Амираль Муминин Али ибн Аби Талиб (ДБМ)
 
Глава четвёртая

Причины противодействия с Имамом Али (ДБМ)

Разногласия, появившиеся среди мусульман после избрания Имама Али (ДБМ) халифом, никогда прежде не наблюдались, даже при трёх прежних халифах таких противоречий не было. Те люди, которые остались недовольными избранием первого халифа, считая, что предводитель мусульман может быть избран лишь Богом, предпочли молчать ради сохранения высоких исламских принципов, споры быстро прекратились, а страсти – угасли. При избрании двух других халифов тоже существовали противоположные мнения, но и тут в скором времени ситуация успокоилась. Но после избрания Али (ДБМ) некоторые его противники открыто показывали свою антипатию к нему, тем самым, нарушив спокойствие исламского общества.

Причинами неприязни к Имаму были его прежние заслуги. Родственники некоторых людей были убиты самим Имамом в различных сражениях. Одним из противников Али был Валид бен Утба, который в день принесения присяги сказал: «В битве при Бадре ты убил моего отца и вчера не поддержал моего брата Усмана. Также в битве при Бадре ты убил отца Саида бен Ал-аса и в присутствии Усмана ты унизил Марвана, назвав его безумцем».

Но подлинные причины их вражды заключались в следующем:

- желание Имама отменить дискриминацию при разделении общей казны;

- смена недостойных правителей, назначенных прежним халифом.

Именно это и привело к тому, что некоторые корыстолюбцы и властолюбивцы восстали против Имама, спасая своё незаконно приобретённое имущество от конфискации.

Став халифом, Имам решил вернуть общество к принципам, действовавшим во времена Пророка Ислама (ДБАР), полностью восстановить всю его систему управления. Но, к сожалению, то добронравие, которое бытовало среди людей при Пророке Ислама (ДБАР), исчезло, общественная мораль стала иной, а сунна Пророка Ислама (ДБАР) была забыта. В обществе распространилась незаконная дискриминация, бразды правления оказалась в руках недостойных людей.

В совете из шести человек, созванном Умаром, Абд-ар-Рахман бен Ауф, один из богатых курайшитов, предложил Али (ДБМ): если ты будешь следовать Писанию Бога, сунне Пророка и править по тем принципам, что и первые халифы, то я присягну тебе. Но Али (ДБМ), не приняв его условий, сказал: «Я буду следовать Писанию, сунне и своему мнению, но не двум прежним халифам». Эти слова Имама стали причиной того, что Имам был лишён власти ещё на двенадцать лет, и власть досталась Усману. Но сейчас, когда Имам уже стоял у власти, настало время оживить сунну Пророка Ислама (ДБАР) в вопросе о разделении общей казны. Пророк действовал следующим образом: делил её поровну между мусульманами и не было отличия в людях арабского и неарабского происхождения или же белого или чёрного цвета кожи.

Проповедь Имама Али (ДБМ) перед разделением общей казны

Перед разделением общего имущества Али (ДБМ) произнёс такую речь: «О, люди! Никто из вас не появился на этот свет слугой или служанкой, все свободны. Бог одарил некоторых из вас множеством благ, и тот, у кого есть проблемы, должен проявлять терпение и не попрекать в своих бедах Бога. Вот перед нами находится общая казна, и мы разделим его между белыми и тёмнокожими»[360]. После такой речи Марван повернулся к Тальхе и сказал: «Али имеет в виду вас, и вы ничем не отличаетесь от других».

Искафи в своей книге «Накд-ал-усманийа» более подробно приводит речи Имама. Он пишет: «Во второй день принесения присяги в субботу 19-ого зу-аль-хиджа тридцать пятого года хиджры Али произнёс такую речь: «О, люди! Я призываю вас следовать сунне Пророка и, согласно ей, я установлю свои законы в обществе. Следуйте всему, что говорю, и воздержитесь от всего, что запрещаю». Затем он взошёл на минбар и, посмотрев по сторонам, добавил: «О, люди! Когда лишу некоторых корыстолюбивых и властолюбивых людей их имущества и укажу их религиозные права и обязанности, то пусть не поносят меня и не говорят, что сын Абу Талиба незаконно отнял у нас наше имущество. Тот, кто считает себя выше других лишь из-за родства с Пророком, должен знать, что критерием превосходства является нечто иное. Более достоин тот, кто последует на призыв Бога, Пророка и признает религию Ислам. Вы – рабы Бога, и имущество – имущество Бога, которое между вами должно быть разделено поровну. Никто не имеет превосходства над другим. Завтра всеобщая казна будет разделена между вами и арабы и неарабы – все одинаковы[361]. Метод разделения всеобщей казны

