Амираль Муминин Али ибн Аби Талиб (ДБМ)
 
Глава седьмая

План Имама Али (ДБМ) для захвата вероотступников

Главной задачей первых дней правления Имама Али (ДБМ) стало очищение исламского общества от недостойных правителей, которые использовали общую казну мусульман в своих целях. Некоторую часть они прятали в виде кладов, а другую тратили на удовлетворение личных интересов, и каждый из них самозванно объявлял себя правителем, грабя людей и создавая всяческие неудобства для них. Их идейным вдохновителем был Муавия, сын Абу Суфьяна, который ещё со времён правления второго халифа, пользуясь соседством с цезарем, нежился в его дворцах, и каждого, кто смел возразить против его деспотической власти, сразу же высылался или был казнен.

Когда Имам получил весть об отступничестве правителя Шама, он решил силой ответить на притязания Муавии. В этот момент он получил письмо от Умм-ал-Фадл, дочери Хариса бен Абд-ал-Мутталиба, и узнал о вероотступничестве Тальхи и Зубайра и их выступлении в Басру[384].

Получив это известие, Имам изменил своё решение и с тем же войском, с которым хотел направиться в Шам, двинулся в сторону Басры, желая перехватить вероотступников ещё на полпути и в зародыше подавить смуту. Поэтому он назначил предводителем Медины Тамама, сына Аббаса, а его другого сына, Касма – предводителем Мекки[385] и с 700 людьми[386] направился в сторону Басры. Достигнув местечка Рабаза, он узнал, что вероотступники, догадываясь о плане перехвата, при помощи знакомых людей прошли другим путём[387].

Если бы Имам узнал об их решении раньше, то перехватить их на полпути было бы лёгким делом, и отступники не смогли бы оказать никакого сопротивления, так как единство Тальхи и Зубайра было лишь внешним: каждый из них хотел взять власть в свои руки, а свергнув соперника. Их лицемерие было настолько велико, что уже с момента выхода из Мекки проявились признаки их разногласий. Даже по пути в Басру они спорили о том, кто возглавит общественную молитву. Из-за этих разногласий по приказу Айши оба были лишены этой чести, возглавить общественную молитву поручили сыну Зубайра Абдулле. Мааз говорит: «Клянусь Богом! Если бы эти двое взяли верх над Али, то в вопросе халифата никогда не пришли бы к единому соглашению»[388].

Некоторые из сторонников Имама советовали ему отказаться от преследования Тальхи и Зубайра, но Имам не согласился с ними. По этому поводу мы приведем одно из изречений Али (ДБМ): «Клянусь Аллахом, я не собираюсь уподобиться барсуку, который продолжает спать под звуки падающих камней (вокруг его норы), покуда не найдет его ищущий и не одолеет охотник. Однако, я сражаюсь и буду сражаться за истину против отвратившихся от нее, с помощью слышащих, повинующихся, убежденных, обращающихся, всегда, покуда ни придет мой день»[389]. Этими словами Али (ДБМ) объявил о своей задаче. Он признал недостойным молчаливое примирение с предателями, ради осуществления своей цели он задумался о реформировании армии.

Военная реформа

Получив весть о побеге вероотступников, Имам решил преследовать их до Басры, но количество людей, сопровождавших Имама не превышало 700 или 900 человек. Несмотря на то, что большую часть этих воинов составляли именитые мухаджиры и ансары, некоторые из которых были участниками еще битвы при Бадре, этого было недостаточно для того, чтобы противостоять войску, специально снаряженному на войну, к которому, к тому же, готовы были присоединиться люди, жившие в окрестностях Басры. Поэтому Имам решил придать своей армии новый облик, призвав на помощь местные племена, бывшие в его подчинении. Для этого Удей бен Хатам пришёл к своей общине Тай и, известив их о намерениях Али (ДБМ), сказал им: «Во время жизни Пророка вы отказались воевать против него и помогли ему в борьбе с неверными. Знайте, что к вам прибывает Али. Во времена невежества вы воевали ради этого мира. Теперь же, в период пришествия Ислама, боритесь ради будущей жизни. Я призываю вас и к этому, и к будущему миру. Сейчас к вам прибудут Али с мухаджирами и ансарами, участвовавшими в прежних битвах. Пока не поздно, поспешите навстречу Имаму».

Речь Удея оказала поразительное влияние на присутствующих, все они в один голос выразили своё согласие помочь Имаму. Когда Имам прибыл к ним, к нему подошёл старик и, выражая свою признательность, сказал: «Приветствую тебя, Повелитель правоверных! Клянусь Богом! Если бы мы и не находились в твоём подчинении, то мы бы помогли тебе из-за одной твоей близости к Пророку и твоих прежних достижений. Следуй путём борьбы, и все люди общины Тай пойдут за тобой, и никто не предаст тебя». Таким образом, после присоединения этих людей армия Имама обрела новый облик.

Рядом с общиной Тай жила и община бани Асад. Один из представителей общины по имени Зуфр, который ещё с Медины следовал за Имамом, попросил разрешения тоже пойти к своей общине и призвать людей помочь ему. После некоторых бесед он добился того, что ряды армии Имама пополнились и представителями его общины. Конечно же, успех Зуфра не сравнится с успехом Удея, так как Удей в своей общине из-за благодеяний, оказанных его отцом, имел большое влияние, в то время как у Зуфра такого авторитета не было. Также нужно учесть и то, что община Тай была крепка в своих убеждениях, свою преданность Исламу они показали в борьбе с вероотступниками, и после смерти Пророка никто из них не изменил своей вере. В общин же бани Асад имелись вероотступники, и лишь большими усилиями общины Тай они вновь были возвращены на путь Ислама[390].

