Амираль Муминин Али ибн Аби Талиб (ДБМ)
 
Храбрость Имама Али (ДБМ) в битве при Сиффине

Имам был главнокомандующим своего войска. Его нельзя сравнить с Муавией или Амру Асом, которые находились в тылу за живыми стенами из своих воинов и убегали в случае опасности. Имам же руководил своим войском и всеми его флангами, передвигаясь из одной части в другую, в самые тяжёлые мгновения сражаясь вместе со своим войском. Во время сложных атак его присутствие было залогом победы его войска.

В этой книге мы приведём лишь некоторые примеры его храбрости. Желающие более подробно узнать об этом могут обратиться к книгам по истории «Битва при Сиффине» ибн Музахима и «Хронике» Табари.

1. Имам Али (ДБМ) в туче летящих стрел

После гибели Абдуллы бен Бадиля правый фланг войска Имама пришел в смятение. Муавия приказал Хабибу бен Муслиме добить растерявшегося противника. Сахл бен Ханиф получил приказ от Имама возглавить эту часть войска, но все его усилия не увенчались успехом, и некоторые отряды правого фланга отступили к центру, где находился Имам. История сохранила сведения о самоотверженности общин Рабиа и Джубн, о бегстве общины Мудар. Видя сложную ситуацию, Имам сам вышел на поле битвы.

Летописец битвы при Сиффине Зайд бен Вахаб говорит: «Я видел Имама в туче стрел, и все вражеские стрелы пролетали мимо. Сыновья Имама беспокоились, что Имам во время столь массовой стрельбы получит ранения. Поэтому наперекор желанию Имама они окружили его, словно живой щит, но Имам двигался дальше, оставляя за собой врага. Неожиданно перед взором Имама появился его слуга по имени Кисан, сражающийся со слугой Абу Суфьяна по имени Ахмар и погибший во время поединка. Воодушевленный своей победой, Ахмар со своим мечом бросился в сторону Али (ДБМ), но первым же ударом Имам проткнул его кольчугу и, притянув врага к себе, поднял его вверх и так сильно ударил о землю, что у того сломались ключица и предплечье. Затем он оставил его. Сыновья Имама Хусейн (ДБМ) и Мухаммад Ханафийа своими мечами добили поверженного врага и вернулись к Имаму. Имам спросил у своего сына Хасана: «Почему ты вместе с братьями не участвовал в этом убийстве?». Хасан (ДБМ) ответил: «Их двоих было достаточно».

Зайд бен Вахаб говорит: «Чем ближе Имам подходил к войску Шама, тем быстрее он двигался. Имам Хасан (ДБМ), опасаясь, что войско Муавии окружит Имама, сказал ему: «Будет благоразумнее, если ты немного помедлишь, чтобы могли подоспеть твои верные сторонники из общины Рабиа». В ответ Имам сказал: «Для твоего отца настал назначенный день, и он не промедлит! Твой отец не опасается того, что он или сам пойдёт навстречу смерти, или же смерть сама придёт к нему»[663].

Абу Исхак говорит: «В один из дней битвы при Сиффине, имея при себе маленькое копьё, Имам проходил мимо одного из своих предводителей по имени Саид бен Кайс. Тот сказал Имаму: «Не боишься ли ты быть убитым, находясь так близко к врагу?» Имам ответил: «Каждому из нас Богом даны хранители, которые защищают человека от падения в колодец, или от обвала стены на его голову, или же от какой-нибудь болезни. Всякий раз, когда наступит предопределение Бога, они оставляют человека, и он сталкивается с предназначенными ему судьбой обстоятельствами»[664].

2.Убийство Хариса, слуги Муавии

Одним из прославленных силачей в войске Муавии был его слуга Харис. Он иногда надевал одежду Муавии и сражался, а несведущие люди предполагали, что это сражается сам Муавия. Однажды Муавия позвал Хариса и сказал: «Не сражайся с Али, остальных же можешь протыкать копьем сколько угодно». Слуга пошёл к Амру Асу и рассказал ему о просьбе Муавии. Амру Ас был недоволен словами Муавии и сказал: «Если бы ты был курайшитом, Муавия попросил бы тебя убить Али, но он не хочет, чтобы эта честь была отдана некурайшиту. Поэтому, если подвернется подходящий момент, нападай на Али».

