Амираль Муминин Али ибн Аби Талиб (ДБМ)
 
Глава четырнадцатая

Подготовка войска Имама Али (ДБМ) к битве при Сиффине

Приближённые Имама Али (ДБМ) в местечке Нахиля

Муавия уже достаточно долго тянул время, его письма и отправка гонцов во все племена успели дать необходимый результат. Он укрепил свои ряды, разослал шпионов, чтобы те могли обмануть некоторых предводителей Имама, дав ему возможность усилиться.

25 зульхиджа 35 года хиджры Имам Али (ДБМ), задолго до этого назначенный Самим Богом наместником Пророка Ислама (ДБАР), по-настоящему получил власть в свои руки[532]. Все мухаджиры и ансары присягнули ему в качестве халифа. Уже с первых дней своего правления он через своего вестника по имени Сабра Джахми призвал Муавию к подчинению. Но со стороны правителя Шама ответом Имаму послужили лишь эгоизм, угрозы, запугивание, рассылка порочащих писем, оскорбления, командирование своих враждебно настроенных представителей - и в результате потеря времени для Али (ДБМ). И настало время для того, что Имам после ответа на письмо Муавии, посланное через Абу Муслима Хулани, решительно взялся за дело и устранил корни все усиливающегося разврата. Поэтому ещё в начале месяца Шавваль 36 года хиджры Имам принимает решение послать войско в Шам. Перед этим он призвал мухаджиров и ансаров и, согласно аяту «и советуйся с ними в деле», так обратился к их предводителям, которые состояли в войске Имама ещё с Медины: «Вам принадлежит право голоса, терпеливые последователи, сказатели истины, совершающие благодеяния. Мы хотим направиться в сторону нашего и вашего врага. Изложите ваше мнение по этому поводу»[533].

От мухаджиров выступил Хашим бен Утба бен Аби Ваккас: «О, повелитель правоверных! Мы хорошо знаем род Абу Суфьяна. Они – твои враги и враги твоих последователей. Они желают благ этого мира и, даже имя их, воюют с тобой. На этом пути они готовы преодолеть все препятствия, лишь бы достичь своей цели. Обманывая простых людей, они назвали причиной своего противостояния месть за убийство Усмана, но они лгут и не хотят этой мести. Корыстолюбие этого мира охватило их. Направь нас туда, и если они признают истину, то это лучше для них, а если же захотят биться, а я в этом нисколько не сомневаюсь, то мы будем воевать с ними». Тогда встал другой представитель мухаджиров, о котором Пророк Ислама (ДБАР) говорил: «Аммар с истиной и истина с Аммаром, оба они вращаются вокруг одной оси», и сказал: «О, повелитель правоверных! Если есть возможность не останавливаться даже на один день, не останавливайся. Направь нас туда до того, как наши враги начнут сражаться и противостоять истине, и призови их к пути благополучия. Если согласятся, то это хорошо, если же отринут путь сей, мы будем воевать с ними. Клянусь Богом! Сражаясь с твоими врагами и убивая их, мы приблизимся к Богу и его милости».

Настала очередь ансаров высказать своё мнение. Тогда встал Кайс бен Саад бен Ибада и сказал: «Как можно скорей направь нас на врага. Клянусь Богом! Битва с ними для нас – лучше, чем война с Римской Империей, так как они сеют смуту в своей религии, и унижают избранников Бога (мухаджиров и ансаров) и тех, кто следует за ними. Они считают дозволенным захватывать наше имущество и думают, что мы их слуги».

Когда Кайс закончил, Хазима бен Сабит и Абу Айуб Ансари осудили его за торопливость и сказали: «Было бы лучше тебе подождать, чтобы могли выступить более влиятельные люди». После этого они обратились к предводителям ансаров и попросили их дать ответ Имаму. Тогда встал Сахл бен Ханиф и сказал: «О, повелитель правоверных! Мы – твои друзья и друзья твоих друзей, и твой враг – наш враг. Наше мнение – это твоё мнение. Жителей Куфы нужно призвать к восстанию! Если они отзовутся на твой призыв, то ты достигнешь цели. Между нами нет никаких разногласий. Как только ты призовёшь нас, мы подчинимся любому твоему приказу»[534].

Речь Сахля говорит о его остром уме, так как, хотя находившиеся в рядах Имама мухаджиры и ансары считались самыми представительными людьми в Исламе, и их влияние признавалось всем исламским обществом, но, в сущности, войско Имама состояло из иракцев, и, не сплотив предводителей местных общин, невозможно было собрать стотысячную армию. Имам сперва обратился к мухаджирам и ансарам, так как они были опорой его власти и пользовались уважением среди мусульман, то есть, без их участия невозможно было привлечь на свою сторону иракцев.

Речь Имама Али (ДБМ)

После предложения Сахля Имам созвал большое собрание и громко сказал собравшейся толпе: «Двигайтесь на врагов Бога, врагов Корана и сунны Пророка, на убийц мухаджиров и ансаров». Но один человек из общины бани Фазар по имени Арбад ответил: «Ты хочешь направить нас на Шам, чтобы мы воевали с нашими братьями, подобно тому, как ты послал нас в Басру? Клянусь Богом! Мы этого не сделаем». Малик Аштар спросил: «Кто этот человек?» При этих словах все взгляды устремились к говорившему, и он, боясь нападения людей, бежал и спрятался под одним из прилавков. Разгневанные люди погнались за ним и избили его так, что он умер. Узнав о его смерти, Имам опечалился, так как его дерзкий поступок все-таки не заслуживал смерти. Исламская справедливость требовала найти убийцу, но оказалось, что Арбад был убит представителями племени Хамдан и ещё несколькими людьми, и невозможно было назвать определенного виновника. Имам сказал: «Это слепое убийство, где убийца не известен, и выкуп за него должен быть выдан из общей казны». Так он и сделал[535].

Речь Малика Аштара

Такой неожиданный поворот событий огорчил Имама и, отдавая приказ о выплате выкупа, он был сильно опечален. Поэтому, Малик Аштар встал и после вознесения хвалы Богу сказал: «Пусть случившееся не удручает тебя, и пусть этот предатель не повергнет тебя в отчаяние. Ты видишь всю эту толпу, которая хочет следовать лишь за тобой и не мыслит жизни после тебя. Если ты желаешь отправить нас к врагу, то отправь. Клянусь Богом! Всякий, кто будет бояться смерти, не найдёт спасения, и всякий, кто захочет жизни, лишится ее, а жизни в этом мире желает лишь злоумышленник. Мы знаем, что каждый из нас умрёт по предречённому им року. Как же мы можем не воевать с теми, кого ты называешь врагами Бога, Корана, сунны и убийцами мухаджиров и ансаров? Вчера некоторые из них (в Басре) восстали против мусульман и разгневали Бога, а земля наполнилась их злодеяниями. Они продали свою будущую жизнь ради благ этого мира».

Услышав такие речи от Малика, Имам обратился к людям: «Этот путь – общий для всех, и все люди в нём равны. Всякому, кто будет творить благие дела, Бог воздаст награду, исходя из его намерения. Примером этому служит поступок того человека, который вы видели сами»[536]. Сказав это, он спустился вниз и пошёл домой.