Имам приказал своему секретарю и писцу Убайдулле бен Аби Рафии, чтобы каждому из мухаджиров и ансаров дал по три динара. Тогда Сахл бен Ханиф Ансари, протестуя, сказал: «Пристойно ли, чтобы я был равен с этим чёрным человеком, который ещё вчера был моим слугой?» Имам ответил: «В писании Бога мы не видим какого-либо отличия между потомками Исмаила (арабами) и потомками Исхака.

Отстранение прежних предводителей

Одним из важнейших политических решений Имама было отстранение правителей, назначенных прежними халифами. Самым недостойным руководителем Имам считал Муавию. С первых дней своего правления Имам Али (ДБМ) принял решение отстранить всех предводителей, назначенных Усманом, так как все они использовали общую казну в личных целях и передавали полученные неправедным путем деньги по наследству своим близким родственникам. Назначение Муавии властителем Шама было одной из претензий, предъявляемых Имамом к Усману, но и многие другие назначения также вызывали его недовольство. Уже в начале тридцать шестого года хиджры Имам назначил известных людей правителями в различные исламские города: Усмана бен Хунайфа в Басру, Аммара бен Сухаба в Куфу, Абдуллу бен Аббаса в Йемен, Кайса бен Саада в Египет и Сахля бен Ханифа в Шам. Все они, кроме Сахля бен Ханифа, который вернулся с полпути, достойно оправдали проявленное к ним доверие[362].

В эти и последующие дни одним из главных вопросов стало отстранение прежних руководителей, особенно Муавии. Некоторые видные общественные деятели, хорошо знакомые с политическим положением того времени, считали политику Имама Али (ДБМ) слабой, так как Али (ДБМ) не применял каких-либо политических хитростей и считал обман и лицемерие несоответствием религиозным предписаниям. Поэтому он отстранил от власти Муавию и подобных ему людей и в результате столкнулся с горестными событиями. Ведь если бы он не отстранял ставленников Усмана до тех пор, пока полностью не завладеет положением, то не произошла бы "верблюжья битва", битва при Сиффине и другие сражения, и в своём правлении он добился бы больших успехов. Такое мнение не ново, уже с самых первых дней правления Имама ему предлагали этот компромисс, но он не поддался на уловки.

Когда Мугайра бен Шуаба, один из четырёх видных арабских политиков, узнал о решении Али (ДБМ), он, придя к нему домой, сказал: «Лучше, если ты ещё на год оставишь назначенных Усманом предводителей на их местах, когда же жители этих государств присягнут тебе и твоя власть будет распространена от востока до запада, тогда уже отстраняй и назначай всякого, кого посчитаешь нужным». Имам ответил ему: «Клянусь Богом! Я в своей религии не проявляю лицемерия и не отдаю власть в руки недостойных людей».

Мугайра сказал: «Хорошо, если ты не согласен оставить у власти прежних предводителей, так прояви хотя бы снисхождение к Муавии, чтобы жители Шама признали твою власть. Тогда уже ты без опасения сможешь отстранить его от занимаемого поста». Имам сказал: «Клянусь Богом! Я и двух дней не дам Муавии управлять людьми». Мугайра отчаялся переубедить Али (ДБМ) и покинул его дом. На следующий день он снова пришёл в дом Имама, составил приказ об отстранении Муавии и сказал: «Недостойно тебя применять хитрость и обман. Поскорее отстрани Муавию от дел».

Ибн Аббас говорит: «Я сказал Али (ДБМ): "В тот момент, когда Мугайра предложил оставить Муавию на его посту, у него были лишь добрые намерения, но на сей раз он стремится к каким-то иным целям. Я думаю, будет лучше, если ты не отстранишь Муавию от дел, когда же он и жители Шама присягнут тебе, я сам выгоню его из Шама". Но Имам не согласился со мной»[363].

