Амираль Муминин Али ибн Аби Талиб (ДБМ)
 
Глава восемнадцатая

Массовая атака начинается

Прошло уже восемь дней со дня начала кровавых битв при Сиффине, а тактические сражения с отдельными отрядами не принесли определённых результатов. Имам искал выхода, как с наименьшими потерями достичь своей цели. Он был уверен, что применённые ранее тактические сражения ничего не принесут, кроме потерь. Поэтому в ночь на восьмое сафара он обратился к своим сторонникам так: «Хвала Богу, который, разрушив что-то, не восстанавливает, а утвердив что-то, не разрушает. Если бы он хотел, то не ввёл бы в этой общине разногласий, и ни один человек не враждовал бы с другим по какому-либо вопросу, и низшие не восставали бы против верхних. Судьба довела нас до этого дня и поставила друг против друга. Все мы находимся под наблюдением Бога. Если хотите, то при ниспослании мучений Он может поторопиться, чтобы опровергнуть зло и выявить истину. Этот мир Он создал обителью деяний, а будущий мир – обителью награды, чтобы злоумышленники получили наказание, а добродетельные – награду. Знайте, что завтра по воле Бога вы столкнётесь с врагом. Поэтому сегодня вечером больше молитесь, читайте Коран и попросите у Бога победы. Завтра будет серьёзная битва и в своих поступках вы должны быть правдивы». Когда Имам закончил свою речь, его воины взяли в руки мечи и копья и стали готовиться к предстоящей битве[613].

В среду восьмого сафара Имам приказал, чтобы кто-нибудь обратился к жителям Шама и объявил им о готовности иракцев.

Как и Имам, Муавия тоже построил своё войско, разделив его на различные части. Представителям Химса, Иордании и Кинсирина были отданы фланги, а защита Муавии была предопределена жителям Шама во главе с Даххаком бен Кайсом Фахри. Окружив своего предводителя, они старались не подпустить к нему врага. Такое построение войска Муавии не понравилось Амру. Он напомнил ему о прежнем договоре (в случае победы получить правление над Египтом) и сказал: «Отдай мне командование представителями Химса и отстрани Абу ал-Авара». Муавия обрадовался такому предложению и сразу послал гонца к предводителю с сообщением: у Амру Аса есть опыт в военных делах, которого нет ни у кого из нас. Я назначаю его предводителем конницы. Поэтому перейди на другое место.

В надежде на правление Египтом Амру Ас вызвал двух своих сыновей и по своему усмотрению построил войско. Он приказал тем, кто с кольчугами, встать впереди, а кто без кольчуг – позади. После этого он приказал двум своим сыновьям пройтись по рядам и внимательно посмотреть на порядок. Он и этим не ограничился, а сам стал проходить по рядам и посматривать за порядком, а затем, как и Муавия, остановился посреди войска, его защита была поручена йеменцам. Он приказал убивать всякого, кто приблизится к нему[614].

Всякий раз, когда целью предводителя является захват власти, он ставит людей на свою защиту, если же предводитель искренне верит в дело, которое защищает, он не боится своей погибели на этом пути. Так Имама не только никто не защищал, но он сам, верхом на вороном коне, руководил своим войском и своими боевыми кличами наводил страх на предводителей врага, поражая их своим острым мечом.

Разногласие в методах руководства есть следствие разногласия в стремлениях. Бесстрашие перед лицом смерти указывает на веру в потустороннюю жизнь и свою истинную суть, а боязнь смерти и жертвование другими ради сохранения своей жизни говорит о корыстолюбии и отрицании потустороннего. Удивительно то, что сам Амру Ас признал эту истину и так сказал о войске Имама: «Эти люди пришли на поле битвы с небесными намерениями, они не боятся смерти». Амру Ас поддерживал Муавию не из-за любви к нему, он преследовал собственные интересы, и в своих совещаниях с Муавией постоянно напоминал ему о цене своей верности. Нижеследующий разговор подтверждает это:

Муавия: Как можно скорей построй своё войско.

Амру Ас: При условии, что правление будет моим.

Муавия, опасаясь того, что Амру Ас станет его соперником после Имама, сразу спросил: «Какое правление? Разве, кроме власти над Египтом, ты ещё что-то хочешь?»

Неверующий политикан Амру Ас надел маску набожности и сказал: «Сможет ли Египет быть заменой раю? Будет ли убийство Али подходящей платой за адские мучения, которые никогда не прекратятся?» Опасаясь того, что такие слова Амру Аса распространятся среди воинов, Муавия настоятельно потребовал: «Успокойся! Успокойся! Пусть никто не услышит твоих слов».

Желая власти над Египтом, Амру Ас обратился к жителям Шама: «Воины! Сомкните свои ряды и направьте ваши мысли к Богу. Попросите у Него помощи и боритесь с врагом Бога и своим врагом. Убивайте их, и пусть Аллах нам поможет в этом»[615].

С другой стороны, как уже было сказано, в тот день Имам попросил себе коня, и ему привели вороного скакуна, который не мог устоять на месте от избытка переполняющих его сил. Имам приручил его к себе и прочитал такой аят: «Хвала тому, кто подчинил нам это, когда мы не были в силах достичь этого! И, поистине, мы к Господу нашему возвращаемся»[616]. Затем он произнёс такую молитву: «Господи! К Тебе направляются шаги, ущемляются тела, сердца обращаются (к Тебе), поднимаются руки, раскрываются глаза…Господи! Мы сетуем Тебе на отсутствие нашего Пророка, на увеличение врагов, рассеянность наших желаний. Господи! Рассуди между нами и этой общиной по истине, ведь Ты – наилучший судья!»[617]

Наконец, в среду восьмого сафара начинается массовая битва, продолжавшаяся с раннего утра до вечера, однако, не добившись перевеса какой-либо из сторон, воины вернулись в свои лагеря. В четверг Имам в темноте прочитал утреннюю молитву, и после этого вместе со своими воинами вновь начал свою атаку[618]. Вот часть этой молитвы: «Господи! Если Ты сделаешь нас победителями над врагом, отстрани от нас зло и укрепи наши позиции на стороне истины. Если же они одолеют нас, то предназначь нам смерть, а оставшихся моих сторонников защити от смуты»[619]. Пробуждающие речи предводителей войска Имама Али (ДБМ)

Итак, предводители обоих войск произносили речи, желая укрепить боевой дух своих соратников. Как много было таких речей, которые побуждали войска к победе! Так в четверг девятого сафара, во второй день массовых сражений предводители войска Имама произнесли речи. Кроме Имама, выступали также Абдулла бен Бадиль[620], Саид бен Кайс (в местечке Насирин)[621] и Малик Аштар[622], каждый из них приводил свои особые доводы, которые побуждали войско Имама противостоять врагам из Шама. При этом произошли некоторые события, мы упомянем лишь на некоторые из них.

1. Кто возьмёт этот Коран в руки?