Действия вероотступников на пути в Басру

Тальха и Зубайр были сподвижниками Пророка Ислама (ДБАР), но у них не было такого влияния и положения, чтобы они одни могли восстать против халифа и возглавить войско Мекки в походе на Басру. Если бы среди них не было жены Пророка Ислама (ДБАР), и если бы не богатства омейядских правителей, их заговор потерпел бы крах ещё в Мекке. Стоит напомнить, что они направились из Мекки в Басру под предлогом мести за убийство Усмана, утверждая, что Али (ДБМ) – убийца или же сторонник убийц. По пути они постоянно повторяли призывы к мести за убийство Усмана, но эти лозунги были так смешны, что даже близкие Усмана насмехались над ними. Это подтверждает следующее событие: Саид бен Ас встретил вероотступников, возглавляемых Тальхой и Зубайром, в местечке Зат Ирк. Будучи из Омейядов, он спросил у Марвана: «Куда вы идёте?» Марван ответил: «Идём отомстить за Усмана». Саид сказал: «Зачем далеко идёте? Убийцы Усмана находятся позади вас (то есть, это Тальха и Зубайр)»[391].

Ибн Кутайба сообщает по этому поводу больше. Он пишет: «Когда Тальха, Зубайр и Айша достигли местечка Абу Тас, Саид бен Ас в сопровождении Мугайры бен Шуабы с чёрным луком в руках пришёл к Айше и спросил: «Куда ты идёшь?» Она сказала: «В Басру». Саид спросил: «Что ты хочешь?» Она ответила: «Отомстить за смерть Усмана». Саид воскликнул: «О, Айша! Убийцы Усмана находятся рядом с тобой». После этого он пошёл к Марвану, и между ними состоялся тот же самый разговор, Саид сказал: «Убийцами Усмана являются Тальха и Зубайр, убив его, они хотели забрать власть в свои руки, но не достигли своей цели. Теперь же они хотят смыть кровь кровью, грех – покаянием»[392].

Мугайра бен Шуаба, который после гибели Али (ДБМ) считался правой рукой Муавии, в тот день сказал людям: «Если вы вышли с Айшей, то пожелайте для неё благого конца, а если вы вышли отомстить за убийство Усмана, то их убийцами являются ваши же предводители, если вы вышли, чтобы противостоять Али (ДБМ), то скажите, какой недостаток вы в нём увидели. Ради Бога! Воздержитесь от осуществления второй смуты за год (т.е. первая смута – убийство Усмана)». Но ни речи Саида, ни речи Мугайры не произвели на восставших какого-либо впечатления. Поэтому Саид отправился в Йемен, а Мугайра – в Таиф, они не участвовали в «верблюжьей битве» и битве при Сиффине.

Спешное продвижение

Чтобы не попасть в руки Имама Али (ДБМ), Тальха и Зубайр спешно преодолевали путь от Мекки до Басры. Так, они захотели найти быстрого верблюда, чтобы тот как можно скорей довёз Айшу до Басры. По пути они увидели некого араба из общины Урнийа, который ехал верхом на своём верблюде. Они попросили его продать им верблюда. Он оценил своего верблюда в тысячу дирхемов. Покупатели воскликнули: «Ты с ума сошёл? Где ты видел верблюда за тысячу дирхемов?» Владелец верблюда ответил: «Ты ничего не знаешь о нём. Ни один верблюд не может состязаться с ним». Покупатель сказал: «Если бы ты знал, для кого я хочу купить этого верблюда, то ты отдал бы его даром». Тот спросил: «Так для кого же ты покупаешь?» Покупатель назвал имя Айши. Владелец верблюда, проявляя почтение к Пророку Ислама (ДБАР), отдал ему верблюда, взамен ничего не взяв. Желая использовать араба в качестве проводника, покупатель привёл его в место, где остановилась Айша, и дал ему за верблюда 400 или 600 дирхемов. Также он попросил его помочь им преодолеть часть пустыни, и тот согласился.

Знавший все места этой территории проводник впоследствии рассказывал: «Где бы мы ни проходили, Айша спрашивала у меня названия мест. Когда мы достигли местечка Хаваб, послышался вой собак. Вынув голову из паланкина, Айша спросила: «Что это за место?» Я ответил: Хаваб. Как только Айша услышала это название, она закричала и тут же остановила своего верблюда. Она воскликнула: «Клянусь Богом! Я – та самая женщина, которая проходит мимо Хаваба, и здешние собаки лают на её верблюда». Она повторила эти слова три раза и начала громко кричать, требуя, чтобы её вернули обратно. Видя происходящее, остальные тоже остановились. Все увещевания о необходимости спешки были напрасны, Айша оставалась возле Хаваба до следующего дня. Но, в конце концов, её двоюродный брат Абдулла бен Зубайр сказал ей: «Как можно скорей продолжи движение, так как Али преследует нас и, возможно, между нами начнётся битва»[393].

