Амираль Муминин Али ибн Аби Талиб (ДБМ)
 
Глава девятая

Имам Али (ДБМ) отправляется из Зикара в Басру

Когда Али (ДБМ) узнал о кровавом перевороте, он был в Рабазе, там же он твёрдо решил проучить противников. Присутствие таких людей, как Имам Хасан (ДБМ) и Аммар в Куфе пробудило жителей этого города, многие из них направились к местечку Зика, чтобы поддержать Имама Али (ДБМ). Так Али (ДБМ) покинул это место, имея ещё большую силу, и направился в Басру. Он, как и Пророк Ислама (ДБМ), перед битвой хотел снова попытаться наставить отступников на путь истины, хотя истина и так была им ясна. Поэтому каждому из предводителей противоположной стороны, то есть, Тальхе, Зубайру и Айше, он послал письма, в котором обвинял их в безжалостном убийстве охранников в Басре, и упрекал за то, как они поступили с Усманом бен Ханифом. Все три письма Имам послал через Саасау бен Сухана. Тот впоследствии рассказывал: «Вначале я встретился с Тальхой и отдал ему письмо Имама. Прочитав письмо, он сказал: «Неужели теперь, когда Али оказался перед угрозой войны, он демонстрирует свою податливость?» Затем я встретился с Зубайром, его поведение было мягче поведения Тальхи. Третье письмо я отдал Айше и увидел, что она больше других рвется вступить в бой. Она сказала: «Я восстала отомстить за Усмана и, клянусь Богом, я сделаю это». Саасаа продолжал: «Еще до того, как Имам прибыл в Басру, я вернулся к нему. Он спросил у меня позиции восставших, и я ответил: "они хотят с тобой лишь войны". Имам сказал: "Аллах нам помощник!"»[414].

Когда Али (ДБМ) стало известно о твёрдом решении противников, он позвал ибн Аббаса и сказал: «Встреться с этими тремя людьми и напомни им об их присяге мне». Когда ибн Аббас встретился с Тальхой и напомнил тому о присяге, тот ответил: «Я присягнул по принуждению». Ибн Аббас сказал: «Я сам видел, что ты присягнул добровольно, тогда Али даже сказал: "Если хочешь, я присягну тебе". Но ты ответил, что сам присягнёшь ему». Тальха ответил: «Да, Али сказал так, но в то время другие уже присягнули, и я не мог противиться». Затем он добавил: «Мы хотим отомстить за убийство Усмана, и если твой двоюродный брат хочет сохранить жизни мусульман, пусть отдаст нам убийц Усмана, а сам оставит халифат, чтобы возложить решение на совет: лишь совет сможет избрать того, кого пожелает. В противном случае, нашим подарком ему будет меч».

Ибн Аббас воспользовался моментом и сказал: «Помнишь ли, как ты окружал дом Усмана в течение десяти дней и не позволял ему внести в дом даже воду? Тогда Али беседовал с тобой, прося позволить внести воду в дом, но ты не согласился. Когда египтяне увидели такое противостояние, они ворвались в дом и убили халифа. Тогда люди присягнули тому, у кого было блестящее прошлое, явные достоинства и родственная связь с Пророком. Ты и Зубайр также присягнули безо всякого принуждения. Теперь же вы нарушили свою присягу. Удивительно! Во время правления трёх прежних халифов ты сидел молча, а когда Али пришел к власти, ты вскочил из своего места. Клянусь Богом! Али ничем не уступает вам. Ты утверждаешь, что мы должны выдать вам убийц Усмана, но ты их знаешь лучше меня, а также знаешь, что Али не боится меча и битвы».

От таких логических доводов Тальхе стало стыдно, и он, заканчивая беседу, воскликнул: «Ибн Аббас! Прекрати препираться».

Ибн Аббас рассказывает: «Я сразу же поспешил к Али, чтобы сообщить ему о нашем разговоре. Он приказал мне поговорить с Айшей и сказать ей, что война – это не дело для женщин, что она никогда не была призвана к этому делу. Сказать ей: «Ты сделала это и вместе с другими пришла в Басру и убила мусульман. Ты выгнала чиновников, открыла двери и сделала дозволенным убивать мусульман. Приди в себя и вспомни, что ты была одним из рьяных врагов Усмана».

Ибн Аббас передал все слова Имама Айше, но та ответила: «Твой брат думает, что завладел городом. Клянусь Богом! Если у него и есть что-то, то у нас больше этого». Ибн Аббас возразил: «У Али есть достоинства и блестящее прошлое в Исламе, он приложил много сил на этом пути». Она ответила: «Тальха тоже приложил много усилий в битве при Ухуде». Ибн Аббас сказал: «Думаю, что среди всех сподвижников Пророка никто не приложил столько усилий, как Али». Тогда Айша решила проявить справедливость и сказала: «Ты прав, у Али ещё есть и другие заслуги». Ибн Аббас, воспользовавшись моментом, попросил ее: «Пожалуйста, воздержись от убийства мусульман». Она ответила: «Кровь мусульман будет литься до тех пор, пока Али и его сторонники не убьют себя». Ибн Аббас рассказывает: «Меня рассмешила слабая логика Айши, и я сказал: «Вместе с Али находятся разумные люди, проливающие кровь на этом пути». Затем я покинул её покои».

Ибн Аббас говорит: «Али поручил мне поговорить с Зубайром и, по мере возможности, застать его в одиночестве, чтобы не было его сына Абдуллы. Желая застать его в одиночестве, я снова посетил его, но он был не один, и мне пришлось в третий раз прийти к нему, тогда, наконец, я увидел его одного. Он велел своему слуге по имени Шархаш никого не впускать. Мы начали разговор. Вначале разговора он был сердит, но постепенно я успокоил его. Когда слуга узнал о воздействии моих речей, он сразу же сообщил его сыну, и когда тот вошёл, я прервал разговор. Сын Зубайра заявил, что цель восстания его отца – месть за убийство Усмана, и это подтверждается присутствием Айши. Я ответил ему: «Смерть халифа лежит на плечах твоего отца: или он сам убил или же не оказал ему должной помощи. Согласие Айши также не является достаточным аргументом. Вы вывели её из дома, хотя Пророк говорил ей: «Айша! Не дай Бог, чтобы пришел день, когда собаки местечка Хаваб будут лаять на тебя». Затем я сказал Зубайру: «Клянусь Богом! Мы считали тебя из хашимитов. Ты являешься сыном Сафийи, дочери Абу Талиба, и двоюродным братом Али. Но твой сын Абдулла, вырос и прервал всякую родственную связь»[415].