Перед началом битвы Али (ДБМ) обратился к своим воинам с последним напутствием и спросил: «Кто возьмёт этот Коран и призовёт к нему жителей Шама?» Тогда вышел некий молодой человек по имени Саид и объявил о своей готовности. Имам снова повторил вопрос, и опять тот же молодой человек вызвался сделать это. Тогда Али (ДБМ) отдал ему Коран, и юноша направился к воинам Муавии, призывая их следовать писанию Бога, но вскоре был убит врагом[623].

2. Битва двух Худжров

Худжр бен Ади был одним из тех, кто стал мусульманином ещё при Пророке Ислама (ДБАР). Он был одним из рьяных последователей Имама Али (ДБМ) и всегда вставал на его защиту. В конце концов, он вместе с некоторыми верующими людьми из войска Имама был убит сатрапами Муавии в местечке Мардж Узра (примерно в двадцати километрах от Шама). В истории его называют добрым Худжром, а его дядю Худжра бен Йазида называют злым Худжром.

Как-то в те дни эти два Худжра, имея между собой родственную связь, случайно столкнулись друг с другом. Злой Худжр вызвал доброго на поединок, и во время борьбы один из воинов Муавии по имени Хазима поспешил на помощь Худжру бен Йазиду и поразил своим копьём Худжра бен Ади. Тогда сторонники доброго Худжра напали на Хазиму и убили его, а Худжр бен Йазид бежал с поля битвы[624].

3. Атака Абдуллы бен Бадиля на левый фланг врага

Абдулла бен Бадиль Хазаи был одним из выдающихся полководцев в войске Имама. Он был одним из почитаемых сподвижников Пророка Ислама (ДБАР) и в смелости и красноречии уступал разве что Малику Аштару. Он командовал правым флангом, а Абдулла бен Аббас – левым. Чтецы Ирака собрались вокруг Аммара Йасира, Кайса бен Саада и Абдуллы бен Бадиля[625].

Перед нападением Абдулла обратился к своим воинам: «Муавия предопределил для себя титул, который не принадлежит ему, и встал на борьбу с его истинными владельцами, противопоставляя свои лживые убеждения истине. Он начал атаку, призвав простых арабов и различные общины и показав им блуд в наилучшем свете». Далее он сказал: «Клянусь Богом! Вы находитесь под ясным покровительством Бога и вы – его явные знаки. Боритесь с этими простолюдинами и не бойтесь их. Как же вы можете бояться, когда у вас в руках писание Бога, которое принято всеми? Вы боролись с ними ещё вместе с Пророком. Клянусь Богом! Они и сейчас не чище, чем в то время. Пойдите на борьбу с врагом Бога и с вашим врагом!»[626].

Когда он командовал правым флангом, у него на теле были две кольчуги и в обеих руках по мечу. Так он начал атаку, и уже первые усилия позволили ему отбросить войско Муавии и нанести поражение командующему левым флангом Хабибу бен Муслиме. Он всё время старался добраться до Муавии, чтобы уничтожить этого слугу разврата. Стражники Муавии бились до смерти, они окружали его в пять рядов (или пять стен), преграждая Абдулле путь. Но этот блестящий воин с легкостью разрушил все преграды, и, лишь немного не дойдя до шатра Муавии, он был убит[627].

Ибн Джарир Табари в своей хронике более подробно излагает это событие, чем ибн Музахим в «Битве при Сиффине». Он пишет: «Абдулла бился с левым флангом врага, а Малик Аштар атаковал правый фланг. Надев железную кольчугу, в руках Малик держал лист йеменского железа. Когда он опускал его, то казалось, что с него течёт вода, а когда он его поднимал, то его сияние ослепляло глаза[628]. Своими атаками он уничтожил правый фланг врага, и уже дошёл до того места, где находился Абдулла бен Бадиль с некоторыми чтецами, число которых не превышало трёхсот человек. Он увидел мёртвых воинов, которые были распластаны на земле. Малик отбросил врага от Абдуллы и его отряда, а те, увидев Аштара, обрадовались и сразу спросили об Имаме. Услышав что Имам, который сражается на левом фланге, находится в здравии, они возблагодарили Бога.

Несмотря на малочисленность своих воинов, Абдулла настаивал на том, чтобы продвинуться вперёд и, убив стражников Муавии, добраться и до него самого. Но Аштар посоветовал ему не делать этого, а оставаться на своём месте, защищая себя[629]. Но Абдулла подумал, что одной молниеносной атакой сможет устранить стражников, а затем уже доберется до Муавии. Поэтому он продолжил своё продвижение. Имея в обеих руках по мечу, он стал атаковать всякого, кто стоял на его пути, и продвинулся настолько, что Муавия был вынужден отступить[630].

Удивляет то, что во время битвы со стражниками Абдулла кричал, что мстит за Усмана, он имел в виду своего брата, который был убит в этой битве. Но враг предположил нечто другое и был удивлён, как может Абдулла призывать отомстить за убийство халифа?!

Наконец, дело дошло до того, что Муавия всерьёз стал бояться за свою жизнь и несколько раз отправлял гонца к командующему правым флангом Хабибу бен Муслиме с приказом поспешить к нему. Но усилия Хабиба ни к чему не привели: Муавия не мог оторваться от преследования Абдуллы. Тот подобрался уже совсем близко к шатру Муавии. Тогда ради своего спасения тот приказал своим стражникам остановить Абдуллу, кидая в него камни. Такая тактика имела успех: стражники убили некоторых воинов и ранили Абдуллу, который упал на землю[631].

Тогда Муавия, видя, что опасность миновала, обрадовался и встал над телом поверженного воина. Один из сторонников Муавии Абдулла бен Амир прикрыл лицо Абдуллы своей чалмой и помолился за него. Муавия велел открыть лицо врага, но тот отказался, так как в прошлом они были друзьями. Все же Муавия добился смог увидеть лицо смелого предводителя Имама. Посмотрев на его лицо, он сказал: «Клянусь Богом! Он был великим человеком. Господи! Сделай меня победителем над Маликом Аштаром и Ашасом Кинди». Описывая бесподобную смелость Абдуллы, Муавия прочёл стихотворение Ади бен Хатима. Вот его первые строки: «Настоящий воин тот, кто, если ему покажут зубы, он сделает то же самое, а если враг засучит рукава, то и он засучит их»[632].

Продолжение битвы до «ночи воплей»

Противостояние между сторонниками Имама и Муавии началось в первых числах месяца сафар 37 года хиджры и продолжалось до тринадцатого числа. Печальные события ночи в середине этого месяца называют «ночью воплей», так как воины Муавии под ударами воинов Имама визжали, словно собаки, дело шло к тому, что омейядское правление будет уничтожено, но неожиданно Амру Ас путём хитрых уловок остановил кровопролитную битву. В конце концов, семнадцатого сафара в пятницу сражения прекратились.

