Амираль Муминин Али ибн Аби Талиб (ДБМ)
 
Глава шестнадцатая

Последние предостережения

Имам Али (ДБМ) посылает трёх представителей к Муавии

Месяц раби-ус-сани 36 года хиджры уже подходил к концу, и Имам позвал к себе троих человек: одного из ансаров, второго из общины Хамадана и третьего из общины Тамим. Он велел им отправляться к Муавии и призвать его к следованию исламским предписаниям. Представитель общины Тамим сказал: «Если он будет готов присягнуть, уместно ли будет поощрить его за это (например, назначить правителем какой-либо территорией)?» Строго следуя истинным предписаниям, Имам сказал им: «Пойдите к нему и приведите свои доводы, а затем оцените его мнение».

Посланники прибыли к Муавии, и между ними завязался такой разговор:

Ансар: Твоя жизнь в этом мире проходит, и вскоре ты попадёшь в иной мир. Бог накажет тебя по твоим совершённым поступкам. Я предостерегаю тебя от наказания Бога и, не дай Бог тебе внести разногласия в общине и пролить кровь многих людей.

Мувия, прервав его, сказал: Почему ты не скажешь всё это своему предводителю?

Ансар: Свят Господь! Мой предводитель не похож на тебя. Он наилучший человек с точки зрения добродетелей, набожности, принятия Ислама и родственной близости с Пророком.

Муавия: Что ты хочешь?

Ансар: Я призываю тебя принять призыв твоего двоюродного брата. Это сохранит целостность твоей религии и сделает тебя благодетельным.

Муавия: Тогда отложится месть за убийство Усмана. Клянусь Всевышним! Я не сделаю этого.

Тогда представитель Хамадана хотел что-то сказать, но представитель общины Тамим опередил его и сказал: «Твоя цель ясна в ответе на речь ансара. Твои намерения не скрыты для нас. Твоим козырем для обмана людей и привлечения их чувств являются твои утверждения об убийстве халифа и мести за него. Поэтому несведущие люди последовали за тобой, но мы знаем, что ты ничем не помог халифу, и его убийство произошло именно из-за твоего желания получить власть. Как же много желающих занять этот пост, но Бог препятствует осуществлению их желания. Ты так хочешь достичь своей цели, но ни в одном из твоих стремлений нет благодати. Если ты не достигнешь желаемого, то ты окажешься в наихудшем положении и ничего не получишь, разве что обретёшь место в пламенном аду. Бойся Бога и оставь всё, что у тебя есть. Не воюй с теми, кто достоин правления».

Такие логичные доводы рассердили Муавию и, хотя обычно он с мягкостью обращался со своими противниками, на этот раз он ответил злобно, не сумев скрыть душевной неуравновешенности. Он воскликнул: «Глупые кочевники! Вон отсюда! Лишь меч может рассудить нас с вами».

Представитель общины Тамим ответил: «Ты пугаешь нас мечом? Вскоре этот же меч прорубит твою голову». После этого все трое вернулись к Имаму и рассказали ему о результатах своих переговоров[589]. Собрание чтецов Ирака и Шама

В начальные периоды после возникновения Ислама чтецы Корана занимали особое положение, такое, что любые их пристрастия были авторитетны для многих мусульман. В эти сложные времена, когда исламский мир раскололся на две части, и не было мира и взаимопонимания, более тридцати тысяч чтецов Ирака и Шама собрались вместе и разбили лагерь. Их представители, такие, как Убайда Салмани, Алкама бен Кайс, Абдулла бен Утба и Амир бен Абд-ал-Кайс, с ним состоялся такой разговор:

Представители: Что ты хочешь?

Муавия: Отомстить за убийство Усмана.

Представители: Кому?

Муавия: Али.

Представители: Разве его убил Али?

Муавия: Да, он убил и прячет его убийц.

Представители пришли к Али (ДБМ) и указали на то, что Муавия обвиняет его в убийстве Усмана. Имам воскликнул: «Клянусь Богом! Он лжёт, говоря это. Я не причастен к его убийству». Представители вернулись к Муавии и рассказали ему о позиции Имама. Муавия ответил: «Он не был прямым убийцей, но он отдал приказ и побудил людей убить халифа». Узнав об обвинении Муавии, Имам снова опроверг свою причастность к убийству халифа. Тогда Муавия сменил тему и сказал: «Если так, то пусть передаст нам убийц Усмана или же разрешит нам схватить их». В ответ Имам сказал: «Это было непреднамеренное убийство, и в этом нет наказания, так как убийцы аргументировали это убийство посредством Корана. Между ними и халифом появились разногласия, и халиф был убит, находясь у власти (даже при предположении, что нападавшие были неправы, совершение такого убийства не подлежит наказанию).

