреть поступок Имама и сравнить его с правильным и неправильным следованием Корану. Чтобы разобраться в этом сложном вопросе, нужно запастись терпением и обладать достаточной мудростью, а не выносить решение скоропалительно и безрассудно.

Будучи особенно терпеливым, Имам в диспутах старался ознакомить хариджитов с подлинным значением аятов, вынудить их сложить оружие, но упрямство неизлечимо, все Пророки и избранники Бога бессильны противостоять ему. До того, как заняться анализом содержания аятов, давайте посмотрим на доводы хариджитов, чтобы понять все их упрямство и эгоизм. Свободомыслие и величие Имама Али (ДБМ)

Любой правитель посчитал бы своим правом наказать отступников, оскорбляющих его, обвиняющих его в неверии, но Имам оставался обходительным и учтивым с ними. Однажды он выступал с речью, наставляя людей, как неожиданно один из хариджитов, сидящий в углу мечети закричал: «Решение только за Богом!» Едва замолчал первый, как встал второй и повторил то же самое, за ним последовали остальные. Имам ответил им: «Вы как будто говорите истину, но сами же следуете по неверному пути. До тех пор, пока вы с нами, вы имеете право посещать мечети, чтобы проводить молитвы, вы получаете долю из всеобщей казны. До тех пор, пока вы не начнёте битву, и мы не начнём».

На другой день Имам опять выступал с речью, и один из хариджитов, выкриками привлёк к себе внимание людей. Имам сказал: «Аллах велик! Твои слова правдивы, но намерение твоё лживо. Если вы будете молчать – мы будем относиться к вам, как к остальным, если будете спорить – мы ответим, если же восстанете – будем биться». Тогда встал другой представитель хариджитов и после произнесения хвалы Богу сказал: «Я ищу убежища у Бога от согласия с униженностью Его религии. Такой поступок в отношении Бога – обман и унижение, это грех, который ввергает грешников в гнев Божий. Али, ты угрожаешь нам смертью?» В ответ Имам промолчал и стал ожидать дальнейших событий»[746].

Наставления Имама Али (ДБМ)

Отступничество части воинов Имама, на которых основывалась вся сила войска, осложнило положение дел. Восстания происходили дважды: первый раз в Сиффине, когда требованием восставших было прекращение битвы и принятие судейства; второй раз – после подписания соглашения о судействе, когда те же самые люди требовали обратного – расторжения соглашение, забыв собственное прежнее требование. Первое восстание отобрало у Имама победу, его простодушные воины, стремящиеся к заключению мира, не только не хотели больше воевать, но даже были готовы убить своего предводителя. Однако это все-таки не было незаконным или противоречащим разуму поступком. Как сказал Имам в отношении предводителей хариджитов: «Согласие принять судейство под давлением последователей значило отрицание того, что было навязано ранее ими же»[747]. Второе же требование уже шло наперекор Корану, призывающему всех следовать заключённым соглашениям.

В этом случае единственным выходом для Имама было сохранение спокойствия и наставление обманутых людей. Иногда он старался разобщить хариджитов.

Сначала он пытался объяснить им их заблуждения, но так как его доводы не влияли на отступников, он выбрал иной метод: для наставления заблудших последователей он призвал на помощь своих лучших мудрецов, знающих писание Бога и сунну, и послал их в лагерь хариджитов.

Диспут ибн Аббаса с хариджитами

По приказу Имама ибн Аббас отправился в лагерь хариджитов, где и произошла следующая беседа:

Ибн Аббас: Какие у вас намерения, какие претензии вы имеете к Повелителю правоверных?

Хариджиты: Он был Повелителем правоверных, но, согласившись с судейством, стал неверующим. Он должен признать своё неверие и покаяться, чтобы мы могли вернуться к нему.

Ибн Аббас: Верующему человеку не может признать своё неверие, будучи уверенным в правильном следовании исламским предписаниям.

Хариджиты: Знак его неверия – согласие с судейством.

Ибн Аббас: Судейство – это кораническое предание, данное Богом. Он говорит: «а кто убьет из вас умышленно, то воздаяние – скота столько же, сколько он убил»[748]. Раз уж Бог повелел вершить суд над охотящимися во время совершения паломничества – а в этом деле мало каких-либо разногласий, – то почему не обратиться к судейству в разрешении столь важного вопроса, как руководство мусульманами?

Хариджиты: Судьи склонились к его мнению, но он не принял их решения.

Ибн Аббас: Положение судьи не выше положения самого Имама. Когда предводитель мусульман следует по неправильному пути, община должна восстать против него, что уж говорить о судье, который стал судить наперекор истине.