До десятого дня историки описывали события в должном порядке[633], но после этого в изложении происходящего наблюдается путаница, и исследователь должен уже сам упорядочить хронику. Мы тоже в некоторой степени рассмотрим события этих нескольких дней до середины месяца.

События десятого дня

Солнце десятого дня осветило поле боя, залитое кровью поверженных воинов. Желавшие смерти приближённые Имама, то есть, община Рабиа, окружила его, словно зрачок глаза. Один из предводителей спросил: «Кто последует за смертью и продаст свою жизнь на пути Бога?» Тогда встали семь тысяч человек и присягнули своему предводителю, а также добавили, что будут идти до тех пор, пока не доберутся до шатра Муавии, и при этом не будут оборачиваться. Чтобы убедиться в их искренней самоотверженности достаточно слов одного из них: «Никто из арабов не будет прощён, если один из нас останется в живых, а Али будет ранен». Когда Муавия увидел мужество общины Рабиа, то невольно прочитал о них такие строки: «Если скажешь, что община Рабиа отвернулась от поля битвы, то неожиданно отдельные группы будут биться, словно гора»[634].

Восстановление правого фланга

В отличие от мужества общины Рабиа, община Мудар не показала себя столь самоотверженно смелыми, и правый фланг Имама потерпел поражение из-за гибели предводителя Абдуллы бен Бадиля и бегства воинов с поля битвы, все они отступили к центру и примкнули к Имаму. Для восстановления правого фланга Имам назначил Сахля бен Ханифа его командующим, но нашествие войска Шама во главе с Хабибом бен Муслимой не позволили новому командующему вовремя построить воинов. Узнав о колебании общины Мудар на правом фланге, Имам сразу же позвал Малика и приказал ему сказать этим людям, утратившим исламскую честь: «Почему вы убегаете к бренной жизни от смерти, которой вы не можете противостоять?»

Малик встал перед разбитым правым флангом и, излагая послание Имама, сказал: «Бегство с поля битвы – потери чести и казны, унижение в жизни, смерть и ущемление в этом и будущем мире, причина гнева Бога и болезненных мучений». Еще он добавил: «Сожмите крепко зубы и с поднятыми головами поспешите навстречу врагу». Сказав это, он построил правый фланг и сам начал атаку, отбросив правый фланг войска Муавии к центру[635].

Сплочённость правого фланга после поражения порадовала Имама. Поэтому он так обратился к воинам: «Сейчас будьте терпеливы, Богом вам дарованы твёрдость и спокойствие, они сделали вас уверенными в себе. И пусть проигравшие знают, что своим поступком они навлекли на себя гнев Бога и беду. Бегство с поля битвы влечёт за собой гнев Бога и унижение».

Сам убиваешь и сам же скорбишь

Маариб – город, расположенный на северо-востоке Санаи, был известен из-за большой плотины, уничтоженной между 542—570 гг. Благодаря этой плотине, йеменские общины в то время достигли больших успехов, развив крепкое сельское хозяйство. Разрушение плотины наводнением стало причиной их разобщённости, и большая их часть расположилась в Шаме, Иордании, Палестине и Ираке. Но эта разобщённость всё-таки не дала им утерять те родственные связи, которые были между общинами. Поэтому мы видим, что одни роды из общины Азд, Мудар, Кинда, Кудаа и Рабиа жили в Ираке, а другие роды из тех же общин жили в Шаме, Иордании и Палестине.

Рассуждения Имама при построении своего войска были такими, чтобы представители каждой общины, жившей в Ираке, противостояли другим представителям той же общины, жившей вне Ирака, так как родственные узы могли предотвратить чересчур большое кровопролитие[636].

Однажды один из предводителей общины Хасам в Шаме по имени Абдулла попросил о встрече с предводителем Хасама в Ираке, и через некоторое время эта встреча состоялась. Представитель Шама предложил своей общине не участвовать в битве, а ожидать её результата, чтобы потом присягнуть победившей стороне. Но такие переговоры не принесли пользы: представитель Ирака не согласился с таким предложением и не захотел отрекаться от Имама. Между семействами общины начались битвы один на один. Вахаб бен Масуд Хасами из Ирака победил своего соперника из Шама и тут же один из представителей общины Хасам в Шаме напал на предводителя общины в Ираке и, убив его, стал плакать над и убитым и причитать: «Я убил тебя из-за подчинения Муавии, но ты мне был самым близким родственником и я любил тебя. Клянусь Богом! Не знаю, что и сказать, кроме того, что шайтан ввёл нас в заблуждение, и наши курайшитские корни сделал нашим же оружием». Эта битва один на один между семействами одной общины закончилась смертью восьмидесяти человек[637]. История повторяется

Таких событий в битве при Сиффине произошло немало, но мы укажем лишь на некоторые из них:

1. Наим бен Сухайб Баджли из Ирака был убит. Его двоюродный брат Нуайм бен Харис, бывший на стороне Шама, настоял перед Муавией на том, что он должен похоронить своего двоюродного брата. Муавия не позволял, ссылаясь на то, что Усман был похоронен ночью. Но Баджли из Шама сказал: «Или я сделаю это, или оставлю тебя и примкну к Али». В конце концов, Муавия позволил Нуайму бен Харису похоронить своего брата[638].

2. Два семейства из общины Азд противостояли друг другу. Один из предводителей общины сказал: «То, что два семейства из одной общины воюют друг с другом, - это большая беда. Клянусь Богом! В этой битве мы ничего делать не будем, кроме того, что отрубим друг другу руки и ноги. Если мы не сделаем этого, то не поддержим своих военных предводителей, а если сделаем, то потеряем своё величие, и наша жизнь закончится[639].

3. Один воин из войска Шама попросил для себя соперника. Со стороны иракцев вышел некий воин, и между ними начался тяжёлый поединок. Наконец, иракец повалил своего соперника на землю и сел ему на грудь. Сняв шлем с головы своего соперника, он неожиданно увидел своего брата. Он попросил Имама рассудить ситуацию, Имам приказал отпустить брата. Но тот снова вернулся в войско Муавии[640].

4. Один воин из войска Муавии по имени Сувайд вышел на поле битвы и попросил для себя соперника. На борьбу с ним из войска Имама вышел воин по имени Кайс. Когда они подошли близко, то узнали друг друга, и каждый стал призывать на сторону своего предводителя. Иракец изложил своему двоюродному брату веру Имама. Он сказал: «Клянусь единым Богом! Если смогу, то я этим мечом нанесу столько ударов по этому белому шатру (шатру Муавии), что от его владельца ничего не останется»[641].