Когда представители передали Муавии эти аргументы, опирающиеся на Коран, Муавия почувствовал себя виноватым. Поэтому, он снова сменил тему и спросил: «Почему Али встал у халифата, не посоветовавшись с ними и с теми, кто находится здесь, и лишил нас этого права?» Имам ответил: «Люди следуют за мухаджирами и ансарами, которые в ответе за мусульман в других городах. Они с полным согласием присягнули мне, и я никак не позволю таким, как Муавия управлять исламским обществом, чтобы тот мог ввести разногласия в обществе»[590]. Муавия сказал: «Не все мухаджиры и ансары находились в Медине, некоторые из них проживали в Шаме. Почему он не посоветовался с ними?» Имам ответил: «Избрание Имама происходит не всеми мухаджирами и ансарами, находящимися в разных городах, такое избрание не может состояться. Право голоса принадлежит некоторым из них, которые ещё в начальные периоды возникновения Ислама были крепки в вере и участвовали в битве при Бадре. Все они присягнули мне». Затем он обратился к чтецам: «Пусть он не обманет вас, ибо вы можете лишиться вашей религии и жизни».

После смерти Пророка Ислама (ДБАР) мухаджиры и ансары разъехались по разным исламским городам, и в то время из-за отсутствия средств связи обратиться к их мнению не представлялось возможным. Это привело к ослаблению системы правления. Поэтому, сошлись на том, что большинство будут составлять мухаджиры и ансары, проживавшие в Медине. В принципе, не было основания считать, что лишь мухаджиры и ансары имеют право голоса, если бы состоялось какое-то всеобщее голосование, то не было бы никакого различия между ними и теми сподвижниками, которые видели Пророка и уверовали в него, но не участвовали в переселении. По какой причине избрание халифа могли проводить только сподвижники, а другие мусульмане не имели при этом права голоса?

В целом, с точки зрения Имама, Имамат является божественным назначением, то есть, подобно Пророку, Имам тоже должен быть избран Богом. Поэтому, если Имам и говорит об избрании мухаджирами и ансарами, то лишь как аргумент в споре со своим оппонентом.

Если рассмотрим вопрос об избрании, то по этому поводу никак нельзя ограничиться мнением мухаджиров, ансаров и их сподвижников, ибо в то время люди были разобщены и месяцами добирались из одного места в другое. Поэтому единственным выходом было то, чтобы ограничиться подлинно исламскими принципами.

Регулярные нападения

В месяцы Раби-ус-сани, Джамад-ал-аввль и Джамад-ас-сани происходили переговоры и отправка посланий, и за это время происходили периодические атаки (их число составило 85), но никогда не доходило до битвы и кровопролития, так как чтецы Ирака и Шама, проявляя посредничество, разъединяли враждующих.

Абу Имама и Абу ад-Дарда

Желая предотвратить всякого рода кровопролития, эти два сподвижника пошли к Муавии и спросили у него, почему он воюет с Али? Как и прежде, Муавия повторил свои слова. Тогда оба сподвижника привели его к Имаму. В этот раз Имам ответил ему по-другому, распространив среди людей известие о желании Муавии заполучить убийц Усмана. В ответ на это собралось двадцать тысяч человек, одетых в военное снаряжение так, что видны были только их глаза, и начали утверждать, что именно они убили халифа[591].

Увидев происходившее, сподвижники покинули лагерь, чтобы не быть свидетелями битвы, но было бы правильнее, если бы они приложили усилия в определении истины и поддержали её.

Пришёл месяц Раджаб и рассеянные атаки прекратились. Муавия боялся, что чтецы Корана, разбив лагерь между двумя войсками, примкнут к войску Али (ДБМ). Поэтому, желая вызвать волнения в рядах Имама, он измыслил новые уловки, которые в истории исламских сражений не имеют себе подобия.

Ложная весть о разрушении плотины в Евфрате со стороны Муавии

Овладев территориями, прилегающими к Евфрату, Имам получил преимущество в предстоящей битве. Что же касается чтецов, собравшихся из Ирака и Шама, то некоторые из них были согласны с твёрдыми утверждениями Имама, а другие были склонны к нейтралитету. Опасаясь распространения влияния Али, Муавия строил планы, как изменить ситуацию в свою пользу.

Лагерь Имама был расположен в нижней части Сиффина, а лагерь Муавии – в верхней части. Неподалеку находилась плотина, которая перекрывала воду Евфрата. Неожиданно среди воинов Имама распространилась весть, что Муавия хочет разрушить плотину и вода потечёт в сторону лагеря иракцев. Для распространения таких слухов, Муавия втайне приказал пустить стрелу в сторону лагеря воинов Имама с прикрепленным к ней предостерегающим письмом, где говорилось: «От благородного раба Бога! Я извещаю вас о том, что Муавия намеревается разрушить плотину Евфрата, чтобы вы все утонули. Решайте как можно скорей и не теряйте предосторожности».