Как раз в тот самый день Имам во главе своей конницы выехал на поле битвы. Находясь под впечатлением от слов Амру, Харис вызвал Имама на бой. Прочитав несколько стихотворных строк, Имам вышел на поединок и в первые же минуты нанёс противнику такой удар, что разрубил его надвое. Весть о смерти слуги сильно опечалила Муавию и, упрекая Амру Аса, он прочитал строчки стихотворения. Вот перевод его отрывка: «О, Харис! Не знал ли ты, что Али победит всякого силача? Любой сражающийся с ним будет убит его ударами».

Убийство Хариса навело страх на войско Муавии. Другой известный воин по имени Амру бен ал-Хусайн вышел на поле битвы, чтобы отомстить Имаму за смерть Хариса, но, ещё не добравшись до Имама, был убит одним из сподвижников Имама по имени Саид бен Кайс[665].

3.Имам Али (ДБМ) призывает Муавию к битве

Однажды Имам вышел на поле битвы и, находясь между двумя враждующими сторонами, вызвал Муавию. Муавия велел своим приближённым узнать, чего он хочет. Имам ответил, что хочет побеседовать с Муавией. Приближённые Муавии передали ему просьбу Али (ДБМ). Тогда Муавия с Амру Асом направились на поле битвы и предстали перед Имамом. Не обращая внимания на Амру Аса, Имам сказал Муавии: «Горе тебе! Почему наши люди должны убивать друг друга? Не лучше ли тебе самому выйти на поле битвы, чтобы мы сразились с тобой, победитель возьмёт власть в свои руки». Муавия обратился к Амру Асу, желая услышать его мнение. Амру Ас сказал: «Али решил поступить справедливо. Если ты откажешься, то на тебя и твоё семейство ляжет постыдное пятно, которое не будет смыто до тех пор, пока на свете существуют арабы». Муавия сказал: «Амру, я никогда не поддамся на твой обман. Всякий сражавшийся с Али был убит». Сказав это, оба вернулись в свой лагерь. Улыбнувшись, Имам тоже вернулся к себе. Муавия сказал Амру Асу: «Какой же ты невежда. Я думаю, твоё предложение не было серьезным, и ты сказал это, шутя»[666]

Храбрость сына погибшего

Хашим Миркан был одним из храбрых и талантливых предводителей войска Имама, его прошлые достижения в победах мусульман не были ни для кого тайной. Враги считали, что его смерть ослабит войско Имама, но речь, произнесенная его сыном, изменила положение и сделала воинов Хашима Миркана даже более решительными и твердыми в желании драться с врагом. Он взял в руки знамя отца[667] и обратился к последователям истины с такими словами: «Хашим был одним из рабов Бога, чей срок жизни был краток, а деяния приблизили к Богу. Его жизнь закончилась, и Бог, которому никто не может противостоять, призвал его к Себе. Он сражался ради двоюродного брата Пророка Ислама (ДБАР). Он был одним из первых, уверовавших в Пророка, и доносил людям его призыв. Он по мере сил противостоял врагам Бога, сделавшими дозволенными Божественные запреты, введшими вражду среди людей, а победивший их шайтан украсил для них их непристойные поступки. Вы должны сражаться с теми, кто следует против сунны Пророка, кто пренебрег Божественными предписаниями и сражается с его приближёнными и друзьями. В этом мире пожертвуйте своими жизнями на пути подчинения Богу, чтобы обрести наилучшее место в будущем мире. Если даже предположить, что нет ни рая, ни ада, ни награды, ни наказания, то сражаться на стороне Али лучше, чем быть в рядах Муавии, сына поедающего печени. Как же не быть этому, когда вы в глубине души все же чувствуете, что у вас есть ещё надежда?»[668] Не успел сын погибшего Абу ат-Тафиль закончить свою пламенную речь, как один из приближённых Имама прочитал о Хашиме стихотворение, вот его первые строки: «О, благородный Хашим! Пусть твоей наградой будет рай. На пути Бога ты уничтожил вражеские традиции»[669].

Лис в лапах льва

В ходе битве войско Шама терпело всё больший ущерб, и зачинщики ее были вынуждены сами выступить на поле битвы, чтобы поддержать боевой дух своих воинов и предотвратить появляющиеся разногласия. У Амру Аса был враг по имени Харис бен Наср, они следовали единым путем, но всё время подставляли друг друга. В своих одах Харис критиковал Амру за то, что тот не участвует в битве с Али (ДБМ), а вместо этого посылает на смерть других. Его оды распространились среди воинов Шама, и Амру был вынужден хотя бы один раз сразиться с Имамом. Но этот старый лис и здесь проявил хитрость. Когда он столкнулся с Имамом, то Имам, не дав ему опомниться, копьём сбросил его на землю. Знавший о духовном целомудрии Имама, Амру сразу открыл свои срамные места, чтобы избежать преследования Имама. Имам, прикрыв глаза, отвернулся от него[670].

