Амираль Муминин Али ибн Аби Талиб (ДБМ)
 
Глава тринадцатая

Планы Муавии насчет противостояния с Имамом Али (ДБМ)

Письмо Муавии Амру Асу

Для привлечения на свою сторону известного политического лидера того времени, Амру Аса, который был отстранён от дел и теперь пребывал в Палестине, Муавия написал ему следующее письмо: «До тебя уже дошли вести о судьбе Тальхи и Зубайра. Марван бен Хакам с некоторыми жителями Басры прибыл в Шам, а Джарир бен Абдулла прибыл взять от нас присягу на верность со стороны Али. Я отказался от принятия какого-либо решения, чтобы узнать твоё мнение. Приезжай быстрее, чтобы мы могли более подробно обсудить этот вопрос»[492].

Получив письмо, Амру пересказал его содержание двум своим сыновьям, Абдулле и Мухаммаду. Первый сын, который в истории представлен благородным человеком, сказал: «Во время жизни Пророка и правления двух первых халифов все были довольны тобой, а когда был убит Усман, тебя не было в Медине. Поэтому, лучше, если ты останешься дома и не поддашься уловкам Муавии, так как ты никогда не получишь халифата. Твоя жизнь близится к концу, а здесь ты можешь попасть в злополучную ситуацию». Но мнение второго сына было противоположно мнению первого. Он, призывая отца к сотрудничеству с Муавией, говорил: «Ты – один из вождей среди курайшитов, и если ты будешь сидеть сложа руки, то ты будешь выглядеть униженным. Истина на стороне жителей Шама. Поддержи их и отомсти за убийство Усмана, тогда все Омейяды восстанут для осуществления мести».

Амру Ас, будучи разумным человеком, сказал Абдулле: «Твоё мнение основано на моей религии, а мнение Мухаммада преследует мирские цели. Я должен подумать над этим вопросом». Тогда он прочитал несколько строк стихотворения, где отразил мнения обоих сыновей, а затем позвал к себе своего младшего сына по имени Вирдан. Тот сказал: «Хочешь, я скажу, что у тебя на сердце?» Амру сказал: «Говори всё, что знаешь». Он сказал: «Этот мир и мир грядущий ворвались в твоё сердце. Следование за Али обеспечит тебе благополучие в грядущей жизни и, пусть даже в следовании за ним нет мирской прибыли, но грядущая жизнь возмещает неудачи этого мира. Следование за Муавией гарантирует тебе благополучие этого мира, но теряется грядущая жизнь, а мирская не возмещает благополучие грядущего мира. Ты сейчас находишься на перепутье этих двух миров и не знаешь, какой выбрать». Амру сказал: «Ты верно сказал, но, что ты думаешь об этом?» Тот сказал: «Сиди дома и наблюдай: если победит религия, то ты будешь жить под её покровительством, а если победят сторонники этого мира, они будут нуждаться в тебе». Амру сказал: «И теперь я должен сидеть дома, в то время как арабы уже прослышали о моём направлении к Муавии?»[493]

В душе он был привязан к этому миру. Поэтому присоединился к Муавии, но речи своего сына он повторял в виде стихотворных строчек: «Следование за Али сопровождается религией, где нет мирской прибыли, но следование за Муавией обеспечивает мирскую прибыль и силу. Из-за того, что я всегда мечтал об обретении силы, я выбрал мирскую прибыль, но в своём выборе у меня нет оправдания». Тогда он отправился в Шам и стал вести переговоры со своим старым другом, составляя планы отстранения Имама Али (ДБМ) от власти, которые мы рассмотрим в следующих главах.

Сотрудничество двух старых авторитетных политиков

В конце концов, старый авторитетный политик своего времени Амру Ас предпочёл этот мир миру грядущему и отправился из Палестины в Шам, чтобы на старости лет снова стать предводителем Египта. Он хорошо знал о намерениях Муавии, и потому постарался взамен своего обещания о сотрудничестве с Муавией вынудить его заплатить огромные деньги[494]. Во время беседы он постоянно поднимал различные вопросы, чтобы ещё больше привлечь внимание Муавии. При первой же встрече Муавия предложил рассмотреть три проблемы, одной из них и самой тревожащей была готовность Али (ДБМ) к нападению на Шам. Здесь мы приводим полный текст их разговора из книги «Битвы при Сиффине» Насра бен Музахима.

Муавия: Вот уже несколько дней меня волнуют три проблемы, я постоянно думаю о них, а теперь хочу, чтобы ты предложил какие-нибудь пути их разрешения.

Амру Ас: Что это за три проблемы?

Муавия: Мухаммад бен Аби Хузайфа выбрался из тюрьмы, и он может принести много вреда.

Во время правления Усмана Египет был отдан Абдулле бен Сааду бен Аби Сараху и Аби Хузайфа был одним из тех, кто призывал людей восстать против предводителя. После убийства Усмана Абдулла бен Саад бен Аби Сарах, боясь гнева людей, покинул Египет и оставил вместо себя представителя. Но Аби Хузайфа призывал людей к восстанию и против представителя и, в конце концов, прогнав его из Египта, сам встал у власти. В начале правления Али (ДБМ) правление Египтом было отдано Кайсу бен Сааду, а Мухаммад был отстранён. Когда Муавия захватил Египет, он заточил Мухаммада в тюрьму, но ему вместе с его последователями удалось бежать[495]. Мухаммад был хитрым и решительным человеком, в этом он был похож на Муавию, которому приходился двоюродным братом по матери.

Амру Ас: Это незначительное событие. Ты можешь послать кого-нибудь из своих людей, чтобы те убили его или же схватили и привели к тебе живым. Даже если ты не поймаешь его, он не опасен, и не сможет забрать у тебя власть.

Муавия: Римский император уже надвигается на Шам, чтобы лишить нас власти.

Амру Ас: Чтобы разрешить проблему с императором, вручи ему подарки в виде римских слуг и служанок, золотых и серебряных украшений, призови его к миру. В скором времени все так и случится.

Муавия: Али прибыл в Куфу и готов направиться в нашу сторону. Что ты думаешь об этой проблеме?

Амру Ас: Арабы никогда не поставят тебя в один ряд с Али. Али знает секреты ведения боя, и среди курайшитов нет подобных ему. Власть по праву принадлежит ему, но мы можем выступить против него и лишить его власти.

Муавия: Я вместе с тобой хочу воевать против этого человека, который ослушался Бога, убил халифа, ввёл смуту в обществе и разобщил родственные связи.

Амру Ас: Клянусь Богом! Ты и Али не сопоставимы в достоинствах и величии. Ты не пользуешься уважением, как мухаджир, и не имеешь каких-либо прежних достижений. Ты не являешься сподвижником Пророка, и ты не боролся с язычниками, как он. Он превосходит тебя в знаниях. Клянусь Богом! Али очень умен и старается достичь своей цели. Он удачливый человек, и вблизи Бога он может похвалиться своими подвигами. Что ты предложишь для борьбы с таким человеком, чтобы мы могли сотрудничать вместе? Ты знаешь, какие опасности сулит это сотрудничество.

Муавия: Воля твоя. Что ты хочешь?

Амру Ас: Власти над Египтом.

Муавия, вздрогнул, но хитро завел речь об этом и грядущем мире. Он сказал: «Я не хочу, чтобы арабы подумали, что ты из-за корыстолюбия примкнул ко мне. Пусть лучше думают, что ты поддерживаешь нас ради обретения довольства Бога и награды в грядущей жизни, ведь мирская прибыль никак не может сравниться с наградой в той жизни.