Этот предостережение попало в руки одного из воинов Имама, а затем уже эта ложная весть распространилась среди других воинов, и многие поверили в его достоверность. Одновременно с распространением слухов, для обмана иракцев Муавия направил в сторону Евфрата двести человек с мотыгами и лопатами, чтобы вынудить всех поверить в его намерение разрушить плотину.

Имам, зная о хитрости Муавии, сказал своим предводителям: «Муавия не способен разрушить плотину, а хочет лишь напугать вас, чтобы вы оставили свой лагерь, и окрестности Евфрата перешли под его контроль». Предводители возразили: «Нет, это не так! Дело серьёзное, и сейчас одна группа уже роет канавы, чтобы пустить на нас воду». Имам сказал: «О, жители Ирака! Не возражайте мне!» Предводители сказали: «Клянусь Богом! Мы перейдём в другое место. Если вы хотите остаться, оставайтесь».

После этого все покинули лагерь и расположились на более высокой местности. Последним ушел Имам, который был вынужден покинуть эту территорию. Через некоторое время утверждения Имама подтвердились: Муавия молниеносно занял прежний лагерь Имама, поразив иракских воинов[592].

Искупление неповиновения

Имам призвал к себе протестовавших предводителей и упрекнул их. Ашас бен Кайс попросил прощения за свой протест и сказал, что искупит ошибку. Напав на войско Муавии, он вместе с Маликом Аштаром отбросил его от побережья Евфрата на восемнадцать километров и, таким образом, исправил ситуацию и искупил свою вину. Положение снова стало благоприятным для Имама, и его воины опять могли пользоваться водой Евфрата. Но в то же время Имам проявил благородство, и отправил Муавии послание, в котором говорилось: «Мы никогда не отвечаем тем же. Приходите к воде, так как мы с вами равны в пользовании этой благодати». Обратившись к своему войску он сказал: «Наша цель превыше овладения водой»[593]

После месяца Раджаб начались тактические сражения, продолжавшиеся до месяца зульхиджа того же года. Обе стороны не хотели допустить многочисленных жертв, чтобы, не дай Бог, это не послужило ослаблению их войска. Но в месяц зульхиджа противостояние была усилилось. В этот месяц Имам посылал на поле битвы таких предводителей, как Малик Аштар, Худжр бен Ади, Шибс Тамими, Халид Дуси, Зияд бен Надр, Зияд бен Джафар, Саид Хамдани, Макаль бен Кайс и Кайс бен Саад, каждый из них имел под своим командованием отряд воинов[594]. Среди всех предводителей больше всех отличился Малик Аштар. Иногда в течение дня происходило по две атаки, и с обеих сторон гибли люди. Когда настал месяц Мухаррам 37 года хиджры, стороны сошлись на том, что ради почтения перед этим месяцем они прекратят битвы, и, в конце концов, начали посылать друг другу представителей для переговоров[595].

События 37 года хиджры

Месяц мухаррам стал месяцем отправки посланий и представителей. В этот месяц Имам посылал таких людей, как Ади бен Хатим, Шибс бен Риби, Йазид бен Кайс и Зияд бен Хафса, к Муавии, чтобы за это время убедить его отказаться от продолжения битвы.

Вот одна из бесед с Муавией:

Ади бен Хатим: Мы пришли убедить тебя в том, что Бог объединяет нас Своим блеском и защищает права мусульман. Мы призываем тебя к самому превосходному и благородному человеку в Исламе. Люди собрались вокруг него, и Бог наставил их на верный путь, и никто, кроме тебя и твоих сторонников, не нарушил своей присяги. Мы просим тебя прекратить сеять смуту, пока не настигла тебя участь участников верблюжьей битвы.

Муавия: Ты как будто пришёл для угроз, а не для исправления! То, что ты хочешь, невозможно. Я прирождённый воин и не содрогаюсь от ударов пустых лоханок (арабы для того, чтобы их верблюды быстрее бежали, били по пустым лоханкам). Клянусь Богом! Ты относишься к тем, кто поддержал людей, желавших убить Усмана. Уходи, Ади! Я захватил то, что держу своими сильными руками.

Шибс бен Риби и Зияд бен Хафс: Мы пришли для восстановления мира, а ты разглагольствуешь перед нами? Оставь бесполезные речи и скажи то, что будет интересно и тебе, и нам.

Йазид бен Кайс: Мы пришли, чтобы донести послания и получить ответ на него. Мы никогда не прекратим наставлять, доказывать и рассматривать вопросы, касающиеся единства. Ты знаешь нашего Имама, лучшие мусульмане тоже знают о нём, и это не может быть неизвестно тебе. Верующие люди никогда не поставят тебя в один ряд с Али. Побойся Бога и не противодействуй Али. Клянусь Богом! Нет такого человека, который превосходил бы Али в вере и положительных качествах.