Битва Амру Аса с Маликом Аштаром

Храбрость Малика весьма досаждала Муавии: военный опыт и бесподобная храбрость этого сподвижника Имама вызывали панику в рядах воинов Шама. Поэтому он приказал Марвану бен Хакаму и его отряду убить Малика. Но Марван, отказавшись, сказал: «Самый близкий тебе – Амру Ас, ему ты обещал правление Египтом. Так пускай именно он сделает это! Он – твой советник, а не я. Ты одариваешь его, а меня лишил всяких почестей». Муавия был вынужден приказать Амру Асу сразиться с Маликом. Зная об отказе Марвана, Амру согласился. Но могут ли сравниться эти двое? Столкнувшись с Маликом Аштаром, Амру задрожал, с трудом удержавшись от позорного бегства с поля боя. После приветствий они напали друг на друга. Малик атаковал. Амру отпрянул назад, и копьё лишь расцарапало его лицо. Закрывая одной рукой рану, а другой удерживая поводья коня, он в страхе бросился к своим воинам. Его бегство с поля битвы вызвало негодование среди шамцев, и они возмутились тем, что Муавия сделал их предводителем такого трусливого и непригодного к военному делу человека[671].

Верующий молодой человек и корыстолюбивый старик

В один из дней, обходя ряды иракцев, Малик громко воскликнул: «Есть ли среди вас тот, кто желает пожертвовать своей жизнью ради довольства Бога?» Вышел молодой человек по имени Асал бен Хиджл. В ответ Муавия послал на поле битвы своего представителя, которого также случайно звали Хиджл. Направив свои копья друг на друга, они стали перечислять своих предков, и вдруг выяснилось, что они – отец и сын. Спешившись, они обнялись. Отец сказал сыну: «Сын мой! Живи ради блага этого мира!» Сын ответил: «Отец мой! Обратись к будущей жизни, если я выберу этот мир и перейду в войско Шама, я лишусь вечной благодати. Что ты думаешь об Али и верующих людях?» В конце концов, оба они остались при своих убеждениях[672].

В битве, которая происходит ради защиты веры, духовные узы становятся прочнее всех прочих связей.

Настрой войска Шама ослабевает

Абраха был одним из тех военачальников войска Муавии, которые были опечалены большим количеством потерь. Он своими глазами видел, как множество жителей Шама приносилось в жертву корыстолюбия Муавии, начавшего битву в желании удержать собственную власть. Йеменцам, жившим в Шаме, он громко сказал: «Горе вам, о, жители Йемена! О, те, кто хотят смерти! Пусть эти двое (Али и Муавия) сразятся между собой, мы же последуем за победителем». Когда речь Абрахи дошла до Имама, он воскликнул: «Какие великолепные слова! Я не слышал подобных речей с того дня, как прибыл в Шам!» Такие настроения в войсках сильно беспокоили Муавию, и он, прибыв к остаткам своего войска, сказал: «Абраха сошёл с ума!» Но жители Йемена ответили, что считают Абраху самым праведным, умным и смелым человеком».

Чтобы хоть как-то поддержать боевой дух жителей Шама, на поле битвы вышел Урва из Дамаска и закричал: «Если Муавия отказался сразиться с Али, то пусть Али сразится со мной!» Сторонники Имама пытались не допустить этого поединка, опасаясь подлости Урвы, но Имам возразил им: «Для нас Муавия и Урва одинаковы». Сказав это, он атаковал Урвы и первым же ударом с такой силой рассек его надвое, что половины разлетелись в разные стороны. Оба войска содрогнулись, видя мощь удара Али (ДБМ). Тогда Имам так сказал поверженному врагу: «Клянусь Богом, который избрал Пророка для пророческой миссии! Увидев огонь, ты пожалел об этом». Двоюродный брат Урвы решил отомстить за него, и вызвал Имама на бой. Но, убитый ударом меча Имама, он присоединился к своему брату[673].