Амру Ас: Оставь эти пустые слова.

Муавия: Если я захочу, то смогу обмануть тебя.

Амру Ас: Такие как я не поддаются обману, я более хитер, чем ты думаешь.

Муавия: Подойди поближе, чтобы я мог рассказать тебе о секретах своей души.

Амру подошёл ближе и склонился к Муавии, чтобы услышать его тайны. Неожиданно Муавия укусил его за ухо и сказал: «Теперь ты видишь, что я смогу обмануть тебя. Ты знаешь, что Египет и Ирак – это две большие территории?»

Амру Ас: Да, знаю! Но когда Ирак будет твоим, Египет будет моим. Пока же жители Ирака подчиняются Али и, следуя за ним, готовы к битве.

Когда они вели этот жаркий разговор, вошёл брат Муавии Утба бен Аби Суфьян и сказал: «Почему ты не подкупаешь Амру и не отдаёшь ему Египет? Эх, если бы у тебя осталась власть над Шамом и никто не мешал бы тебе!» При этих словах он прочитал строки стихотворения, раскрывающие суть сотрудничества Амру с Муавией. Вот перевод некоторых строк: «Отдай Амру его желаемое. Сегодня он оставил свою религию ради корысти этого мира».

В конце концов, Муавия решился любым способом привлечь Амру к сотрудничеству и принял его условия. Но Амру знал, что Муавия коварен, и опасался, что тот может использовать его в своих целях, а потом отстранить его. Поэтому, он сказал Муавии: «Мы должны заключить с тобой договор на бумаге, где будут подписи обеих сторон. Договор был составлен и подготовлен для подписи. Но каждый из них возле своей подписи и печати написал ещё фразу, продемонстрировав истинную суть своего лицемерия. Муавия написал: «Этот договор действителен до того времени, пока условие не будет нарушено повиновением», а Амру написал: «Этот договор действителен до тех пор, пока повиновение не будет нарушено условием»[496].

Добавив два этих предложения, они обманули друг друга, так как Муавия имел в виду то, что Амру находится в его абсолютном подчинении, и если даже он не отдаст ему Египта, тот не будет иметь права нарушить свою присягу из-за того, что Муавия не сдержал слова. Но узнав о его хитрых уловках, его соперник, закрыв ему путь, написал, что договор действителен до тех пор, пока подчинение Муавии не станет нарушением условия (правления Египтом), и Муавия должен отдать ему Египет.

По сути, оба были хитрыми и опытными политиками, у них отсутствовала не только религиозная вера, но и политическая честность.

Наполненный радостью Амру вышел из дома Муавии и встретился со своими людьми, которые уже ждали его снаружи. Между ними произошел такой разговор:

Сыновья Амру: Что вы всё-таки решили, отец?

Амру: Нам отдано правление Египтом.

Сыновья: Египет по сравнению со всем арабским миром ничего не стоит.

Амру: Если вас не насытит территория Египта, то пусть Бог никогда не насытит вас[497].

Племянник Амру: Зачем ты хочешь жить среди курайшитов? Продав свою религию, ты поддался соблазнам этого мира. Неужели ты думаешь, что жители Египта, будучи убийцами Усмана и сторонниками Али, отдадут Египет Муавии? Даже если предположить, что Муавия завладеет им, не думал ли ты, что он может лишить тебя власти из-за того предложения, написанного возле печати?

Амру подумал немного и, согласно арабским обычаям, а вовсе не из-за неуверенности в своих словах, сказал: «Все дела от Бога, а не от Али и не от Муавии. Если бы я был с Али, то мне был бы достаточен мой дом, но сейчас я с Муавией!»

Племянник Амру: Если ты не хочешь сотрудничества с Муавией, то и Муавии не нужно твоё сотрудничество. Ты поддался соблазнам этого мира, и он купил твою религию.

Беседу Амру с его племянником услышал Муавия. Он приказал схватить дерзкого, но тот убежал в Ирак и примкнул к войску Али (ДБМ). Племянник Амру Аса известил Имама обо всех подробностях этой договорённости и, в конце концов, стал пользоваться у Имама особыми привилегиями[498].

Узнав о договоре Муавии и Амру Аса, Марван бен Хакам, протестуя, сказал: «Почему ты не позвал нас так, как Амру?!» (то есть, почему Муавия ради приверженности своему роду не отдаст Омейядам часть исламских владений)? Когда Муавия узнал о его недовольстве, то, успокаивая его, сказал: «Такие люди, как Амру, покупаются для таких, как ты, чтобы укрепить омейядское правление, где ты будешь одним из первых»[499].

Приведение в действие дьявольских планов Амру

Но вот все эти политические дискуссии между двумя политиками закончились, и настало время Муавии исполнить планы, предложенные Амру. Те советы, которые Амру дал по поводу Мухаммада бен Хузайфы и римского императора, были исполнены, и в обоих случаях заговорщики добились успеха. Но главной проблемой по-прежнему оставалось противостояние с Али (ДБМ), который уже приближался к Шаму. Амру сумел склонить жителей Шама на сторону Муавии, и люди уже были готовы воевать с Али (ДБМ). Каким же образом он сумел заставить таких зажиточных людей, как египтяне, покинуть дома ради битвы, предпочесть смерть спокойной жизни?

Говорят, один из сподвижников пришёл к Муавии, и тот встретил его со всеми почестями. Гость сел между Муавией и Амру и сказал: «Знаете ли вы, почему я сел между вами?» Те ответили: нет. Он сказал: «Однажды в присутствии Пророка вы тихо говорили между собой. Пророк сказал тогда, что Бог помилует того, кто сможет разлучить этих двоих, пусть даже его поступок не будет благим»[500].

Чтобы поднять жителей Шама на войну с Али (ДБМ), Амру Ас обвинил Имама в убийстве халифа, распространил это мнение среди лидеров общества, пользоующихся уважением людей. Кроме всего этого он сказал Муавии: «Шархабиль Кинди – уважаемый в обществе человек, а также враг Джарира, представителя Али. Ты должен растолковать ему всё так, чтобы он поверил, что Али – убийца Усмана, и обязать достойных доверия людей объявить об этом по всему Шаму. Если Шархабиль поверит во что-то, то не сможет быстро отречься от этой мысли»[501].

Письмо Муавии Шархабилю

Муавия написал письмо Шархабилю и известил его о прибытии Джарира – представителя Али (ДБМ). В то время Шархабиль жил в городе Химсе в Сирии. Муавия призвал его, чтобы тот как можно скорей прибыл в Шам. Затем он обязал своих приспешников, которые были из Йемена и имели с Шархабилем хорошие связи, поехать в Химс и в один голос объявить Али (ДБМ) убийцей Усмана. Когда Шархабиль получил письмо Муавии, он позвал своих сторонников и рассказал им о призыве Муавии. Один из них, которого звали Абд-ар-Рахман бен Ганам Азди, один из самых ученых жителей Шама, встал и предостерёг Шархабиля о злополучном конце. Он сказал: «С того дня, как ты из неверия обратился в Ислам, ты был под покровительством милости Бога, и до тех пор, пока не прервалась благодарность Богу со стороны людей, воздание блага тоже не прервётся. Бог никогда не вмешивается в дела людей, разве, и только сами люди изменяют их. Нам пришло известие, что Али убил Усмана. Если и вправду Али убил его, то мухаджиры и ансары присягнули ему, а они – властители среди людей, а если Али не убил его, то почему ты веришь Муавии? Я прошу тебя, не бросай себя и своих близких в объятья смерти. Если ты опасаешься, что Джариру достанется какой-нибудь пост, то ты тоже можешь поехать к Али и вместе со своей общиной и жителями Шама присягнуть ему». Но благое намерение этого человека из общины Азд не повлияло на Шархабиля и он, приняв предложение Муавии, отправился в Шам[502].