Муавия: Вы призвали к двум вещам: повиновению Али и сохранению единства. Со вторым мы согласимся, но никогда не повинуемся Али. Ваш предводитель убил нашего халифа, распространив в обществе двоевластие и укрыв убийц халифа. Если он думает, что не убивал халифа, мы тоже не опровергаем этого, но разве можно опровергнуть то, что убийцы халифа – его сторонники? Пусть он отдаст нам их, чтобы мы могли наказать их, и вот тогда мы примем ваши условия о повиновении и единстве[596].

Анализ ответа Муавии

В своих доводах Муавия не придерживался какой-то четкой позиции, а менял свои слова, сообразуясь с изменением положения. Иногда он настаивал на причастности Имама в убийстве халифа. А, например, в этом разговоре он признаёт непричастность Имама к убийству и настаивает лишь на том, чтобы Имам передал ему убийц Усмана. Но не имел права решать этот вопрос, так как не являлся ни наследником, ни предводителем мусульман. Он настаивал на передаче убийц лишь для того, чтобы создать волнения в рядах войска Имама. Он знал, что восставшие из Ирака, Египта и Хиджаза, недовольные гнётом халифа, после убийства Усмана настояли на принесении присяги Имаму, они же и являлись убийцами (прямыми или косвенными участниками убийства). Передача такой большой группы людей была невозможна, такая попытка привела бы лишь к разобщённости и разжиганию восстаний.

В этом разговоре Муавия обещает повиновение в случае передачи убийц халифа, в других же случаях настаивает на том, что вопрос о правлении должен решиться путём совета мухаджиров и ансаров, живущих в различных городах. Такие противоречивые требования ясно указывают на то, что он хотел выиграть время и измыслить какие-нибудь другие уловки.

Но сейчас проследим за продолжением переговоров.

Шибс бен Риби: Муавия, если к тебе приведут Аммара Йасира, то ты его тоже убьёшь (Пророк об Аммаре говорил, что его убьют злоумышленники)?

Муавия: Клянусь Богом! Если Али отдаст мне сына Сумайи, то я убью его перед слугой Усмана Наилем.

Шибс: Клянусь Богом небес! Ты идёшь по неверному пути. Клянусь Единым Богом! Ты никогда не сможешь убить сына Сумайи, разве что полетит много голов, и земля со всей ее ширью станет тебе тесна.

Муавия: Если земля будет мне тесна, то для тебя она будет ещё теснее.

Здесь уже представители Имама закончили свои речи и, не добившись какого-либо результата или же воздействия на мнение Муавии, вернулись обратно. Муавия отозвал Зияда бен Хафсу, чтобы поговорить с ним наедине. Он думал, что сможет как-то повлиять на него, несмотря на то, что он был сторонником Имама.

Муавия сказал: «Али убил халифа и скрывает своих сообщников-убийц. Я хочу, чтобы ты со своей общиной помог мне, и я обязуюсь после победы отдать тебе власть над одним из двух городов (Куфы или Басры)». Зияд бен Хафса ответил: «Из-за тех знамений и тех благ, которые даровал мне Бог, я не могу поддержать преступника». Сказав это, он оставил Муавию. На этих переговорах присутствовал также и Амру Ас. Муавия сказал ему: «Мы говорим с каждым из них, а они отвечают единодушно. Сердца их подобны сердцу одного человека, и все они твердят одно и то же»[597]. Представители Муавии приходят к Имаму Али (ДБМ)

Посылая своих представителей к Муавии, Имам стремился изменить позицию Муавии и разрешить проблему путём переговоров, целью же Муавии было стремление отсрочить битву и создать разногласия в рядах войска Имама, он знал, что Али (ДБМ) никогда не выполнит его требований.

В этот раз Муавия послал к Имаму трёх своих представителей: Хабиба, Шархабиля и Маина. Эти трое придерживались позиции Муавии и играли роль его глашатаев, в точности повторяя его слова. Произошла следующая беседа:

Хабиб: Усман шёл по верному пути, вы же, лишив его всяких прав, убили его. Теперь отдайте нам его убийц, чтобы мы могли наказать их. Если ты утверждаешь, что не убивал халифа, то отрекись от власти и возложи ее на совет, чтобы люди сами могли выбрать себе правителя.

Требования Хабиба были безосновательными. Вначале он обвиняет Имама, не имея каких-либо свидетелей, и объявляет себя защитником прав халифа, а затем опровергает Имама и хочет, чтобы он оставил власть. Как будто сказанное ранее было неким вступлением для последней речи. Поэтому Имам весьма неодобрительно отнёсся к этому и резко сказал: «Ты вообще не имеешь права вмешиваться в дела правления и желать нашего отстранения. Замолчи, так как у тебя нет таких полномочий, и ты не достоин их!»

Хабиб: Клянусь Богом! Ты увидишь себя в таких условиях, которые тебе не понравятся.

Имам: Ты кто такой? Иди и собери своих конных и пеших, так как ты бесполезен.