История повторяется

Бесподобная храбрость Имама лишила жителей Шама боевого духа. Наблюдая за всем происходящим с высокого холма, Муавия невольно начал упрекать жителей Шама: «Чтоб вы были уничтожены! Неужели среди вас нет того, кто во время битвы смог бы напасть на Али и в суматохе битвы, под покровом поднятой пыли убить его?» Стоявший рядом Валид бен Утба возразил: «Это, прежде всего, нужно тебе». Муавия ответил: «Однажды Али призвал меня к битве, но я никогда не выйду на поединок с ним, войско должно защищать своего предводителя». В конце концов, он уговорил Бусра бен Автата убить Имама и сказал ему: «Сразись с ним, когда во время сражения поднимутся тучи пыли». Двоюродный брат Бусра, только что прибывший из Хиджаза в Шам, просил Бусру отказаться от поединка, но тот дал обещание Муавии и отправился на поле битвы. Одетый в железную кольчугу, он позвал Али (ДБМ) на поединок. Ударом копья Имам повалил его на землю. Бусра, подобно Амру Асу, раскрыл свои срамные места, и Имам не стал преследовать его[674].

Муавия настаивает на заключении мира

Продолжительность битвы при Сиффине и большие потери вынудили Муавию попытаться на любых условиях заключить мир с Имамом. Для этого было избрано три пути:

1. Переговоры с Ашасом бен Кайсом;

2. Переговоры с Кайсом бен Саадом;

3. Отправка послания Имаму Али (ДБМ).

Но всем эти планам было не суждено сбыться, настала «ночь воплей», которая должна была стать полным крахом войска Муавии. Но различные уловки Муавии, простота иракцев и работа тайных сторонников Шама внутри войска Имама изменили ход событий в пользу Муавии. Давайте отметим некоторые беседы и встречи Муавии.

1. Муавия позвал к себе своего брата Утбу бен Аби Суфьяна, который был искусным оратором, и приказал ему встретиться с Ашасом бен Кайсом, пользовавшимся в войске Имама большим авторитетом, и попросить его не допустить дальнейших потерь.

Утба вышел к передним рядам войска Имама и, представив себя, призвал Ашаса, желая передать ему послание Муавии. Узнав его, Ашас сказал: «Это слишком коварный и речистый человек, чтобы можно было с ним встретиться». Вкратце послание, доставленное Утбой, имело такой смысл: «Если бы Муавия решил встретиться с кем-нибудь, кроме Али, то встретился бы с тобой. Ты – предводитель иракцев, среди йеменцев ты имеешь влияние, ты был зятем и слугой Усмана. Ты отличаешься от Малика и Ади бен Хатима, ибо Малик – убийца Усмана, а Ади – его соучастник. Я не говорю, чтобы ты оставил Али и поддержал Муавию, но я призываю тебя не допустить дальнейших потерь, ведь это и в моих, и в твоих интересах».

Отвечая на просьбу Муавии, Ашас вознес хвалу Али (ДБМ) и сказал, что предводителем Ирака и Йемена является Имам, но все-таки дипломатично принял предложение о мире и сказал: «Ваше желание спасти оставшихся в живых не больше нашего». Когда Утба изложил разговор с Ашасом Муавии, тот сказал: «Он готов к заключению мира!»[675]

2. Все сподвижники Пророка Ислама (ДБАР), и мухаджиры, и ансары, следовали за Имамом, из всех ансаров только Нуман бен Башир и Муслима бен Мухаллид сотрудничали с Муавией. Муавия попросил Нумана бен Башира встретиться с Кайсом бен Садом, прославленным предводителем войска Имама, и призвать того к заключению мира. Втретившись с Кайсом, Нуман стал указывать на жертвы, понесенные обеими сторонами. Он сказал: «Как видишь, битва забрала у нас и у вас много людей. Так побойтесь же Бога, ради оставшихся в живых». Кейс ответил: «При жизни Пророка мы отвечали врагу копьём и мечом, чтобы истина победила, неверующие же были недовольны этим. О, Нуман! Последователями Муавии являются вольноотпущенники, невежды и обманутые йеменцы. Посмотри на Али: его окружили мухаджиры и ансары, которыми доволен Бог. В кругу же Муавии, кроме тебя и твоего друга (Муслимы бен Мухаллида), никого нет, и никто из вас не участвовал ни в битве при Бадре, ни при Ухуде, нет у вас блестящего исламского прошлого, и о вас не был ниспослан аят. Или ты пойдёшь наперекор нам, как раньше твой отец сделал это? (имеется в виду «собрание под навесом», когда Башир, отец Нумана, стараясь, чтобы его двоюродный брат не опередил его, присягнул Абу Бакру, создав таким образом, разногласия между ансарами)»[676].