Из изречений Имама Али (ДБМ) мы видим, что он не верил в возможность наставить на пути истинный Тальху, и, поэтом приказал ибн Аббасу встретиться лишь с Зубайром и поговорить с ним. Возможно, что этот приказ соотносился и ко второму приказу ибн Аббасу. Вот этот приказ: «Не встречайся с Тальхой, ибо если ты встретишься с ним, то найдешь его подобным неуправляемому быку, чьи рога завернуты к ушам. Он ездит на свирепом животном, говоря при этом: оно укрощено. Но встреться с Зубайром, поскольку он мягче характером, и скажи ему: так говорит тебе твой двоюродный брат (по линии матери): признавал ты меня в Хиджазе, но отверг ты меня в Ираке – что же отвратило тебя от того, что было явлено тебе?»[416].

Али (ДБМ) посылает Каакау бен Амру

Каакаа бен Амру, известный сподвижник Пророка Ислама (ДБАР), жил в Куфе и пользовался в своей общине особым уважением. По приказу Имама он должен был встретиться с отступниками. Его беседу с предводителями противника привели в своих хрониках Табари и Джазри. Он каким-то особым образом сумел убедить их заключить мир с Имамом. Когда он вернулся к Али (ДБМ) и известил его о результатах переговоров, Имам был удивлён их смирением[417].

Тогда некоторые жители Басры пришли в его лагерь, чтобы узнать о позиции Имама и примкнувших к нему куфийских братьев. После их возвращения в Басру Имам произнёс речь среди своих воинов, а затем велел покинуть лагерь и остановилться в местечке Завийа. Тальха, Зубайр и Айша тоже выехали из города и остановились там, где впоследствии был построен дворец Абдуллы бен Зияда, встав напротив войска Имама.

В обоих войсках царило спокойствие. Имам посылал своих гонцов, чтобы путём переговоров уладить споры с мятежниками. Он даже отправил послание, в котором говорилось, что если они сдержат обещание, данное Каакаа, то смогут побеседовать с ним. Но, однако, все указывало на то, что проблема не разрешится мирным путём, и для предотвращения смуты нужно браться за оружие. Политика Имама Али (ДБМ) в ослаблении вражеских сил

Помимо того, что Ахнаф бен Малик был предводителем своей общины, его влияние распространялось и на соседние племена. Во время окружения дома Усмана он находился в Медине, в те дни он спросил у Тальхи и Зубайра, кому нужно присягнуть после Усмана. Оба назвали Имама Али (ДБМ). Когда Ахнаф вернулся из хаджа, то узнал что Усман был убит и, присягнув Имаму, вернулся в Басру. Узнав о вероотступничестве Тальхи и Зубайра, он очень удивился. Когда Айша призвала его поддержать отступников, он отказался и сказал: «Я присягнул Имаму по указанию тех двоих и никогда не буду биться с братом Пророка, а выберу нейтральную сторону». Затем он пришёл к Имаму и сказал: «Моя община боится, что если ты победишь, ты убьёшь всех мужчин, а женщин заберёшь в плен». Имам ответил: «Не нужно бояться таких, как я. Нужно опасаться тех, кто отвернулся от Ислама, в то время как все, кто со мной – мусульмане». Услышав такие речи от Имама, Ахнаф сказал: «Выбери одно из двух: «Или я буду воевать на твоей стороне, или же предотвращу ненависть десяти тысяч женщин». Имам ответил: «Как хорошо, что ты сдержал своё обещание держаться нейтральной стороны». С помощью влияния, которым Ахнаф пользовался в своей и соседних общинах, он запретил людям участвовать в сражении. Когда Али (ДБМ) победил, все они, присягнув Имаму, стали его сторонниками.

Имам Али (ДБМ) встречается с Тальхой и Зубайром

В месяц Джамад-ас-сани 36 года хиджры Имам встретился с главами вероотступников, и они находились так близко друг от друга, что уши их лошадей соприкасались. Вначале Имам обратился к Тальхе, а затем к Зубайру. Вот их разговор:

Имам Али: Если у вас есть оправдание на то, почему вы взяли в руки оружие и собрали войско, приведите его, в противном случае, воздержитесь от противостояния с Богом. Разве я не был вашим братом и не запрещал убивать вас, а вы, в свою очередь, не щадили меня? Сделал ли я что-то, что вы захотели меня убить?

Тальха: Ты побудил людей убить Усмана.

Али: Если я сделал такое, то в определённый день Бог воздаст людям по заслугам, и тогда всем раскроется истина. Ты, Тальха, хочешь отомстить за Усмана? Пусть Бог проклянёт убийц Усмана. Ты привёл сюда жену Пророка, чтобы биться, прикрываясь ею, а свою жену почему-то оставил дома. Разве ты не присягнул мне?

Тальха: Да, присягнул, но мне угрожали.

Затем Имам обратился к Зубайру: «В чём причина такого сопротивления?»

Зубайр: Я не считаю тебя достойнее меня для звания халифа.

Али: Разве я не достоин этого дела? (в совете из шести человек Зубайр отдал свой голос Али). Мы считали тебя из рода Абд-ал-Мутталиба, но твой сын Абдулла вырос и отдалил нас друг от друга. Помнишь ли ты тот день, когда Пророк проходил мимо общины Ганам? Посмотрев на меня, Пророк засмеялся, и я тоже засмеялся. Ты тогда сказал Пророку, что Али не перестаёт шутить, и Пророк сказал тебе: «Клянусь Богом! Ты, Зубайр, будешь воевать с ним, и станешь угнетателем.

Зубайр: Верно. Если бы я помнил этот случай, то никогда не пошёл бы по этому пути. Клянусь Богом! Я не буду воевать с тобой.

Речи Али (ДБМ) произвели большое впечатление на Зубайра, и он, вернувшись к Айше, рассказал ей о произошедшем. Узнав о решении отца, Абдулла начал упрекать его: «Ты привел сюда две армии и теперь уходишь. В то время, когда одна сторона усилилась, ты оставляешь другую? Клянусь Богом! Ты боишься поднятых над тобой мечей сторонников Али, так как знаешь, что его люди бьются героически».

Зубайр: Я поклялся, что не буду воевать с Али? Что же мне теперь делать?

Абдулла сказал: «Нарушение клятвы можно искупить, если освободить слугу». Тогда Зубайр освободил своего слугу Макхуля.

Это событие указывает на то, что взгляд Зубайра на происходящее был поверхностным. Вспомнив хадис от Пророка Ислама (ДБАР), он поклялся не воевать с Али (ДБМ). Затем по наущению своего сына он отказывается от своих слов и возмещает нарушение клятвы.