Влияние Муавии в армии Имама Али (ДБМ)

Проникновение в ряды противника, подкуп предводителей – вот старые методы противостояния с врагом, и Муавия был одним из самых ловких политиков своего времени. С точки зрения некоторых людей, политика – это достижение цели любыми путями, законными или незаконными, их убеждения основываются на том, что цель оправдывает средства. Видя значительные успехи Муавии в борьбе Али (ДБМ), некоторые недалекие люди обвиняли Имама в незнании политики и говорили, что Муавия лучше разбирается в ее хитросплетениях, нежели Имам. Поэтому, критикуя этих несведущих людей, разъясняя им сущность политики Ислама, Имам говорит: «Аллах свидетель, что Муавия не хитрее меня, но он плетет козни и злодействует. И если бы не неприязнь к интригам, я был бы коварнейшим из людей, но, однако, всякое коварство – злодейство, а всякое злодейство – неверие, «И для всякого коварствующего – знамя, по которому он будет узнаваем в День Воскресения»[537].

Приведём пример того, как Муавия вел агитацию в армии Имама Али (ДБМ). Нельзя описать те волнения, которые возникли после речи Имама, в которой он призывал к битве с Муавией, когда один из тайных последователей Муавии по имени Арбад из-за своего резкого протеста против Имама был убит, а убийца так и остался неизвестным[538].

Были мобилизованы все возможности для того, чтобы хоть как-то повлиять на решение Имама, испугать его возможностью поражения в битве, результат которой был еще не предрешен. Поэтому, ещё два тайных приспешника Муавии, один из общины Абас по имени Абдулла, а другой из общины Тамим по имени Ханзала, решили, что разжигания разногласий между сторонниками Имама, они должны продемонстрировать свои благие намерения. Поэтому каждый из них взял с собой ещё несколько единомышленников, и все они пришли к Имаму. Первым начал говорить Ханзала: «Мы пришли к тебе с благими намерениями и надеемся, что ты примешь их. Мы просим тебя отправить письмо этому человеку (Муавии), а не спешить на битву с жителями Шама. Клянусь Богом! Никто не знает, кто победит в этой битве, а кто – проиграет». Затем слово предоставили Абдулле, и он повторил слова Ханзалы, а пришедшие с ними люди поддержали его. После восхваления Бога Имам ответил им: «Бог господствует над рабами, странами, семью небесами и землями, и все мы вернёмся к Нему. Тому, кому пожелает, Он даёт власть и у того, кого пожелает, забирает ее. Возносит и низвергает того, кого пожелает. Отступающий перед врагом причисляется к грешникам, не зависимо от того, победит или проиграет. Клянусь Богом! Я слышу слова тех, кто никак не хочет последовать предписанному и отречься от запретного»[539]. Этими словами Имам опозорил этих двоих, в тайне от людей действовавших на стороне врага, и ясно дал понять, что битва с Муавией –лишь часть следования предписанному и отстранения от запретного, и что ни один мусульманин не сможет опровергнуть этого. Те, кто призывают его отказаться от борьбы с Муавией, не следуют этим двум основам Ислама.

Завесы приподнимаются

Речи Имама разоблачили шпионов Муавии и раскрыли их истинные намерения. Макаль Рияхи сказал: «Они пришли к тебе не с благими намерениями, они пришли обмануть тебя. Отдались от них, так как они твои враги». Также некто по имени Малик сказал: «Ханзала переписывается с Муавией. Позволь мне задержать его до тех пор, пока не закончится битва». Два человека из общины Абас, Айаш и Каид, сказали: «Есть весть, что Абдулла сотрудничает с Муавией и между ними идёт переписка. Ты задержи его или позволь нам задержать его до тех пор, пока не закончится битва»[540].

Услышав такие речи, шпионы начали всячески оправдываться. Они воскликнули: «Неужели вы так награждаете тех, кто поспешил к вам на помощь и высказал вам своё мнение о вас и ваших врагах?» Имам ответил им: «Бог – судья между мной и вами, я оставляю вас в Его распоряжении, желая получить от Него помощь. Кто хочет, может идти». Присутствующие разошлись. Через несколько дней между Ханзалой и предводителями общины Тамим произошел конфликт, и они оба с группой людей покинули Ирак и направились в Шам, примкнув к рядам Муавии. Узнав о предательстве Ханзалы, Имам приказал разрушить его дом, чтобы для других это было уроком.

Ожидание или направление в сторону Шама

Большинство сторонников Имама стремилось как можно быстрей закончить войну с Муавией, но некоторые, такие как Абдулла бен Масуд, имели на этот счет иное мнение (далее мы укажем на него). Среди них были и достойные люди, которым Имам полностью доверял – это Ади бен Хатим, Зайд бен Хусейн Тайи. Они хотели помедлить, чтобы разрешить проблему путём переговоров. Поэтому Ади сказал Имаму: «Если считаешь нужным помедлить немного, дай им срок, чтобы они получили письма, и пошли к ним для переговоров своих представителей. Если согласятся, то встанут на верный путь, и между обеими сторонами будет заключен мир. Если же будут продолжать упрямиться, то направь нас туда». Но все же большинство других предводителей хотело как можно скорее добраться до Шама, и некоторые из них – Йазид бен Кайс Араджи, Зийад бен Надр, Абдулла бен Бадиль, Амру бен Хамик, Худжр бен Ади – больше всех настаивали на этом. Они ссылались на обстоятельства, которые ясно доказывали их правоту.

К примеру, мнение Абдуллы бен Бадиля было таким: «Они противостоят нам по двум причинам:

1. Им неприятно равенство среди мусульман, и они склонны к дискриминации в имуществе. Они проявляют жадность и не хотят потерять то благополучие, который они приобрели;

2. Как Муавия может присягнуть Али, если Али в битве при Бадре убил его брата, дядю и деда? Клянусь Богом! Я не думаю, что они сдадутся, разве что их копья будут сломаны, а мечи раздробят их голову».

Аргументам Абдуллы говорят о том, что любое промедление шло на пользу врага и во вред Имаму и его сторонникам. Поэтому один из верных последователей Имама, Йазид Араджи, сказал: «Борющиеся никогда не видят в себе ни болезни, ни склонности ко сну и никогда не отдадут победу, никогда не откладывая ее на более поздний срок»[541].

Терпеливость в сопровождении с гневом

Между тем Имаму стало известно, что два известных сподвижника, Амру бен Хамик и Худжр бен Ади, проклинали жителей Шама. Имам велел им прекратить это. Узнав о приказе Имама, они пришли к нему и спросили: «Почему ты запретил нам это? Разве они не на ложном пути?» Имам ответил: «Верно, но мне неприятно, что вы – в числе оскорбляющих. Лучше бы вы деяния их описали да о состоянии их вспомнили, и было бы это в более достойных выражениях, с доводами более убедительными, если бы вы сказали им вместо своих оскорблений: «Господи, сохрани нашу кровь и их кровь, и даруй примирение между нами и ними, и уведи их от их заблуждения, покуда не узнает истину пребывавший о ней в небрежении, и не отвратится от вражды и бунта имевший к тому стремление»[542].