Табари из-за своей предвзятости приводит это событие так, как мы рассказали выше. Но ибн Кутайба, который жил до него (умер в 276 г.л.х.), пишет: «Когда Айше сообщили название этой местности, она сказала сыну Тальхи: «Я должна вернуться, так как однажды Пророк, сидя среди своих жён, где была и я, сказал: «Одну из вас я вижу в местечке Хаваб, и тамошние собаки лают на неё». Затем он обратился ко мне: «Не дай Бог, чтобы той женщиной была ты!» Тогда сын Тальхи попросил её продолжить путь, но Айша отказалась. Её двоюродный брат Абдулла бен Зубайр лицемерно поклялся, что это местечко вовсе не Хаваб, и что Хаваб они прошли ещё в начале ночи. Не ограничившись этим, они привели ещё местных арабов, которые также ложно засвидетельствовали, что это место – не Хаваб. Как много таких лжесвидетельств в истории Ислама! Так они продолжили дальнейший путь и остановились поблизости Басры, предводителем которой был Усман бен Ханиф, назначенный Имамом Али (ДБМ)»[394].

Вероотступники приближаются к Басре

Когда вероотступники приблизились к Басре, некий человек из общины Тамим попросил Айшу перед входом в Басру известить местных предводителей о своих намерениях. Поэтому Айша разослала письма лидерам Басры, а сама остановилась в местечке Хуфайр и стала ждать ответного письма.

Ибн Аби-ал-Хадид приводит от Аби Михнафа, что Тальха и Зубайр тоже написали письмо предводителю Басры и попросили его добровольно отдать власть в их руки. Получив их послание, Усман вызвал к себе Ахнафа бен Кайса и ознакомил его с содержанием письма. Ахнаф посоветовал: «Хотя они утверждают, что восстали, чтобы отомстить за убийство Усмана, они сами убили его. Я считаю необходимым готовиться к противостоянию с ними. Ты – предводитель, и люди пойдут за тобой. Поэтому, не дожидаясь, пока они придут к тебе, сам иди к ним». Усман сказал: «Моё мнение такое же, но я жду приказа Имама». После Ахнафа к Усману вошёл Хукайм бен Джабала Абди. Усман и тому прочитал письмо Тальхи и Зубайра, и тот повторил то же, что и Ахнаф. Он сказал: «Позволь мне встать на борьбу с ними. Если они присягнули Али, то хорошо, а если нет, я буду биться с ними». Усман ответил: «Если примем решение противостоять им, я буду первым в этом деле». Хукайм сказал: «Нужно как можно скорей предпринять что-то, так как если вероотступники войдут в Басру, то из-за присутствия жены Пророка симпатии людей будут на их стороне, и они свергнут тебя с твоего поста».

В это время Усман получил письмо от Имама, в котором тот извещал о вероотступничестве Тальхи и Зубайра, об их направление на Басру. Али приказал Усману призвать отступников следовать ранее заключённому соглашению. Если они согласятся, то пусть правитель Басры отнесётся к ним наилучшим образом, в противном случае он должен воевать с ними, чтобы лишь Бог был судьёй между ними. Имам Али (ДБМ) послал письмо через Рабзу. Письмо было написано Убайдуллой, секретарём Имама, и подписано самим Имамом[395].

После беседы со своими сторонниками и получения письма от Имама, Усман сразу вызвал к себе двух известных людей, Имрана бен Хусайна и Абу ал-Асвада Дуэли, и приказал им выйти за ворота Басры, встретиться с Тальхой и Зубайром и узнать об их цели прихода в Басру с армией. Те сразу же собрали своё войско и встретились с Айшей, Тальхой и Зубайром. Айша ответила им: «Кое-кто безвинно убил правителя мусульман, разграбил имущество и нарушил почтение перед запретным месяцем. Я пришла сюда, чтобы раскрыть эти преступления и сказать людям, что им делать в таких случаях»[396] (в другом предании сказано: «Я пришла сюда, чтобы собрать армию, и с её помощью наказать врагов Усмана»).

После разговора с Айшей посланники пришли к Тальхе и Зубайру и спросили: «Зачем вы пришли сюда?» Те ответили: «Отомстить за Усмана». Представители предводителя спросили: «Разве вы не присягнули Али?» Те ответили: «Мы присягнули из-за страха перед мечом Малика Аштара». Тогда представители вернулись к правителю и известили его о целях вероотступников. Тот принял решение задержать их приближение к Басре, добившись для этого поддержки людей. Поэтому глашатаи города призвали всех людей собраться в мечети. Глашатай предводителя представил себя жителем Куфы из общины Кайс и сказал: «Если эти люди говорят, что они из-за страха перед гневом Али пришли в Басру, то их слова не имеют основания, так как они находились в Мекке под покровительством Бога, где даже птицы находятся в безопасности. Если же они пришли сюда отомстить за убийство Усмана, то в Басре нет убийц Усмана, зачем же они появились здесь? О, люди! Нужно противостоять им и вернуть их туда, откуда они пришли».

Из толпы вышел некто по имени Асвад и сказал: «Они не считают нас убийцами Усмана, напротив, они пришли искать у нас помощи, чтобы отомстить за убийство Усмана». Несмотря на то, что слова Асвада вызвали недовольство большинства жителец, стало ясно, что у Тальхи и Зубайра в Басре уже была поддержка.