Теперь же настало время рассмотреть вопрос об отстранении прежних предводителей, особенно Муавии, с точки зрения политического и общественного положения, интересов исламского общества, а также личных интересов Имама. Вредило ли сохранение прежних непристойных предводителей интересам Ислама и мусульман? Было ли верным с политической и общественной точек зрения оставить этих предводителей, или же вера и политика требовали здесь одного и того же? Если бы кто-то иной, а не Имам, стал халифом, то было бы для него единственным выходом отстранение прежних предводителей? Если бы Муавия после Усмана был избран халифом, то было бы его единственным решением отстранение прежних правителей?

Причина быстрого отстранения Муавии от власти

Нет сомнений в том, что сохранение у власти таких людей, как Муавия, противоречило вере и нравственной чистоте, которыми был известен Имам Али (ДБМ). Но вопрос в том, согласуется ли пребывание таких людей у власти с тогдашней политикой и развитием государства? Если бы в распоряжении Имама были лишь неверующие люди, и он достиг бы власти посредством таких людей, оставил бы он их тогда на своих постах? Или же взгляд на будущее и личные интересы Имама (кроме веры и интересов Ислама) также вынуждали его отстранить от власти таких людей, а все главные посты отдать тем людям, которые вызывали бы доверие у мусульман?

Некоторые склоняются к первому мнению и говорят, что только лишь вера Имама стала причиной того, что он отстранил неправедных людей от управления исламским обществом. Личные интересы Али (ДБМ), утверждают сторонники этой точки зрения, сводились к тому, чтобы оставить Муавию у власти и, пойдя на сделку с совестью, впоследствии не столкнуться с такими битвами, как Сиффин и Нахраван. Но другие исследователи, такие как известный египетский учёный Аббас Махмуд Уккад, автор книги «Абкарийат-ал-Имам Али» и современный писатель Хасан Садр придерживаются иного мнения и, предъявляя четкие аргументы, показывают, что если бы Имам Али (ДБМ) пошёл путём компромиссов, то столкнулся бы с ещё большими проблемами. Отстранение Муавии и подобных ему показывало не только веру Имама, но и его предвидение будущего и ратование за интересы государства. Все это требовало отстранить таких людей от власти.

Как показывает история, отстранив Муавию от власти, Имам столкнулся с протестом жителей Шама, но, не сделай он этого, он вызвал бы недовольство низших слоёв общества, которые привели его к власти. В этом случае проблемы лишь увеличились бы, и в исламском обществе появилась бы ещё большая разобщенность.

Теперь же ознакомимся с доводами в пользу этого мнения:

1. Имам пришёл к власти в результате недовольства низших слоёв общества, которые не могли больше терпеть тиранического правления Усмана и, в конце концов, собравшись в Медине, убили его. Гнев этого угнетённого народа был настолько велик, что вынудил даже таких людей, как Тальха и Зубайр замолчать и присягнуть Али (ДБМ). Эти люди восстали ради того, чтобы в исламском обществе перестали править личные интересы, и прекратился разврат в органах управления. На стороне этих людей выступили и преданные сподвижники Пророка, которые были недовольны прежним халифом, но предпочитали молчание. После убийства халифа они присягнули Имаму.

Но, с другой стороны, ни для кого не была тайной деспотическая власть Муавии. Если бы Али (ДБМ) проявил снисходительность в этом вопросе, то, таким образом, он продемонстрировал бы заключение мира с Муавией и невнимательное отношение к мнению народа и сподвижников. В глазах достойных последователей Имама это стало бы неким политическим соглашением и лицемерием, и не столько бы Муавия был лишен поводов к недовольству, сколько ущерба понёс бы сам Имам Али (ДБМ). Увеличивавшееся недовольство людей требовало одного: отстранить Муавию от власти. Если бы Али (ДБМ) был снисходителен к Муавии, то уже в первые дни своего правления потерял бы многих своих последователей. Тогда поднялась бы другая волна недовольства, теперь уже против самого Али (ДБМ) и с Имамом остались бы лишь те люди, которые были верны ему во всём. В итоге в исламском обществе вновь появились бы разногласия, последователи Имама разделились бы на две группы, а правление Али (ДБМ) закончилось бы, не успев и начаться.

2. Предположим, что восставшие приняли бы снисходительность Али (ДБМ) по отношению к Муавии и не появились бы недовольства этим. Но давайте подумаем, как отнёсся бы сам Муавия к такой снисходительности со стороны Али (ДБМ)? Принял бы он призыв Али (ДБМ) и призвал бы людей Шама присягнуть ему? Мог ли быть Имам спокоен в отношении Шама? Или же Муавия со своей изворотливостью и корыстным взглядом на будущее остался бы спокоен, зная, что эта снисходительность продолжится лишь до полного утверждения Али (ДБМ) во главе исламского государства, после чего тот отстранит его от дел?