Оба согласились с наставлением Имама и Амру бен Хамик так объяснил причину своего уважения к Имаму: «Я присягнул тебе не из-за родственных связей или корыстолюбия, но из-за того, что у тебя пять качеств, из-за которых я с уважением отношусь к тебе: ты – двоюродный брат Пророка, ты – первый, кто уверовал в него, твоя жена – наилучшая женщина в этой общине, ты – отец пророческого рода, у тебя наибольшие заслуги среди мухаджиров в борьбе на пути Бога. Клянусь Богом! Если бы мне приказали передвинуть горы и вылить из морей всю их воду, чтобы помочь твоим друзьям и уничтожить твоих врагов, то и сделав это, я всё равно не считал бы себя исполнившим долг». Увидев в нём такую сильную веру, Али (ДБМ) помолился за него: «Господи! Освети его сердце и наставь его на верный путь. О! Если бы у меня было сто таких сподвижников, как он». Тогда Худжр сказал: «Клянусь Богом! Если бы было так, то твоё войско было бы верным, и мало кто отвратился бы от тебя»[543]. Окончательное решение Имама Али (ДБМ)

Услышав все мнения и следуя аяту «советуйся с ними о деле. А когда ты решился, то положись на Аллаха..»[544], Имам склонился к тому, что сам примет решение. Поэтому перед экспедицией он приказал, чтобы собрали все оставшееся имущество, которые осталось у предводителей, чтобы уже всё было бы готово для отправления войска в сторону Шама.

Три столпа исламского джихада

Любая битва, которую Коран называет «джихадом», требует определённой подготовки, и самое важное из них это: созыв смелых и преданных воины, выбор достойных предводителей и сбор достаточных средств. Постоянные войны и испытания, согласие многих общин, живших в Ираке, сформировали первое условие джихада и в этом плане у Имама не было проблем. Но для поддержания этой готовности такие люди, как Имам Хасан (ДБМ), Имам Хусейн (ДБМ), Аммар Йасир и другие, периодически выступали с речью перед своими воинами. Для выполнения второго условия Имам написал письма достойным людям, призывая их к битве. Кроме чисто военной силы наличие таких людей в войске Имама придавало некую притягательность его армии. По этому поводу мы приведём лишь письмо Имама, адресованное предводителю Исфахана Михнафу бен Сулайму.

Он пишет: «Мир тебе! Хвала Единому Богу! Борьба с теми, кто отвратился от истины и пребывает в слепом заблуждении, обязательна. Бог доволен тем, кто будет делать всё ради Его довольства, и гневается на того, кто будет противостоять Ему. Мы решили пойти на этих людей, которые не следуют предписаниям Бога, присваивают себе общую казну, уничтожают истину, сеют разврат и заставляют оступившихся отречься от Бога, привлекая их на свою сторону. Если кто-то из приближённых к Богу будет порицать их новшества, то они враждуют с ним, высылают из дома, лишают доли из общей казны. Если злоумышленник будет помогать им в злодеяниях, то они почитают его и делают одним из своих приближённых, поддерживая его. Они настаивают на зле, решившись противостоять религии. И раньше случалось, что людей отвращали от истины и поддерживали зло и насилие. Как только получишь письмо, поручи своё дело самому доверенному лицу и поспеши к нам. Возможно, ты столкнёшься с этим хитрым врагом и будешь призывать к предписанному и отвращать от запретного. Чтобы получить награду за действенный джихад, мы нуждаемся в тебе»[545].

Когда предводитель Исфахана получил письмо, написанное помощником Имама Абдуллой бен Аби Рафи, он сразу же выбрал двух своих приближённых и отдал управление Исфаханом Харису бен ал-Харису, а управление Хамаданом, который в те времена относился к Исфахану, - Саиду бен Вахабу. Он отправился к Имаму и во время битвы погиб на стезе джихада. Это не единственный предводитель, которого Имам призвал к джихаду. В месяц зульхиджа 37 года хиджры он написал письмо ибн Аббасу и попросил у него остатки общей казны. Он указал, что вначале он обеспечит тех, кто находится в его окружении, а излишки отправит в Куфу. Конечно же, в условиях войны Имам не ограничивался лишь общей казной Куфы, а, естественно, принимал помощь и из других источников[546].

Укрепление боевого духа воинов

В распоряжении Имама было значительное войско и большая часть исламских земель. Но существовали и предатели, которые своей агитацией снижали стойкость воинов на пути следования истине. Поэтому до отправления войска из Нахили Имам Али (ДБМ) и его дети, Имам Хасан и Имам Хусейн (ДБМ), постоянно произносили речи, укрепляя боевой дух воинов. История сохранила тексты этих речей[547]. Иногда и некоторые авторитетные люди, такие как Хашим бен Утба бен Ваккас, племянник Саада Ваккаса, выступали с речами, настаивая на том, чтобы как можно скорей отправиться на битву с теми, кто отвернулся от писания Бога и признал дозволенное запретным, а запретное – дозволенным. Он так искренне говорил об этом, что Имам помолился за него: «Господи! Сделай гибель на Твоём пути уделом ему и расположи его рядом с Твоим Пророком (ДБАР)»[548]. Хашим был знаменосцем Имама, и в последние дни битвы при Сиффине он погиб.

Свобода при выборе пути

Некоторые сторонники Абдуллы бен Масуда пришли к Имаму и сказали: «Мы отправимся с вами и возле вас разобьём лагерь, чтобы наблюдать за вами и за вашими противниками. Как только мы увидим, что одна из сторон действует противозаконно, то будем воевать против нее». Ни в чем, что делал Имам в своей жизни и во время своего правления, не было ни единого повода для сомнений, но сообщники Муавии посеяли в сердца этих людей нерешительность, ослабили их рвение к битве. Имам ответил им: «Молодцы! Это означает ваше понимание религии, познание истины и сунны Пророка. Всякий, кто не будет согласен с этим – предатель»[549]. Другие сторонники Абдуллы бен Масуда тоже пришли к Имаму и сказали: «Признавая твоё превосходство, мы сомневаемся в законности этой битвы. Если требуется воевать с врагами, то отправь нас в отдалённые места, чтобы мы там могли бороться с ними». Имам не был опечален этими словами. Он направил четыреста человек под предводительством Рабии бен Хасима в город Рэй, чтобы они могли выполнять свои обязательства, поддерживая исламский джихад в окрестностях Хорасана[550]. Если какие-то люди по каким-либо причинам не хотели принимать участия в джихаде, то Имам, идя им навстречу, не заставлял их воевать в своем войске, учитывая их возможную неприязнь к себе. Оплатив им часть расходов, Имам приказал им отправиться в Дейлам, чтобы поддержать своих братьев-мусульман в тех местах[551].