Из своего лагеря вероотступники двинулись в сторону Басры, и Усман бен Ханиф тоже вышел им навстречу. Они встретились в местечке Марбад. Сторонники Тальхи и Зубайра расположились справа от этого местечка, а сторонники Усмана бен Ханифа – слева. Тальха и Зубайр говорили о добродетелях и страданиях Усмана, призывали людей отомстить за него. Все в один голос подтверждали их слова, но сторонники предводителя сочли их речи ложными, противостояние двух сторон лишь усилилось. Среди сторонников Усмана не было ни малейшего колебания. Когда Айша увидела такое положение дел, она сказала: «Люди постоянно жаловались на ставленников Усмана и рассказывали нам обо всём происходящем. Мы также рассмотрели это дело и поняли, что он был благородным человеком, а доносчики – хитрецами и обманщиками. Когда недовольные стали сильнее, они ворвались в дом халифа и без всяких на то причин убили его во время запретного месяца. Знайте! То, что достойно вас, и недостойно других – это то, что вы должны схватить убийц и применить в отношении них то, что предписал Бог». Затем она прочитала такой аят: «Разве ты не видел тех, которым была дана часть писания? Их призывают к писанию Аллаха, чтобы оно решило между ними; потом некоторые из них отворачиваются, отвратившись»[397]. Речи Айши вызвали волнение среди сторонников предводителя. Некоторые стали подтверждать ее слова, а некоторые – опровергать их, и в едином войске Усмана бен Ханифа начались разногласия. Айша направилась из Марбада в Даббагин, в рядах Усмана возникла смута, и, в конце концов, некоторые из воинов присоединились к вероотступникам.

В том местечке, где остановилась Айша, к ней подошел некто из племени бани Саад и начал требовать объяснений. Он сказал: «Айша! Убить Усмана нам было легче, нежели видеть тебя и то, что ты покинула свой дом и поехала верхом на этом проклятом верблюде. Бог даровал тебе завесу почёта, но ты отодвинула ее ради осуществления непристойных планов. Если ты пришла по своей воле, то сейчас же возвращайся назад, а если ты здесь по принуждению, то прими от нас помощь». Другой человек из той же общины сказал Тальхе и Зубайру: «Зубайр! Ты являешься сподвижником Пророка. Ты, Тальха, защищал Пророка от всякого вреда. С вами вижу и ваших матерей. Неужели вы и жен своих привели?» Те сказали: «Нет». Тот сказал: «Тогда я тут же отделяюсь от вас».

В это время Хукайм бен Джабала Абди со своими воинами выступил против вероотступников, защищая интересы представителя Имама, и между ним и сторонниками Тальхи и Зубайра началась битва. Чтобы прекратить кровопролитие Айша приказала покинуть это место и направиться в сторону кладбища бани Мазин. Когда они достигли кладбища, наступила ночь, и предводитель вынужден был вернуться в город. Сторонники Айши ночью собрались в местечке Дар-ар-ризк, где начали готовиться к новому сражению. На следующий день Хукайм бен Джабала напал на них, началась кровавая битва, в которой были убиты и ранены многие люди.

Кратковременный мир между двумя сторонами

С приведёнными ранее фактами историки единодушно соглашаются. Разногласия начинаются в связи с последующими событиями, то есть, с тем, каким образом обе стороны пришли к соглашению прекратить битву и выжидать. Тут Табари и Джазари расходятся в своих взглядах. Второй, на наш взгляд, более близок к истине, но мы рассмотрим оба мнения. Разъяснение подробностей принесения присяги Тальхи и Зубайра

Табари пишет: «Обе стороны пришли к решению написать письмо жителям Медины, чтобы те подробнее описали момент принесения присяги Тальхой и Зубайром Али (ДБМ). Если жители Медины засвидетельствуют, что их присяга была добровольной, то оба они должны будут вернуться в Медину и больше не беспокоить Усмана бен Ханифа. Если же мединцы подтвердят, что те присягнули по принуждению или из-за страха, то в этом случае Усман должен покинуть Басру и передать власть и общую казну в руки Тальхи и Зубайра.

Текст мирного соглашения Табари привёл в своей хронике, указав на то, что Кяаб бен Сур взял его и отправился в Медину. В пятницу в мечети Медины он донёс послание жителей Басры до жителей Медины. На вопрос ответил только один человек по имени Усама. Он сказал: «Их присяга не была добровольной, они были вынуждены присягнуть из страха». Это вызвало недовольство среди большинства присутствующих, люди даже хотели убить Усаму, и если бы не подоспели Сухайб, Мухаммад бен Муслима и другие почтенные мединцы, то Усама был бы непременно убит. Кяаб, вернувшись в Басру, рассказал всем о виденном в Медине, и тогда Тальха и Зубайр послали Усману бен Ханифу письмо с требованием сложить полномочия, так как слова Усамы доказывали, что их присяга не была добровольной.

Такое изложение событий выглядит нереальным, так как:

1. Передатчиком этого события является Сайф бен Умар, которого исследователи считают недобросовестным человеком, но, к сожалению, некоторая часть из хроники Табари (события от 11 до 36 года хиджры) полна сведениями от него.

2. Преодоление пути из Басры в Медину и повторное возвращение требовало в те времена много времени, а вероотступники знали, что Имам преследует их. Поэтому такое промедление было вовсе не в их интересах, а напротив влекло за собой большую опасность. Вряд ли в такой ситуации Тальха и Зубайр, желая как можно скорей овладеть городом и устранить его предводителя, стали бы ждать ответа из Медины.