Все указывало на то, что военных действий не избежать. Поэтому вероотступники принялись укреплять свои ряды.

В местах, где люди живут общинами, власть принадлежит предводителям общины, и ее признают абсолютно все. Среди близлежащих общин Басры жил человек по имени Ахнаф, его присоединение к вероотступникам дало бы им огромную силу, и более шести тысяч воинов из его племени пополнило бы их ряды. Однако находчивый Ахнаф понял, что сотрудничество с изменниками лишь усилит их амбиции и агрессию. Он понимал, что убийство Усмана было лишь поводом, целью же был захват власти и отстранение Али (ДБМ) от неё. Поэтому он по совету Имама предпочёл нейтралитет и воспрепятствовал присоединению к армии мятежников шести тысяч людей своей и соседствующих общин.

Отказ Ахнафа нанес тяжёлый удар по рядам вероотступников. Кроме него они надеялись на судью Басры Кяаба бен Сура, но тот также отказался присоединиться к ним, хотя ранее получал от них послание. Получив от него отказ, они решили встретиться с ним и воочию побеседовать, но он не позволил встретиться с ним. Поэтому они нашли единственный выход – послали к нему Айшу. Айша ехала верхом, и жители Басры окружили её мула. Она подъехала к дому, где находился судья, который был предводителем общины Азд и имел влияние среди жителей Йемена, и попросила разрешения войти. Ей разрешили. Айша спросила о причине его отказа. Кяаб бен Сур сказал: «Нет нужды в том, чтобы мне быть вовлечённым в эту смуту». Айша сказала: «Сын мой! Я вижу то, чего ты не видишь (она имела ввиду, что ангелы пришли поддержать их). Я боюсь Бога, так как его наказание велико». Так они привлекли в свои ряды судью Басры.

Речь сына Зубайра и ответ Имама Хасана (ДБМ)

После подготовки войска к битве сын Зубайра произнёс речь, и его слова распространились среди воинов Имама. Тогда Имам Хасан (ДБМ) тоже произнёс речь, которая была ответом на речь сына Зубайра. Услышав это, один талантливый поэт сочинил стихотворение в восхваление Имама Хасана (ДБМ), тем самым, пробудив чувства присутствующих. Речь Имама Хасана (ДБМ) и это стихотворение повлияли и на воинов вероотступников: внук Пророка Ислама (ДБАР) прояснил для многих позицию Тальхи в отношении Усмана. Тогда Тальха тоже произнёс речь, и всех сторонников Али (ДБМ) назвал лицемерами. Речь Тальхи сильно не понравилась его воинам. Кто-то воскликнул: «Эй, Тальха! Ты ругаешь общины Мудар и Рабиа и жителей Йемена? Клянусь Богом, что мы всегда были едины с ними». Сторонники Зубайра хотели схватить его, но община бани Асад препятствовала этому. Но на этом волнения не закончились, и другой человек по имени Асвад бен Ауф повторил эти слова. Происходившее указывало на то, что Тальха был неплохим воином, но он не знал, что делать в сложной ситуации.

Речь Имама Али (ДБМ)

В этот волнующий и решающий момент Имам Али (ДБМ) произнёс такую речь: «Тальха и Зубайр вошли в Басру, хотя жители Басры подчинялись мне. Они призвали их восстать против меня и убивали всякого отказавшегося следовать за ними. Все вы знаете, что они убили Хукайма бен Джабалу и охранников общественной казны, а Усмана бен Ханифа с позором виде выгнали из Басры. Теперь же они отбросили все завесы и объявили войну».

Когда Имам закончил свою речь, Хукайм бен Манаф воодушевил войско Имама, прочитав стихотворение, восхваляющее Имама Али (ДБМ). Вот перевод некоторых строк: «О, Абу ал-Хасан (такое прозвище было у Имама)! Разбудил ты спящих, и не каждый слышит то, к чему ты призываешь. Ты тот, кому даны наилучшие качества, а Бог воздаёт или воспрещает всякому, кому пожелает».

Имам дал своим противникам срок в три дня, давая им последний шанс отречься от противостояния и подчиниться ему. Отчаявшись же наставить их на истинный путь, он произнёс речь среди своих сторонников, в которой рассказывал о преступлениях вероотступников. После окончания его речи Шидад Абди изложил свою верную мысль о семействе Пророка Ислама (ДБАР): «Когда число грешников увеличилось, и они начали противостоять нам, то мы нашли убежище у семейства Пророка, через которое Бог наставил нас на путь истины. Люди! Вы должны держаться их и оставить тех, кто призывает вас к другим путям, пусть грешники останутся в своих заблуждениях»[418].

Последние предостережения Имама Али (ДБМ)

В четверг десятого джамад-ал-авваля 36 года хиджры Имам Али (ДБМ) вышел к своим воинам и сказал: «Не спешите, так как хочу в последний раз предостеречь их». Он отдал Коран ибн Аббасу и сказал: «С этим Кораном иди к предводителям вероотступников и призови их к нему. У Тальхи и Зубайра спроси, разве они не присягнули мне? Почему же они нарушили присягу? Пусть писание Бога будет судьёй между нами и ими».

Сперва ибн Аббас пришёл к Зубайру и передал послание Имама. Зубайр ответил: «Моя присяга была недобровольной, я не нуждаюсь в судействе Корана». Затем ибн Аббас пришёл к Тальхе и сказал: «Али спрашивает, почему ты нарушил присягу?» Тот ответил: «Я хочу отомстить за убийство Усмана». Ибн Аббас сказал: «Мстить за убийство Усмана должен его сын Абан». Тальха сказал: «Он слаб, а мы сильнее его». В конце ибн Аббас пришёл к Айше и увидел её в паланкине, который находился позади верблюда, и управлял этим верблюдом судья Басры Кяаб бен Сур, а его окружали люди из общины Азд и Дабба. Когда Айша увидела ибн Аббаса, она сказала: «Зачем пришёл? Иди и скажи Али, что мы объявляем войну».

Ибн Аббас вернулся к Имаму и рассказал о произошедшем. Но Имам вновь пожелал предостеречь мятежников, чтобы, не испытывая угрызений совести, взяться за оружие. Он обратился к своим сторонникам: «Есть ли среди вас тот, кто понесёт этот Коран к противникам и призовёт их к нему, и если ему отрубят руку, то он возьмёт Коран в другую руку, а если отрубят обе руки, то возьмёт его в зубы?» На его призыв отозвался один молодой человек: «Я готов, повелитель правоверных!» Имам снова повторил свой призыв и кроме этого молодого человека, никто не отозвался. Тогда Имам дал рукопись этому молодому человеку и сказал: «Предъяви им этот Коран и скажи: пусть это писание от начала до конца будет между нами судьёй».