Тогда хариджиты почувствовали свою вину, но из-за своего упрямства, словно несведущие неверные люди, стали ругать ибн Аббаса. Они сказали: «Ты происходишь из тех курайшитов, о которых Коран говорит: «Они ведь – народ препирающийся!» (Украшения, 58), а также сказал: «и предостерегать им (Кораном) людей упрямых»[749].

Если бы хариджиты и в самом деле были искателями истины, то, согласившись бы с ибн Аббасом, они сложили бы оружие и присоединились к Имаму. Только так они могли бы сразиться с истинным врагом. Но, к большому сожалению, они привели ибн Аббасу те аяты, которые относятся к курайшитским язычникам, а не к верующим людям.

Обращение к судейству – один из коранических вопросов, который дозволен даже при разрешении семейных проблем, и последствия его решений одобряются, если у обеих сторон были благие намерения. Так Коран говорит: «А если вы боитесь разрыва между обоими, то пошлите судью из его семьи; если они пожелают примирения, то Аллах поможет им. Поистине, Аллах – знающий, ведающий!» (Женщины, 35).

Нельзя не заметить, что разногласия в общине после тяжёлой трёхмесячной битвы мало схожи с разногласиями между мужем и женой. Если община пожелала рассудить столь важный вопрос через суд на основе писания Бога и сунны в своем понимании их, то поступила неправильно и из-за своего неверия должна покаяться.

Согласно этим аятам, заблуждения хариджитов в отношении судейства основывались лишь на их поразительном упрямстве, и не имели в своей основе никаких веских доводов. Вполне очевидно, что ибн Аббас не раз проводил такие диспуты, Имам неоднократно отправлял его для наставления хариджитов. В своих речах ибн Аббас опирался на вышеуказанные аяты, но Имам приказал ему диспутировать с хариджитами, опираясь на сунну Пророка Ислама (ДБАР), так как аяты Корана можно толковать по разному, и хариджиты примут то толкование, которое будет полезно для них. Имам сказал: «Не спорь с ними на основании Корана, ибо Коран - многолик, ты скажешь свое, а они – свое, но приводи им доводы из Сунны, и в ней они не найдут пути для отступления»[750].

Имам сам едет в лагерь хариджитов

Отчаявшись наставить хариджитов на путь истинный через своих гонцов Саасау бен Сухана Абди, Зияда бен ан-Надра и ибн Аббаса, Имам решил сам поехать и встретиться с ними, изложить им свою позицию по поводу судейства и указать на то, что они сами создали такое положение. Перед отъездом Имам спросил у Саасаа о предводителе хариджитов, и тот назвал имя Йазида бен Кайса Араджи. Имам сел на своего коня и, прибыв в лагерь хариджитов, остановился у шатра Йазида. Прочитав два раката молитвы, а затем, опёршись на свой лук, он так обратился к хариджитам: «Все ли из вас были вместе с нами свидетелями Сиффина?» Они ответили: «Некоторые из нас были свидетелями, а некоторые – не были».

Али: «Тогда разделитесь на две группы, так, чтобы бывшие свидетелями Сиффина оказались в одной группе, а те, кто не был тому свидетелем, - в другой, дабы обратился я к каждой из них со своей речью».

И обратился он к людям, говоря: «Прекратите разговоры и внемлите моим речам, и обратите ко мне сердца свои, и у кого потребуем мы свидетельства, тот пусть скажет по своему знанию об этом». После этого он – да будет над ним мир – произнес обращенную к ним длинную речь, в течение которой он – да будет над ним мир – также сказал: «Ужели не говорили вы, подняв над собой Свитки (Корана) речи соблазнительные, искусительные, подстрекательские, предательские: «Вот, они наши братья и люди нашего призыва (т.е., одновременно с нами ответившие на призыв к Исламу), одолели нас они в речах, опираясь на Книгу Аллаха Всевышнего, и (наше) мнение – согласиться с ними и оставить их в покое?» И (на это) я вам сказал: в этом деле вера (Иман) – его облачение, а вражда – его наполнение, начало его – милосердие, конец его – раскаяние. Так стойте же на своем и твердо ступайте по стезе своей, и идите вперед, на джихад, стиснув зубы свои, и не обращайтесь к клику кликуши: кто ответит ему, тот с прямого пути будет сведен, но если (все) оставят его, то он останется посрамлен. Но когда свершился этот поступок (склока вокруг третейского суда), вот, я вижу, вы согласились на это. Клянусь Аллахом, отвергни я его, не лежало бы на мне это обязательство, и не возложил бы на меня Аллах за то ответственность. И, клянусь Аллахом, теперь, приняв его (третейское суждение на себя), я (один) суть тот, за которым надлежит следовать, и, поистине, Книга (Аллаха) – со мной, и я не расставался с ней с тех пор, как соединился с ней: ведь были мы вместе с Посланником Аллаха – да благословит Аллах его и его род – и битва тогда брала в оборот и отцов, и сыновей, и братьев, и родственников, и не прибавляли мы при каждом бедствии и испытании, кроме как веры нашей, и стремления к Истине, и покорности (Божественному) Повелению, и терпения при болях от ран. Однако, стали мы сражаться с братьями нашими в Исламе, из-за того, что вошли в него неправедное руководство, кривда, сомнения и неверное истолкование. Но если мы найдем нечто, посредством чего Аллах (вновь) соберет нас вместе в наших разногласиях, и мы сблизились бы в том, что осталось общего между нами, то мы желали бы (именно) этого, и отстранились бы от всего остального»[751].