3. Все эти встречи происходили ради заключения мира, но цель эта не была достигнута. Поэтому Муавия был вынужден написать письмо Имаму и попросить его о том, чего он просил в первые дни своего бунта: передать ему власть над Шамом без принесения присяги Имаму. При этом он добавил: «Все мы – потомки Абд Манафа, и никто из нас не имеет превосходства над другим, разве что над тем, кто унизит достойного или отдаст в рабство свободного». Имам призвал к себе своего секретаря Аби Рафи и продиктовал ему письмо. Содержание этого письма приведено в книге «Нахдж-ал-балага» под номером 17: «Что до твоего требования у меня Сирии, то не таков я, чтобы даровать тебе сегодня то, в чем отказал тебе вчера. Что же до твоих слов: поистине, война поглотила арабов настолько, что остались лишь последние издыхания, то ведь, поистине, кого поглотила истина, тому дорога в рай, а кого поглотила ложь, тому дорога в ад. Что же до нашего равенства в искусстве войны и численности войска, то твоя сомнительная вера не шире моей искренней убежденности, а люди Сирии не более устремлены к благам этого мира, нежели люди Ирака – к благам последующего. Что же до твоих слов: вот, мы оба – сыновья Абд Манафа – то оно-то так, да ведь Умаййя не таков, как Хашим, ни Харб - как Абд Аль-Мутталиб, а Абу Суфиан не таков, как Абу Талиб, мухаджир не таков, как вольноотпущенник, родной не таков, как приемный, правдивый не таков, как лгущий, а верующий - не таков, как лицемер. Тяжела участь потомков, следующих за предками, ввергнутыми в огненную геенну. И, кроме того, у нас есть преимущество пророчества (родство с Пророком - Т.Ч.), посредством которого мы низвергали вельможу и возвышали униженного. И когда ввел Аллах арабов в Свою религию толпами, и смирилась пред Ним эта община, добровольно либо невольно, были вы из числа вошедших в религию: либо из жадности, либо из страха, в то время, когда уже проследовали перед вами предшествующие, и когда мухаджиры первыми (успели) стяжать свое достоинство. Так не делай себе для шайтана удела, и не делай его для души своей наставником, и да будет с тобой мир»[677].

Глава девятнадцатая

Изменение хода событий в битве при Сиффине и его влияние на историю Ислама

Во вторник десятого Раби-ал-авваля 37 года хиджры ещё в тёмных предрассветных сумерках Имам со своими сторонниками прочитал утреннюю молитву. Имаму было известно о бессилии и усталости войска Шама, знал он и о том, что враг отступил настолько, что одной атакой можно было достичь шатра зачинщика битвы Муавии. Поэтому он приказал Малику Аштару построить войска. Одетый в железную кольчугу Малик встал перед войском и, опираясь на своё копьё, громко воскликнул: «Выровняйте ваши ряды, и да смилостивится над вами Аллах!»

Вскоре атака началась, и в первые же минуты боя враг дрогнул, показывая свою слабость. Тогда из войска Шама вышел некий воин и захотел начать переговоры с Имамом. Имам вышел, чтобы вести переговоры. Воин предложил обеим сторонам вернуться на исходные позиции, а Имаму – отдать Шам Муавии. Имам ответил, что он размышлял над этим вопросом долгое время и разрешить его может лишь двумя путями: биться с бунтарями или же действовать против Бога и того, что было ниспослано Пророку. Бог никогда не будет доволен предательством и тем, кто, видя это предательство, отойдет в сторону, оставляя в стороне все дозволения и запреты. Поэтому биться с отклонившимися от веры лучше, чем сидеть сложа руки.

Воин, не добившись согласия Имама, читая про себя аят «Поистине, мы принадлежим Аллаху, и к Нему мы возвращаемся!», вернулся в ряды войска Шама[678].

Снова началась битва. В ход пошло все: стрелы, камни, мечи, копья и метаемые железные колонны, которые, словно летающие горы, поражали обе стороны. Битва продолжалась до утра среды. Видя множество убитых и раненых, в ту ночь воины Муавии визжали, как собаки, и поэтому, эту ночь в истории назвали «ночью воплей».