По приказу Имама молодой человек двинулся в сторону врага. Они отрубили ему обе руки и он держал писание Бога зубами до тех пор, пока не погиб[419]. Это событие сделало битву неизбежной, показав упорство вероотступников. Имам снова проявил снисходительность и перед нападением сказал: «Я знаю, что до тех пор, пока не будет пролита кровь, Тальха и Зубайр не успокоятся, но вы не начинайте битву до тех пор, пока они не начнут. Если кто-то будет бежать, то не преследуйте их. Не убивайте раненого и не снимайте одежды с врага»[420].

Глава десятая

Героизм войска Имама Али (ДБМ) и поражение противника

Среди всех военных предводителей в истории человечества не найдётся никого, похожего на Имама Али (ДБМ), который давал бы своему врагу такой шанс на раскаяние, посылая своих представителей и призывая к судейству Корана, который проявлял бы подобное терпение перед началом битвы. И его ожидание продолжалось до тех пор, пока не поднялась волна протеста среди его истинных сторонников. Поэтому, перед началом битвы Имам был вынужден распределить предводителей в таком порядке: ибн Аббас был назначен предводителем первого фланга, Аммар Йасир – предводителем конницы и Мухаммад бен Аби Бакр – предводителем пехоты. Тогда же он назначил знаменосцев для всех верховых и пеших воинов из общин Музхадж, Хамдан, Кинда, Кудаа, Хузаа, Азд, Бакр, Абд-ал-кайс и т.д. Число всех верховых и пеших воинов, которые были под предводительством Имама, составляло шестнадцать тысяч человек[421].

Начало атаки со стороны вероотступников

Когда Имам был занят распределением приказов своим воинам, неожиданно со стороны врага полетели стрелы, убив некоторых сторонников Имама. Одна из стрел попала в сына Абдуллы бен Бадиля и убила его. Абдулла принёс тело своего сына Имаму и сказал: «Неужели мы и сейчас будем терпеть, и враг перебьёт всех нас одного за другим? Клянусь Богом! Если целью есть предостережение, то срок его уже закончен».

Слова Абдуллы вынудили Имама начать битву. Он надел кольчугу Пророка Ислама (ДБАР), оседлал своего коня и встал во главе войска. Кайс бен Саад бен Ибада, один из самых близких сторонников Имама, прочёл стихи о нём и его готовности к бою. Вот перевод некоторых строчек: «Знамя, под которым мы собрались, - то самое знамя, под которым мы воевали при жизни Пророка, и в те дни Джабраил поддерживал нас. Тот, кто последует за ним, не увидит урона, ибо будет ему и другим помощники».

Приближение сплоченного войска Имама заставило противников спешно готовиться к битве, и на поле принесли паланкин Айши, управлял которым судья Басры Кяаб бен Сур. Повесив на свои шеи свитки с Кораном, его окружали воины племен Азд и Дабба. Впереди Айши находился Абдулла бен Зубайр, а слева - Марван бен Хакам. Во главе войска стоял Зубайр, Тальха командовал конницей, а Мухаммад бен Тальха – пехотой.

В день «верблюжьей битвы» Имам отдал знамя своему сыну Мухаммаду Ханафийе и обратился к нему с такими великолепными словами: «Горы сдвинутся, но ты не трогайся с места. Стисни зубы, препоручи главу твою Всевышнему Аллаху. Пусть крепко врастут твои ноги в землю. Окинь взором своим самые дальние ряды, зажмурь глаза (для сосредоточения помыслов на Всевышнем, дабы не смущаться многочисленностью противника) и знай, что помощь исходит от Аллаха Всевышнего»[422]. Каждое из этих выражений Имама требует отдельного комментария, но мы воздержимся от них. Когда люди спросили, почему Имам послал на поле битвы его, а не Хасана или Хусейна, Мухаммад Ханафийя ответил: «Я – рука отца, а они – его глаза. Он рукою защищает свои глаза»[423].

Ибн Аби ал-Хадид, приводя от Мадаини и Вакиди, так описывает это событие: «Имам с группой воинов, в которую входили мухаджиры, ансары, Хасан и Хусейн хотел напасть на врага. Он отдал знамя своему сыну Мухаммаду бен Ханафийе и приказал начать битву, сказав: «Иди столько, на сколько хватит взгляда верблюда». Сын Имама скомандовал наступление, но стрелы противника остановили его. Он постоял немного, ожидая, пока не прекратится обстрел. Тогда Имам снова приказал сыну начать наступление, но, почувствовав нерешительность с его стороны, сжалился и забрал у него знамя. Держа в правой руке меч, а в левой знамя, он сам начал атаку, поскакал в сторону врага. Затем он вернулся к своим сторонникам для того, чтобы выпрямить свой меч, искривившийся в битве.

Сторонники Имама - Аммар, Малик, Хасан и Хусейн - сказали ему: «Мы начнём атаку, а вы оставайтесь здесь». Имам ничего не ответил, даже не взглянул на говоривших. Он был словно разъярённый лев, не видя вокруг себя никого и сосредоточив всё внимание на враге. Он во второй раз отдал знамя своему сыну и, начав новую атаку, вновь поскакал на врага, убивая каждого, кто попадался ему на пути. Враг бежал под его натиском, пытаясь спрятаться. В этой атаке Имам убил столько воинов противника, что вся земля покрылась кровью врага. Тогда его сторонники сгрудились вокруг него и стали предостерегать его, чтобы он не сражался один, так как его гибель станет причиной уничтожения Ислама. «Мы воюем ради тебя», - говорили они. Имам ответил: «Я воюю ради Бога, и хочу Его довольства». Затем он сказал своему сыну Мухаммаду бен Ханафийе: «Смотри! Атаковать нужно так». Мухаммад ответил: «О, Повелитель правоверных! Кто сможет сделать твоё дело?!»

Тогда Имам отправил послание Малику Аштару, чтобы тот атаковал левый фланг, которым командовал Хилал. В этой атаке был убит сам Хилал, а также судья Басры, который управлял верблюдом Айши, и Амру бен Йасриби Дабби, который ещё во время правления Усмана долгое время был судьёй. Все надежды воинов Басры были связаны с верблюдом Айши, который был символом их противостояния. Поэтому, войско Имама напало на охранников верблюда, а те защищали его, как могли, в этом сражении враги потеряли семьдесят человек»[424].