При комментировании хутбы 36 ибн Аби-ал-Хадид говорит: «Хариджиты согласились со словами Имама, но ответили: «Что же делать, если мы совершили большое прегрешение и покаялись за это? Ты тоже должен покаяться». Не указывая на какое-либо прегрешение, Имам, в целом, сказал: «Я прошу прощения у Аллаха за все свои грехи!» После этого к Имаму примкнули 6000 людей, перешедшие от хариджитов к последователям Имама». Комментируя такое покаяние, ибн Аби-ал-Хадид говорит: «Покаяние Имама было неким намёком на то, что битва – это обман. Он выразился кратко, как выражались все Пророки, и противники его были удовлетворены этим, не настаивая на том, чтобы Имам признался в совершении какого-либо прегрешения»[752]. Злоба лицемерного врага

Вернувшись в Куфу, хариджиты стали распространять среди людей сплетни о том, что Имам признал судейство заблуждением и снова готов отправиться на бой с Муавией, не дожидаясь объявления результатов судейства. Между тем Ашас бен Кайс, состоя в рядах Имама, но будучи тайным сторонником Муавии, сказал: «Люди говорят, что Имам нарушил соглашение, назвал судейство заблуждением и не собирается ждать его завершения».

Слова Ашаса поставили Имама в столь неловкое положение, что он был вынужден раскрыть истину. Он сказал: «Каждый, кто думает, что я нарушил соглашение, лжёт, и каждый, кто считает его заблуждением, сам впал в заблуждение». Эти слова так разгневали хариджитов, что они, повторяя «Решение только за Богом», покинули мечеть и снова вернулись в свой лагерь.

Ибн Аби-ал-Хадид здесь указывает, что основной ущерб, наносимый власти Имама, исходил от Ашаса, и, если бы его слова не вынудили Имама раскрыть истину, хариджиты удовольствовались бы лишь общим покаянием Имама, желая вновь служить ему в борьбе с Муавией. Но слова Ашаса стали причиной того, что Имам раскрыл завесу и раскрыл истину. Повторные усилия для наставления хариджитов

Мубаррид в своей хронике приводит другой диспут Имама, отличающийся от прежнего, видимо, это второй спор, который Имам провёл с хариджитами. Мы вкратце приведем эту беседу:

Имам: Помните ли вы, когда свитки Корана нацепили на копья, я сказал вам: это очередная уловка, если бы они по-настоящему хотели судейства Корана, то пришли бы ко мне и требовали бы его у меня? Знаете ли вы кого-то ещё, кто с презрением относился бы к судейству?

Хариджиты: Нет.

Имам: Признаёте ли вы, что, несмотря на моё неприятие этого, вы заставили меня согласиться с происходящим, и я был вынужден выполнить ваше требование, при условии, что решение судей будет действительным в том случае, если оба будут судить по решению Бога? Все вы знаете, что мне известно решение Бога (и я – истинный предводитель, избранный мухаджирами и ансарами).

Абдулла бен Кувва: Верно, что ты действовал по нашему настоянию, но мы признали, что этим поступком встали на неверный путь, и теперь каемся за это. Ты тоже должен признать своё неверие и покаяться, а затем уже послать нас на битву с Муавией.

Имам: Знаете ли вы, что при разногласиях мужа и жены Бог приказал им обратиться к двум судьям: «Если вы опасаетесь разлада между ними, то отправьте одного судью из его семьи и одного судью из ее семьи» (Женщины, 35), а также для назначения штрафа за убийство животного во время совершения паломничества для судейства нужно обратиться к двум справедливым людям: «Устанавливают это двое справедливых из вас» (Трапеза, 95)?

Абдулла бен Кувва: Ты снял со своего имени титул «Повелитель правоверных», таким образом, ты отстранён от правления.