Шемр бен зи-ал-Джушан в рядах Имама Али (ДБМ)

Один из удивительных парадоксов того времени (эти парадоксы не имеют конца) – то, что в битве при Сиффине Шемр искренне верил в Имама. В противостоянии с одним воином Шама по имени Адхам он получил тяжёлый удар по лбу, была проломлена кость. В ответ он ударил мечом по сопернику, но не смог ранить его. Чтобы немного подкрепиться, Шемр вернулся в шатёр, попил воды, взял копьё, вышел на поле битвы и увидел, что его соперник всё ещё жив. Он не дал врагу времени одуматься и так ударил его, что повалил с коня на землю, и если бы не подоспели другие воины Шама, то он прикончил бы его. Тогда Шемр сказал: «Этот удар копьём ответ на тот удар»[642].

Идея величия достойной смерти

Уважение к достойной смерти и желание встречи с Богом чувствуют лишь люди, верящие в будущую жизнь, воюющие ради священных целей. Воин, обладающий такими убеждениями, готов поменять свою скоротечную и малозначимую жизнь на жизнь вечную, и на этом пути прилагает много усилий.

В один из дней битв при Сиффине из войска Шама на поле битвы вышел один силач из общины бани Асад и вызвал для себя соперника. Увидев богатыря, иракцы заколебались и немного отступили, но в этот момент из их рядов вышел некий пожилой человек по имени Мукатта Амири. Имам увидел это и запретил ему идти на поле битвы. Громогласные крики богатыря оглушали людей, и каждый раз этот пожилой воин рвался на поле битвы, так как был охвачен любовью к смерти, а Имам не отпускал его. Наконец пожилой человек сказал: «Позволь мне участвовать в битве, чтобы погибнуть достойно и попасть в рай, или же я убью его, чтобы устранить исходящее от него зло». В этот раз Имам отпустил старика на поединок и помолился за него.

Смелые атаки старика навели на силача такой страх, что он был вынужден бежать, и отступал так далеко в тыл, что дошёл до шатра Муавии, старик преследовал его, но не мог настичь и вернулся обратно. После гибели Али (ДБМ) и принесения присяги Муавии тот призвал к себе Мукатта Амири, уже глубокого старца. Произошел такой разговор.

Муавия: Брат, если бы ты не пришёл ко мне сейчас, то я никогда не оставил бы тебя в покое.

Амири: Клянусь Богом! Убей меня и освободи от этой унизительной жизни, чтобы я мог приблизиться к Богу.

Муавия: Я тебя не убью. Я нуждаюсь в тебе.

Амири: В чём же ты нуждаешься?

Муавия: Я хочу стать тебе братом.

Амири: В прошлом я отдалился от тебя ради Бога, чтобы Бог мог собрать нас в Судный день и рассудить между мной и тобой.

Муавия: Отдай мне свою дочь.

Амири: Я отказал и более лёгким просьбам.

Муавия: Будь моим родственником.

Амири: Я не нуждаюсь в родстве с тобой[643].

Военная тактика

На десятый день или после него, когда произошла тяжёлая битва между конницей Ирака и Шама, тысяча иракцев попала в окружение, связь с командованием была прервана. Тогда Имам громко спросил: «Разве нет человека, который хочет купить довольство Бога и продать этот мир по цене будущего мира?» Один воин по имени Абд-ал-азиз верхом на вороном коне, одетый в железную кольчугу и шлем, из-под которого виднелись только глаза, приблизился к Имаму и сказал: «Прикажи, и я исполню!» Имам помолился за него и сказал: «Напади на войско Шама, пробейся к окружённым и скажи им: повелитель правоверных приветствует вас и хочет, чтобы вы произнесли Такбир (Аллаху Акбар = Аллах велик), мы со своей стороны тоже произнесем Такбир. Вы нападёте с той стороны, а мы – с этой, и тогда мы снимем окружение и освободим вас».

Посланец Имама мужественно бросился на воинов Шама и, пробившись к окружённым, передал им послание Имама. Те обрадовались, прокричали Такбир и началась двухсторонняя битва. Окружение было снято, а иракцы снова примкнули к войску Имама. Воины Шама, потеряв восемьсот человек, отступили, а битва на недолгое время прекратилась[644]. Политические действия в разгар битвы

Специалисты в военном деле уже с самого начала массовых атак предопределили победу войску Али (ДБМ), так как своими глазами видели, как с каждым днём положение меняется в пользу Имама, а войско Муавии находится под угрозой уничтожения и смерти. Эта победа стала возможной из-за нескольких причин, мы укажем на некоторые из них.

1. Гениальное руководство и тактическая мудрость. Из-за верного военного руководства войско Муавии потеряло почти в два раза больше людей, чем войско Имама (в конце мы приведём статистику убитых с обеих сторон).

2. Бесподобное мужество Имама, которое не имело себе равных во всем мире. По утверждению одного из его врагов, Али (ДБМ) выходил победителем из всех поединков! Благодаря его смелости иракцы отбивали самые сложные атаки, обращая врага в паническое бегство с поля боя.

3. Твёрдая вера воинов Имама на его истинное и превосходное руководство. Считая Имама полноправным наместником Пророка Ислама (ДБАР) и избранником мухаджиров и ансаров, они последовали за ним, чтобы бороться с лживым врагом. Состояние же войска Муавии было совсем другим. Если некоторые из жителей Шама вышли на поле битвы, чтобы отомстить за убитого халифа, то другие преследовали материальные цели, а третьи пришли на поле битвы из-за прежней вражды с Али (ДБМ) – всё это не скрыто от взгляда знающего историка.

4. Присутствие в войске Али (ДБМ) известных и почитаемых людей исламского общества, воевавших ещё вместе с Пророком Ислама (ДБАР) в битвах при Бадре, Ухуде и Хунайне, людей, чью правдивость засвидетельствовал сам Пророк. Это Аммар Йасир, Абу Айуб Ансари, Кайс бен Саад, Худжр бен Ади, Абдулла бен Бадиль и др. Их присутствие вселяло разрушительные сомнение в сердца воинов Муавии.

Эти и другие причины способствовали поражению Муавии и Амру Аса. Последние старались остановить наступление войска Али, оттянуть время, создавая разногласия в стане противника. Одним из таких способов было написание многочисленных посланий Али (ДМБ) и его соратникам.

1. Самой преданной Имаму общиной в битве при Сиффине была община Рабиа. Если в общине Мудар наблюдалась некая слабость, то Рабиа стояли как гора. Увидев их знамёна, Имам спросил, кому они принадлежат. Ему ответили: это знамёна общины Рабиа. Имам сказал: «Это – знамёна Бога. Пусть Бог защитит их владельцев и утвердит их на их нелегком пути»[645].

Имаму стало известно, что один из предводителей этой общины по имени Халид бен Муаамар тайно переписывается с Муавией. Имам сразу же позвал его и других предводителей и сказал им: «О, община Рабиа! Вы – мои приближённые сторонники. Я узнал, что один из вас переписывается с Муавией». После этого он обратился к Халиду: «Если то, что я узнал, окажется правдой, то я прощу и защищу тебя, при условии, что ты уйдёшь в Ирак, Хиджаз или другое место, где нет влияния Муавии, и будешь там жить. Если всё сказанное о тебе окажется ложью, то успокой наши сердца уверенной клятвой». Халид бен Муаамар поклялся, что не переписывался с Муавией. Его сторонники сказали, что если бы это было правдой, то они сами убили бы его. Тогда некто по имени Зияд бен Хафса сказал Имаму: «Клятвы Халида достоверны, и он никогда не предаст»[646].