Люди гибли один за другим, но противники старались удержать защиту верблюда. Тогда Имам громко сказал: «Горе вам! Преследуйте верблюда Айши, так как это дьявол. Преследуйте его, иначе арабы будут уничтожены. До тех пор, пока этот верблюд будет стоять на ногах, мечи будут уносить людские жизни»[425]. Как Имам Али (ДБМ) воодушевлял своё войско

Чтобы поддержать боевой дух своего войска, Имам Али (ДБМ) произносил лозунги, которые так часто применялись ещё во время жизни Пророка Ислама (ДБАР) в борьбе с язычниками. Эти лозунги оказывали сильное воздействие на врага, заставляя его дрожать, так как напоминали о прежних битвах мусульман с язычниками. Поэтому Айша, тоже желая поддержать дух своих воинов, восклицала: «Дети мои! Будьте стойки и нападайте – я обеспечу вам место в раю!» Под воздействием таких слов ее сторонники окружили её и продвинулись настолько, что уже совсем близко подошли к войску Имама.

Для воодушевления своих воинов Айша попросила дать ей горсть земли. Кинув ее в воинов Имама, она закричала: «Пусть ваши лица будут чёрными». В этом она подражала Пророку Ислама (ДБАР), который во время битвы при Бадре тоже взял землю и бросил в сторону врага, произнеся такое же выражение. Бог ниспослал об этом такой аят: «И не ты бросил, когда бросил, но Аллах бросил»[426]. Увидев такой поступок со стороны Айши, Али (ДБМ) сразу же сказал: «И не ты бросила, когда бросила, но шайтан бросил», что означало: если в случае с Пророком Ислама (ДБАР) ему помог Бог, то в случае с тобой, тебя поддержал шайтан.

Преследование верблюда

Поставив на верблюда паланкин Айши, мятежники придали ему некую святость. Войско Басры прилагало множество усилий для его удержания, множество рук было отрублено при этом. Как только отрубалась одна рука, другая рука тут же приходила ей на смену, беря на себя управление верблюдом. Но, в конце концов, уже некому было поддерживать верблюда, и никто не хотел брать его узды. Тогда узду схватил сын Зубайра, но Малик Аштар, напав на него, повалил, приставив к его шее меч. Когда сын Зубайра почувствовал приближение смерти, он закричал: «Люди! Нападайте и убейте Малика, пусть даже он убъет меня!»

Ударив его по лицу, Малик отпустил его и. В конце концов, воины мятежников были оттеснены от верблюда. Для того, чтобы они снова не окружили паланкин Айши, Али приказал преследовать верблюда. Верблюд упал, паланкин разбился. Тогда Айша закричала так, что её услышали оба войска. По приказу Имама Мухаммад бен Аби Бакр подъехал к паланкину и развязал канаты. В этой суете между братом и сестрой произошел такой разговор:

Айша: Ты кто?

Мухаммад: Я Мухаммад бен Аби Бакр – самый разгневанный человек в твоей семье на тебя.

Айша: Ты сын Асмы Хасамы?

Мухаммад: Да, но она ничем не уступала твоей матери.

Айша: Верно, она была праведной женщиной. Хвала Богу, что ты остался жив.

Мухаммад: Но ты хотела, чтобы меня не было в живых.

Айша: Если бы я хотела этого, то не говорила бы так.

Мухаммад: Ты хотела победить, даже ценой моей смерти.

Айша: Я хотела победы, но этого не суждено. Я очень хотела, чтобы ты остался жив. Больше не говори так и не упрекай, твой отец не был таким.

Тем временем Али (ДБМ) подошёл к паланкину и, ударив его своим копьём, сказал: «Эй, Айша! Заповедовал ли тебе Пророк творить такое?» Она ответила: «О, Али! Ты победил, прости же меня».

Чуть позже к паланкину подошли Аммар и Малик Аштар, и между ними и Айшей произошел следующий разговор:

Аммар: Мать! Сегодня ты увидела величие своего сына, который воюет на пути религии?

Айша сделала вид, что не слышит, и ничего не сказала, так как Аммар был одним из самых близких сподвижников Пророка Ислама (ДБАР)

Малик Аштар: Хвала Богу, который поддержал своего Имама и унизил его врага. Пришла истина и уничтожила ложь, так как ложь всегда уходит. Мать! Как ты оценишь свой поступок?

Айша: Ты кто?

Малик: Я твой сын, Малик Аштар.

Айша: Ты врёшь, я не твоя мать.

Малик: Ты моя мать, пусть даже ты не хочешь этого.

Айша: Ты тот, кто хотел заставить горевать мою сестру по своему сыну (Абдулле бен Зубайру)?

Малик: Это было для того, чтобы иметь оправдание вблизи Бога.

Тогда Айша, садясь верхом, сказала: «Вы проявили гордость и победили. Воля Бога исполнилась».

Имам сказал Мухаммаду бен Аби Бакру: «Спроси у своей сестры, не попала ли в неё стрела?» (Весь паланкин Айши был усыпан стрелами). Она ответила брату: «Только одна стрела попала мне в голову». Мухаммад сказал сестре: «В Судный день Бог осудит тебя, так как ты восстала против Имама и побудила к этому людей, а писание Бога оставила в стороне». Айша ответила: «Оставь меня. Скажи Али, чтобы защитил меня от вреда». Мухаммад бен Аби Бакр известил Имама о состоянии Айши, и Имам сказал: «Она женщина, а женщины не сильны в логике. Охраняй её и отведи в дом Абдуллы бен Халафа, чтобы у нас было время принять решение насчет нее».

Айша была помилована Имамом и её братом, но она постоянно оскорбляла Имама и просила о прощении за убитых в битве, развязанной с ее помощью[427].

Судьба Тальхи и Зубайра

Историки склоняются к тому, что Тальху убил Марван бен Хакам. Произошло это так. Увидев, что его войско терпит поражение и, почувствовав опасность для своей жизни, Тальха избрал побег. Но Марван увидел его и, вспомнив, что тот был главным виновником убийства Усмана, пустил в него стрелу и убил. Тальха понял, что стрела пущена из его собственного лагеря. Он приказал своему слуге быстро перенести его в другое место. Слуга отнёс его к развалинам, принадлежавшим общине бани Саад. Истекая кровью, Тальха сказал: «Ничья кровь так не запачкалась, как моя». Сказав это, он умер.