Шархабиль: Моя позиция – это позиция Хабиба. Есть ли у тебя другой ответ для меня?

Имам: Конечно, у меня есть ответ и для тебя, и для твоего друга. Бог ниспослал Пророка, чтобы люди через него могли найти спасение из заблуждений, а затем призвал его к Себе, когда он исполнил свою миссию. Тогда люди избрали его наместником Абу Бакра, а Абу Бакр назначил после себя Умара, и после него к власти пришёл Усман. Из-за его недостойных поступков люди подняли восстание, ворвались к нему в дом и убили его. Затем они пришли ко мне, хотя я не участвовал в их делах, и настояли на том, чтобы присягнуть мне. Вначале я не соглашался, но они убеждали меня, говоря: «Община хочет избрать лишь тебя, и мы опасаемся, что если не присягнём тебе, то у нас появятся разногласия». Так они присягнули мне. Тальха и Зубайр тоже присягнули мне, но затем отступились. Затем Муавия стал противостоять мне. Он из тех, у кого нет ни определённых религиозных воззрений, ни верного Ислама. Он исходит из Омейядов, он и его отец постоянно враждовали с Богом и Пророком, и с отвращением приняли Ислам. Мы поражаемся вам, воюющим на его стороне. Вы подчиняетесь ему и оставляете семейство Пророка, и при существовании его семейства придерживаетесь другой стороны. Я призываю вас к писанию Бога, сунне Пророка, уничтожению лжи и возврату религиозных предписаний. Я говорю это вам и каждому верующему мужчине и женщине и молюсь за прощение его грехов[598].

Если бы Шархабиль не был пленён своими страстями и знал бы хоть немного историю Ислама, он согласился бы с этими доводами, но, видя своё бессилие ответить на речи Имама он, уводя разговор в сторону, спросил: «Что ты скажешь об убийстве Усмана? Согласен ли ты, что он был убит в угнетении?» Обсуждение этого вопроса уже не входило в обязанности гонца. Для вынесения приговора необходимо рассмотреть причины убийства Усмана. Поэтому Имам не согласился с Шархабилем, и они покинули Имама, сказав: «Мы холодны с теми, кто не засвидетельствует о его угнетённости». По этому поводу Имам прочитал такие аяты: «Поистине, ты не заставишь слышать мертвых и не заставишь слышать глухих зов, когда они обратятся вспять. И ты не выведешь на прямой путь слепых от их заблуждения. Ты заставишь слышать только тех, кто верует в Наши знамения, а они – предавшиеся»[599].

Глава семнадцатая

Последствия битвы при Сиффине

Имам был образцом терпения. В отношении Муавии он показал все свои положительные нравственные качества. Но Муавия был охвачен властолюбием, назидательные беседы с представителями Имама не только не повлияли на него, но и укрепили его мнение. Чтобы не тратить понапрасну время, Имам решил как можно скорей покончить с этой войной и устранить позорящее клеймо с исламского общества.

В исламских заповедях в вопросе о борьбе с врагом есть такое правило: если исламское государство заключит договор о ненападении, то такое соглашение почитаемо, разве что исламский правитель почувствует, что противоположная сторона намеревается нарушить это соглашение и предать его. В этом случае он опережает врага, объявляет об отмене данного соглашения и начинает битву. Коран тоже указывает на это обстоятельство и говорит: «А если ты боишься от людей измены, то отбрось договор с ними согласно со справедливостью: поистине, Аллах не любит изменников!»[600]

Это правило указывает на стремление Ислама сохранить справедливость и нравственные принципы, которые не позволяют начать войну с врагом без предварительного предупреждения, пусть даже в поведении противника будут наблюдаться признаки предательства.

В битве при Сиффине Имам сделал дальше больше, чем требую вышеуказанные правила, так как, не имея с Муавией до этого какого-либо соглашения о ненападении и проявляя лишь почтение перед запретными месяцами, прекратил битву и установил относительное затишье на поле битвы. Видя это, жители Шама могли подумать, что это спокойствие продолжится и по окончании месяца мухаррама, поэтому Имам в последний день месяца мухаррам во время захода солнца приказал Марсаду бен Харису встать перед войском Шама и громким голосом провозгласить: «О, жители Шама! Повелитель правоверных говорит: «Я дал вам срок и проявил терпение, чтобы вы вернулись на путь истины. Я приводил вам доводы из писания Бога и призывал вас к Нему, но вы не отреклись от ваших злодеяний и не последовали истине. Я не стану щадить вас в случае противостояния, ибо Бог не любит изменников»[601].