Уважаемые предводители Имама Али (ДБМ)

Большую часть сторонников Имама составляли жители Куфы и Басры, а также йеменские общины, жившие в окрестностях этих двух городов. Для пяти общин, прибывших с ибн Аббасом из Басры, Имам назначил следующих предводителей:

1. Во главе общины Бакра бен Ваиля стоял Халид бен Муамар Садус;

2. Во главе общины Абд-ал-Кайса стоял Амру бен Марджум Абди;

3. Во главе общины Азд стоял Сабра бен Шиман Азди;

4. Во главе общин Тамим, Дабба и Рубаб стоял Ахнаф бен Кайс;

5. Во главе общины Алийа стоял Шарик бен Авар.

Все эти предводители пришли вместе с ибн Аббасом из Басры в Куфу. Абу Асвада Дуэли Имам назначил своим заместителем и тот сопровождал его в походе[552]. Также Имам назначил семь предводителей для семи куфийских общин, имена которых сохранились в летописях[553].

Усиление переднего фланга

Назначение предводителей было закончено, и Имам, назначив своим заместителем Акабу бен Амру Ансари, славившегося прежними достижениями в Исламе, приказал всем приготовиться к походу. Куфа была центром расположения исламского войска, некоторые люди, которые ещё во времена правления третьего халифа из-за своих протестов были сосланы в этот город, собравшись вместе, говорили: «Пришло время тем, кто был изгнан из дома, воевать с врагом»[554]. Вначале Имам в качестве передовых сил отправил в Шам два полка общей численностью в двенадцать тысяч человек: командование восьмитысячным полком он отдал Зияду, а четырёхтысячный полк – Хани и приказал им разбить лагерь в том месте, где впервые столкнуться с врагом[555].

Глава пятнадцатая

Отправление Имама Али (ДБМ) в сторону Сиффина

Многочисленное войско, находившееся в местечке Нахила возле Куфы, ожидало приказа начать поход. Наконец, в среду пятого Шавваля 36 года хиджры Имам прибыл в лагерь и сказал: «Хвала Аллаху, когда ночь опускается и сумрак сгущается, и хвала Аллаху, когда звезда зажигается и на небосклоне утверждается. И хвала Аллаху, чьи благости не прекращаются, и чьи милости не исчисляются. А после этого: вот, я послал передовой отряд своего войска, приказав им закрепиться на этом берегу реки, покуда не поступит им мой (новый) приказ, и задумал я перейти реку здесь, выйдя к малому поселению людей, населяющих берега Евфрата, и поднять их на борьбу вместе с вами против вашего врага, дабы сделать их вашими помощниками в боевой силе[556]. Предводителем Куфы я избрал Укбу бен Халида. Это касается и меня и вас. Не дай Бог, если кто-то отстанет! Я приказал Малику бен Хабибу Йарбуи следить за тем, чтобы все отстающие впоследствии присоединились к вам»[557].

Тогда Макаль бен Кайс Рийахи сказал: «Клянусь Богом! Все отстающие или сомневаются в нашем деле или проявляют лицемерие. Лучше, если ты прикажешь, чтобы Малик бен Хабиб убивал таких людей». Имам ответил: «Я дал ему необходимое поручение, и по воле Бога он не отступится от него».

Ещё несколько человек хотели что-то сказать, но Имам не позволил им, а велел привести своего коня. Поставив ногу на стремя, он воскликнул: «Во имя Аллаха!», а сев в седло, сказал: «Хвала тому, кто подчинил нам это, когда мы не были в силах достичь этого! И, поистине, мы к Господу нашему возвращаемся!»[558]. Господи! Я ищу убежища у Тебя от трудностей и печали в походе и при возвращении, от наущений после уверенности и от плохого сглаза в семье и имуществе. Господи! Ты сопровождаешь в походе, и наместничество в доме, кроме Тебя, ни для кого невозможно, так как тот, кто остаётся для наместничества, никак не может сопровождать, а сопровождающий не может стать наместником». Затем он двинулся в путь, а Хур бен Сахм Раби шёл позади и читал хвалебные оды. Тогда старший смотритель Малик бен Хабиб схватил за узды коня Имама и сказал: «Будет ли правильным, если ты пойдёшь с другими мусульманами воевать и получишь награду на этом пути, а меня оставишь собирать отстающих?» Имам сказал: «Ты получишь такую же награду, как они. Ты нужнее здесь, чем там».

Малик сказал: «Слушаюсь и повинуюсь, повелитель правоверных!» Со своими солдатами Имам покинул Куфу. Пройдя через мост, он сказал: «Провожающие и живущие в этих местах здесь должны читать молитву полностью, но мы – путники – и все, кто с нами, не должны поститься, а должна читать молитву в сокращённом виде. Совершив два раката полуденной молитвы, они продолжили свой путь. Достигнув обители Абу Мусы, расположенной в двенадцати километрах от Куфы, он прочитал послеполуденную молитву. Закончив, он сразу сказал: «Свят Бог, которому присущи все блага и дарения! Свят Бог, которому присуща сила и величие. Я желаю, чтобы Он сделал меня довольным в день Своего Суда, увеличил возможность подчинения Ему и исполнения Его приказов. Ведь Он – слышащий молитвы». Затем он двинулся дальше и для вечерней молитвы остановился в местечке возле реки Сарс, который был одним из больших притоков Евфрата. Помолившись, он так восхвалил Бога: «Хвала Богу, который меняет ночь на день и день на ночь. Хвала Богу всякий раз, когда наступит темень ночи. Хвала Богу, который зажжёт звезду или же её потушит»[559].

Ночь они провели там же и после утренней молитвы продолжили свой путь. Когда они достигли местечка Каба-кибин, то, увидев за рекой высокие пальмы, он прочитал такой аят: «и пальмы высокие - у них плоды рядами»[560]. Перейдя реку, Имам остановился возле молельни, принадлежавшей иудеям[561].

Имам Али (ДБМ) проходит через Кербелу

По пути из Куфы в Сиффин Имам прибыл в Кербелу. Харсама бен Сулайи говорит: «Имам остановился в Кербеле и помолился с нами. Воздав последнее приветствие, он взял немного земли и, вдохнув от ее запаха, сказал: «Как повезло тебе, земля Кербелы, где воскреснут люди и без всякого расчёта войдут в рай». После этого он стал указывать на некоторые места и говорил: «Тут и там».

Саид бен Вахаб говорит: «Я спросил, что он имеет в виду? Он ответил: «Сюда прибудет почитаемое семейство. Горе им среди вас, и горе вам среди них!». Мы спросили, что он имеет в виду. Он сказал: «Горе им среди вас, что вы убьёте их. Горе вам среди них, так как вас из-за их убийства введут в ад!»[562].