3. Такие меры могли предпринять лишь люди, уверенные в том, что сподвижники Пророка Ислама (ДБАР) засвидетельствуют о принуждении во время принесения присяги. Но такой уверенности у них не было, напротив, они были уверены в обратном. Не даром, согласно приведённому Табари от Сайфа бен Умара, о принуждении засвидетельствовал только один человек, остальные же промолчали по этому поводу.

4. Самым явным свидетельством добровольности их присяги является отказ от присяги таких людей, как Саад Ваккас, Абдулла бен Умар, Усама, Хассан и других – они не подчинились Али, и никто не преследовал их за это. Если бы Тальха и Зубайр тоже не хотели приносить присягу, то они могли бы стать в один ряд с ними. Когда Имам узнал обо всём этом, то сказал о Зубайре: «Он утверждает, что присягнул мне, протянув руки свои, но он не присягнул, обратив (ко мне) сердце свое, таким образом, он подтвердил присягу внешне, но объявил, что не приносил ее внутренне. Так пусть же по этому поводу приведет более веское доказательство, если же нет, то пускай обратится вновь к тому, от чего он отступился»[398].

Уже после смерти предводителей вероотступников Имам так сказал о них: «Господи, поистине, эти двое враждовали со мной и притесняли меня, и нарушали завет свой со мной, и возмущали людей против меня; так развяжи завязанное ими, и не укрепляй для них то, что они сплели, и яви им наихудшее в том, что они замышляли и творили. Вот, я пытался сделать их твердыми перед сражением, и подбадривал их перед схваткой, но они презрели благодать и отреклись от спасения»[399].

Получение приказа от Имама Али (ДБМ)

Другой причиной соглашения является то, что Усман бен Ханиф обратился к вероотступникам со словами, что он – представитель Имама и не может удовлетворить их просьбу, не написав письмо Имаму и получив от него соответствующее разрешение[400]. Ибн Кутайба в книге «Ал-Имамат ва ас-сийасат» добавляет: «Обе стороны пришли к соглашению, что Усман бен Ханиф останется правителем города, и вся власть, мечеть и казна будут в его распоряжении, а Тальха и Зубайр могут остановиться, где захотят до тех пор, пока не получат вести от Имама. Если от Имама они получат положительный ответ, то смогут достичь своих целей, в противном случае каждый будет волен выбирать желаемый путь. Основываясь на этом, они заключили соглашение, и от обеих сторон были приведены свидетели»[401].

Этот факт выглядит более достоверным. Конечно, это не означает, что вероотступники и вправду согласились с предложенным, наоборот, приняв соглашение лишь внешне, они решили при первой же возможности, ночью захватить власть и лишить Усмана бен Ханифа правления Басрой. Поэтому историки утверждают, что Айша написала письмо Зайду бен Сухану и, называя его своим сыном, попросила его присоединиться к ним или же, хотя бы, остаться в стороне и не поддерживать Али (ДБМ). В ответ Зайд написал ей: «Пусть милость Бога коснётся и Айши! Ей было приказано сидеть дома, а нам было приказано воевать. Она оставила свои обязанности и призывает нас следовать её обязанностям (то есть, сидеть дома). Но, с другой стороны, она последовала нашим обязанностям и призывает нас отречься от наших».

Ибн Аби ал-Хадид передаёт, что предводители вероотступников начали спорить между собой и, в конце концов, пришли к выводу, что если Али (ДБМ) со своим войском нагонит их, им придёт конец. Поэтому они написали письмо соседним общинам и переманили на свою сторону некоторых вождей (Азд, Дабба и Кайс бен Гилан). В то же время некоторые общины остались верны Имаму[402].

Глава восьмая

Кровавый переворот

Настал момент, когда предводители вероотступников почувствовали свою силу и, несмотря на то, что письмо Усмана только что было выслано, они в один холодный ветреный вечер во время ночной молитвы (есть предание, что во время утренней молитвы) напали на мечеть и здание правительства, и, убив находившихся там охранников, завладели наиважнейшими учреждениями города. Затем для привлечения симпатий людей каждый из предводителей выступил с речью. Воздав почести убитому халифу, Тальха сказал: «Халиф совершил прегрешение, но покаялся в нем. Мы первыми хотели упрекнуть его за недостойное поведение, но нас опередили и убили его». Услышав это, люди начали протестовать, говоря: «Приходившие от тебя письма были совсем иного мнения о халифе. Ты призывал нас восстать против него». Тогда встал Зубайр и в своё оправдание сказал: «Вы не получали от меня письма».

В это время встал некто из общины Абд-ал-кайс и рассказал о судьбе четырёх халифов, в своём изложении истории он подчеркивал, что все халифы назначались мухаджирами и ансарами, при этом с жителями Басры никто не советовался. «И вот, - говорил этот человек, – вы присягнули Али, не спросив нашего мнения. Так что же плохого вы в нём увидели? Неужели присвоил себе чужое имущество? Или же поступил неправильно? Или же сделал что-то запретное? Если он не совершал ни один из этих грехов, почему же тогда восстали?»

Такие сильные доводы вызвали гнев корыстолюбцев, они были готовы убить этого честного мусульманина, и лишь его община смогла препятствовать этому. На следующий день они напали на него и ещё семьдесят его сторонников и убили их. Затем захватили всю власть в свои руки, тем самым, достигнув своих целей.