Проходя между рядами воинов, Малик повторял: «До победы остался всего один шаг. Есть ли среди вас тот, кто готов отдать свою жизнь ради Бога, и на этом пути сражаться вместе с Аштаром, чтобы победить или отдать свою душу Аллаху?»[679]

В те волнующие мгновения Имам встал перед своим войском и крикнул: «О, люди! Вы видите, как закончилось ваше дело и дело вашего врага! Враг уже находится на последнем издыхании. Любое дело настолько хорошо, насколько хорошо его завершение. Утром я буду судить их по предписаниям Бога, и покончу с их позорной жизнью»[680].

Муавия узнал о речи Имама. Он сказал Амру Асу: «Приближается день, когда битва будет полностью завершена. Что нам делать?» Амру Ас ответил: «Твои воины не сравнятся с его воинами, и ты не сравнишься с ним. Он сражается за свою веру, а у тебя другая цель. Ты хочешь жизни, а он – смерти. Иракцы боятся твоей победы, а жители Шама не боятся победы Имама». Муавия повторил: «Что же нужно делать?» Амру Ас сказал: «Нужно сделать им такое предложение, что, если они согласятся с ним, между ними появятся разногласия, а если не согласятся, то тоже перессорятся. Призови их к писанию Бога, чтобы оно было судьёй между ними и тобой. В этом случае ты достигнешь своего. Этот вопрос я давно уже держал в уме, но придерживал его до подходящего времени». Муавия поблагодарил Амру за такое предложение и тут же принялся исполнять его.

В четверг тринадцатого Раби-ал-авваля (по преданию тринадцатого сафара) воины Имама столкнулись с ещё невиданной доселе хитростью, и услуга Амру Аса, оказанная предателям Шама, помогла омейядской династии возродиться в исламском обществе. По приказу Амру Аса, жители Шама, выстроившись рядами, нацепили Кораны на наконечники копий. Большой Коран Дамаска подняли на свои копья десять человек. Все они в один голос кричали: «Судья между нами и вами – Бог!»

Услышав эти крики, иракцы остановились. Сирийцы продолжали кричать: «О, арабы! Ради ваших жён и дочерей обратитесь к Богу! Мы призывам к религии Бога! Кто будет защищать границы Шама после жителей Шама, и кто будет защищать Ирак после иракцев? Кто останется для борьбы с римлянами и другими неверными?»[681]

Такой поворот событий помутил разум многих воинов Имама. Ещё несколько часов назад воодушевленные приближающейся победой воины остолбенели, словно околдованные. Но их предводителям, Ади бен Хатиму, Малику Аштару и Амру бен ал-Хамику была понятна суть этой уловки, они знали, что враги уже не могут противостоять им, и таким путём хотят спастись, иначе они никогда не обратились бы к Корану. Так Ади бен Хатим сказал Имаму: «Враг с лживыми убеждениями никогда не сможет противостоять истине. С обеих сторон есть убитые и раненые, а оставшиеся среди нас сильнее их. Они прислушались к крикам воинов Шама, а мы повинуемся тебе». Аштар сказал: «У Муавии нет наместника, но у тебя он есть. Если у него и есть воины, то у него нет терпения твоих воинов. Скрестим мечи, попросив у Бога помощи». Амру бен ал-Хамик сказал: «О, Али! Мы поддержали тебя не по принуждению, нет, мы ответили на твой призыв ради Бога. Вот наступил момент истины, и мы последуем любому твоему решению». Находившийся же в рядах Имама Али (ДБМ) Ашас бен Кайс, который ещё с первых дней поддерживал тайные связи с Муавией, и эти связи были для всех очевидны, сказал Имаму: «Ответь на призыв людей, ты более достоин этого. Люди хотят жизни, и им не нравится воевать». Зная о его коварном намерении, Имам сказал: «Я подумаю над этим»[682].

Чтобы окончательно убедить войско Имама, Муавия приказал Абдулле бен Амру Асу, который внешне всячески демонстрировал свою набожность, встать меж двумя войсками и призвать людей к суду согласно Писанию. Он также вышел вперед и сказал: «Люди! Если битва была ради веры, то оба войска уже выдвинули свои ультиматумы противнику, а если она была ради корыстолюбия, то оба войска перешли все его пределы. Мы призываем вас к судейству Бога - если бы вы сами призвали к этому, то мы бы приняли это условие!» Этими призывами, враг обманул простодушных иракцев, и большая часть воинов обратилась к Имаму с просьбой принять их призыв. В этот решающий момент Имам, стремясь показать им их заблуждения, сказал им: «Рабы Бога! Я более достоин того, чтобы призвать к судейству Корана, так как Муавия, Амру Ас, ибн Аби Муит, Хабиб бен Муслима и ибн Аби Сарах не следуют ни религии, ни Писанию. Я знаю их лучше вас. Я жил с ними ещё с детства. Они всегда были наихудшими детьми, а затем – наихудшими людьми. Клянусь Богом! Они подняли Кораны не для того, чтобы, познав его, последовать ему. Это лишь очередные уловки. Рабы Бога! Вы должны противостоять до конца, так как истина уже готова восторжествовать, и до полного уничтожения врага остался лишь один шаг».