Хасан бен Касир рассказывает со слов своего отца, что Имам, остановившись в Кербеле, сказал: «Земля печали и бед». Затем рукой указал на некое место и сказал: «Здесь будет находиться их лагерь». Затем, указав на другое место, сказал: «Здесь место их убийства». Харсама, первый передатчик, говорит: «После окончания битвы при Сиффине я вернулся к себе на родину и рассказал своей жене, которая была последовательницей Имама, о событиях в Кербеле, а также добавил: «Как же он постиг сокрытое?» Жена сказала: «Оставь меня, Имам говорит только правду». Прошло время, и Убайдулла бен Зияд с большим войском отправился на битву с Хусейном, а я тоже был в этом войске. Когда мы достигли Кербелы, я вспомнил слова Имама и был очень опечален его последствиями. Я направил своего коня в сторону лагеря Хусейна и, войдя к нему, рассказал обо всём. Хусейн сказал: «Ты с нами или против нас?» Я сказал: «Я ни с кем. Я оставил свою семью в Куфе и боюсь ибн Зияда». Он сказал мне: «Как можно скорей уезжай отсюда. Клянусь Богом, в чьих руках душа Мухаммада (ДБАР). Всякий, кто, услышав наш призыв о помощи, не поможет нам, будет брошен в ад». Поэтому я сразу покинул то место, чтобы не видеть дня его погибели»[563].

Имам Али (ДБМ) проходит через Сабат и Мадаин

После Кербелы Имам направился в местечко Сабат. Он достиг местечка Бахрсир, где от касравитов не осталось и следа. Тогда один из его сторонников по имени Хур бен Сахм прочитал такое стихотворение: «Подул ветер на их землю, как они сдержали своё обещание». Имам сказал: «Почему ты не прочитал этих аятов: «Сколько они оставили садов и источников, и посевов, и мест почетных, и благодати, в которой они забавлялись! Так! И даровали Мы это в наследие другому народу. И не заплакало над ними ни небо, ни земля, и им не было дано отсрочки!»[564]. Тогда Имам добавил: «Всё это унаследовало другое поколение, но они ушли, и вместо них пришли другие. Если эти люди тоже не будут благодарны Богу, то из-за их неподчинения Ему они будут лишены Божественных благ. Не забывайте о воздающем эти блага, не то охватит вас несчастье». Затем Имам приказал остановиться на возвышенности.

Место, где остановился Имам, находилось недалеко от Мадаина. Имам приказал Харису бен Авару призвать в городе всякого, кто способен воевать, встретиться с Имамом во время послеполуденной молитвы. Подошло время молитвы, и самые отважные люди пришли к Имаму. Восхвалив Бога, Имам сказал: «Я удивлён вашим неучастием в битве и вашей отдалённостью от людей этой местности, где много зла и насилия. Не следуете ни благому, ни плохому»[565]. Люди Мадаина ответили: «Мы ожидали твоего приказа. Приказывай всё, что пожелаешь». Имам приказал Ади бен Хатиму остаться в лагере, и вместе с ними направился в Сиффин. Через три дня он вместе с 300 жителями Мадаина покинул это место, но своему сыну Йазиду приказал, чтобы остался и примкнул к Имаму со второй группой. Тот позже с 400 воинами примкнул к Имаму[566].

Жители Анбара встречают Имама Али (ДБМ)

Имам покинул Мадаин и направился в Анбар. Жители Анбара узнали о прибытии Имама и поспешили к нему навстречу. Увидев Имама, они спешились и со всем почтением приняли его. Имам спросил у них: «Что это вы делаете и зачем привели сюда коней?» Те сказали: «Таков наш обычай, в уважении к нашим повелителям, и этих коней мы привели вам в качестве подарка. Мы также приготовили еду для вас и вашего войска, а для животных – корм». Имам сказал: «Аллах свидетель, не имеют в этом пользы ваши повелители, этим вы души свои и в этом мире, и в загробном опустошаете. Больше не делайте этого. С вашего дозволения я могу принять от вас животных, при условии, что они будут зачтены в качестве налогов. Но еду у вас возьму при том условии, что я заплачу за неё». Жители Анбара сказали: «Вы примите, а мы оценим и тогда возьмём за нее плату». Имам сказал: «Тогда вы уменьшите цену». Люди сказали: «Среди арабов у нас есть много друзей. Неужели вы запретите нам подарить им подарки, а им – принять их?» Имам ответил: «Все арабы – ваши друзья, но не каждый достоин принять от вас столь драгоценные подарки. Если кто-то разгневал вас, то известите нас». Люди сказали: «Прими наш подарок. Мы хотим, чтобы ты принял наш подарок». Имам сказал: «Горе вам! Мы не нуждаемся в вас». Сказав это, он продолжил свой путь; так он по справедливости Бога учил гордости людей, многие годы жившие под угнетением чужаков, которые угнетали их всевозможными способами[567].

Когда Имам достиг Ал-джазиры, к нему навстречу вышли общины Таглиб и Намр. Лишь одному из своих предводителей по имени Йазид Кайс Имам позволил принять принесённую ими еду и воду, так как он был выходцем из этих общин. Затем Имам прибыл в местечко Ракка и остановился у берега Евфрата. Там в келье жил монах, который, узнав о прибытии Имама, пришёл к нему и сказал: «По наследству от наших праотцев дошла рукопись, которую написали последователи Исы. Я принёс её, чтобы прочесть вам. Затем он начал читать: «Во имя Аллаха Всемилостивого, Милосердного! Бог, который уже заранее предвещал людей о пришествии из среды простых людей Пророка, который обучит их писанию и мудрости, наставит людей на истинный путь, повсюду будет призывать к единобожию и плохое не будет наказано плохим, но будет прощено. Его последователи – восхваляющие Бога, которые повсюду в мире восхваляют его. Их языки всё время говорят о его величии. Бог поможет ему победить врагов. Когда Бог изберёт его (Пророка) его община разделится на две части, но два раза они объединятся и некоторое время будут пребывать в этом положении, а затем снова разделятся. Один человек из его общины пройдёт по берегу Евфрата. Он призывает всех к благому и запрещает плохое. Судит по справедливости и в судействе не берёт взяток и платы. В его взглядах этот мир не ценнее пепла, находящийся на пути сильного ветра, и смерти он жаждет больше, чем утолить жажду водой. Он боится Бога втайне и открыто проявляет к нему искреннюю веру. В выполнении божественных предписаний ему не страшны злоумышленники. Каждый, кто увидит Пророка и уверует в него, то его награда – моё довольство и рай, и каждый, кто, увидев этого достойного раба, поддержит его и погибнет при этом, смерть того будет считаться мученической».

Когда монах закончил, он добавил: «С этого момента я готов служить вам и не отделюсь от вас до тех пор, пока не достигну того, чего достигли вы». Услышав это, Имам заплакал и сказал: «Хвала Богу, который не оставил меня в забвении. Хвала Богу, который упомянул меня в писаниях благодетелей». С того времени монах постоянно был с Имамом и впоследствии в битве при Сиффине он погиб. Имам прочитал над ним молитву умершего и, похоронив его, сказал: «Он – последователь нашего семейства». И с того момента он постоянно молился за прощение его грехов[568].