Просьба о помощи Муавии от простодушных предводителей

В общинных собраниях последнее слово в принятии решения принадлежало предводителю общины, и его мнение становилось мнением всей общины, оно перевешивало все остальные точки зрения, особенно, если этот предводитель был известен каким-то особым благочестием.

Для того чтобы привлечь на свою сторону людей Шама и переселенцев из Йемена, которые жили там, Муавии было необходимо заручиться поддержкой таких влиятельных лидеров. Следуя советам Амру Аса, Муавия послал за Шархабилем из Химса, так как тот был вполне подходящим человеком. В своей общине он был известен святостью и занимал особое положение среди переселенцев из Йемена. Его слово могло повлиять на людей. Поэтому, Муавия написал ему письмо и призвал его в Шам. Он послал к нему людей, которым Шархабиль доверял и которые поддерживали с ним постоянные связи, чтобы они убедили Шархабиля в том, что Али (ДБМ) является убийцей Усмана. Когда тот прибыл из Химса в Шам, Муавия принял его со всеми почестями. Призвав его к себе, Муавия сказал: «Джарир бен Абдулла Баджли прибыл в Ирак и призывает нас присягнуть Али. Али – наилучший человек, но он – убийца Усмана. Я воздержался от принятия какого-либо решения, так как являюсь одним из жителей Шама: я выношу решения согласно их мнению, и, если людям что-то не нравится, то я тоже против этого».

Шархабиль, воздержавшись от принятия какого-либо решения, ответил: «Я должен подумать, чтобы принять решение». После этих слов он покинул собрание и стал думать[503]. Те люди, которые по приказу Муавии старались повлиять на его мнение, всячески убеждали его и подтверждали виновность Имама, внушив ему сомнения относительно Али (ДБМ). Отравляющие и лживые слова изменили мысли простодушного Шархабиля, сделав его доступной добычей. Поэтому он снова пришел к Муавии и сказал ему: «Я слышал от людей лишь одно: Али – убийца. И ты не имеешь права присягать ему, а если ты сделаешь это, то мы выгоним тебя из Шама или же убьём»[504].

Услышав всё это, Муавия убедился, что ему хорошо удалось обмануть этого простеца. Он ответил: «Я являюсь одним из жителей Шама и никогда не был против вас». Шархабиль покинул покои Муавии и пошёл к Хусайну бен Нумайру, чтобы тот велел послать кого-нибудь за Джариром для беседы с ним.

Беседа Шархабиля с представителем Имама Али (ДБМ)

Когда Джарир с Хусайном пришли к Шархабилю, все трое сели беседовать. Шархабиль сказал Джариру: «Ты пришёл к нам с сомнительной вестью, словно ты хочешь создать неприязнь между Ираком и Шамом. Ты восхваляешь Али, хотя он – убийца Усмана. Ты будешь отвечать перед Богом в Судный день». Когда Шархабиль закончил свою речь, Джарир ответил ему: «Я не пришёл к вам с какой-либо сомнительной вестью. Как же можно сомневаться в халифате Али, если ему присягнули мухаджиры и ансары, и из-за нарушения этой присяги были убиты Тальха и Зубайр? Ты достался на растерзание льву, но я ничего не сделал для этого. Если Ирак и Шам объединятся для сохранения единства, то это лучше их разобщения из-за лжи. Ты утверждаешь, что Али – убийца Усмана. Клянусь Богом! Это лишь необоснованное оскорбление. Ты поддался соблазнам этого мира, но в прошлом, во времена Саада Ваккаса у тебя ещё что-то было в сердце»[505]. На этом собрание закончилось, и вскоре Джарир отправил послание своему земляку из Йемена в виде стихотворения: «О, Шархабиль сын Самата! Не поддавайся своим соблазнам, так как в этом мире ты не найдёшь замены для своей религии. Скажи сыну Харба, что сегодня ты лишился почёта, чтобы достичь того, что ты хотел.

Заставь рухнуть его надежду»[506].

Когда Шархабиль получил послание Джарира, он содрогнулся и, задумавшись, сказал: «Это – некое наставление для меня в этом и грядущем мире. Клянусь Богом! Я не буду спешить в принятии решения».

Когда Муавия узнал о беседе Джарира с Шархабилем и о послании Джарира, он упрекнул представителя Имама. Чтобы как-то свести на нет слова Джарира, он вынудил некоторых из своих людей постоянно общаться с Шархабилем и представить информацию об убийстве Усмана Имамом как достоверную. Для этого дела они не должны были останавливаться даже перед лжесвидетельством, давая ему фальшивые письма. Клеветники добились того, что пробудившийся от неведения снова попал в их сети и был твёрдым в своей позиции[507].

Когда другие предводители йеменских общин узнали о решении Шархабиля и о его следовании лжи, то нашли единственный выход в том, чтобы прислать к нему его племянницу, чтобы та, поговорив с ним, объяснила ситуацию. Она была из тех людей, которые присягнули Имаму, и считалась верующей женщиной. Она всего несколькими строками стихотворения приоткрыла перед Шархабилем завесу всех хитростей и уловок Муавии и указала на то, что все эти свидетельства и письма – подделки. Поняв содержание этих строк, Шархабиль сказал: «Муавия – посланник дьявола. Клянусь Богом! Как только доберусь до него, я выгоню его из Шама».

Через своих шпионов, повсюду следивших за Шархабилем, Муавия узнал о серьёзности его намерений и отправил ему следующее послание: «Пусть Бог вознаградит тебя за то, что ты последовал истине! Ты знаешь, что достойные люди общества уже согласились с твоим мнением, но их согласие и осведомлённость об этом в противостоянии с Али недостаточна. Ты должен привлечь всеобщее внимание людей. Выход в том, что ты должен посетить города Шама и объявить, что Али убил Усмана, и мусульмане обязаны отомстить его убийце».

Шархабиль стал посещать города Шама. Вначале он поехал в Химс и выступил там с такой речью: «О, люди! Али убил Усмана и тех, кто разгневался на него из-за этого поступка. В конце концов, Али завладел всеми исламскими государствами, остался лишь Шам. Своим мечом он убивает людей и может покарать и вас, разве что с Божьей помощью не случится какого-нибудь другого события. Противостоять ему способен лишь Муавия. Восстаньте и идите по этому пути!»

Речи Шархабиля подействовали на жителей Химса, которые испытывали к нему особую симпатию, и все они, кроме знатных религиозных ученых, обвинивших Шархабиля в измене, отозвались на его просьбу. Тогда Шархабиль побывал и в других городах Шама и призывал людей участвовать в битве с Али (ДБМ), и везде народ отзывался на его призыв.