Приближённые к Имаму люди поддержали его, но, несмотря на это, двадцать тысяч готовых к битве иракцев, на чьих лбах виднелись следы от многочисленных земных поклонов, через плечи которых были перекинуты мечи[683], неожиданно покинули поле битвы и вернулись на исходные позиции. Ими руководили Масар бен Фадаки, Зайд бен Хусайн и ещё некоторые чтецы Ирака, впоследствии ставшие предводителями хариджитов. Они встали перед Имамом и вместо слов «Повелитель правоверных» обратились к нему просто «Али». Без всякого почтения они сказали: «Прими призыв людей, иначе мы убьём тебя, как убили Усмана. Клянёмся Богом! Если ты не примешь их призыв, то мы убьём тебя!»

Имам ответил: «Я первый, кто призвал к писанию Бога, и первый, кто принял Его призыв. Мне не дозволено призывать вас к чему-либо, кроме писания. Я воюю с ними, так как они не следуют предписаниям Корана. Они ослушались Бога, нарушив его заветы. Я прямо говорю вам, что вы обманулись. Они не хотят следовать Корану».

Однако эти убедительные речи не повлияли на отступников, время показало, что они были несдержанными, не видящими истину людьми, поверившими пустословию воинов Шама. Как бы ни наставлял их Имам, они лишь больше упорствовали, говоря, что Имам должен приказать Аштару прекратил битву. В военном деле нет ничего хуже разногласий, когда простодушные и не смыслящие в политике люди восстают против своего мудрого и знающего предводителя. Имам уже стоял на пороге победы, он понимал подлинную суть вражеской хитрости, но что он мог поделать, когда прежнее единство войска было нарушено?

Имам не стал противостоять двадцати тысячам вооружённых людей и, позвав к себе одного из своих приближённых по имени Йазид бен Хани, сказал: «Езжай туда, где сейчас сражается Аштар, и скажи ему, чтобы как можно скорей вернулся ко мне». Йазид бен Хани прибыл к переднему фронту и сказал Малику: «Имам приказывает прекратить битву и вернуться к нему». Малик ответил: «Передай Имаму, что сейчас не время вызывать меня с поля битвы. Надеюсь, что вскоре победа будет на стороне Ислама». Гонец вернулся и сказал: «Аштар не хочет возвращаться, он уже близок к победе». Восставшие сказали Имаму: «Нежелание Аштара вызвано твоим приказом. Ты сказал ему и дальше сражаться». Али (ДБМ) твердо ответил: «Я никогда не следовал наперекор своему слову. Вы слышали всё, что я сказал. Как же вы можете обвинять меня в нарушении того, что сказано в вашем присутствии?» Восставшие ответили: «Как можно скорей отправь послание, заставь Аштара вернуться с поля битвы, иначе мы убьём тебя, как убили Усмана, или же живым отдадим Муавии». Имам сказал Йазиду бен Хани: «То, что ты видел, расскажи Аштару».

Узнав о послании Имама, Малик сказал гонцу: «Хитрость с поднятием Коранов на наконечники копий – это очередная смута, придуманная Амру Асом». Затем печально добавил: «Разве ты не видишь победу и знамение Бога? Разве достойно сейчас покинуть поле битвы?» Гонец сказал: «Разве достойно то, что ты останешься здесь, а повелитель правоверных будет убит или передан врагу?»