Имам Али (ДБМ) в местечке Ракка

Ещё до отправления в Мадаин Имам посылал отряд из трёх тысяч воинов во главе с Макалем бен Кайсом в местечко Ракка[569]. Он приказал ему, чтобы тот прошёл через Мусиль и Насйин, и, остановившись в Ракке, встретится там с Имамом. Имам отправился в Ракку другим путём. Целью отправления этого отряда тем путём было утверждение порядка в этой местности. Поэтому, он приказал предводителю отряда не вступать в бой, внушать спокойствие и надежду жителям окрестностей и двигаться утром и днём, а с наступлением вечерних сумерек объявлять привал, так как Бог сотворил ночь для отдыха и покоя, и, тем самым, давать отдых воинам и их верховым лошадям. Предводитель Имама выполнил все указания, и, когда он прибыл в Ракку, Имам уже находился там[570].

Имам Али (ДБМ) посылает письмо Муавии из Ракки

Сторонники Имама посчитали уместным, чтобы Имам написал письмо Муавии, где снова предостерёг бы его. Имам согласился с их предложением, желая прекратить бунт Муавии без какого-либо кровопролития, хотя и понимал, что такие наставления не окажут воздействия на сердца властолюбивых людей. Когда Муавия получил письмо Имама, то пригрозил ему войной[571]. Поэтому решение Имама стало ещё твёрже и он отдал приказ двинуться из Ракки в Сиффин.

Проход через Евфрат при строительстве моста

Сложность для войска Имама представляла переправа через Евфрат, которая была невозможна без моста или же без соединения между собой нескольких кораблей и плавательных средств. Имам попросил жителей Ракки, чтобы они построили мост для переправы через Евфрат. Но жители этого приграничного города, в отличие от жителей Ирака, безучастно отнеслись к Имаму и отказались выполнить его просьбу. Имея силу принудить их к выполнению приказа, Имам все же никак не отреагировал на их отказ и решил, что перейдёт реку через мост, расположенный в отдалённом местечке Манбидж. Тогда Малик Аштар громогласно пригрозил жителям Ракки, что разрушит все их крепости, в которых они проживали. Жители Ракки знали, что если Малик сказал что-то, то обязательно это сделает. Поэтому они тут же согласились построить мост. Имам и пешие воины с грузом перешли реку по нему. Последним, кто покинул эту местность, был сам Малик Аштар[572].

Имам Али (ДБМ) в окрестностях Шама

Перейдя через Евфрат, Имам покинул Ирак и вошёл на территорию Шама. Для предотвращения вероятных восстаний на переднем фронте, подобных тому, которое произошло в Куфе, Имам выбрал двух своих смелых предводителей, Зияда бен Насра и Шариха бен Хани, и послал их в сторону войска Муавии. В местечке Сур-ар-рум они столкнулись с авангардом войска Муавии во главе с Абу-ал-Аваром и старались путем мирных переговоров склонить на свою сторону предводителя вражеского войска. Однако их усилия не принесли каких-либо результатов, и оба через быстрого гонца Хариса бен Джамхана Джуафи отправили Имаму письмо, в котором, изложив происходящее, попросили его отдать соответствующий приказ.

Прочитав письмо, Имам позвал Малика и сказал: «Зияд и Шарих написали то-то и то-то. Как можно скорей поезжай туда и возьми командование в свои руки, но до тех пор, пока не встретишься с врагом и не услышишь их речей, не вступай с ними в бой, разве что они первыми начнут битву. Пусть твой гнев не будет причиной того, что ты станешь зачинщиком битвы, разве что ты постоянно будешь слышать их оскорбления, но сперва выскажи им последние предупреждение. Назначь Зияда командующим правого фланга, а Шариха – левого, а сам встань по центру. Не приближайся к врагам слишком близко, чтобы они не подумали, что ты первым хочешь начать битву, и не отдаляйся от них, чтобы не казалось, что ты боишься врага. Держись такой позиции до тех пор, пока я не прибуду».

Тогда Имам, представляя Аштара, написал тем двум предводителям следующее: «Отныне я назначаю Малика вашим командиром, слушайте и повинуйтесь ему, так как он не тот, чьих ошибок мы можем опасаться, и не тот, кто в решительный момент будет медлить, и не тот, кто во время, когда необходимо терпение, будет торопиться. Я призываю вас следовать приказанному ранее, и никогда не начинать бой до тех пор, пока не призовёте их к истине и не предъявите последние предостережения.»[573].

Малик быстро добрался до того места, где встретились передние ряды обоих войск. С того момента войско только защищалось, и когда со стороны Авара были атаки, войско Имама тут же отбивало их. Удивляет один случай: как-то Малик через одного из вражеских предводителей послал Муавии послание, где призвал его лично явиться на поле битвы и биться с ним, чтобы избежать кровопролития других воинов, но Авар не ответил на призыв. В одну из ночей войско Муавии быстро отступило назад и, заняв обширную местность возле Евфрата, пере крыло войску Имама путь к воде[574].

Муавия направляется в сторону Сиффина

Муавии донесли, что Али (ДБМ) в местечке Ракка построил мост через реку Евфрат. Заранее имея договоренность с жителями Шама, он выступил с речью и объявил о приближении воинов Имама из Басры и Куфы, призывая всех на защиту себя и своих близких. После его речи выступили и другие сторонники Муавии, которые ранее были подготовлены к этому. В конце концов, Муавия собрав всех, способных воевать жителей, двинулся навстречу Али и разбил лагерь позади своих передовых сил. В одном из преданий говорится, что он приказал сорока тысячам своих воинов перекрыть доступ к Евфрату[575].

Прибытие Имама Али (ДБМ) в Сиффин

Через некоторое время сам Имам с частью войска прибыл в Сиффин и присоединился к передовым отрядам, которыми командовал Малик Аштар. Али (ДБМ) прибыл в Сиффин в тот момент, когда враг перекрыл путь к Евфрату и лишил его войска воды. Абдулла бен Ауф говорит: «Припасы воды у воинов Имама заканчивались, а войско Абу Авара, используя и пешие, и конные отряды, перекрыло путь к воде, расположив там лучников, а по краям стояли копьеносцы, одетые в военное снаряжение. В конце концов, воины Имама, измученные жаждой, обратились к нему с жалобой [576].

Долготерпение Имама Али (ДБМ)

Оказавшись в подобном положении, любой предводитель мог потерять терпение и приказать начать атаку. Но с самых первых дней целью Имама было при малейшей возможности избегать кровопролития. Он позвал одного из своих сторонников по имени Саасаа бен Сухан и в качестве гонца послал его к Муавии, чтобы сказать тому: «Мы пришли сюда и не хотим начать битвы без последних предостережений. Ты со своими силами вышел из Шама, ты стал зачинщиком битвы. Мы хотим, чтобы ты прекратил биться и услышал наши доводы. Разве ты не человек, что перекрываешь нам путь к воде? Отрешись от подобных действий! Если ты хочешь, чтобы положение оставалось именно таким и люди бились бы за воду, то один из нас всё равно победит. Отсутвие воды не подведет нас»!