После своих поездок Шархабиль вернулся в Дамаск и рассказал Муавии о своей победе, повторяя прежние слова. Он говорил: «Если ты будешь сражаться с Али и убийцами Усмана, то мы или отомстим, или погибнем ради нашей цели. Тогда ты останешься на своём месте, иначе мы отстраним тебя и поставим вместо тебя другого, чтобы мы могли биться под его покровительством и отомстить за убийство Усмана, или же погибнуть за это»[508]. Услышав столь резкие речи от Шархабиля, Муавия не смог скрыть своей великой радости.

Последние предостережения Джарира

Джарир был сильно опечален таким неожиданным поворотом событий и снова связался со своим старым другом, известив его о грядущих последствиях его поступков. Он сказал: «Бог предотвратил всякое кровопролитие в исламском обществе и устранил разногласия. Уже близок момент, когда исламское общество обретёт покой и благополучие. Не дай Бог, если ты распространишь среди людей смуту. Откажись от своих слов, пока, не дай Бог, не наступил момент, когда уже ничего нельзя будет вернуть». Шархабиль ответил: «Нет, я никогда не стану скывать своего мнения». Сказав это, он встал и выступил с речью перед народом. Помня о его богослужениях, люди доверяли ему. Тогда представитель Имама вовсе отчаялся и не знал, что делать[509].

Причины поражения представителя Имама Али (ДБМ) в Шаме

Несомненно, представитель, посланный Имамом Али (ДБМ) в Шам, потерпел поражение. Он не только не добился каких-либо результатов, но и слишком поздно известил Имама о намерениях Муавии, который успел подготовить жителей Шама к битве с Имамом. Причиной его легкомысленности было то, что во время пребывания в Шам он поддался обману Муавии, который с помощью разных уловок, вообще свойственных Омейадам, умудрился так и не высказать своего мнения, поддерживая состояние представителя Имама между страхом и надеждой. Джарир, надеясь на то, что ему удастся вынудить Муавию присягнуть Имаму и устранить беспорядки, предпочёл бездействовать, лишь требуя окончательного решения Муавии.

Раскрывать уже в первые дни свои подлинные намерения было невыгодно Муавии. Конечно же, он с самого начала противостоял Имаму, но если бы представитель Али узнал об этом, он сразу же вернулся бы в Куфу и рассказал бы Имаму об этом. Естественно, Имам для подавления такого волнения послал бы своё войско и уничтожил бы зачатки возникающей смуты.

Стоит ещё раз отметить, что Муавия всячески пытался задержать представителя Имама, чтобы иметь время заручиться сотрудничеством с Амру Асом перед битвой с войском Имама. Посылая распространителей клеветы в различные города Шама, он исказил чистый облик Али (ДБМ) в сердцах людей и склонил их на свою сторону, воспользовавшись их любовью к халифату и наместничеству после Пророка Ислама (ДБАР). Но он не ограничился этим, а воспользовался простодушием Шархабиля, который имел особое влияние на людей, и этот обманутый человек приложил столько усилий для борьбы с Али (ДБМ), что даже без содействия Муавии смог бы настроить людей против Имама Али (ДБМ).

Столь дьявольским успехам Муавии способствовало то, что Джарир, исполняя свою миссию, поддался его обману. Когда Джарир вернулся к Имаму, большая часть исламских государств уже была настроена против Имама, и в мыслях людей осталось лишь намерение отомстить Имаму за убийство Усмана, виновником которого, по их мнению, был Али (ДБМ).

Последний план Муавии

Последний шанс, бывший в руках Муавии, - возможность испытать Имама в последние мгновения: вправду ли Имам так решителен в желании отстранить Муавию от его поста или нет? Он пришёл в дом к Джариру и сказал: «У меня есть новая мысль: напиши своему другу, чтобы он отдал мне правление Шамом, отдал мне все налоги Египта и из-за близости моей смерти пусть больше не заставляет меня присягать кому-либо. В этом случае я готов подчиниться ему и письменно подтвердить истинность его правления». Представитель Имама ответил: «Ты напиши своё письмо, и я удостоверю его». В конце концов, письмо было написано, и посланник отвёз его в Куфу. Содержание письма Муавии распространилось среди арабов. Некоторые его единомышленники, такие как Валид бен Укба, упрекнули Муавиию в написанном. Валид написал Муавии стихотворение: «То, что ты попросил у Али, не получишь, а если даже и получишь, то лишь на несколько ночей»[510].

Первая часть стихотворения сына Укбы верна, так как Али (ДБМ) никогда не заключал мира с ложью, но во второй части он полностью ошибся. Даже если предположить невозможное, что Али (ДБМ) заключил бы с Муавией некий мир, то он никогда не нарушил бы его, так как следование Имама условиям договора и его честность были очевидна для всех.

Муавия знал Али (ДБМ) лучше, чем Укба, и он знал, что оба эти варианта пошли бы ему на пользу. Если бы Али (ДБМ) отдал ему правление, то он получил бы его без каких-либо осложнений, в случае же отказа Муавия укрепил бы свои позиции в сердцах жителей Ирака и Хиджаза. Даже промедление представителя Имама шло в пользу Муавии, так как он укреплял свои позиции, и люди с большей готовностью готовы были выступить на битву с Имамом Али (ДБМ).

Ответ Имама Али (ДБМ) своему представителю

«Муавия стремится выгадать время, чтобы призвать на битву жителей Шама. В те дни, когда я был в Медине, Мугайра бен Шуаба склонял меня к тому, чтобы я оставил Муавию на его посту, но я не согласился. Не дай Бог мне принять помощь от смутьяна. Если он присягнул – хорошо, в противном случае, возвращайся ко мне»[511].

В этом письме Имам указал на одну из целей Муавии: тот тянул время, чтобы усилить свои позиции и в случае отрицательного ответа Имама (как и случилось в действительности), с еще большей силой противостоять ему.

Джарир обвиняется в сговоре с Муавией

Задержка Джарира в Шаме привела к тому, что жители Ирака обвинили его в сговоре с врагом. Узнав об этом, Имам сказал: «Я снова напишу письмо и велю ему уезжать из Шама. Если же он и после этого останется в Шаме, значит, он или поддался обману, или же ослушался нашего приказа и восстал против нас». Имам написал Джариру следующее письмо: «Когда ты получишь это мое послание, приведи Муавию к решению определенному, к направлению строго намеченному, затем же поставь его перед выбором между войной возвышающей и миром, (его) унижающим, и если выберет войну, то оставь его с этим, а если выберет мир, то возьми с него присягу. И да будет мир с тобой»[512].

Получив письмо Имама, Джарир прочитал его Муавии и сказал: «Сердце человека закрывается в тени прегрешения, и путём покаяния оно раскрывается. Я вижу, что твоё сердце закрыто. Ты находишься между истиной и ложью, и направил свой взгляд туда, где тебе ничего не обещано». Муавия ответил ему: «Я скажу своё решение при следующей встрече». Но к моменту их следующей встречи жители Шама уже присягнули ему, и Муавия испытал их. Тогда он отпустил представителя Имама, чтобы тот мог вернуться в войско халифа, и написал Имаму письмо. Некоторые историки привели его в своих трудах: «Мухаджиры и ансары присягнули тебе тогда, когда ты не был виновен в убийстве Усмана. В таком случае твое правление подобно правлению прежних халифов. Но ты побудил мухаджиров убить Усмана и лишил его поддержки ансаров. В результате, невежда присягнул тебе, а бессильный стал сильным. Жители Шама решили воевать с тобой до тех пор, пока ты не отдашь им убийц Усмана. Если ты сделаешь это, вопрос о халифате будет рассмотрен в совете. Клянусь своей жизнью! Ситуация со мной не похожа на ситуацию с Тальхой и Зубайром, так как те двое присягали тебе, а я не присягал. Также жители Шама не похожи на жителей Басры: те присягнули тебе, в то время как жители Шама не признали твоего правления. Но я никак не отрицаю твои достижения в Исламе, твою близость к Пророку Ислама и твоё положение среди курайшитов»[513].