Убийство Зубайра

Второй из зачинщиков битвы, Зубайр, почувствовав поражение, решил бежать в Медину. Путь его лежал через земли, принадлежавшую племени Ахнафа бен Кайса, который отказался участвовать в битве на стороне отступников. Предводитель племени очень рассердился на Зубайра за его трусливый поступок: прежде тот призывал людей под свои знамена, добиваясь корыстных целей, а теперь пустился бежать. Один из членов общины Ахнафа по имени Амру бен Джармуз решил отомстить Зубайру за пролитую кровь мусульман. Он стал преследовать его и, когда Зубайр остановился для совершения молитвы, напал на него и убил. Забрав у убитого коня, кольцо и оружие, он оставил возле него некого молодого человека, который и похоронил Зубайра[428].

Амру бен Джармуз вернулся к Ахнафу и рассказал ему о судьбе Зубайра. Тот ответил: «Я даже не знаю, совершил ли ты благодеяние или злодеяние». Затем оба пришли к Имаму. Увидев меч Зубайра, Имам сказал: «Этот меч много раз стряхивал печаль Пророка». Затем он послал его Айше[429]. Когда Али (ДБМ) увидел труп Зубайра, то сказал: «Ты долгое время был близким Пророку человеком, и состоял с ним в родственной связи, но шайтан овладел твоим разумом, и всё закончилось вот так»[430]. Количество убитых при «верблюжьей битве»

История не указывает точное количество убитых в этой битве, и по этому поводу существует много разногласий. Шейх Муфид пишет: «Некоторые считали, что количество убитых 25000 человек, в то время как Абдулла бен Зубайр (один из зачинщиков битвы) называет цифру 15000». Сам шейх Муфид отдаёт предпочтение второму мнению, и называет число убитых в 14000 человек[431]. Табари в своей хронике называет число в 10000 человек, половина из которых относится к сторонникам Айши, а другая половина – к сторонникам Имама Али (ДБМ). Затем он приводит другое мнение, совпадающее с мнением Абдуллы бен Зубайра[432].

Похороны погибших

«Верблюжья битва» произошла в четверг десятого джамади-ас-сани 36 года хиджры и закончилась ещё до заката солнца после падения верблюда Айши и уничтожения ее паланкина. Увидев это, большая часть противников обратилась в бегство. Марван бен Хакам скрылся у общины Анза, из изречений Али (ДБМ) в книге «Нахдж-ал-балага» мы видим, что Хасан и Хусейн поручились за него. Но интересно то, что когда сыновья Имама напомнили ему, что Марван хочет принести присягу верности, Имам сказал: «Разве он не присягал мне после убийства Усмана? Нет нужды мне в его присяге! Истинно, это - еврейская рука, если принес мне присягу рукой своею, то нарушит ее немедленно. Однако, власть его продлится не дольше, чем собака облизывает свой нос, и он - отец четверых баранов, и умма скоро встретит тяжкие времена от него и его потомства»[433]. Абдулла бен Зубайр скрылся в доме одного из представителей общины Азд и сообщил Айше о своём местонахождении. Она послала своего брата Мухаммада бен Аби Бакра, который охранял Айшу по приказу Имама, к месту пребывания Абдуллы, чтобы тот привёл его в дом Абдуллы бен Халафа, где уже находилась сама Айша. В конце концов, туда же привели и Марвана.

Остальное время Имам провёл на поле битвы и призывал жителей Басры похоронить своих убитых. Как передаёт Табари, Имам прочитал одинаковую молитву и за умерших противников, и за сторонников, их всех похоронили в одной общей могиле. Затем он приказал, чтобы всё имущество вернули людям, кроме оружия. Он сказал: «Оставшимся в живых людям не позволено пользоваться имуществом умерших»[434].

Некоторые из сторонников Имама настаивали на том, чтобы с вероотступниками поступить так же, как с язычниками, то есть, сделать их своими рабами и разделить между собой их имущество. По этому поводу Имам сказал: «Кто из вас возьмёт ответственность попечительствовать над Айшей?»[435].

В одном из хадисов Имам Садик (ДБМ) говорит по этому поводу: «Али убил жителей Басры, но не тронул их имущества. Он сказал: «Дозволено использовать всё, что заберут у язычников, но отобранное у мусульман имущество не позволено использовать по своему желанию. Али поступил с ними так же, как Пророк Ислама поступил с жителями Мекки»[436].

Али (ДБМ) беседует с убитыми

Пророк Ислама (ДБАР) велел собрать всех убитых в битве при Бадре в одну могилу, а затем начал беседовать с ними. Когда у него спросили: разве мёртвые слышат речи живых? - Пророк ответил: «Они слышат лучше вас»[437].

Проходя мимо убитых в «верблюжьей битве», Али (ДБМ) увидел тело Абдуллы бен Халафа, на котором была красивая одежда. Люди сказали, что он был предводителем вероотступников. Имам сказал: «Нет, это не так. Он был благородным человеком». Затем он увидел тело Абд-ар-Рахмана бен Итаба бен Асида и сказал: «Этот человек был главой этой группы». Затем он продолжил своё шествие, пока не увидел некоторых курайшитов. Тогда он воскликнул: «Клянусь Богом! Ваше положение очень печально, но я предостерегал вас, а вы были неразумными людьми, раз не знали о последствиях своих поступков». Затем он увидел тело судьи Басры Кяаба бен Сура, на шее которого висел Коран. Он приказал перенести Коран в более чистое место, а потом сказал: «О, Кяаб! То, что Бог обещал мне, оказалось верным. Считаешь ли ты верным то, что обещал тебе твой бог?» Затем добавил: «У тебя были знания. Эх, если бы они шли тебе на пользу, но шайтан ввёл тебя в заблуждение, поторопив тебя попасть в огонь ада». Увидев Тальху, он сказал: «В Исламе у тебя было высокое положение, которое могло принести тебе пользу, но шайтан ввёл тебя в заблуждение и ты попал в огонь ада»[438].

В этой истории, кроме порицаний Имама и представления убитых обитателями ада, ничего не приведено, но мутазилиты утверждают, что некоторые из отступников перед смертью пожалели о содеянном и покаялись. Ибн Аби ал-Хадид, один из последователей такого мнения, пишет: «Передатчики передают, что Али приказал посадить Тальху, а затем сказал ему: «Мне печально видеть, как ты лежишь под небом посреди пустыни, запачканный землёй. Разве было хорошо, что после долгой борьбы на пути Бога и защиты Пророка, ты поступил так?» Тогда к нему пришёл некий человек и сказал: «Я был рядом с Тальхой. Когда он был ранен стрелой неизвестного, то, попросив у меня помощи, спросил меня: «Ты кто?» Я ответил, что я из сторонников Али. Он сказал: «Дай мне свою руку, чтобы я через тебя смог присягнуть повелителю правоверных». Затем он взял мою руку и присягнул». Тогда Имам сказал: «Бог пожелал, чтобы Тальха попал в рай, присягнув мне»[439].