Имам: Пророк является для нас образцом. При заключении худайбийского мира в мирном соглашении между Пророком и курайшитами было написано так: Этот договор заключили Мухаммад, посланник Бога, и Сахл бен Амру». Представитель курайшитов стал протестовать: «Если бы я признавал твою миссию, то не противостоял бы тебе. Ты должен убрать выражение «посланник Бога». И Пророк сказал мне: «Али, убери выражение «посланник Бога» после моего имени». Я сказал ему: «О, посланник Бога! Моё сердце не позволяет мне сделать это». Тогда Пророк стёр слова своей рукой и сказал мне, что меня тоже ожидает такая же судьба.

Когда Имам закончил свою речь, две тысячи человек вернулись к нему, из-за того, что диспут проходил в местечке Харура, их назвали харуритами[753].

Другой диспут

Имам обещал хариджитам свободу до тех пор, пока не прольётся кровь или не будет разграблено имущество, несмотря на то, что они и ночью, и днём наполняли мечеть своими протестующими криками. Поэтому Имам снова послал ибн Аббаса в местечко Харура. Он спросил у них: «Чего вы хотите?» Хариджиты ответили: «Все, кто был в Сиффине и согласился с принятием судейства, должны покинуть Куфу и, оставаясь в Сиффине три дня, должны покаяться о содеянном, а затем отправимся в Шам для битвы с Муавией».

В этом предложении нет логики, а есть лишь пустое упрямство. Даже если судейство признать грехом, нет необходимости каяться в нем именно в месте его совершения в течение определенного числа дней. Покаяние признается даже при мгновенном сожалении, достаточно лишь произнести слова раскаяния.

Имам ответил им: «Почему вы сейчас говорите об этом? Ведь уже назначены и посланы двое судей, и обе стороны заключили между собой соглашение». Ему сказали: «В то время была длительная битва, все находились в большом напряжении, было много раненых и мы потеряли много оружия и коней. Поэтому мы согласились с судейством». Имам сказал: «Разве вы согласились, находясь в большом напряжении? Пророк Ислама (ДБАР) соблюдал свой договор с язычниками, как же вы хотите, чтобы я нарушил своё соглашение?»

В глубине души хариджиты испытывали стыд, но, следуя своим убеждениям, они продолжали кричать: «Решение только за Богом, даже если это не нравится язычникам».

Однажды один из хариджитов пришёл в мечеть и стал громко произносить прежние слова. Люди окружили его, и он снова повторил их, но в это раз добавил: «Решение только за Богом, даже если это не нравится Абу ал-Хасану (Али)». Имам ответил ему: «Я никогда не отворачивался от Божественного правления, но я ожидаю решения Бога в отношении вас». Люди сказали Имаму: «Почему ты даёшь им столько времени и свободы? Почему не уничтожишь их?» Имам сказал: «Они не будут уничтожены: некоторые из них находятся в плоти своих отцов и чреве матерей, и это продлится до Судного дня»[754].

_________________________
[729]- История Багдада, т. 8, стр. 340.
[730]- Ал-бидайат ва ан-нахайат, т. 4, часть 6, стр. 305.
[731]- Ал-гадир, т. 3, стр. 188-195 (на критику книги «Минхадж-ас-сунна» от ибн Таймийи).
[732]- Хроника ибн Хишама, т. 2, стр. 497.
[733]- Полная хроника ибн Асира, т. 2, стр. 545.
[734]- Хроника Табари, т. 3, стр. 386.
[735]- Пчёлы, 91.
[736]- Маджма-ал-байан, т. 3, стр. 40.
[737]- Покаяние, 58.
[738]- Ал-милал ва ан-нихал, т. 1, стр. 116, но в той же книге на странице 115 он говорит, что это имена одного человека.
[739]- Полная хроника ибн Асира, т. 3, стр. 919.
[740]- Хроника ибн Хишама, т. 2, стр. 496.
[741]- Хроника Табари, т. 4, стр. 53.
[742]- Для большего ознакомления обратитесь в «Васаил-аш-шиа» главы об общественной молитве, глава первая, стр. 370.
[743]- Толпы, 65.
[744]- Преграды, 204.
[745]- Румы, 60; Хроника Табари, т. 4, стр. 54; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 2, стр. 269.
[746]- Хроника Табари, т. 4, стр. 53.
[747]- Хроника Табари, т. 4, стр. 53.
[748]- Трапеза, 95.
[749]- Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 2, стр. 273.
[750]- Нахдж-ал-балага, письмо 77.
[751]- Нахдж-ал-балага, хутба 122.
[752]- Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 2, стр. 280.
[753]- Полная хроника Мубаррида, стр. 45; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 2, стр. 274-275.
[754]- Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 2, стр. 310-311.