Это письмо было наполнено обманом, Муавия применил все свои уловки, для достижения своих целей он даже не побрезговал оскорблением в адрес соперника. В своих же письмах Имам указывал на суть происходящего и, защищая истину, предлагал лишь реальные выходы из ситуации. В ответ на письмо Муавии и его оскорбления Имам пишет: «Я получил письмо от того, у кого нет ни разума, который мог бы наставить его, ни наставника, который повёл бы его по своему пути. Вожделения призвали его и он, отозвавшись, последовал за ними. Ты подумал, что дела мои в отношении Усмана нарушили мою присягу тебе. Клянусь своей жизнью! Я отношусь к мухаджирам, и куда бы они пошли, я тоже шел с ними. Бог никогда не направит их в сторону прегрешения и не опустит перед их глазами завесу. Я не отдавал приказа убить Усмана, чтобы кто-то мог обвинить меня в ошибке, и я не убивал его, чтобы назначать мне наказание. Ты утверждаешь, что жители Шама стали управлять жителями Хиджаза, но назови хотя бы одного из них, чьё членство будет принято в совете, или кто будет достоин стать наместником Пророка. Если ты думаешь так, то мухаджиры и ансары опровергнут тебя. Ты требуешь, чтобы я передал тебе убийц Усмана, но это неуместное требование. Что тебе до Усмана? Хотя ты и происходишь из рода Омейядов, дети Усмана более достойны этого дела. Если ты думаешь, что ты лучше сумеешь отомстить за убийство их отца, то присоединяйся к нам и сетуй о его убийцах. Я призываю всех следовать по верному пути. Но твоё судейство о Шаме, Басре, себе, Тальхе, Зубайре безосновательно, вам полагается один приговор, так как это была общая присяга и её нельзя возобновить и нельзя нарушить. Ты настаиваешь на том, что я убийца Усмана, но ты уклонился от истины, и в этом для тебя нет никакой пользы. Ты признал мои заслуги и близость к Пророку и то, какое почтенное место я занимаю среди курайшитов. Клянусь своей жизнью! Если б ты мог, ты бы опроверг и это»[514].

Написав такое письмо, Али приказал своему советнику Наджаши отправить его Муавии вместе с некоторыми строками стихотворения.

Возращение представителя Имама Али (ДБМ) из Шама

Джарир был искусным оратором, умным и терпеливым человеком, то есть, он обладал всеми качествами, которые должны быть у дипломатического представителя. Он приложил много усилий для того, чтобы добиться требований Имама без какого-либо кровопролития и заставить Муавию повиноваться центральной власти. В этом его нельзя осудить. Но он совершил ошибку в том, что поддался обману двух опытных омейядских политиков, которые использовали его доверие, чтобы тянуть время. За это время Муавия настроил жителей Шама на битву, и к тому времени, когда он объявил своё окончательное решение, жители Шама дали ему клятву отомстить за убийство халифа.

Результатом ошибки Джарира стало то, что Имам, прибывший первого раджаба 36 года хиджры в Куфу, несколько месяцев ждал окончательного решения Муавии, в то время как Муавия вооружал жителей Шама, настроив их на битву с Имамом, и Али (ДБМ) лишился преимущества неожиданной атаки.

Достоверных сведений о предательстве Джарира нет, но, вполне очевидно, что его оплошность имела большие последствия в истории Ислама, и успехи врагов Имама в какой-то мере произошли из-за ошибки Джарира.

Конечно же, за время пребывания в Куфе Имам занимался делами, отстранял одних и назначал других, более достойных предводителей. Нельзя назвать причиной долгого пребывания Имама в Куфе только лишь задержку Джарира, особенно после того, как Али отозвал Джарира от управления Хамданом и дал ему столь важное поручение.

Одним из дел Имама в это время было обращение молодых добровольцев, готовых сражаться с врагом, которые просили его, чтобы он уже двинулся в сторону Шама. Но Имам медлил, так как всячески воздерживался от битвы и кровопролития. Он отвечал им: «Поистине, подготовка к войне с Шамом в то время, когда Джарир среди них, закроет в Шам всякие двери, и не даст его жителям совершить добро, если они и захотят этого. Но, однако, я отмерил время, после которого не останется у них Джарир, разве что насильно или по неподчинению мне. Потерпите немного, я не осуждаю вашей готовности. Я со всех сторон рассматривал я этот вопрос, и не увидел иного решения, кроме войны либо неверия в то, что принес Мухаммад, да благословит его Аллах и да приветствует. Поистине, над общиной возник новый попечитель, который обновил речи людские (т.е., принес им новую доктрину, неисламского характера, и заставил их говорить в защиту новых ценностей), так что они вначале говорили, затем поднялись в возмущении, а затем изменили все вокруг»[515].

Осуждение Джарира перед Имамом Али (ДБМ)

После всех этих промедлений Джарир, отчаявшись, вернулся к Имаму, и Малик Аштар стал перед Имамом резко осуждать его. Вот часть их разговора:

Малик: Если бы ты послал меня вместо него, то я бы сделал всё так, как нужно. Этот человек лишил нас всяческой надежды. В прошлом, при назначении его предводителем Хамадана Омейяды подкупили его. Он вообще не достоин жить. Теперь же, вернувшись из Шама, он пугает нас их силой. Если вы, мой Имам, позволите, я арестую его и его единомышленников для того, чтобы события прояснились, и враги были уничтожены.

Джарир: Эх, если бы ты поехал вместо меня, то вовсе не вернулся бы, так как хитрый Амру Ас и деспотичный Хушаб убили бы тебя как убийцу Усмана.

Малик: Если бы я поехал, меня не обескуражил бы их ответ. Я бы повел Муавию по тому пути, на котором у него не было бы времени на размышление.

Джарир: Иди, путь открыт.

Малик: Что сделано, то сделано. Теперь всё в пользу Муавии[516].

Нет сомнения в том, что Малик Аштар был абсолютно прав, и Джарир не мог противостоять его логике. Было бы лучше, если бы проигравший дипломат признал свою вину и попросил прощения, но он не признавал критики Малика и отдалился от Имама, спрятавшись в местечке Фаркисийя на берегу Евфрата. Если бы Джарир не совершил этого проступка, он был бы прощён, но после этого он всё делал вопреки основным принципам, так как отдаление от Имама и жизнь в отдалённой местности продемонстрировали его протест власти Имама. Из-за отстранения Джарира вновь проявилась общинная дискриминация, и из общины Джарира лишь малая часть (всего 19 человек из рода Каср) пополнила ряды войска Имама, направлявшегося в сторону Сиффина, тогда как, например, из рода Хамс участвовало целых 700 человек. Поступок Джарира был отречением от истинного правления, и Имам, желая предотвратить в будущем подобные инциденты, разрушил дома Джарира и его единомышленника Сувайра бен Амира, показав наглядный урок другим людям[517].