Эта часть истории является выдумкой. Разве до этого момента Тальха не знал об истинной личности Али (ДБМ)? Такое покаяние возможно со стороны того, кто долгое время пребывал в неведении, а затем, узрев свет истины, встал на истинный путь. Но Тальха уже с первых дней мог бы отличить истину ото лжи. Даже если утверждение неизвестного и было правдиво, то покаяние Тальхи, по словам Корана, бесполезно: «Но нет обращения к тем, которые совершают дурное, а когда предстанет пред кем-нибудь из них смерть, он говорит: «Я обращаюсь теперь»... И к тем, которые умирают, будучи неверными. Этим мы приготовили наказание мучительное»[440].

Да и, учитывая все вышесказанное, подумайте: разве только присяга Имаму смогла бы смыть грехи Тальхи? Он наравне с Зубайром и Айшей стал причиной смерти множества мусульман, а некоторые по их приказу были зарезаны, как овцы. Все эти ложные оправдания являются результатом неверного представления о сподвижниках Пророка Ислама (ДБАР), желания всех их представить праведными.

Падение Басры; рассылка писем и возвращение Айши в Медину

Весть о военном противостоянии между войском Имама и вероотступниками Басры распространилась на всех исламских территориях через торговцев, которые проходили через Ирак, Хиджаз и Шам. Мусульмане и некоторая часть сторонников Усмана ожидали вестей о происходящем, и всякая новость о поражении или победе была решающей для каждой стороны. Поэтому, отдав приказ о захоронении убитых и перемещении некоторых пленных, Имам вернулся в свой лагерь. Там он позвал своего секретаря Абдуллу бен Рафи, который и написал письма под диктовку Имама. Послания были обращены к жителям Медины и Куфы – двух основных городов исламского мира того времени. Наряду с этим он написал письмо своей сестре Умм Хани, дочери Абу Талиба. Этими письмами с вестью о победе Имам обрадовал своих друзей и разочаровал тех, кто ещё помышлял о противостоянии. Шейх Муфид привёл полный текст всех этих писем в своей книге[441], но Табари отразил лишь одно короткое письмо жителям Куфы. Из-за того, что в этой части истории он слишком доверялся Сайфу бен Умару, он не привёл нужных сведений, будто бы не придав особого этому факту значения.

В письме Имама, адресованном жителям Куфы (согласно сведениям Табари), временем проведения военных действий указан конец месяца джамад-ас-сани 36 года хиджры, а местом столкновения – местечко Хариба.

Стоит напомнить, что Имам покинул это местечко в понедельник и направился в Басру. Придя в городскую мечеть, он прочитал два раката молитвы и сразу же направился к дому Абдуллы бен Халафа Хазаи, самому большому дому Басры, где под охраной находилась Айша. Во время правления Умара Абдулла был писцом Басры, и, как уже было сказано, он и его брат Усман были убиты в «верблюжьей битве». Некоторые говорят, что он ранее видел Пророка Ислама (ДБАР)[442], пусть даже этот вопрос не доказан.

Когда Али (ДБМ) вошёл в дом Абдуллы, его жена Сафийа, дочь Хариса бен Тальхи бен Аби Тальхи, плакала. Она стала оскорблять Имама, называя его убийцей своего мужа, но Имам не ответил ей. Затем он вошёл в комнату Айши и, поздоровавшись, сел возле неё и упомянул об оскорблениях Сафийи. Даже когда Имам выходил из дома, она продолжала оскорблять его. В этот момент сторонники Имама не вытерпели и пригрозили ей. Но Имам запретил им всякого рода угрозы и сказал: «Угрозы женщинам не принесут мне никакого блага».

Речь Имама Али (ДБМ) в Басре

После того, как Имам покинул дом Абдуллы, он отправился в центр города, и жители Басры с различными знамёнами в руках снова принесли ему присягу. Присягнули даже те, кто был ранен или же находился под чьим-то покровительством[443]. Имаму было необходимо известить собравшихся об их преступлении и злодеяниях. Поэтому, исполненный величия и притягивающий внимание людей, он так начал свою речь: «Вы были армией женщины и последователями четвероногого. Оно зарычало - и вы ответили, его подрезали - и вы побежали. Ваша мораль - пустышка, ваш завет - рухлядь. Религия ваша - лицемерие, питие ваше - тухлятина. Стоящий за вашими рядами - заложник своих грехов, отстранившийся же от вас - достоин милости Господа его. Я вижу вашу мечеть подобной верхней палубе корабля, сверху и снизу которого ниспосылает Аллах Свое бедствие, и всякий, кто за бортом, потонет»[444]. Затем он добавил: «Земля ваша к воде близка, а от неба далека. Ваши помыслы облегчились, а ваши мечты в безрассудство обратились. Вы же - мишень для лучника, пища для едока, добыча для охотника»[445]. Затем он спросил: «Эй, жители Басры! Что вы теперь думаете обо мне?»

Тогда встал один из людей и сказал: «Мы о тебе лишь хорошего мнения. Если накажешь нас – уместно, так как мы – грешники, а если простишь нас, то прощение любимо Богом. Имам сказал: «Я всех вас прощаю. Воздержитесь от смуты. Вы первые, кто нарушил присягу, и разделили общество на две части. Отрекитесь от греха и истинно покайтесь»[446].

Благое намерение – наместник поступка

В то же время один из сторонников Имама сказал: «Как бы я хотел, чтобы мой брат был здесь, видел твои победы над врагом и пополнил бы ряды твоего войска». Имам спросил у него: «Был ли твой брат мыслями с нами?» Тот ответил, что был. Имам сказал: «Тогда он видел нас, воистину, он видел нас! В нашем лагере есть и те, кто еще в чреслах мужчин и чревах женщин - придет время, и разродится ими эпоха, и вера обретет свою силу через них»[447].

Эта речь Имама указывает на некий воспитательный аспект, то есть, благое или плохое намерение с точки зрения награды или наказания, является наместником самого поступка. В других местах этой же книги есть некоторые указания на эту суть: «О, люди, поистине, собирают как довольство, так и гнев. Поистине, подрезавший верблюдицу самудян - один человек, но на всех вместе обрушил Аллах наказание, также как все вместе были они довольны (этим деянием)»[448].