Коварство и предприимчивость Муавии не были ни для кого тайной. Он лучше других знал Али (ДБМ), понимал, что под его покровительством он не сможет продолжить удовлетворять своих личных интересов и присваивать средства из общей казны. Даже если бы Имам призвал его к сотрудничеству, оно не продлилось бы долго, и скоро большая территория Шама была бы отдана в руки достойных сподвижников.

Поэтому Муавия никогда не принял бы призыва Имама, напротив, он использовал бы отсрочку для укрепления своей власти в Шаме, обвинил бы Али (ДБМ) в участии в убийстве халифа. Даже ибн Аббас признаёт, что снисходительность Имама Али (ДБМ) не была бы вечной, а продолжалась бы лишь до тех пор, пока Имам не утвердится у власти. Муавия лучше него знал, что союз с Али (ДБМ) будет кратковременным, он вообще не принял бы призыв Имама, а принялся бы искать другие пути.

Потеря времени

Главным «оружием» Муавии была месть за убийство Усмана. Если бы он с самого начала не воспользовался этой возможностью, то уже не смог применить этот козырь. Муавия выставил напоказ окровавленную рубашку халифа и отрубленные во время защиты мужа пальцы Наили, жены Усмана, желая призвать жителей Шама отомстить за убийство Усмана, который по утверждению Муавии был убит при содействии Али (ДБМ). Если бы он в начале правления Имама принял бы его призыв, то он уже не смог бы впоследствии обвинить Али (ДБМ) в убийстве Усмана. Убийство Усмана было единственным сильным козырем, которое Муавия мог использовать против Али (ДБМ). Но применение его было возможным лишь в том случае, если Муавия с самого начала стал бы выступать против Али (ДБМ), в противном случае, после принесения присяги власть Али (ДБМ) распространилась бы повсеместно, месть за Усмана была бы забыта и момент был бы потерян.

Создание наследственного правления

Уже многие годы Муавия мечтал осуществить своё желание о создании наследственного правления. Обладая изворотливостью, он раздавал несметные подарки, ссылал противящихся его правлению людей, проводил агитацию в свою пользу, добивался расположения халифа – одним словом, делал все возможное для достижения своей цели, при этом только и ожидая смерти или убийства Усмана. Поэтому даже получив весть об окружении восставшими дома халифа, он не поддержал его, желая как можно скорее избавиться от Усмана и начать осуществлять свои желания. Такой человек никогда не принял бы призыв Имама, а лишь использовал бы отсрочку в свою пользу и во вред Имаму. История ясно свидетельствует: даже несмотря на то, что халиф покровительствовал Муавии, тот, имея полную информацию о восстании, не поспешил к нему на помощь.

В одном из своих писем Али (ДБМ) пишет Муавии: «Что до множества доводов твоих об Усмане и убийстве его, то сам ты помогал Усману, когда тебе была в том своя корысть, и оставил его, когда ему (действительно) потребовалась помощь»[364]. В другом своём письме Али (ДБМ) в праведном гневе пишет: «Клянусь Богом! Твоего двоюродного брата не убивал никто, кроме тебя самого - и я надеюсь, что и тебя, равного ему в грехах, присовокуплю к нему!»[365]

Ибн Аббас в своём письме к Муавии говорит: «Клянусь Богом! Ты ожидал смерти Усмана и настроил людей против него. К тебе пришло письмо с призывом о помощи, но ты отнёсся к нему с безразличием, хотя знал, что восставшие не успокоются, пока не убьют халифа. Он был убит, так как ты хотел этого. Если Усман был убит в угнетении, то самым главным угнетателем являешься ты»[366].

Так долго ожидая смерти халифа и лелея свои мечты, мог ли Муавия принять призыв Имама Али (ДБМ) и потерять удобный момент, который ему даровала судьба?

Глава пятая

Давняя мечта Муавии о халифате

Ранее приведенные доводы ясно доказывают, что лишение Муавии власти выявляет не только добронравие Имама, но также его дальновидность, острый взгляд на будущее, стремление к меньшему ущербу для исламского государства. У Имама был единственный верный путь, который выбрал бы любой трезво оценивающий события политик. Снисходительность к Муавиеи принесла бы ещё больший вред.