Будучи гонцом Имама, Саасаа прибыл в лагерь Муавии, находившийся в тылу его войска, и передал послание Имама. Такие люди, как Валид бен Укба считали, что необходимо продолжить удерживать подходы к Евфрату, чтобы войско Имама умерло от жажды. Но опытный политик Амру Ас наперекор мнению Омейядов сказал: «Открой путь к воде для воинов и подумай о других военных вопросах». Согласно другому преданию он сказал: «Это не дело, если ты будешь утолять жажду, а Али останется без воды. У него есть воины, чьи взгляды устремлены к воде, и, в конце концов, они либо захватят ее, либо погибнут на этом пути. Ты прекрасно знаешь, что Али – храбрый воин, и за ним следуют жители Ирака и Хиджаза. Али тот, кто ещё во время вторжения в дом Фатимы сказал: «Если бы со мной были сорок человек, то я отомстил бы преступникам».

Перекрыв путь к воде войску Имама, Муавия поздравил себя с первой победой. Некто из аскетов Хамадана, один из друзей Амру Аса и прекрасный оратор, сказал Муавии: «Свят Аллах! То, что ты быстрее иракцев достиг этого места, не дает тебе права преграждать путь к воде. Клянусь Богом! Если бы они опередили вас, придя к этой местности, то они не препятствовали бы вам. Вы можете лишь на какое-то время перекрыть доступ к воде, но тогда будьте готовы к тому, что они будут действовать таким же образом. Знаете ли вы, что среди них есть слуги и служанки, бессильные и ни в чем не повинные люди? Клянусь Богом! Это – ваше первое злодеяние. О, Муавия! Этим своим недостойным поступком ты заставил прозреть людей, до тех пор боявшихся тебя, и ты направил против себя тех, кому раньше вообще не было дела то тебя!»[577]

Потеряв обычное терпение, с каким он обычно относился к критике в свой адрес, Муавия пригрозил этому аскету и пожаловался на него Амру Асу. Амру Ас, несмотря на близкую дружбы с аскетом, резко выразился в его адрес. Но аскет предвидел темные времена, грозящие войску Муавии, и темной ночью примкнул к Имаму.

Приказ об атаке и устранении препятствий

Жажда мучила воинов Имама, а сам Имам был сильно опечален этим. Он пошёл к общине Мазхидж, и там один из воинов сказал ему: «Неужели жители Шама лишат нас воды, в то время как мы вооружены копьями и щитами?» Затем Имам направился к общине Кинда и услышал, как один воин около палатки Ашаса бен Кайса читал такие стихи: «Если опечален Ашас сегодня настигшими бедами, то они не устранятся в мучениях. Мы напьёмся из Евфрата его мечом. Как хорошо, если ты дашь нам таких людей, которые ранее были бодры, а сейчас умирают»[578].

Услышав такие речи от своих воинов, Имам вернулся в свою палатку. Неожиданно пришёл Ашас и сказал: «Ты с нами, и у нас есть мечи. Дай нам свое согласие, и мы, клянусь Богом, или откроем путь к Евфрату, или погибнем в нём! И скажи Аштару, чтобы расположил воинов так, как ты прикажешь». Имам сказал: «Выбор за вами». Затем он определил место, где должен был находиться Аштар, а затем, обратившись к воинам, произнёс речь, которая так воодушевило его войско, что оно за короткое время смогло откинуть войско Муавии и завладеть территорией. Вот эта речь: «Они просили вас накормить их сражением – так либо оставайтесь в униженном положении, в приниженном состоянии, либо окропите мечи ваши кровью, и утолите жажду водою; ведь смерть для вас – это быть при жизни покоренными, а жизнь для вас - даже в смерти оставаться покорителями. Поистине, Муавия привел шайку бунтовщиков, сокрыв от них истинное положение вещей, так что они сделали свою грудь мишенью для смерти»[579].

В ту же ночь Ашас произнёс такие слова среди своих воинов: «Всякий, кто желает воды или смерти, пусть знает: назначенное время – утро!». Сильная жажда с одной стороны, речь Имама и призывы воинов с другой – вот причина того, что двенадцать тысяч людей объявили о своей готовности завладеть Евфратом. Ашас со своим огромным войском и Аштар с конным войском начали атаку на врага и за какие-то мгновения оттеснили вдвойне превышавшее их по численности войско врага, да так, что копыта их лошадей оказались в водах реки. В этой атаке Аштар убил семь человек, а Ашас – пять, и положение стало благоприятствовать Имаму, он и его сторонники завладели рекой. Тогда Амру Ас сказал Муавии: «Что ты будешь делать, если Али ответит тем же и перекроет для тебя воду?» Зная о духовном величии и исламской нравственности Имама, Муавия ответил: «Я думаю, что он не перекроет воду. Он пришёл с другой целью»[580]. Теперь посмотрим, как поступил Имам в ответ на бесчестные поступки Муавии.

Следование исламским принципам

Используя особую военную тактику, Имам сумел укрепиться на берегах Евфрата и получил доступ к воде, а воины Муавии были отброшены в сторону и расположились на высокой, безводной, лишенной растительности местности. Это обрекало жителей Шама на мучения, и в скором времени у них закончились припасы воды. Перед ними стояло три пути:

1. Атаковать и снова захватить прибрежную территорию, но они уже не осмеливались сделать это;

2. Умереть от жажды, чтобы Сиффин стал их могилой;

3. Бежать и разбрестись по окрестностям Шама.

Однако потеря выгодных позиций у берегов Евфрата не испугала предводителей войска Шама, особенно Муавию, так как, зная о человечности Имама и его следовании исламским принципам и высокой нравственности, они были уверены, что Имам никогда не предпочтёт основным принципам второстепенные, и не последует словам «цель оправдывает средства». Такая нравственность и высокие человеческие ценности формируются лишь у благородного человека. Эти принципы применимы во всех условиях, будь то мирное или военное время, это относится к отношениям между людьми в течение жизни.

Если внимательно присмотреться к поведению Пророка Ислама (ДБАР) во время командования исламским войском, к бесчисленным призывам Али (ДБМ) перед битвой при Сиффине, мы поймем истину, что ради преследуемой цели никогда нельзя жертвовать человеческими ценностями и даже в наихудших условиях следует помнить о нравственности.

Причину спокойствия предводителей Муавии после захвата реки воинами Имама можно понять из разговора Муавии и Амру Аса. Амру Ас был против такого негуманного поступка Муавии, но Муавия упорно держался своего мнения до тех пор, пока положение не изменилось, и территория не была захвачена воинами Имама, а войско Муавии отступило назад. Тогда два военачальника стали обсуждать возникшее положение, вот содержание их разговора.

Амру Ас: Что ты думаешь делать в случае, если иракцы перекроют тебе доступ к воде, как действовал ты? Будешь ли ты воевать с ними, чтобы снова открыть путь к воде, как они отобрали её у тебя силой?

Муавия: Оставь прошлое. Что ты думаешь об Али?

Амру Ас: Я думаю, что то, что ты применил против него, он не применит против тебя, так как его целью не является захват территории[581].

Тогда Муавия произнес слова, которые не понравились опытному политику, и в ответ тот указал на строчки стихотворения, в которых говорилось, что для них приближаются тёмные времена и, возможно, их ожидает судьба Тальхи и Зубайра[582].