Судьба предводителя

Поведение Усмана бен Ханифа, препятствовавшего их планам, очень разозлило вероотступников. Поэтому, захватив его в свои руки, они безжалостно избили Усмана и велели выдергать ему волосы и бороду. Затем Тальха и Зубайр стали решать вопрос о казни бывшего правителя, но все же вынуждены были отпустить его, так как опасались, что его брат, живущий в Медине, Сахл бен Ханиф, начнет мстить за убитого. Усман покинул Басру, стремясь поскорее встретиться с Имамом Али (ДБМ). Увидев его в таком виде, Имам в шутку сказал: «Ты уходил от нас стариком, а вернулся молодым!» Усман рассказал ему о случившемся.

О количестве убитых в этом кровавом перевороте приведены различные мнения. Табари и Джазри говорят о сорока убитых, ибн Аби ал-Хадид – о семидесяти, а Абу Михнаф – о четырехсот[403]. Печальнее всего то, что вероотступники добрались до охранников мечети и правительственного здания с помощью хитрости и обмана, и всем, кто пытался сопротивляться, безжалостно отрубили головы.

Восстание Хукайма бен Джабаллы

Между тем некто Хукайм бен Джабалла был весьма недоволен унижением Усмана и страшным убийством охранников. Собрав триста человек, он решил воевать с отступниками. Он разделил своё войско на четыре подразделения, во главе которых поставил своих братьев. В битве с Хукаймой вероотступники для привлечения симпатий людей в первый раз использовали жену Пророка Ислама (ДБАР), посадив её на верблюда. Поэтому, день восстания Хукайма тоже назвали «верблюжьей битвой», для различения того дня с известной всем «верблюжьей битвой» первую назвали малой битвой, а вторую – большой.

В этой битве были убиты все триста воинов Хукайма все три его брата. Так вся власть в Басре окончательно перешла в руки Тальхи и Зубайра. Однако из-за властолюбия Тальхи и Зубайра между ними появились разногласия насчет ведения общественной молитвы, так как это стало бы признанием превосходства одного из них. Когда Айша узнала об их разногласиях, она запретила обоим вести молитву и возложила эту честь на их сыновей: Абдулла бен Зубайр и Мухаммад бен Тальха по очереди через день должны были вести общественные молитвы.

Когда Тальха и Зубайр заполучили в полное распоряжение общую казну Басры, и их глаза заблестели от жадности при виде столь огромного богатства. Зубайр прочёл такой аят: «Обещал вам Аллах обильную добычу, которую вы возьмете, и ускорил Он вам это»[404]. Затем он добавил: «Мы более достойны владеть всем этим людским богатством». После этого он составил список полученных ценностей. Когда Имам завладел Басрой, всё украденное имущество вернулось в общую казну[405].

Имам Али (ДБМ) узнаёт о перевороте

Территория Рабазы связана со многими историческими событиями. Имам хорошо знал эти места, особенно, когда они стали местом ссылки некоторых близких сторонников Имама, например, Абузара Гаффари, сосланного из-за критики несправедливости и расточительства. По прошествии некоторого времени Божья воля снова направила Али (ДБМ) В Рабазу, чтобы пополнить армию для борьбы с вероотступниками.

Уже находясь в Рабазе, Имам получил вести о перевороте в Басре, узнал, что Тальха и Зубайр вошли в город, убив всю охрану и сотни других людей, и завладели им. Избив предводителя города, они прогнали его прочь и сумели с помощью лживых речей привлечь на свою сторону некоторые племена Басры.

Для подавления восстания вероотступников Имам решил использовать жителей Куфы, которые были единственной опорой Имама в Ираке. Но в этом ему препятствовал правитель Куфы Абу Муса Ашари, считавший любое восстание смутой и запрещавший людям поддерживать Имама.

Ещё до присяги мухаджиров и ансаров Имаму Абу Муса был правителем Куфы, после избрания Имама по просьбе Малика Аштара он был оставлен на своём посту. Кроме просьбы Малика Аштара, в пользу Абу Мусы говорила его честность и верный учёт общей казны, в этом Абу Муса выгодно отличался от других предводителей.

Итак, Имам видел выход из сложившейся ситуации в том, чтобы послать в Куфу своих людей с письмами Абу Мусе и жителям города, чтобы подготовить их к борьбе с вероотступниками, в противном случае он грозил сместить предводителя и назначить другого. Вот дела, которые сделал Имам:

1. Мухаммада бен Аби Бакра посылает в Куфу

Имам послал с письмом в Куфу Мухаммада бен Аби Бакра, который должен был донести его призыв о помощи до жителей города, но упрямство Абу Мусы оставило все его усилия без результата. Когда люди обратились к Абу Мусе, он сказал им: «Отстранение от смут дарует вам вечный мир, восстание даст вам блага земного мира» (Какой хотите, выбирайте)[406]. Поэтому представители Имама покинули Куфу с пустыми руками и, встретившись с Имамом в местечке Зикар, рассказали ему о произошедшем.

2. Имам посылает ибн Аббаса и Малика Аштара

Как и в других случаях, Имам не хотел применять силу до тех пор, пока дело окончательно не зайдёт в тупик. Поэтому он предпочёл послать к Абу Мусе двух других своих близких сторонников – ибн Аббаса и Малика Аштара, чтобы те, побеседовав с ним, смогли найти решение этой проблемы. Имам сказал Малику: «Ты должен исправить дело, у которого до сих пор был лишь негативный результат». Так оба посланника направились в Куфу для встречи и беседы с Абу Мусой. В этот раз правитель изложил свою позицию в несколько ином виде: «Это восстание, где спящий лучше бодрствующего, бодрствующий лучше сидящего, сидящий лучше стоящего, стоящий лучше едущего верхом, едущий верхом лучше клеветника»[407]. Затем он предложил посланникам сложить оружие. И на этот раз представители Имама после множества усилий, отчаявшись, вернулись к Али и известили его об упорстве Абу Мусы.