Письма Муавии некоторым исламским лидерам

Перед тем, как отправиться в Сиффин, Муавия сказал Амру Асу: «Я хочу написать письма трём человекам, чтобы призвать их восстать против Али. Это – Абдулла бен Умар, Саад бен Ваккас и Мухаммад бен Муслима. Советник Муавии, не согласившись, возразил: «Одно из трёх: или эти трое – последователи Али, и письмо лишь укрепит их позиции в его рядах, или же они – последователи Усмана, и твое послание им ни к чему, если же они нейтральны, то для них ты ничем не лучше Али, и никакой призыв не повлияет на них»[518].

Муавия не согласился с мнением своего советника и, поставив свою подпись и подпись Амру Аса, он написал Абдулле бен Умару письмо следующего содержания: «Если от нас истина будет сокрыта, то от тебя она никак скроется. Али был сообщником убийц Усмана, и эти же убийцы обеспечили ему безопасность. Мы хотим отомстить за смерть Усмана, ссылаясь на Коран. Если Али отдаст нам убийц Усмана, мы оставим его в покое, а вопрос о халифате рассмотрим на совете, как это было после Умара. Мы никогда не хотели и не хотим встать во главе халифата. Мы хотим, чтобы ты помог нам в достижении цели. Если мы объединимся, то Али будет побеждён, и он отступит»[519].

Ответ Абдуллы бен Умара

«Клянусь своей жизнью! Вы оба лишены верного взгляда на происходящее, и смотрите на всё издалека, а ваше письмо только вносит еще больше сомнений. Что вам до халифата? Муавия! Ты был из освобождённых! А ты, Амру – не достойный доверия человек. Оставьте эти намерения, нам нет до вас дела»[520].

Ответ Абдуллы бен Умара Муавии подтвердил, что Амру Ас тонко разбирается в людях. Также становится понятным, что Муавия ещё не достиг опыта своего союзника. Несмотря на то, что он был умным политиком: умел хорошо плести интриги, быстро распознавать намерения противника, забывать прошлые обиды, попадая во время дискуссии в тупик, ловко менять тему разговора, однако он все еще не отличался проницательностью в психологии.

Цель Муавии при написании писем

Целью Муавии при написании подобных писем было привлечение на свою сторону нейтральных лидеров, которые не проявляли ни своего согласия, ни своей антипатии. Это были почтенные люди Мекки и Медины, заручившись их согласием, можно было создать оппозицию Имаму в этих двух городах, считавшихся центром избрания исламского халифата. Но эти люди были слишком умны, чтобы поддаться уловкам Муавии и присягнуть ему. Поэтому и остальные лидеры, то есть, Саад Ваккас и Мухаммад бен Муслима, дали такой же ответ, как и Абдулла бен Умар[521].

Наср бен Музахим в своей книге «Битва при Сиффине» приводит другое письмо Муавии Абдулле бен Умару, где тот обвиняет его в противодействии Имаму, желая ещё больше настроить Абдуллу против Имама, а затем уже пишет: «Я не хочу халифата для себя, но я хочу его для тебя, а если ты не согласишься, то пусть этот вопрос будет рассмотрен на совете». Сын Умара не был простецом и, поняв цели Муавии, ответил: «Ты написал, что я действую наперекор Али. Клянусь своей жизнью! Где я, а где вера и заслуги Али, его положение вблизи Пророка, его непреклонность в борьбе с язычниками? Если я и не согласился с его властью, то лишь из-за того, что по этому поводу от Пророка не дошло никакого указания. Поэтому я воздержался от следования какой-либо из противоборствующих сторон»[522].

Письмо Муавии Сааду бен Ваккасу

Завоевателю Ирана Сааду бен Ваккасу Муавия написал такое письмо: «Наилучшими людьми при поддержке Усмана был совет курайшитов. Они избрали его и предпочли его другим. Тальха и Зубайр поспешили к нему на помощь, в совете они были твоими союзниками, пребывая в Исламе в одинаковом положении. Айша тоже поспешила к нему на помощь. Кто ты, чтобы отречься от того, с чем согласились они? Мы должны избрать халифа через совет»[523]. Ответ Саада Ваккаса

«Умар бен Хаттаб ввёл в совет тех, для кого был возможен титул халифа. Никто из нас не был достоин этого поста, и все мы вынуждены были согласиться с этим. Если у нас есть превосходство, то и у Али оно тоже есть. К тому же у Али есть те заслуги, которых у нас нет вообще. Если бы Тальха и Зубайр остались дома, это было бы лучше для них. Пусть Бог простит Айшу за то, что она сделала»[524].

В своем письме Муавия старался показать третьего халифа лучше других членов совета, но Саад Ваккас не согласился с этим, и причину его предводительство видит лишь в факте избрания Усмана членами совета. Наряду с этим он критикует Тальху и Зубайра.

Письмо Муавии Мухаммаду бен Муслиме

В этом письме Муавия назвал его другом персов и в конце написал: «Твоя община ослушалась Бога и унизила Усмана. В Судный день Бог спросит у вас об этом»[525]. В ответе Мухаммад, раскрывая цели Муавии, пишет: «Ты хочешь лишь благ этого мира, потому и следуешь своим вожделениям. Ты защищаешь Усмана после его смерти, но когда он был жив, ты унизил и не поддержал его»[526].

Содержание писем Муавии и его цели

Содержание писем Муавии содержали призыв. Он, указывая на достоинства того, кому было адресовано письмо, старался настроить людей против Али (ДБМ). К примеру, сына Умара он призывал к захвату халифата, так как тот был наблюдателем в совете. Сааду Ваккасу Муавия указал на его членство в совете из шести человек и единомыслие с Тальхой и Зубайром и призывает его пойти их путем. Мухаммада бен Муслиму он призывал возглавить группу ансаров и мухаджиров, а также указывал на их прошлые прегрешения: когда-то они не поддержали Усмана и сейчас должны исправить свою ошибку и восстать.

В целом, эти письма показывают, что Муавия хотел вызвать беспорядки в исламском обществе и настроить мусульман против Али (ДБМ). Даже если предположить, что на его совести лежал долг мести за Усмана, то все равно нельзя оправдать то, что ради отмщения за смерть одного мусульманина он начал разжигать разногласия в обществе. Муавия настаивал на том, что халиф должен избираться через совет. Число членов совета Умара составляло шесть человек. Если избрание совета и обязывает к чему-то, то согласованная воля мухаджиров и ансаров более предпочтительна и обязательна к исполнению. Все мы знаем, что Имам Али (ДБМ) был избран на халифат мухаджирами и ансарами. Имам был дома, когда в его дом ворвались люди, и, невзирая на его отказ, привели его в мечеть, где все, кроме некоторых людей, присягнули Имаму.

Если мухаджиры и ансары не поддержали Усмана, то ведь и Муавия не поддержал его, хотя осада дома Усмана продолжалась длительное время! Он знал о беспорядках в Медине и смог бы выслать халифу подкрепление, но он не сделал этого и лишь издали наблюдал за его убийством.

Кроме того, сам Усман написал письмо жителям Шама и лично его правителю, прося у них поддержки, в конце письма почти что умоляя Муавию поспешить к нему на помощь. Муавия не обратил ни малейшего внимания на эти письма и не поддержал халифа, однако, после его смерти вздумал отомстить за его убийство!