Разделение общественной казны

В этой битве Имама ничем не завладел и, в сущности, он пошел на эту битву исключительно ради обретения Божьей милости, так как всё захваченное имущество, кроме оружия, Али (ДБМ) отдал в распоряжение своих воинов, чтобы они по справедливости разделили эту казну. Когда Имам увидел всю эту добычу, он сказал: «Обмани же ты, (о мир), другого!». Всего в общей казне было 600000 дирхемов, которое он разделил между своими воинами, и каждому досталось по 500 дирхемов. В конце осталось всего 500 дирхемов и Имам взял их себе. Неожиданно пришёл ещё некий человек и сказал, что он тоже участвовал в битве, но его имя не записали. Отдав ему свои 500 дирхемов, Имам сказал: «Хвала Аллаху, что я ничего не взял себе из этого имущества»[449].

Возвращение Айши в Медину

Из-за своей близости к Пророку Ислама (ДБАР) Айша пользовалась особым уважением. Имам приготовил всё необходимое для её отъезда и велел Мухаммаду бен Аби Бакру сопровождать его сестру до Медины. Он также разрешил всем желающим из своих сторонников вернуться в Медину, в сопровождении Айши. Он не ограничился этим и послал вместе с ней в Медину ещё сорок женщин Басры.

Отправление было назначено на субботу первого раджаба 36 года хиджры. Многие люди пришли проводить их в путь. Сама того не желая, Айша была растрогана заботами Имама и сказала людям: «Дети мои! Некоторые из нас ругают других, но пусть эти речи не обернутся притеснениями. Клянусь Богом! Между мной и Али было лишь те разногласия, что происходят между женщиной и её родственниками. Пусть даже я разгневана на него, но он из благородных людей. Имам поблагодарил Айшу за такие речи и добавил: «Она – жена вашего Пророка». И он проводил её ещё несколько километров.

Шейх Муфид пишет: «Сорок женщин, которые сопровождали Айшу, были одеты в мужскую одежду, чтобы чужие принимали их за мужчин, и чтобы ни у кого не возникло неподобающих мыслей о них, и о жене Пророка Ислама (ДБАР). Айша тоже думала, что Али (ДБМ) приставил к ней лишь мужчин, и всё время жаловалась на это. Когда они прибыли в Медину, то увидела их женщинами, переодетыми в мужчин, и пожалела о своих прежних сетованиях. Она сказала: «Пусть Бог воздаст сыну Абу Талиба лучшую награду, так как соблюл все приличия в отношении меня, как жены Пророка»[450].

Назначение предводителей

Во времена Усмана Египтом управлял Абдулла бен Саад бен Аби Сарах, и одной из причин восстания египтян стали его неподобающие поступки, так что, в конце концов, он был изгнан оттуда. В то время в Египте был Мухаммад бен Хузайфа, который постоянно ругал предводителя Египта и халифа. Когда египтяне покинули Египет для предъявления претензий халифу, то управление Египтом было отдано Мухаммаду бен Хузайфе. Он оставался при власти до тех пор, пока Имам не назначил предводителем Кайса бен Саада бен Ибаду.

Табари в своей книге указывает, что Кайс был назначен в год «верблюжьей битвы», но другие историки, такие как ибн Асир[451], приводят, что он был назначен в месяц Сафар[452]. Если они имеют ввиду месяц Сафар 36 года хиджры, то, вполне естественно, что это было до битвы, а если это месяц Сафар 37 года хиджры, то тогда это произошло через шесть месяцев после битвы, в то время как год его назначения Табари отметил 36 годом хиджры, то есть, годом проведения битвы.

Также Имам назначил Халида бен Карру Йарбуи предводителем Хорасана, а ибн Аббаса – предводителем Басры, а затем решил оттуда отправиться в Куфу. Перед отъездом он послал Абдуллу бен Джабли в Шам, где тот смог бы побеседовать с Муавией, и велеть правителю Шама объявить о своём подчинении центральной власти, во главе которой был сам Имам Али (ДБМ)[453].

Басра была важным исламским городом, там все ещё продолжались смута и волнения, и Имам назначил ибн Аббаса предводителем Басры, Зияда бен Абиху – казначеем, а Абу ал-Асвада Дуэли – их заместителем. Во время представления ибн Аббаса людям Имам произнёс великолепную речь, которую шейх Муфид привёл в своей книге[454].

Табари говорит: «Имам сказал ибн Аббасу: «Разбей со своими последователями тех, кто предаст тебя и не будет подчиняться тебе»[455]. Покидая Басру, Имам так молился Богу: «Хвала Аллаху, который вывел меня из одного из самых скверных городов». Так было подавлено первое волнение в правлении Имама, и он направился в Куфу, чтобы составить план преследования Муавии и очистить всю исламскую территорию от разврата и тирании.

_________________________
[414]- Ал-джамал, стр. 167.
[415]- Ал-джамал, стр. 167-170.
[416]- Нахдж-ал-балага, хутба 31.
[417]- Полная хроника ибн Асира, т. 3, стр. 229.
[418]- Ал-джамал, стр. 178-179.
[419]- Хроника Табари, т. 3, стр. 520.
[420]- Полная хроника ибн Асира, т. 3, стр. 263.
[421]- Ал-джамал, стр. 172.
[422]- Нахдж-ал-балага, хутба 11.
[423]- Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 1, стр. 244.
[424]- Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 1, стр. 265.
[425]- Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 1, стр. 257-267.
[426]- Добыча, 17.
[427]- Ал-джамал, стр. 166-198; Хрника Табари, т. 3, стр. 539.
[428]- Ал-джамал, стр. 204: Хроника ибн Асира, т. 3, стр. 243-244.
[429]- Хроника Табари, т. 3, стр. 540; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 1, стр. 235.
[430]- Ал-джамал, стр. 209.
[431]- Ал-джамал, стр. 223.
[432]- Хроника Табари, т. 3, стр. 543.
[433]- Нахдж-ал-балага, хутба 73.
[434]- Хроника Табари, т. 2, стр. 543.
[435]- Васаил-аш-шиа, т. 11, глава 25 (одна из глав джихада).
[436]- Там же.
[437]- Хроника ибн Хишама, т. 1, стр. 639.
[438]- Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 1, стр. 348.
[439]- Там же.
[440]- Женщины, 18.
[441]- Ал-джамал, стр. 211 и 213.
[442]- Усд-ал-габа, т. 2, стр. 152.
[443]- Хоника Табари, т. 3, стр. 545.
[444]- Нахдж-ал-балага, хутба, 13.
[445]- Нахдж-ал-балага, хутба, 14.