Однако все указывало на то, что Халид бен Муаамар был тайным союзником Муавии, например, в те моменты, когда иракцы уже близко подбирались к шатру Муавии, чтобы схватить его, он давал приказ об отступлении, оправдываясь неубедительными доводами. Вот один из примеров этого.

Община Рабиа образовывала левый фланг войска Имама, командовал им Абдулла бен Аббас. Левый фланг войска Имама противостоял правому флангу врага, которым командовали выдающиеся полководцы Шама Зу-ал-Кала Хумайри и Убайдулла бен Умар. Этот правый фланг врага наносил сокрушительные удары по левому флангу войска Имама, но все-таки не мог добиться победы. Во время второй атаки Убайдулла бен Умар встал перед войском и сказал: «Эти люди из Ирака убили Усмана. Если вы победите их, то отомстите за него и уничтожите Али (ДБМ)». Община Рабиа, проявив особую твёрдость, отбила атаки и, кроме раненых, никто не отступил с поля боя.

Некоторые люди из войска Имама заметили, что Халид, увидев некоторых отступающих воинов, тоже отступил вместе с ними, таким образом, он хотел вынудить войско Имама отступить, но, увидев их твёрдость, сразу же вернулся в строй и в своё оправдание сказал: «Я отступил, чтобы вернуть обратно убегавших»[647].

Ибн Аби-ал-Хадид пишет: «Такие исламские историки, как Калаби и Вакиди считают, что во время второй атаки он намеренно отдал приказ об отступлении, чтобы правый фланг Имама потерпел поражение, так как Муавия обещал ему, что если одолеет войско Имама, то, пока будет жив, отдаст ему власть над Хорасаном»[648].

Ибн Музахим также пишет: «Муавия обещал Халиду, что если он победит в этой битве, то отдаст ему правление Хорасаном. Халид попался на уловки Муавии, но его желаниям не суждено было исполниться: когда Муавия встал у власти, он послал его в Хорасан в качестве правителя, но, не доезжая до назначенного места, Халид бен Муаамар был убит»[649].

Жители Шама гордились присутствием в их рядах Убайдуллы бен Умара. Они говорили: «Самый святой человек с нами!», а иракцы гордились Мухаммадом бен Аби Бакром и его тоже называли святым человеком.

В конце концов, завязалась тяжёлая битва между общиной Хумайр (со стороны Шама) и общиной Рабиа (со стороны Имама), с обеих сторон было убито множество людей. В битве участвовало пятьсот вооружённых человек из войска Имама. В результате кровавой битвы ни один воин не вернулся в свой лагерь, все они были убиты. Когда атака закончилась, на поле боя осталась куча отрубленных голов. В этой битве был убит Зу-ал-Кала, всячески поддерживавший Муавию и вдохновлявший общину Хумайр на его защиту. Его гибель, произошедшая от руки Хандафа, вызвала панику среди представителей общины Хумайр[650].

2. В самый разгар битвы Убайдулла бен Умар послал гонца к Имаму Хасану (ДБМ) и предложил ему встретиться. С разрешения своего отца тот встретился с Убайдуллой. Во время беседы Убайдулла сказал Имаму Хасану (ДБМ): «И в прошлом и в настоящее время твой отец убил много курайшитов. Готов ли ты стать его наместником? Я могу представить тебя правителем мусульман» Сын Имама, отказываясь, резко ударил его по груди, а затем предсказал Убайдулле его жалкую участь: «Сегодня или завтра я вижу тебя убитым. Будь бдителен! Шайтан показал тебе твой непристойный поступок в наилучшем виде». Передатчик говорит: «В тот же или на следующий день Убайдулла вышел на поле битвы вместе с четырьмя тысячами человек и был убит Хани бен Хаттабом из общины Хамадан»[651].

3. Муавия позвал к себе своего брата Утбу бен Абу Суфьяна, славившегося красноречивостью. Он сказал ему: «Встреться с Ашасом бен Кайсом и призови его к миру». Тот пришёл к войску Имама и громким голосом позвал Ашаса. Ашасу сообщили, что представитель войска Муавии хочет встретиться с ним. Когда ему сказали, что это Утба бен Аби Суфьян, Ашас ответил: «Это легкомысленный человек, с которым нужно встретиться». Во время встречи Утба сказал Ашасу: «Если бы Муавия хотел встретиться с кем-нибудь, кроме Али, то встретился бы с тобой, ты являешься лидером среди иракцев и йеменцев, ты был зятем Усмана и его предводителем. Не сравнивай себя с другими предводителями войска Али, так как Аштар убил Усмана, Ади бен Хатим побудил людей к его убийству, а Саид бен Кайс – тот, чей выкуп за наказание взял на себя Али. И Шарих, и Захр бен Кайс следуют лишь своим вожделениям. Защищая иракцев, ты исполняешь свой долг и из-за фанатизма воюешь с войсками Шама. Клянусь Богом! Ты не знаешь, чем закончатся твои дела. Я не говорю, чтобы ты оставил Али и поддержал Муавию. Мы призываем тебя к тому, что и в твоих, и в наших интересах».

История утверждает, что Ашас втайне был сторонником Муавии, и ожидал момента, когда события битвы склонятся в пользу Шамцев. Сначала Ашас восхвалил Имама и отверг всё сказанное Утбой, но в конце намёком объявил о своём согласии завершить битву. Он сказал: «Вы больше нуждаетесь в жизни в этом мире, чем мы. Я подумаю об этом и с позволения Бога выскажу своё мнение». Когда Утба вернулся к Муавии и рассказал ему обо всём, тот, обрадовавшись, воскликнул: «Он объявил свое согласие на заключение мира»[652].

4. Муавия сказал Амру Асу: «Самый уважаемый человек после Али – это ибн Аббас. Если он что-то скажет, Али не возражает ему. Скорей придумай что-нибудь, чтобы он мог прекратить битву. Мы никогда не дойдём до Ирака, разве что путем гибели всех жителей Шама». Амру Ас сказал: «Ибн Аббас не поддастся лжи. Если сможем обмануть его, то сможем обмануть и Али». Настояния Муавии привели к тому, что Амру Ас написал письмо ибн Аббасу и в конце приписал стихотворение. Когда Амру Ас показал письмо и стихотворение Муавии, тот сказал: «Твоё письмо выглядит жалостливее, чем твоё стихотворение».