Если ибн Аббас советовал Имаму быть снисходительным к своему давнему врагу, то он заблуждался. Недаром известный среди арабов политик Мугайра бен Шуаба посоветовав Имаму не отстранять Муавию от власти, на следующий же день изменил свое мнение.

Простецы думают: временный союз с Муавией был в интересах самого Али (ДБМ), но Имам – исключительный человек, всему на свете предпочитающий истину – без какого-либо политического и военного расчёта отдал приказ об отстранении Муавии. Однако простецы лишь поверхностно рассмотрели этот вопрос, раз не знают о давней мечте Муавии – получении халифата, о его деятельности в период правления третьего халифа, о написании им после убийства Усмана еще до введения приказа о его отстранении со стороны Имама Али (ДБМ) многочисленных писем и т.д.

Теперь же рассмотрим некоторые исторические аргументы, свидетельствующие о том, что единственной целью Муавии было создание собственной империи, и даже если бы Имам отдал ему управление Шамом, то Муавия не довольствовался бы этим, а наоборот, злоупотребил бы оказанным доверием.

1. После убийства халифа, Нуман бен Башир направился в Шам с письмом от жены Усмана и его окровавленной рубашкой, и сообщил о положении в Медине. Муавия выставил напоказ рубашку Усмана и призвал людей отомстить за его убийство. Увидев окровавленную рубашку халифа, люди зарыдали и врскликнули: «Ты являешься двоюродным братом халифа и его законным представителем. Мы тоже, подобно тебе, хотим отомстить за его пролитую кровь». С этими словами они присягнули ему в качестве повелителя Шама.

Муавия послал гонцов в окрестности Шама, чтобы известить уважаемых людей о возникшем положении. Также он написал письмо Шархабилю Кинди, одному из влиятельных людей города Хамс, и потребовал присягнуть ему в качестве повелителя этой территории. В ответ тот написал: «Ты совершил большую ошибку, и ты хочешь, чтобы я присягнул тебе в качестве повелителя. Отомстить за убийство халифа может лишь тот, кто сам будет халифом, а не повелителем какой-либо территории. Поэтому, я присягаю тебе как халифу мусульман». Получив письмо Шархабиля, Муавия очень обрадовался, и прочитал письмо жителям Шама, в ответ те присягнули ему уже в качестве халифа. Затем уже Муавия начал переписку с Али (ДБМ).

Эта часть истории указывает на то, что Муавия был полностью готов принять халифат, так как сразу после принесения присяги влиятельным человеком города Хамс он объявил себя кандидатом на халифат. Такое мнение он распространил по всему Шаму, и все его жители присягнули ему, он не обращал внимания на присягу Али (ДБМ) со стороны восставших, особенно мухаджиров и ансаров. Основа для осуществления его мечты была подготовлена так тщательно, что этот вопрос был решён на одном заседании.

2. Когда Муавия узнал о том, что жители Медины присягнули Али (ДБМ), еще до получения письма от Имама, он написал два послания: одно Зубайру, а другое Тальхе, призывая обоих захватить два больших исламских города в Ираке: Куфу и Басру. В своём письме Зубайру он пишет: «Я сделал так, что жители Шама присягнули тебе, поэтому, как можно скорей завладей Куфой и Басрой. Я после тебя присягнул Тальхе. Как можно скорей отомстите за убийство Усмана и призывайте людей к этому». Зубайр обрадовался полученному известию и сообщил об этом Тальхе, посовещавшись, они решили восстать против Имама Али (ДБМ).

Другое письмо Муавия написал Тальхе, его содержание совершенно отличалось от письма Зубайру. В этом письме Муавия пишет: «Халифат я предопределил вам двоим. Каждый из вас должен оставить халифат другому, то есть, после смерти одного из вас другой станет халифом среди мусульман»[367].

Нет сомнения в том, что целью призыва Тальхи и Зубайра к борьбе за власть и захвату Куфы и Басры было ослабление влияния Али (ДБМ) и укрепление своего положения в Шаме. Вызывая разногласия среди сторонников Имама и сотрудничая с двумя известными предводителями, он мог забрать власть у Али (ДБМ), а в случае успеха одолеть Тальху и Зубайра не составило бы труда (эти два сподвижника были корыстолюбивыми и в то же время недалекими людьми).