3. Имам Али (ДБМ) посылает Имама Хасана (ДБМ) и Аммара Йасира

В этот раз Имам решил послать в Куфу самых достойных людей, то есть, своего старшего сына Хасана и Аммара Йасира. Первый был внуком Пророка Ислама (ДБАР) и был постоянно окружён его любовью, а второй являлся одним из выдающихся деятелей Ислама, о котором мусульмане слышали много похвалы от Пророка Ислама (ДБАР). И вот эти двое тоже прибыли в Куфу с письмом от Имама Али (ДБМ). Вначале Имам Хасан (ДБМ) прочитал письмо жителям Куфы. Оно было следующего содержания: «От раба Божьего Али, Повелителя Правоверных, жителям Куфы, передовым ансарам, вождям арабов. А после этого: вот, сообщу я вам о деле Усмана, так, что слышание о нем станет подобно (вашему) лицезрению его, вот, люди возмутились против него, и был я среди мухаджиров тем, кто более остальных требовал (с него) дать (людям) удовлетворение и уменьшить притеснение, что до Тальхи и Зубайра, то легчайшая поступь их против него была громогласна, тишайший голос их – ужасным. И в Аише также было зерно гнева против него, и взбунтовался на него народ, и убили его, и принесли мне люди присягу, не будучи ни принужденными, ни силой приведенными, но покорными, добродетельными. Знайте же, что место хиджры (Медина) было жителями покинуто, людьми оставлено, став как кипящий котел, где (дух) бунтовской встал крепко на ось - так устремитесь к вашему повелителю, спешите к джихаду с вашим противником, если на то есть, воля Аллаха, Могучего и Всевышнего»[408].

После прочтения письма Али настало время самим представителям Имама произнести речь, просвещая людей. Когда сын Имама начал говорить, все взгляды устремились к нему, люди в душе молились за него, прося у Бога сделать его речь ещё крепче. Имам Хасан (ДБМ), опираясь на трость или копьё, так начал свою речь: «О, люди! Мы призываем вас к следованию писанию Бога и сунне его Пророка, а также хотим призвать вас последовать за самым знающим, справедливым и лучшим человеком, которому вы присягнули. Мы хотим призвать вас к тому, о ком Коран не сказал ничего плохого, кого не отвергла сунна, кто уверовал в того, с кем был связан двойными узами (верой и родственной связью). Этот человек никогда не покидал Пророка. В тот день, когда люди отдалились от Мухаммеда, Бог ограничился лишь его помощью Пророку. Вместе с Пророком он выстаивал молитвы, когда другие ещё были язычниками. О, люди! Этот человек просит у вас помощи и призывает вас к истине. Он желает, чтобы вы поддержали его и выступили против вероотступников, убивших достойных сподвижников и разграбивших общую казну. Пусть милость Бога будет с вами, всегда идите по Его пути. Совершайте благодеяния и отдаляйтесь от зла. Будьте готовы к тому, к чему уже готовы достойные люди».

Ибн Аби ал-Хадид от известного историка Абу Михнафа приводит две речи Имама Хасана (ДБМ), но мы ограничились переводом одной из них. Обе речи Имама Хасана (ДБМ) поражали своим страстным призывом принять сторону Али (ДБМ)[409].

Когда Имам Хасан (ДБМ) закончил свою речь, встал Аммар Йасир, и, восхвалив Бога и его Пророка, сказал: «О, люди! Двоюродный брат Пророка призывает вас поддержать религию Бога. Он тот, кто не совершает плохого, не нуждаётся в обучении и никого не боится. Позади него блестящее прошлое, в этом плане никто не сможет сравниться с ним. Если вы встретитесь с ним, он раскроет вам истину».

Речи внука Пророка и его самого близкого сподвижника оказали огромное воздействие на людей, все усилия предводителя рухнули. В толпе началось волнение, особенно, когда Зайд бен Сухан прочитал людям письмо Айши, которое удивило всех. Она в своём письме Зайду писала, чтобы он сидел дома и не помогал Имаму Али (ДБМ). После прочтения письма Зайд громко сказал: «Люди! Знайте, что это обязанность Айши – сидеть дома, а моя обязанность – воевать. Сейчас она призывает нас последовать её обязанностям, а сама хочет выполнять наши».

В целом, все эти события благоприятствовали Имаму и уже многие люди объявили о своей готовности последовать за ним, общее их число составило двенадцать тысяч человек. Абу ат-Туфайл пишет: «Перед тем, как войско из Куфы прибыло в распоряжение Имама, он сказал мне, что количество воинов в нем составит 12001 человек. После их прибытия добровольцев я пересчитал – их было ни больше, ни меньше названного числа»[410]. Шейх Муфид число прибывших воинов оценил в 6600 человек. Он сообщает: «Имам сказал ибн Аббасу, что в течение двух дней именно это количество людей придет к нему и они убьют Тальху и Зубайра. Впоследствии Ибн Аббас сказал, что он посчитал всех воинов, их оказалось 6600 человек»[411].