Послание Имама пробудило войско Муавии, в обоих лагерях началось беспокойство. Обе стороны стали готовить своих воинов, были назначены предводители флангов. Имам построил своё войско так: командующим конницей был назначен Аммар Йасир, командующим всей пехоты – Абдулла бен Бадиль Хазаи, а знамя всего войска было отдано Хашиму бен Утбе. Затем Имам разделил войско на правый, левый и центральный фланги, во главе которых поставил предводителей общин Куфы и Басры. Каждый фланг он разделил на конных и пеших. Командующими конницей правого и левого флангов он назначил, соответственно, Ашаса бен Кайса и Абдуллу бен Аббаса, а командующими пехотой правого и левого флангов – Сулеймана бен Сурада и Хариса бен Марру. Знамёна каждой общины он отдал его предводителям. Ибн Музахим в «Битве при Сиффине» указывает на двадцать шесть знамён, которые принадлежали каждой из общин, но называть их имена и названия мы не будем[602].

По такому же принципу построил своё войско и Муавия, назначив предводителей и знаменосцев. Как только взошло солнце, все уже были готовы к неизбежной битве. Встав перед своим войском, Имам произнёс такую речь: «Не начинайте битвы до тех пор, пока с вами не начнут битву. В этой битве у вас есть доводы, и терпение до тех, пор, пока они не начнут сражения, - еще один ваш довод. Когда вы одолеете врага, то не убивайте убегающего и раненого. Не раскрывайте срамные места врага и не безобразьте лицо убитого. Достигнув их лагеря, не входите в дома до тех пор, пока вам не позволят, и не берите ничего из имущества врага, кроме того, что добудете на поле битвы. Не мучайте женщин, пусть даже они станут оскорблять вас и ваших предводителей, так как они слабы разумом и силой. Помните: еще когда они были язычницами, мы обязались не обижать их, и если в период невежества мужчина нападал на женщину с тростью или железом, то это становилось позором, и даже его дети упрекались за это». Повелитель правоверных Али (ДБМ) во время «верблюжьей битвы», битвы при Сиффине и Нахраване так наставлял своих воинов: «Рабы Божьи! Воздержитесь от противостояния Богу, опустите ваши взгляды, ослабьте голоса и меньше говорите. Подготовьте себя для борьбы с врагом и защите. Будьте тверды и помните о Боге, чтобы добиться благополучия. Воздержитесь от разногласий, чтобы не ослабнуть и не потерять величия. Будьте терпеливы, ведь Бог – с терпеливыми!»[603]

Окончив свою речь, Имам с одиннадцатью колоннами направился в сторону врага. Воины Имама были построены так, что представители одной общины Ирака противостояли одной общине Шама. В первые дни война шла медленно, и все еще сохранялась надежда на мирное соглашение между сторонами. Военные колонны воевали до полудня, а после полудня сражения прекращались. Но потом бои усилились и битвы продолжались с утра до вечера, а иногда охватывали и ночь[604].

Движение колонн

В первый день месяца сафар войско Имама под предводительством Малика Аштара начало битву с вражеской армией, во главе которой стоял Хабиб бен Муслима. Они бились часть дня, и с обеих сторон были жертвы. Затем разъехались и вернулись к своим лагерям. Во второй день войско Имама возглавил Хашим бен Утба, а со стороны Шама был назаначен Абу ал-Авар, битва проходила по тому же порядку: конный с конным и пеший с пешим. На третий день с войском вышел Аммар, а от противника выступил Амру Ас, и это была очень тяжёлая битва.

Аммар громко сказал, стоя перед войском Шама: «Хотите узнать того, кто враждует с Богом и Пророком, угнетает мусульман и поддерживает язычников? Когда Бог распространил Свою религию и послал Своего Пророка, этот человек из страха, а не по велению сердца принял Ислам. Когда Пророк умер, он стал врагом мусульман и сотоварищем преступников. Люди! Знайте, что этот человек – Муавия. Проклинайте его и бейтесь с ним. Он – тот, кто хочет погасить свет Бога и поддержать врагов Бога»[605].

Тогда некто напомнил Аммару об изречении Пророка: «Воюйте с людьми до тех пор, пока они не примут Ислам, когда же они обратились в Ислам, то и они, и их имущество находятся под защитой». Аммар, подтвердив его слова, добавил: «С первого дня Омейяды не были мусульманами, они лишь внешне выказывали свой Ислам. Они прятали своё неверие до тех пор, пока не нашли себе союзников по неверию»[606].

После такой речи Аммар приказал командиру конницы атаковать конницу Шама, тот тоже отдал соответствующий приказ, но жители Шама хорошо оборонялись. Тогда Аммар приказал командующему пехотой атаковать вражескую пехоту, и те сразу внесли беспорядок в ряды врага, так что Амру Ас был вынужден поменять своё местоположение. Амру Ас, будучи опытным политиком, использовал то же оружие, который ранее применил Аммар. Аммар создал беспорядки в рядах врага, обвинив Омейядов в неверии, Амру Ас же поднял над собой навязанный на копьё чёрный флаг, который однажды он получил от Пророка Ислама (ДБАР). Все взгляды устремились к нему, воины Имама начали переговариваться. Для предотвращения их колебаний Али сказал: «Знаете ли вы историю этого флага? Однажды Пророк вынес этот флаг и, показав его своим воинам, сказал: «Кто осмелится взять его с одним условием?» Амру Ас спросил: «С каким?» Пророк ответил: «Что он не будет воевать с мусульманином и не примкнёт к неверующему». Амру Ас взял этот флаг на этих условиях. Но клянусь Богом! Он примкнул к неверующим и сегодня уже воюет против мусульман». Клянусь Богом, который раскрыл семя и сотворил человека! Эти люди не приняли Ислам всем сердцем, а лишь внешне называли себя мусульманами, скрывая своё неверие, а когда нашли себе союзников по неверию, то снова начали враждовать с Исламом, разве что внешне не оставили ритуальной молитвы»[607].