3. Ещё в начале правления Али, во время битвы при Сиффине, Муавия предложил Имаму добровольно отдать ему Шам и Египет с тем, чтобы вся собираемая там дань поступала в его полное распоряжение, а после смерти Али Муавия стал бы халифом среди мусульман. В подробностях это выглядело так: уже в начале своего правления Имам Али (ДБМ) через одного из своих последователей Джарира Баджли послал письмо в Шам. В том письме он написал: «Те, кто ранее присягнули Абу Бакру, Умару и Усману, присягнули мне. При согласии мухаджиров и ансаров, после их присяги мне как халифу уже никто не имеет права избирать халифа, ни в Медине, ни в других местах». С таким письмом Джарир прибыл в Шам и отдал его Муавии. Но тот не спешил дать ответ, желая посоветоваться с такими людьми, как Укба и Амру Ас. В конце концов, он ответил, что если Али (ДБМ) отречётся от Шама и Египта и отдаст ему прибыль этих государств, то он признает его власть.

Посланник отдал Али (ДБМ) письменный ответ Муавии. В ответ Имам написал: Муавия не сможет добиться своих целей, требуя отдать ему Шам и Египет он тщетно хочет укрепить своё положение. Поэтому у него остается два пути – или присягнуть Али, или покинуть Шам и присоединиться к нему[368].

Из слов Имама видно, что целью предложения Муавии было неподчинение Али (ДБМ), он желал править над Шамом и Египтом в качестве добровольно избранного правителя, чтобы Имам никогда не вмешивался в его дела. Одному Богу известно, какие планы измыслил бы Муавия против Имама, укрепив свою власть на этой территории, с тем, чтобы уничтожить халифат Имама. К тому же, это и есть тот самый принцип двоевластия, который противоречит и разуму, и шариату, результатом которого может быть лишь раздробление исламского государства. Явным свидетельством того, что Муавия хотел получить халифат, а не представительство со стороны Имама, является слова Имама в письме к Муавии: «Муавия! Знай, что ты относишься к вольноотпущенникам, а им не положена халифская власть, их присяга не доказывает чьё-то правление, у них нет права членства в совете»[369].

Месть за убийство Усмана

Одним из ясных доказательств того, что целью Муавии был захват халифата, является то, что он больше всех опирался на проблему убийц Усмана. Так он попросил Али (ДБМ) выдать их ему, чтобы доказать свою непричастность к преступлению. Он хорошо знал, что убийцами Усмана были не один-два человека, которых Имам мог бы поймать и выдать ему: часть толпы нападавших была из Медины, другую часть составляли представители Ирака и Египта, все они, окружив дом халифа, убили его, и выявить этих людей теперь было невозможно. Эту проблему Муавия понимал лучше других, но его целью была казнь всех нападавших, а не прямых убийц. Суммируя всё это, нужно отметить, что разрешение таких вопросов относится к компетенции халифа, а не двоюродного брата убитого (да ещё и через нескольких посредников), то есть, передача убийц халифа Муавии стало бы явным признанием его права на халифскую власть.

В одном из писем Муавии Имам пишет: «В отношении убийц Усмана ты проявляешь безграничную настойчивость. Если ты отречёшься от своего неверного убеждения, то я отнесусь к тебе согласно писанию Бога. Но то, что хочешь ты, подобно отнятию младенца от материнской груди». В другом письме Муавии Имам пишет: «Знай! То, что ты так усердно просишь, не достаётся вольноотпущенникам, они не могут стать предводителями мусульман, а также не имеют права членства в совете».

Явным свидетельством того, что месть за убийство Усмана и казнь его убийц были лишь удобным поводом для Муавии скрыть свое стремление к власти, является то, что после убийства Али (ДБМ) и обретения власти, о мести за убийство Усмана и казни его убийц Муавия больше не говорил. Даже тогда, когда к нему пришла дочь Усмана и попросила отомстить за отца, схватить его убийц, он сказал: «Я не могу этого сделать, довольствуйся тем, что ты приходишься дочерью предводителя мусульман».

Глава шестая

Борьба с вероотступниками («верблюжья битва»)

Единогласное принесение присяги Али (ДБМ) со стороны сподвижников Пророка Ислама (ДБАР) и их требование вернуть истинное и справедливое правление стало причиной того, что Имам согласился взять бразды правления в свои руки и относиться к людям согласно исламским предписаниям. Его метод разделения общей казны вызвал недовольство у некоторых людей, то есть, у тех, кого претило восстановление доброй справедливости, кто из-за корыстолюбия и алчности стремился усилить дискриминацию.