Но предположение Амру было абсолютно верным, и Имам, овладев территорией, позволил врагу пользоваться водой Евфрата[583]. Так он доказал, что даже в битве с наихудшим врагом нужно соблюдать человеческие принципы, и в противоположность Муавии, он никогда не следовал правилу «цель оправдывает средство».

После освобождения Евфрата

Оба войска находились на некотором расстоянии друг от друга и ожидали приказа командиров. Но Имам не хотел воевать и множество раз посылал своих представителей с письмами, где просил разрешить ситуацию с помощью переговоров[584].

В последние дни месяца Раби-ас-сани 36 года хиджры к Имаму неожиданно явился Убайдулла бен Умар, убийца неповинного Хармазана. Хармазан – иранец, которого второй халиф из-за его принятия Ислама взял под свое покровительство[585]. Когда ударом кинжала Абу Лулу был убит Умар, и усилия его сторонников задержать убийцу ни к чему не привели, его сын Убайдулла бесчеловечно убил Хармазана вместо убийцы[586]. Все старания Имама наказать Убайдуллу ещё во время правления Усмана ни к чему не привели, и он пообещал, что как только власть окажется в его руках, он накажет Убайдуллу согласно Божественным предписаниям[587]. После убийства Усмана Имам пришёл к власти, и Убайдулла, боясь наказания, покинул Медину, направившись в Шам[588].

Имея такое темное прошлое, Убайдулла перед битвой пришёл к Имаму и, упрекая его, сказал: «Хвала Богу, который дал тебе возможность отомстить за убийство Хармазана, а мне – за убийство Усмана». Имам сказал: «Бог ещё даст возможность нам встретиться во время битвы». Так и случилось: в самом разгаре битвы Убайдулла был убит воинами Имама.

_________________________
[532]- Хроника Табари, т. 4, стр. 457; Хроника Йакуби, т. 2, стр. 178 (издание Бейрута).
[533]- Битва при Сиффине, стр. 92.
[534]- Битва при Сиффине, стр. 92-93.
[535]- Битва при Сиффине, стр. 94-95.
[536]- Битва при Сиффине, стр. 95
[537]- Нахдж-ал-балага, хутба 200.
[538]- Битва при Сиффине, стр. 94.
[539]- Битва при Сиффине, стр. 96; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 3, стр. 175.
[540]- Битва при Сиффине, стр. 96; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 3, стр. 175.
[541]- Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 3, стр. 177; Битва при Сиффине, стр. 98-102.
[542]- Нахдж-ал-балага, хутба 206; Битва при Сиффине, стр. 103; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 3, стр. 181; Ахбар-ат-тивал, стр. 155; Тазкират-ал-хавас от ибн Джузи, стр. 154;Источники Нахдж-ал-балага, т. 3, стр. 102.
[543]- Битва при Сиффине, стр. 103-104.
[544]- Семейство Имрана, 159.
[545]- Битва при Сиффине, стр. 104-106; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 3, стр. 182-183.
[546]- Битва при Сиффине, стр. 104-106; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 3, стр 182-183.
[547]- Битва при Сиффине, стр. 112-115.
[548]- Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 3, стр. 184.
[549]- Ат-табакат от ибн Саада, т. 3, стр. 160.
[550]- Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 3, стр. 186.
[551]- Битва при Сиффине, стр. 116.
[552]- Битва при Сиффине, стр. 117; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 3, стр. 3, стр. 194.
[553]- Битва при Сиффине, стр. 121; Мураввидж-аз-захаб, т. 2, стр. 384.
[554]- Битва при Сиффине, стр. 121.
[555]- Полная хроника ибн Асира, стр. 144; Хроника Табари, т. 3, часть 4; стр. 237.
[556]- Нахдж-ал-балага, хутба 48; Битва при Сиффине, стр. 131; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 3, стр. 201.
[557]- Битва при Сиффине, стр. 132.
[558]- Украшения, 13-14.
[559]- Битва при Сиффине, стр. 132-134.
[560]- Каф, 10.
[561]- Битва при Сиффине, стр. 135.
[562]- Битва при Сиффине, стр. 140-142; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 3, стр. 169-170.
[563]- Битва при Сиффине, стр. 140-141; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 3, стр. 169.
[564]- Дым, 25-29.
[565]- Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 3, стр. 202-203; Битва при Сиффине, стр. 142.
[566]- Битва при Сиффине, стр. 143; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 3, стр. 203.
[567]- Нахдж-ал-балага, афоризмы 36 (отрывок); Битва при Сиффине, стр. 144; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 3, стр. 203.
[568]- Битва при Сиффине, стр. 147-148; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 3, стр. 205-206.
[569]- Полная хроника ибн Асира, т. 3, стр. 144; Хроника Табари, т. 3, часть 5, стр. 237.
[570]- Битва при Сиффине, стр. 148; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 3, стр. 208.
[571]- Битва при Сиффине, стр. 150; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 3, стр. 210-211.
[572]- Битва при Сиффине, стр. 151-154; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 3, стр. 211-213; Хроника Табари, т. 3, часть 5, стр. 238; Полная Хроника ибн Асира, т. 3, стр. 144.
[573]- Битва при Сиффине, стр. 151-154; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 3, стр. 211-213; Хроника Табари, т. 3, часть5, стр. 238; Полная хроника ибн Асира, т. 3, стр. 144.
[574]- Битва при Сиффине, стр. 154; Хроника Табари, т. 3, часть 5, стр. 238.
[575]- Битва при Сиффине, стр. 156-157.
[576]- Ал-имамат ва ас-сийсат, т. 1, стр. 94; Хроника Табари, т. 3, часть 5, стр. 239; Плная хроника ибн Асира, т. 3, стр. 145; Хроника Йакуби, т. 2, стр. 187.
[577]- Битва при Сиффине, стр. 160; Ал-имамат ва ас-сийасат, т. 1, стр. 94; Хроника Йакуби, т. 2, стр. 188; Хроника Табари, т. 3, часть 5, стр. 240.
[578]- Мураввидж-аз-захаб, т. 2, стр. 385; Битва при Сиффине, стр. 164-166.
[579]- Нахдж-ал-балага, хутба 51; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 3, стр. 244.
[580]- Мураввидж-аз-захаб, т. 2, стр. 386-387.
[581]- Ал-имамат ва ас-сийасат, т. 1, стр. 94; Муарввидж-аз-захаб, т. 2, стр. 386.
[582]- Битва при Сиффине, стр. 186.
[583]- Полная хроника ибн Асира, т. 3, стр. 145; Хроника Табари, т. 3, часть 5, стр. 242; Таджараб-ас-салаф, стр. 47.
[584]- Мураввидж-аз-захаб, т. 2, стр. 387; Хроника Табари, т. , часть 5, стр. 242.
[585]- Футух-ал-бульдан от Балазири, стр. 469.
[586]- Хроника Йакуби, т. 2, стр. 161; Футух-ал-бульдан, стр. 583; Таджараб-ас-салаф, стр. 23.
[587]- Ансаб-ал-ашраф, т. 5, стр. 24; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 3, стр. 61; Мураввидж-аз-захаб, т. 2, стр. 395.
[588]- Мураввидж-аз-захаб, т. 2, стр. 388.