Письмо было полно уловок и лжи, восхвалений Аббасу и его семейству и упрёков Малику, и обещаний того, что, если закончится битва, ибн Аббас станет членом совета, который будет избирать правителя. Получив письмо, ибн Аббас показал его Имаму. Имам сказал: «Пусть Бог убьёт Амру Аса! Какое лживое письмо! Скорей ответь на него, а на его стихотворение пусть ответит твой брат Фадль – он очень способный поэт». Ибн Аббас написал такой ответ: «Я не видел среди арабов более бесстыжего человека, чем ты. Ты продал свою религию за малую цену и, подобно грешникам, возвеличил для себя этот мир, показывая себя набожным человеком. Если хочешь довольства Бога, то сперва оставь мысли о правлении Египтом и вернись домой. Али и Муавия не равны, также как не равны жители Ирака и Шама. Я выбрал Бога, а ты – Египет». Затем он приписал к нему и стихотворение, которое сочинил его брат Фадль, ссылаясь на рифмовку Амру, и показал его Имаму. Имам сказал: «Если он будет разумным, то уже не сможет ответить на твоё письмо».

Получив письмо, Амру Ас показал его Муавии и сказал: «Ты призвал меня написать письмо, но ни ты и ни я не получили от этого пользы». Муавия ответил: «Сердце ибн Аббаса и Али едино, и все они – потомки Абд-ал-Мутталиба»[653].

5. Почувствовав, что атаки воинов Имама усиливаются, осада становится все теснее, и уже приближался момент падения войска Шама, Муавия решил прямо написать письмо ибн Аббасу. Он хотел указать в нём, что развязанная битва – это вражда между хашимитами и Омейядами, хотел напугать его последствиями этой вражды. В этом письме он, подкупая ибн Аббаса, писал: «Если люди присягнут тебе, то и мы готовы присягнуть тебе». Получив письмо, ибн Аббас написал ему ответ с такими неоспоримыми доводами, что Муавия пожалел о написанном письме. Он сказал: «Это результат моего поступка. Год я не буду писать ему писем»[654].

Воспоминания об Аммаре

В семье Йасира все были истинными мусульманами, которые ещё в начальный период возникновения Ислама приняли призыв Пророка (ДБАР), и на этом пути претерпели множество мучений. В конце концов, Йасир и его жена Сумайа после мучений, причиненных непосредственно Абу Джахлем и его единомышленниками, отдали свои жизни. Будучи сыном Йасира и Сумайи, Аммар жил среди молодёжи Мекки и он никак не выказывал своё отношение к новой религии. Бог описывает Аммара в следующем аяте: «Кто отказался от Аллаха после веры в Него - кроме тех, которые вынуждены, а сердце их спокойно в вере»[655].

Когда Пророку Ислама (ДБАР) рассказали об Аммаре и его неверии, то он сказал: «Не верю! Всё существо Аммара говорит о его крепкой вере в Единого Бога». Тогда же, горько рыдая, пришёл и Аммар. Пророк вытер ему слёзы и сказал, что если он снова почувствует какие-нибудь серьезные трудности, то пусть внешне оставит Ислам.[656]

Кроме этого аята, толкователи Корана называют ещё два аята, ниспосланных об Аммаре (Толпы, 9; Скот, 52). После переселения Пророка Ислама (ДБАР) в Медину Аммар стал одним из его приближённых и участвовал почти во всех битвах. После смерти Пророка Ислама (ДБАР) он был недоволен официально избранным правлением, но везде, где была выгода для Ислама, поддерживал халифов, хоть и сожалел об этом.

Первое, что, предпринял Пророк Ислама (ДБАР) после прибытия в Медину, было строительство мечети. На стройке Аммар трудился больше всех и один выполнял работу нескольких людей. Видя его преданность Исламу, люди заставляли его чрезмерно работать. Однажды Аммар пожаловался на них Пророку Ислама (ДБАР): «Эти люди убили меня!» Тогда Пророк Ислама (ДБАР) сказал историческую фразу, запавшую в сердца всех присутствовавших. Он сказал: «Ты не умрёшь до тех пор, пока злоумышленники не убьют тебя. Твоим последним припасом в этом мире будет глоток молока»[657]

Эти слова быстро распространилась среди мусульман, и с того дня Аммар занял особое положение, особенно, когда Пророк Ислама (ДБАР) восхвалял его за что-либо. В битве при Сиффине весть об участии Аммара на стороне войска Имама заставила содрогнуться обманутые сердца воинов Муавии, а некоторых из них ввергла в задумчивость.

Речь Аммара

Когда Аммар решил участвовать в битве, он, обратившись к сторонникам Имама, сказал: «Рабы Бога! Бейтесь с людьми, которые хотят отомстить за убийство того, кто пошёл против себя. Он принимал решения наперекор писанию Бога, и его убили достойные люди, которые были против преступлений и следовали истине. Но некоторые корыстолюбцы, видя опасность для себя в его гибели, стали протестовать и спрашивать о причинах убийства. В ответ мы сказали: он убит из-за своих греховных деяний. Они спросили: «А что плохого он совершил?» Конечно же, с их точки зрения, он не совершил ничего дурного. Они жили припеваючи, получая от него богатые дары. Они не хотят мстить за убитого, но, попробовав услады этого мира, пленились им. Они знают, что, попавшись в наши сети, они лишатся всего, что имели до сих пор. Омейяды не были самыми достойными людьми в Исламе, чтобы власть досталась им. Они обманули людей словами: «Наш халиф убит в угнетении», чтобы потом установить тираническое правление. Всё, что вы видите сейчас, они достигли хитростью. Если бы они не применяли уловок, то не нашлось бы и двух людей, которые присягнули бы им и поддержали бы их»[658].

Закончив свою речь, он отправился на поле битвы, остальные двинулись за ним. Увидев шатёр Амру Аса, он закричал: «Ты продал свою религию по цене правления Египтом. Горе тебе! Ты не в первый раз наносишь ущерб Исламу». Увидев шатёр Убайдуллы бен Умара, он закричал: «Пусть Бог уничтожит тебя! Ты продал свою религию врагам Бога и Ислама». Убайдулла ответил: «Нет, я хочу отомстить за убийство в угнетении». Аммар ответил: «Ты лжёшь! Клянусь Богом! Ты никак не хочешь обрести довольство Бога. Если ты не будешь убит сегодня, то умрёшь завтра. Посмотри, если Бог наказывает и воздаёт награды своим рабам по их намерениям, то, каково твоё намерение?»[659]. Окружённый сторонниками Али (ДБМ), Аммар продолжал: «Господи! Ты знаешь, если мне станет известно, что Твоё довольство – в этом море, я брошусь в него. Если станет известно, что Твоё довольство – в поражении меня мечом, чтобы я согнулся, а меч пронзил меня насквозь, то я сделаю это. Господи! Я знаю, и Ты известил меня, что сегодня единственный поступок, который вызовет Твоё довольство – это битва с этими людьми. Если бы я знал, что кроме этого дела, есть и другое, то обязательно выполнил бы его»[660].