Бесполезные старания Абу Мусы

Абу Муса был опечален происходящим и, обратившись к людям и Аммару, сказал: «Я слышал от Пророка, что в скором времени наступит смута, когда сидеть будет лучше, чем стоять, и то и другое будет лучше, чем ездить верхом. Бог запретил нам убивать и грабить друг друга». Со свойственной ему вспыльчивостью Аммар ответил: «Да! Пророк Ислама имел в виду именно тебя, именно твоё сидение лучше стояния, но он не имел в виду других»[412]. Тут мы рассмотрим достоверность этого хадиса.

Предположим, что у Пророка Ислама (ДБАР) есть такой хадис, но откуда известно, что здесь подразумевается «верблюжья битва»? Является ли смутой преступление тех, кто отрезал головы 400 человекам, чтобы смирившийся перед ними был лучше восставшего против них? После смерти Пророка произошло много событий: от собрания под навесом до убийства Усмана. Так почему хадис не мог относиться к ним? Пролистав страницы истории с 11 до 35 года хиджры, мы увидим, что исход многих этих событий был очень печален. Разве можно забыть горестное происшествие с Маликом бен Нувайрой? Разве можно забыть события, произошедшие в период правления третьего халифа, когда было совершено много зла и многие достойные сподвижники были сосланы? Почему же этот хадис относится не к правлению Муавии, Марвана илт Абд-ал-Малика?

Кроме этого, в Исламе есть такие четкие требования, которые никак нельзя не знать, из их числа – покорность власти. Подчинение халифу, избранному Богом, то есть, мухаджирами и ансарами – исламская обязанность, которое признают все. Абу Муса также признавал Имама Али (ДБМ) «обладателем власти», так как он признал его избрание и остался на своём постуе предводителя Куфы. Поэтому все, что бы он ни делал, он делал как представитель Али (ДБМ). В этом случае он не должен приводить какой-то сомнительный хадис для противопоставления с аяту: «Повинуйтесь Аллаху, повинуйтесь Пророку и обладателям власти», ибо его хадис противоречит аяту Корана.

Отстранение Абу Мусы от поста предводителя

Долгие убеждения и безрезультатность всех усилий вынудили Имама Али (ДБМ) отстранить Абу Мусу от власти в Куфе. Перед этим Имам написал ему: «Я посылаю к тебе Хашима бен Утбу, чтобы с твоей помощью направить мусульман в нашу сторону. Поэтому ты должен сотрудничать с ним. Мы назначили тебя на этот пост, чтобы ты был последователем истины».

Когда Имам отчаялся с помощью убеждений изменить взгляды предводителя, он послал в Куфу Имама Хасана (ДБМ) с письмом, в котором официально объявил об отстранении Абу Мусы с поста правителя, и вместо него назначил Карзу бен Кяаба. Вот содержание письма Имама: «Я считаю нужным отстранить тебя от занимаемой должности, которая не предназначена тебе Богом. Пусть Бог воспретит мне противостоять тебе. Я послал Хасана бен Али и Аммара Йасира, чтобы призвать людей к нам на помощь, и назначил правителем города Карзу бен Кяаба. Будучи отстранённым и порицаемым, ты должен оставить дела». Содержание письма было сообщено жителям, Малик Аштар, который снова по собственной просьбе был послан в Куфу, забрал у Абу Мусы власть и передал её новому предводителю, а Абу Муса, проведя ночь в городе, покинул Куфу[413].

_________________________
[384]- Хроника Табари, т. 5, стр. 167.
[385]- Хроника Табари, т. 5, стр. 169.
[386]- Ал-имамат ва ас-сийасат, стр. 51. Табари на стр. 69 приводит цифру 900 человек.
[387]- Хроника Табари, т. 5, стр. 169.
[388]- Хроника Табари, т. 5, стр. 169.
[389]- Нахдж-ал-балага, хутба 6.
[390]- Ал-имамат ва ас-сийасат, стр. 53-54.
[391]- Хроника Табари, т. 3, стр. 472.
[392]- Ал-имамат ва ас-сийасат, т. 1, стр. 58.
[393]- Хроника Табари, т. 3, стр. 975.
[394]- Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 9, стр. 312.
[395]- Ал-имамат ва ас-сийасат, т. 1, стр. 59.
[396]- Хроника Табари, т. 5, стр. 174.
[397]- Семейство Имрана, 23.
[398]- Нахдж-ал-балага, хутба 8.
[399]- Нахдж-ал-балага, хутба 137.
[400]- Хроника Табари, т. 3, стр. 486; Полная хроника, т. 3, стр. 216; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 9, стр. 319.
[401]- Ал-имамат ва ас-сийасат, т. 1, стр. 64.
[402]- Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 9, стр. 320-321.
[403]- Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 9, стр. 321.
[404]- Сура «Победа», аят 20.
[405]- Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 9, стр. 322; Хроника Табари, т. 3.
[406]- Хроника Табари, т. 3, стр. 393, 496.
[407]- Хроника Табари, т. 3, стр. 496.
[408]- Нахдж-ал-балага, письмо первое.
[409]- Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 14, стр. 11-14; Хроника Табари, т. 3, стр. 499-500.
[410]- Тот же.
[411]- Ал-джамал, стр. 157.
[412]- Хроника Табари, т. 3, стр. 498.
[413]- Хроника Табари, т. 3, стр. 501.