Историки в своих произведениях указывают на две осады дома Усмана, между первыми и вторыми беспорядками в Медине прошло значительное время. Одни написали, что осада длилась 49 дней, другие – 2 месяца и 10 дней, третьи – сорок дней, четвёртые – более одного месяца. Поэтому мало вероятно, что Муавия не получал известий об окружении дома Усмана, не знал о происходящих событиях.

Оратор в Шаме

В истории человечества встречались и встречаются как люди, довольствующиеся средствами, добытыми честным трудом, так и шпионы, восхваляющие своих хозяев и перекрашивающие истину в ложь и ложь в истину. Есть в истории примеры людей, которые ни на что не променяют истину и неизменно руководствуются ею.

Община Тай жила возле двух гор, расположенных между Мединой и Шамом. Их предводителем был Ади бен Хатим, который всегда был на стороне Али (ДБМ). Он пришёл к Али (ДБМ) и сказал: «Один человек по имени Хафаф отправляется в Шам, чтобы увидеться со своим двоюродным братом Хабисом. Хафаф искусный оратор и поэт. Если вы позволите, то мы можем сказать ему, чтобы он встретился с Муавией и подробно рассказал о вашем положении в Медине и Ираке. Это попортит настроение Муавии и жителей Шама. Имам согласился с предложением Ади, и оратор отправился в Шам. Прибыв к своему двоюродному брату Хабису, он сказал, что во время убийства Усмана был в Медине, затем вместе с Али (ДБМ) направился в Куфу и узнал о происходящих событиях. Братья решили, что на следующий день пойдут к Муавии и расскажут ему о произошедших событиях. На следующий день они пришли к Муавии. Хабис представил своего двоюродного брата и сказал, что тот присутствовал при убийстве Усмана, с Али пришёл в Куфу и вполне уверен в своих речах. Муавия сказал Хафафу: «Расскажи мне об убийстве Усмана».

Хафаф вкратце рассказал об убийстве Усмана: «Макшух окружил его, некто по имени Хукайм приказал атаковать. Мухаммад бен Аби Бакр и Аммар принимали непосредственное участие в убийстве. Также их поддерживали Ади бен Хатим, Аштар Нахи, Амру бен Ал-хамак, Тальха и Зубайр. Но Али не имел никакого отношения к убийству Усмана». Муавия спросил: «Дальше что было?» Хафаф ответил: «После убийства Усмана люди, оставив мёртвое тело Усмана лежать на земле, прямо-таки ворвались в дом Али: одни потеряли обувь, с других были стянуты их накидки, падавших стариков топтали другие люди. Все они присягнули Али в качестве халифа. Когда Тальха и Зубайр нарушили свою присягу, Имам приготовился выступить против них, и мухаджиры и ансары последовали за Имамом. Такой поступок Имама очень не понравился Сааду бен Малику, Абдулле бен Умару и Мухаммаду бен Муслиме, и они решили воздержаться от этого похода. Но, имея при себе большую группу людей, Имам и не нуждался в них. По пути он посетил общину Тай и некоторые из людей оттуда примкнули к нему. Ещё в пути узнав о месторасположении Тальхи и Зубайра, он послал гонцов в Куфу, призывая ее жителей выступить на его стороне, а сам направился в Басру. Басра была повержена, и город перешёл во владение Имама. Когда он вернулся в Куфу, город охватило воодушевление. Все жители, стар и млад, отправились к нему. Он и сейчас в Куфе, и его мысли направлены лишь на захват Шама».

Когда Хафаф закончил рассказ, Муавия был охвачен страхом. Тогда Хабис сказал Муавии: «Мой двоюродный брат очень искусный поэт. По поводу этих событий он прочел стихотворение и изменил моё представление об Усмане, склонив мои симпатии на сторону Али». Муавия попросил, чтобы и ему прочли это стихотворение. С нежностью в голосе, поэт прочитал его. Настроение Муавии совсем упало, и он сказал Хабису: «Думаю, это один из шпионов Али. Как можно скорей выпроводи его из Шама». Однако через какое-то время Муавия снова призвал Хафафа и попросил: «Расскажи мне о положении людей». Тот повторил свои прежние слова, и Муавия вновь был поражён его красноречивостью[527].

Просьба о помощи к потомкам сподвижников Пророка

Муавия, зная о превосходстве Имама, для противостояния с ним прилагал максимум усилий, всячески старался привлечь на свою сторону сподвижников Пророка Ислама (ДБАР) и их детей. Узнав о прибытии в Шам Убайдуллы бен Умара и о его побеге от справедливости Али (ДБМ), который хотел наказать его за убийство Хармазана[528], он был вне себя от радости. Он связался с Амру Асом и поздравил его с прибытием Убайдуллы. По этому случаю, он уже подумывал о дальнейшем пребывании у власти в Шаме[529]. Затем оба решили попросить его выступить перед обществом и изобразить Али в худшем виде. Когда Убайдулла пришёл к Муавии, тот воскликнул: «Мой племянник! Имя твоего отца читается на твоём лице. Оглянись вокруг и произнеси свою речь, так как ты достоин доверия среди людей. Поднимись наверх, наговори об Али всякого и засвидетельствуй, что он убил Усмана».

У власти уже бывали смутьяны, принуждавшие детей халифов совершать непристойные поступки, чтобы хоть как-то принизить величие Али (ДБМ). Но добродетель Али (ДБМ) была столь очевидна, что даже враг не мог очернить ее. Сбежавший от справедливости Али Убайдулла ответил Муавии: «Я не могу оскорбить Али. Он сын Фатимы, дочери Асада, сына Хашима. Что я могу сказать о его родословной? О его духовном и телесном облике достаточно сказать, что он храбр. Если я и могу обвинять Али в убийстве Усмана, то без особого напора». Вскочив с места, Амру Ас закричал: «Клянусь Богом! Тогда все наши планы рухнут!» Когда Убайдулла ушёл, Муавия сказал Амру Асу: «Если бы он не убил Хармазана и не боялся наказания Али, он не пришёл бы к нам. Видел, как он восхвалял Али?»

Убайдулла произнёс свою речь, но когда он слово зашло об Али (ДБМ), он прервался и, не сказав ничего, спустился вниз. Муавия окликул его: «Племянник! Твоё молчание может происходить по двум причинам: бессилие или же предательство». Тот ответил Муавии: «Я не хотел лжесвидетельствовать о человеке, который никак не принимал участия в убийстве Усмана. Если бы я утверждал это, люди поверили бы». Муавия был опечален его ответом,и не назначил его на какой-нибудь пост. В одном стихотворении Убайдулла сказал так: «Пусть даже Али и не убил Усмана, но его убийцы собрались вокруг него, и он их ни похвалил, ни упрекнул их. Об Усмане я свидетельствую, что он был убит, раскаявшись в содеянном»[530]. Такая уступчивость сына Умара была достаточна для Муавии, из-за этой уступчивости он приблизил его к себе, сделав одним из своих близких соратников.

Проблема выдачи убийц Усмана

Главным доводом Муавии в противостоянии с Имамом Али (ДБМ) и подготовке войска на борьбу с ним был вопрос о поддержке Имамом убийц Усмана. Ранее мы подробно рассказали о причинах убийства третьего халифа. Нам остается лишь добавить, что положение в то время было таково, что Али (ДБМ) не смог удержать мятежников от этого греха. Никто не опровергает того, что одни окружили дом Усмана, а другие – убили его, но то положение, которое во время правления Усмана создали омейядские предводители, привело к такому беспределу, что задержание убийц было очень большой проблемой. Обратите внимание на следующие события.