На четвёртый день с группой воинов выступил вперед Мухаммад бен Ханафийа, и из представителей Шама вышел Убайдулла бен Умар тоже со своим отрядом. Между ними завязалась тяжёлая битва[608]. Убайдулла послал вызов Мухаммаду Ханафийе, призывая его выйти и сразиться с ним. Мухаммад отправился сразиться с врагом один на один. Узнав об этом, Имам повернул коня к своему сыну и приказал тому остановиться. Выйдя к врагу, он сказал: «Я буду биться с тобой. Подойди ближе». Услышав такие речи, Убайдулла содрогнулся и сказал: «Я не нуждаюсь в битве с тобой». Затем он повернул своего коня и покинул поле битвы. Тогда сражение прекратилось, и воины вернулись в свои лагеря.

В воскресенье пятого сафара 37 года хиджры сражались между собой два отряда, возглавляемые ибн Аббасом со стороны иракцев и Валидом бен Укбой со стороны Шама. Они прекратили бой уже в полдень, после столь же тяжёлой битвы. После битвы предводитель жителей Шама начал ругать потомков Абд-ал-Мутталиба. Ибн Аббас вызвал его на поединок один на один, но тот, отказавшись, повернул обратно.

Воины Шама не знали истинной истории Ислама, в противном случае ими не управлял бы такой человек, которого Коран назвал распутником. Ведь Валид – именно тот, о ком Коран говорит: «Если придет к вам распутник с вестью, то постарайтесь разузнать, чтобы по неведению не поразить каких-нибудь людей и чтобы не оказаться кающимися в том, что вы сделали»[609]. Тот же Коран так описывает его: «Неужели тот, кто верует, подобен тому, кто распутен? - не равны они»[610].

Несмотря на то, что в этих битвах погибли люди, и ни одна сторона не достигла определённого результата, речи Имама, Аммара и ибн Аббаса в какой-то мере просветили жителей Шама, и им стала ясна безосновательность утверждений Муавии. Так на пятый день Шемр бен Абраха Хумайри с некоторыми Шамскими чтецами примкнул к войску Имама. Их обращение в сторону света стало тёмным предчувствием, охватившим войско Шама. Распутный правитель Шама внутренне содрогнулся и сильно испугался повторения этого. Амру Ас сказал Муавии: «Ты хочешь биться с родственником Мухаммада, который твёрд и решителен в борьбе за свою религию. Ему нет равных в достоинствах, духовности и опытности в ведении боя. Он пришёл биться с тобой вместе со сподвижниками Пророка, чтецами, силачами и наилучшими людьми, и каждый мусульманин чувствует к ним особое почтение. Тебе необходимо укрепить уверенность воинов Шама: до того, как длительность войны вызовет в них уныние, подкупи их. Если даже ты всё забудешь, не забывай одного – ты на ложном пути.

Муавия прислушался к поучениям опытного политика и понял, что один из действенных методов привлечения на свою сторону жителей Шама – продемонстрировать собственную духовность, даже если в его сердце царит пустота. Поэтому он собрал всех предводителей своего войска и, притворно выражая приверженность к своей вере и проливая крокодильи слёзы, воскликнул: «О, люди! Отдайте нам свои жизни! Не слабейте и не оставляйте нас без поддержки. Сегодня наступили печальные дни – дни проявления истины. Вы – последователи истины, и правда на вашей стороне. Вы воюете с тем, кто нарушил присягу и пролил невинную кровь, на небесах никто не оправдает его». Тогда Амру Ас тоже выступил с речью и сказал почти то же, что сказал ранее Муавия[611].