Услышав это, Малик содрогнулся. Он сразу же оставил битву и приехал к Имаму. Он сказал восставшим: «Неужели вы хотите поддаться обману сейчас, когда мы уже одолели врага, и победа так близка? Клянусь Богом! Они оставили приказ Бога и сунну Пророка. Никогда не соглашайтесь с ними и дайте мне время покончить с этим». Восставшие ответили: «Согласившиеся с тобой – повторят твою ошибку». Аштар воскликнул: «Как прискорбно, что убиты достойные люди, а бессильные остались! Скажите мне, когда вы были на стороне истины? Неужели, сражаясь, вы были на стороне истины, а сейчас прекратили битву и последовали лжи? Или же, когда сражались, вы следовали лжи, а сейчас следуете истине? Если вы считаете так, то все убитые, которых вы считаете искренне верующими, должны гореть в огне!» Восставшие сказали: «Мы сражались ради Бога и ради Бога прекращаем битву. Мы не повинуемся тебе, отойди от нас». Малик сказал: «Вы обманулись и поэтому склонились к прекращению битвы. Я полагал, что все ваши молитвы – это отдаление от мира сего и любовь к миру вечному. Но сейчас стало ясно, что вашей целью является бегство от смерти и возвращение к мирским благам. Горе вам, о, вы, низкие люди! Вы никогда не будете в почёте.

Отступите, как отступили враги».

Тогда восставшие и Аштар начали оскорблять друг друга и хлестать коней друг друга по морде. Это так расстроило Имама, что он крикнул, чтобы они отошли друг от друга. Со стороны восставших поднялись крики, вынуждавшие его последовать судейству Корана. Имам молчал и ничего не говорил. Он размышлял[684].

_________________________
[663]- Битва при Сиффине, стр. 248-250; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 5, стр. 198-200; Хроника Табари, т. 3, часть 6; стр. 10-11; Полная хроника ибн Асира, т. 3, стр. 151-152.
[664]- Битва при Сиффине, стр. 250; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 5, стр. 199.
[665]- Битва при Сиффине, стр. 272-273; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 5, стр. 215-216; Ал-ахбар-ат-тивал, стр. 176.
[666]- Битва при Сиффине, стр. 274-275; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 5, стр. 217-218; Ал-ахбар-ат-тивал, стр. 176-177; Хроника Табари, т. 3, часть 6; стр. 23; Полная хроника ибн Асира, т. 3, стр. 158.
[667]- Ал-ахбар-ат-тивал, стр. 184; Мураввидж-аз-захаб, т. 2, стр. 393; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 8, стр. 29.
[668]- Битва при Сиффине, стр. 356; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 8, ср. 29.
[669]- Битва при Сиффине, стр. 359.
[670]- Битва при Сиффине, стр. 423; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 6, стр. 313; Айан-аш-шиа, т. 1, стр. 501.
[671]- Битва при Сиффине, стр. 440-441; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 8, стр. 79.
[672]- Битва при Сиффине, стр. 443; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 8, стр. 82.
[673]- Битва при Сиффине, стр. 455; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 8, стр. 94.
[674]- Битва при Сиффине, стр. 459.
[675]- Битва при Сиффине, стр. 408; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 8, стр. 61; Ал-имамат ва ас-сийасат, т. 1, стр. 102; Айан-аш-шиа, т. 1, стр. 503.
[676]- Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 8, стр. 87; Битва при Сиффине, стр. 448; Ал-имамат ва ас-сийасат, т. 1, стр. 97.
[677]- Содержание этого письма, приведённое в Ал-ахбар-ат-тивал, стр. 187; Ал-имамат ва ас-сийасат, стр. 103-104; Битве при Сиффине, стр. 471 отличается.
[678]- Ал-ахбар-ат-тивал, стр. 187; Битва при Сиффине, стр. 474; Айан-аш-шиа, т. 1, стр. 510.
[679]- Хроника Табари, т. 3, часть 6, стр. 26; Битва при Сиффине, стр. 474; Полная хроника ибн Асира, т. 3, стр. 160.
[680]- Битва при Сиффине, стр. 476; Ал-ахбар-ат-тивал, стр. 188; Ал-имамат ва ас-сийасат, т. 1, стр. 108.
[681]- Битва при Сиффине, стр. 481; Ал-ахбар-ат-тивал, стр. 188; Мураввидж-аз-захаб, т. 2, стр. 400; Хроника Табари, т. 3, часть 6, стр. 26; Полная хроника ибн Асира, т. 3, стр. 160.
[682]- Битва при Сиффине, стр. 482; Ал-имамат ва ас-сийасат, т. 1, стр. 108; Мураввидж-аз-захаб, т. 2, стр. 401.
[683]- Битва при Сиффине, стр. 489; Хроника Табари, т. 3, часть 6, стр. 27; Мураввидж-аз-захаб, т. 2, стр. 401; Полная хроника ибн Асира, т. 3, стр. 161.
[684]- Битва при Сиффине, стр. 489-492; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 2, стр. 216-219.