Какую реакцию вызвало участие Аммара в битве на стороне Имама Али (ДБМ)?

Жители Шама знали о достоинствах и заслугах Аммара. Мнение Пророка Ислама (ДБАР) в его отношении было известно каждому. До сих пор для жители Шама не ведали лишь об участии Аммара в битве на стороне Али (ДБМ). Когда весть об этом донеслась до жителей Шама, то некоторые из тех, кто поддался лжи Муавии, задумались. Одним из таких людей был йеменский предводитель Зу-ал-Кала, предводитель общины Хумайр, очень влиятельный полководец в войске Муавии. Почувствовав истину, он захотел побольше узнать о ней. Он решил связаться с Абу Нухом, одним из предводителей общины Хумайр, жившим в Куфе и участвовавшим в битве в войске Имама. Он прошёл к передним рядам войска Муавии и крикнул: «Я хочу поговорить с Абу Нухом Хумайри из семейства ал-Кала!» Услышав этот крик, Абу Нух подошёл и спросил: «Ты кто? Представься».

Зу-ал-Кала: Я Зу-ал-Кала. Я прошу подойти к нам.

Абу Нух: Я подойду к вам лишь с имеющимся в моём распоряжении отрядом.

Зу-ал-Кала: Ты находишься под защитой Бога, Пророка и семейства Зу-ал-Кала. Я хочу обсудить с тобой один вопрос. Поэтому подойди один, и я подойду один, мы поговорим между двумя нашими отрядами.

Они отошли от своих войск и начали беседу.

Зу-ал-Кала: Я позвал тебя для того, чтобы сказать: в прошлом (в период правления Умара) от Амру Аса я слышал хадис.

Абу Нух: Что это за хадис?

Зу-ал-Кала: Амру Ас привёл предание Пророка: «Жители Шама и Ирака будут воевать между собой. Истина и его предводитель будут на одной стороне, и Аммар тоже будет на той стороне».

Абу Нух: Клянусь Богом! Аммар с нами.

Зу-ал-Кала: Тверд ли он в битве с нами?

Абу Нух: Клянусь Богом Каабы! В битве с вами он более решителен, чем я. А я лично хотел бы следующего: если бы вы все были одним человеком, то отрубил бы вам голову, а начал бы я с тебя, пусть даже ты мой двоюродный брат.

Зу-ал-Кала: Почему у тебя такое желание? Ведь я не разрывал родственную связь и считаю тебя своим близким родственником. Я не хочу убивать тебя.

Абу Нух: Под сиянием Ислама Бог разорвал некоторые связи, некоторых же разъединённых людей объединил вместе. Ты и твои сторонники прервали с нами духовную связь. Мы следуем истине, а вы – лжи и поддерживаете неверующих предводителей.

Зу-ал-Кала: Готов ли ты пойти со мной в лагерь войска Шама? Я обещаю, что по пути ты не будешь убит, у тебя ничего не возьмут и не принудят присягнуть кому-либо. Моя цель в том, чтобы ты известил Амру Аса о присутствии Аммара в войске Али. Возможно, что между двумя войсками образуется мир.

Абу Нух: Я опасаюсь тебя и хитрости твоих сторонников.

Зу-ал-Кала: Я гарантирую тебе защиту.

Абу Нух поднял руки к небу и сказал: «Господи! Ты знаешь, какую защиту дал мне Зу-ал-Кала. Ты знаешь, что у меня на сердце. Защити меня». Сказав это, он направился в сторону войска Муавии. Приблизившись к месту расположения Амру Аса и Муавии, он увидел, что оба побуждают людей к битве. Зу-ал-Кала сказал Амру Асу: «Не желаешь ли ты поговорить с правдивым человеком по поводу Аммара Йасира?»

Амру Ас: Кто этот человек?

Зу-ал-Кала указал на Абу Нуха и сказал: «Это мой двоюродный брат из Куфы». Амру Ас сказал Абу Нуху: «На твоём лице я вижу черты Абу Тураба (Али).

Абу Нух: У меня черты Мухаммада и его сподвижников, а у тебя черты Абу Джахля и Фараона.

Тогда Абу ал-Авар, один из командующих Муавии, обнажил меч и фоскликнул: «Я должен убить этого лгуна, на котором черты Абу Тураба, чтобы никто больше не осмеливался оскорблять нас в нашем же лагере». Зу-ал-Кала сказал: «Клянусь Богом! Если ты хоть раз тронешь его, то я сломаю тебе нос. Я привёл его для того, чтобы он известил вас об Аммаре, о котором мы постоянно спорили».

Амру Ас: Скажи же нам правду – Аммар Йасир в ваших рядах?

Абу Нух: Я не отвечу, пока не узнаю о причине задаваемого вопроса. Но некоторые сподвижники Пророка находятся с нами, и все они тверды в борьбе с вами.

Амру Ас: Я слышал от Пророка, что Аммара убьют злоумышленники, что Аммар всегда с истиной и ему не грозит огонь ада.

Абу Нух: Клянусь Единым Богом! Он на нашей стороне и готов сразиться с вами!

Амру Ас: Он готов биться с нами?

Абу Нух: Да, клянусь Единым Богом! В «верблюжьей битве» он сказал мне, что мы победим врагов, а вчера сказал мне: «Если войско Шама нападёт на нас и будет притеснять, то мы не отступим, так как знаем, что мы следуем истине, а они идут по ложному пути, и наши убитые будут в раю, а их – в аду.

Амру Ас: Сможешь ли ты организовать мне встречу с Аммаром?

Абу Нух: Не знаю, но постараюсь, чтобы эта встреча состоялась.

После этого он покинул их и, вернувшись к войску Имама, пришёл к Аммару и рассказал ему всё от начала до конца, а затем добавил, что некая группа из двенадцати человек, среди которых и Амру Ас, хотят встретиться с ним.

Аммар согласился встретиться с ним. Тогда несколько всадников выехали из войска Имама, и один из них по имени Ауф бен Башр, приблизившись к вражеским отрядам, громко спросил: «Где Амру Ас?». Ему ответили: «Здесь!». Ауф указал местонахождение Аммара. Амру попросил Аммара направиться в сторону Шама. Но Ауф ответил, что он не защищён от их хитростей и уловок. В конце концов, решили, что оба будут вести переговоры при поддержке своих соратников. Обе группы, соблюдая предосторожность, двинулись к назначенному месту, и предводтиели спешились, держа руки на рукоятях мечей. Беседу с Аммаром Амру начал с громкого произнесения свидетельства веры, чтобы продемонстрировать свою приверженность Исламу. Но Аммар не поддался его уловкам и крикнул: «Замолчи! Ты оставил Пророка и при его жизни, и после смерти. Как же ты можешь произносить эти слова сейчас?» Не смутясь, Амру Ас возразил: «Аммар, мы пришли решать не этот вопрос. Я считал тебя самым искренне верующим человеком и хотел узнать, почему ты воюешь с нами, когда у нас с вами едины Бог, кибла и писание?»