Речь Имама Али (ДБМ)

Имам узнал, что Муавия хитростью и напускной набожностью призывает жителей Шама к битве. Поэтому он приказал всем собраться в одном месте. Очевидец говорит: «Я видел Имама, опирающегося на свой лук, а сподвижники Пророка Ислама (ДБАР) собрались вокруг него. Он хотел, чтобы люди узнали, что сподвижники Пророка поддерживают его. После восхваления Бога он сказал: «Люди! Слушайте мою речь и запомните. Эгоизм исходит из упрямства, самодовольство – из высокомерия, ваш настоящий враг – шайтан, который даёт лживые обещания. Знайте, что мусульманин – брат мусульманину. Не ругайтесь и поддерживайте друг друга. Религиозные предписания – едины, и пути их постижения – постоянны. Каждый, кто схватился за Ислам, примкнул к нему, каждый, кто оставит его, вышел за его пределы, а каждый, кто отдалится от него, будет уничтожен. Неверный, может считаться хранителем, но потом предаст, или пообещает, а потом откажется от своих слов, будет говорить, но в его речах будет ложь. Мы – семейство благодати. Наши речи правдивы, поступки превосходны. На нашей стороне последний Пророк, у нас – руководство Ислама и чтецы писания Бога. Я призываю вас к писанию Бога, Пророку, борьбе с Его врагом, твёрдости на этом пути, обретению довольства Бога, выполнению молитвы, плате закята, посещению дома Бога, посту в месяц Рамадан и стараниям доставить общую казну его владельцам. Удивительные вещи происходят в мире: Муавия и Амру Ас стали призывать людей к духовности! Вы знаете, что я никогда не противоречил Пророку, и когда даже многие силачи отступали, охваченные страхом, то мое тело становилось щитом для Пророка. Хвала Богу, который почтил меня этим превосходством. Пророк умер, когда его голова покоилась на моей груди. Я в одиночестве омыл его, а ангелы переворачивали его тело то в одну, то в другую сторону. Клянусь Богом! В каждой общине после смерти Пророка появлялись разногласия только из-за того, что лживые убеждения возобладали над истиной».

Когда Имам в своих речах дошёл до этого места, Аммар обратился к людям: «Имам известил вас о том, что община ни в начале, ни в конце не шла верным путём». Ибн Музахим говорит, что Имам произнёс эту речь в понедельник шестого сафара и в конце призвал всех своих воинов начать массовую атаку и устранить распространяющийся в обществе разврат. Так во вторник седьмого сафара он построил войско для массовой атаки и произнёс речь, где объяснил метод ведения битвы[612].

_________________________
[589]- Битва при Сиффине, стр. 187-188; Хроника Табари, т. 3, часть5, стр. 242; Полная хроника ибн Асира, т. 3, стр. 146.
[590]- Битва при Сиффине, стр. 189; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 4, стр. 16.
[591]- Битва при Сиффине, стр. 190; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 4, стр. 17-18.
[592]- Битва при Сиффине, стр. 190-191.
[593]- Битва при Сиффине, стр. 165.
[594]- Хроника Табари, т. 3, часть 5, стр. 243; Полная хроника ибн Асира, т. 3, стр. 146.
[595]- Битва при Сиффине, стр. 195.
[596]- Хроника Табари, т. 3, часть 6, стр. 2-3; Полная хроника ибн Асира, т. 3, стр. 147; Битва при Сиффине, стр. 196-198; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 4, стр. 21-22.
[597]- Хроника Табари, т. 3, часть 3, стр. 3; Полная хроника ибн Асира, т. 3, стр. 148; Битва при Сиффине, стр. 199; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 4, стр. 22.
[598]- Хроника Табари, т. 3, часть 6, стр. 4; Полная хроника ибн Асира, т. 3, стр. 148-149; Битва при Сиффине, стр. 200-202; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 4, стр. 23-24.
[599]- Муравьи, 80-81.
[600]- Добыча, 58.
[601]- Битва при Сиффине, стр. 202-203; Хроника Табари, т. 3,часть 6; стр. 5; Полная хроника ибн Асира, т. 3, стр. 149; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 4, стр. 25; Мураввидж-аз-захаб, т. 2, стр. 387.
[602]- Битва при Сиффине, стр. 205; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 4, стр. 24-26.
[603]- Битва при Сиффине, стр. 203-204; Хроника Табари, т. 3, часть 6, стр. 6; Полная хроника Табари, т. 3, стр. 149; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 4, стр. 26.
[604]- Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 4, стр. 30; Мураввидж-аз-захаб, т. 2, стр. 387-388; Битва при Сиффине, стр. 214-215; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 4, стр. 27-30.
[605]- Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 4, стр. 30; Мураввидж-аз-захаб, т. 2, стр. 387-388; Битва при Сиффине, стр. 214-215; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 4, стр. 27-30.
[606]- Битва при Сиффине, стр. 215-216; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 4, стр. 31; Хроника Табари, т. 3, часть 6, стр. 7.
[607]- Битва при Сиффине, стр. 215-216; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 4, стр. 31; Хроника Табари, т. 3, часть 6, стр. 7.
[608]- Мураввидж-аз-захаб, т. 2, стр. 388
[609]- Комнаты 6.
[610]- Земной поклон 18.
[611]- Битва при Сиффине, стр. 222; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 5, стр. 180.
[612]- Битва при Сиффине, стр. 223-224; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 5, стр. 181-182.