Борьба с Али (ДБМ) была нелёгким делом. Поэтому, когда Абу Муслим Хулани, йеменец, живший в Шаме, узнал о намерении Муавии начать войну с Имамом (ДБМ), он, собрав нескольких чтецов Корана и придя к Муавии, спросил: «Почёму ты хочешь воевать с Али, если ты не можешь ни в чём сравниться с ним? Ты не был сподвижником Пророка, у тебя нет прежних достижений в Исламе, ты не мухаджир и не родственник Пророку». Муавия ответил им: «Я вовсе не утверждаю, что имею такое же высокое положение, как Али, я лишь хочу спросить у вас: вы знаете, что Усман был убит в угнетении?» Те ответили: «Да!» Он сказал: «Пусть Али отдаст нам убийц Усмана, чтобы мы могли наказать их, тогда мы не будем воевать с ним».

Абу Муслим и его единомышленники попросили Муавию написать письмо Али (ДБМ). Муавия написал письмо и отдал его Абу Муслиму (позднее мы приведём текст письма Муавии и ответ Имама на него).

Приехав в Куфу, Абу Муслим вручил письмо Муавии Имаму, а затем сказал: «Клянусь Богом! Ты взял на себя ответственность (управление уммой), и мне никак не хотелось бы видеть на этом месте кого-нибудь, кроме тебя; но Усман, будучи почитаемым мусульманином, был убит в угнетении. Отдай нам его убийц, и ты останешься нашим правителем! Если кто-то начнет действовать наперекор тебе, то мы станем всячески поддерживать тебя, и ты будешь оправдан».

Имам ничего им не ответил, лишь сказал: «Приходи завтра и получи ответ». На следующий день Абу Муслим пошёл за получением ответа и увидел, что в мечети Куфы собралась большая толпа вооружённых людей, которые твердили: «Мы убийцы Усмана!» Увидев это, Абу Муслим пришёл к Имаму за ответом и спросил: «Я видел тех людей. Имеют ли они какое-либо отношение к тебе?» Имам сказал: «Что ты видел?» Абу Муслим сказал: «Некоторые люди узнали, что ты хочешь отдать нам убийц Усмана. Поэтому, они собрались, вооружённые, и в один голос твердят, что все они участвовали в убийстве Усмана». Али (ДБМ) сказал: «Клянусь Богом! У меня никогда не было намерения выдать их. Я внимательно изучил это дело и пришёл к выводу, что будет неправильно выдать их тебе или кому-либо другому»[531].

Этот случай показывает, что убийцы Усмана занимали в то время высокое положение, и их выдача стала бы причиной восстания и массовых убийств. Такая сплочённость возникла сама собой, по естественным причинам, а не по приказу Имама, иначе Имам, известный своей прямотой, сразу бы сказал ему свое мнение. Абу Муслим по своей простоте раскрыл свою миссию среди народа. Весть об этом распространилась повсюду, и это объединило людей, которые когда-то восстали против зла и насилия, творимого омейядскими правителями, назначенных третьим халифом. Имам сказал, что он обдумал этот вопрос и пришёл к выводу: неразумно передавать зачинщиков мятежа под суд. Ибо приговор одному из них побудило бы к восстанию остальных. Нужно также учесть, что с просьбой о наказании должны обращаться ближайшие родственники убитого, то есть, дети Усмана, а не Муавия, который приходился третьему халифу лишь дальним родственником, и для которого убийство Усмана было лишь удобным поводом для авантюр.

_________________________
[492]- Ал-имамат ва ас-сийасат, стр. 84; Битва при Сиффине, стр. 34.
[493]- Ал-имамат ва ас-сийасат, стр. 87.
[494]- Ал-имамат ва ас-сийасат, т. 1, стр. 87; Хроника Йакуби, т. 2, стр. 186.
[495]- Усд-ал-гайа, т. 4, стр. 315-316.
[496]- Битва при Сиффине, стр. 40.
[497]- Битва при Сиффине, стр. 37-40; Ал-имамат ва ас-сийасат, стр. 87-88.
[498]- Битва при Сиффине, стр. 41; Ал-имамат ва ас-сийасат, стр. 88.
[499]- Ал-имамат ва ас-сийасат, стр. 88.
[500]- Таджараб-ас-салаф от Нахджавани при проверке Аббаса Икбаля, стр. 46.
[501]- Битва при Сиффине, стр. 44; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 2, стр. 71.
[502]- Битва при Сиффине, стр. 44-45; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 2, стр. 71.
[503]- Битва при Сиффине, стр. 44-45; Комментарии к Нхдж-ал-балага, т. 3, стр. 71; Полная хроника ибн Асира, т. 3, стр. 143.
[504]- Битва при Сиффине, стр. 47-48; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 2, стр. 73.
[505]- Битва при Сиффине, стр. 47-48.
[506]- Битва при Сиффине, стр. 48-49; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 2, стр. 80-81.
[507]- Битва при Сиффине, стр. 49; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 3, стр. 80-81.
[508]- Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 3, стр. 82-83; Битва при Сиффине, 50-52.
[509]- Комментарии к Нахдж=ал-балага, т. 3, стр. 84; Битва при Сиффине, стр. 52.
[510]- Битва при Сиффине, стр. 52; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 3, стр. 84.
[511]- Битва при Сиффине, стр. 52; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 3, стр. 84.
[512]- Нахдж-ал-балага, письмо 8; Битва при Сиффине, стр. 55.
[513]- Ал-имамат ва ас-сийасат, т. 1, стр. 91; Полная хроника Мубаррида, т. 3, стр. 184; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 3, стр. 88.
[514]- Ал-имамат ва ас-сийасат, стр. 91-92; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 3, стр. 89; Полная хроника ибн Мубарида, т. 3, стр. 224; Битва при Сиффине, стр. 57-58.
[515]- Нахдж-ал-балага, хутба 43.
[516]- Битва при Сиффине, стр. 60; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 3, стр. 114-115.
[517]- Битва при Сиффине, стр. 60-61.
[518]- Ал-имамат ва ас-сийасат, т. 1, стр. 88-89.
[519]- Битва при Сиффине, стр. 63; Ал-имамат ва ас-сийасат, стр. 89.
[520]- Битва при Сиффине, стр. 63; Ал-имамат ва ас-сийасат, стр. 89-90.
[521]- Ал-имамат ва ас-сийасат, стр. 90-91.
[522]- Битва при Сиффине, стр. 72-73.
[523]- Ал-имамат ва ас-сийасат, т. 1, стр. 90; Битва при Сиффине, стр. 74.
[524]- Ал-имамат ва ас-сийасат, т. 1, стр. 90; Битва при Сиффине, стр. 75-77.
[525]- Ал-имамат ва ас-сийасат, т. 1, стр. 90; Битва при Сиффине, стр. 75-77.
[526]- Там же.
[527]- Битва при Сиффине, стр. 64-66; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 3, стр. 110-122.
[528]- Хроника Табари, т. 3, часть 5, стр. 41-42; Полная хроника ибн Асира, т. 3, стр. 40.
[529]- Ал-имамат ва ас-сийасат, т. 1, стр. 92.
[530]- Битва при Сиффине, стр. 82-84.
[531]- Битва при Сиффине, стр. 85-86; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 15, стр. 74-75.