Аммар ответил: «Пророк известил меня, что я буду сражаться с вероотступниками и отклонившимися от пути истины. С вероотступниками я уже сразился, а вы – те самые отклонившиеся от пути истины, но я не знаю, увижу ли я еще в будущем таких же, как вы». Затем он обратился к Амру: «Эй, невежда! Ты знаешь, что сказал Пророк об Али? «Всем тем, кому я был покровителем, Али ему покровитель. Господи! Возлюби того, кто возлюбит его, и враждуй с тем, кто будет враждовать с ним».

Обсудив вопрос об убийстве Усмана, собеседники окончили переговоры и вернулись в свои лагеря[661].

Результат этой встречи ясно показывает, что Амру Ас не хотел получать весть об участии Аммара в битве, так как он хорошо знал предводителей войска Али (ДБМ). Поэтому, он пытался запутать Аммара, чтобы тот признался в своём непосредственном участии в убийстве халифа и вынудить восстать несведущих жителей Шама. Конечно же, Муавии и Амру Асу повезло, что Зу-ал-Кала погиб раньше Аммара, так как иначе Амру Ас уже не смог бы обмануть его своими лживыми утверждениями, и Зу-ал-Кала создал бы в войске Шама большие проблемы для Муавии и Амру Аса. Так после смерти Зу-ал-Кала и гибели Аммара Йасира Амру Ас сказал Муавии: «Я не знаю, чьей смерти мне радоваться: гибели Зу-ал-Кала или Аммара? Клянусь Богом! Если бы Зу-ал-Кала остался бы жив после смерти Аммара, то всех жителей Шама он склонил бы на сторону Али»[662].

_________________________
[613]- Битва при Сиффине, стр. 225; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 5, стр. 182; Хроника Табари, т. 3, часть 6, стр. 7-8; Полная хроника ибн Асира, т. 3, стр. 150.
[614]- Битва при Сиффине, стр. 226; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 5, стр. 182.
[615]- Битва при Сиффине, стр. 237; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 5, стр. 189-190.
[616]- Украшения, 13-14.
[617]- Битва при Сиффине, стр. 230-231; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 5, стр. 176.
[618]- Хроника Табари, т. 3, часть 6, стр. 8; Полная хроника ибн Асира, т. 3, стр. 151.
[619]- Битва при Сиффине, стр. 232.
[620]- Битва при Сиффине, стр. 234; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 5, стр. 186.
[621]- Битва при Сиффине, стр. 347; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 5, стр. 188.
[622]- Битва при Сиффине, стр. 239-241; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 5, стр. 190-191.
[623]- Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 5, стр. 196; Битва при Сиффине, стр. 244.
[624]- Битва при Сиффине, стр. 243; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 5, стр. 195-196.
[625]- Полная хроника ибн Асира, т. 3, стр. 151.
[626]- Битва при Сиффине, стр. 234; Хроника табари, т. 3,часть 6, стр. 9; Полная хроника ибн Асира, т. 3, стр. 151.
[627]- Битва при Сиффине, стр. 248.
[628]- Возможно, с помощью этого средства Малик хотел ослепить противника (прм. ред. ).
[629]- Полная хроника ибн Асира, т. 3, стр. 153.
[630]- Хроника Табари, т. 3, часть 6, стр. 10; Полная хроника ибн Асира, т. 3, стр. 151-152; Комментарии к нахдж-ал-балага, т. 5, стр. 196.
[631]- Битва при Сиффине, стр. 245-246.
[632]- Хроника Табари, т. 3, часть6; стр. 13-16; Битва при Сиффине, стр. 246; Полная хроника ибн Асира, т. 3, стр. 153-154; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 5, стр. 197; Мураввидж-аз-захаб, т. 2, стр. 398.
[633]- Мураввидж-аз-захаб, т. 2, стр. 387-390.
[634]- Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 5, стр. 241-242; Битва при Сиффине, стр. 306.
[635]- Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 5, стр. 197-198; Битва при Сиффине, стр. 250; Хроника Табари, т. 3, часть 6, стр. 12.
[636]- Муаджам-ал-булдан, т. 5, стр. 34-35.
[637]- Битва при Сиффине, стр. 257-258;Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 5, стр. 204-205.
[638]- Битва при Сиффине, стр. 259; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 5, стр. 207; Хроника Табари, т. 3, часть 5, стр. 14; Полная хроника ибн Асира, т. 3, стр. 154.
[639]- Битва при Сиффине, стр. 262; Хроника Табари, т. 3, часть 6, стр. 15; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 5, стр. 209.
[640]- Битва при Сиффине, стр. 272; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 5, стр. 215.
[641]- Битва при Сиффине, стр. 268; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 5, стр. 213.
[642]- Хроника Табари, т. 3, часть 6, стр. 18; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 5, стр. 213.
[643]- Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 5, стр. 223-224; Битва при Сиффине, стр. 278.
[644]- Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 5, стр. 243; Битва при Сиффине, стр. 308.
[645]- Хроника Табари, т. 3, часть 6, стр. 18-19; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 5, стр. 225-226.
[646]- Хроника Табари, т. 3, часть 6, стр. 18-19; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 5, стр. 225-226.
[647]- Хроника Табари, т. 3, часть 6, стр. 19; Полная хроника ибн Асира, т. 3, стр. 156.
[648]- Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 5, стр. 228.
[649]- Битва при Сиффине, стр. 306.
[650]- Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 5, стр. 5 и 233; Битва при Сиффине, стр. 297; Ал-ахбар-ат-тивал, стр. 179.
[651]- Битва при Сиффине, стр. 297; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 5, стр. 233.
[652]- Битва при Сиффине, стр. 408.
[653]- Битва при Сиффине, стр. 410-414; Ал-имамат ва ас-сийасат, т. 1, стр. 98-99.
[654]- Битва при Сиффине, стр. 414-416; Ал-имамат ва ас-сийасат, т. 1, стр. 100.
[655]- Пчёлы, 106.
[656]- Тафсир Табари, т. 14, стр. 122; Асбаб-ан-нузуль, стр. 212.
[657]- Хроника Табари, т. 3, часть 6, стр. 21; Полная хроника ибн Асира, т. 3, стр. 157.
[658]- Полная хроника ибн Асира, т. 3, стр. 157; Битва при Сиффине, стр. 319; Хроника Табари, т. 3, часть 6, стр. 21.
[659]- Битва при Сиффине, стр. 336; Айан-аш-шиа, т. 1, стр. 496 (бейрутское издание).
[660]- Хроника Табари, т. 3, часть 6, стр. 21; Полная хроника ибн Асира, т. 3, стр. 157; Битва при Сиффине, стр. 320.
[661]- Битва при Сиффине, стр. 332-336; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 8, стр. 16-22.
[662]- Полная хроника ибн Асира, т. 3, стр. 157.