За своё пятилетнее правление Имам столкнулся с тремя группами противников, бунтовщиков и предателей, желанием которых было восстановление принципов правления Усмана: щедрые дары, расточительство, назначение недостойных и эгоистичных правителей, таких как Муавия, а также возвращение прежних предводителей и продажных чиновников.

В этих противостояниях, в которых проливалась кровь мусульман, некоторые из сподвижников Пророка Ислама (ДБАР), участвовавшие в битвах при Бадре и Ухуде, то есть, сражавшиеся в самые волнующие моменты истории Ислама, теперь были в рядах его истинного наместника, боролись за цели, поставленные Имамом Али (ДБМ), и погибали за них. Всё своё время, которое Имам должен был использовать для воспитания и наставления людей, на развитие исламского просвещения, он тратил на борьбу с этими тремя группами, препятствующими осуществлению его священных целей. В результате, он так и не успел достичь своей главной цели – создания единого мирового правления на основе исламских предписаний, и после пятилетних усилий и борьбы всё это было предано забвению, после его смерти исламское правление выродилось в наследственное и единовластное господство. Династии Омейядов и Аббасидов передавали власть из рук в руки, и исламское правление осталось в сердцах мусульман лишь некой мечтой.

Вот эти три группы:

1. Вероотступники. Главы этой группы, особенно Тальха и Зубайр, пользовавшиеся уважением Айши, жены Пророка Ислама (ДБАР), получавшие поддержку от Омейядов, не смогли серьезно противостоять Имаму. Они собрали армию и захватили Куфу и Басру. Имам начал преследовать их, и между ними началась битва, в которой Тальха и Зубайр были убиты, их армия была разобщена, некоторые из их последователей попали в плен, и впоследствии были прощены Имамом.

2. Угнетатели, отступившие от истины. Эту группу возглавлял Муавия. Хитростью, изворотливостью и подтасовкой фактов он противостоял Имаму до конца его жизни. Между ним и Али (ДБМ) произошла битва при Сиффине – территории, расположенной между Ираком и Шамом, во время которой была пролита кровь более ста тысяч мусульман. В результате Имам так и не достиг своей цели: Муавия остался в Шаме.

3. Поздние вероотступники или хариджиты. До окончания битвы при Сиффине они были сторонниками Али (ДБМ), но лживая изворотливость Муавии стала причиной того, что они восстали против Имама и создали третью группу, выступив и против Али (ДБМ), и против Муавии. Эта группа представляла большую опасность, нежели две предыдущие. Али (ДБМ) столкнулся с хариджитами в местечке Нахраван, разогнал их, твердо намереваясь на сей раз окончательно покончить с интригами и заговорами Шама, но был убит одним из хариджитов. Так человечество лишилось одного из лучших и достойнейших людей после Пророка Ислама (ДБАР), сияние справедливости исламского правления угасло до пришествия Имама Махди (да ускорит Аллах его пришествие).

Задолго до того, как Имам Али (ДБМ) столкнулся с этими печальными событиями, он уже знал о них. Поэтому, когда после убийства Усмана восставшие ворвались в дом Али (ДБМ) и попросили его принять их присягу, он ответил им: «Оставьте меня и найдите кого-то другого. Нас ожидают такие события, что их не выдержат сердца и не воспримут умы»[370].

Одним из источников предсказаний Имама были высказывания Пророка Ислама (ДБАР) об этих событиях. Знатоки хадисов привели от Пророка Ислама (ДБАР) такие речи, обращенные к Али (ДБМ): «О, Али! Ты будешь воевать с вероотступниками, угнетателями и хариджитами»[371]. Этот хадис приведён в книгах по хадисам и истории в различном виде, но с одинаковым содержанием.

Об этих кровавых событиях знал не только Али (ДБМ), знали и сами вероотступники, которые в истории названы участниками «верблюжьей битвы». От Пророка Ислама (ДБАР) они слышали, что будут воевать с Али (ДБМ), Пророк предостерегал от этого Айшу и Зубайра, но, к сожалению, властолюбие так манило их материальным достатком, что они уже не могли вернуться. В результате, они до конца проследовали по пути предательства и прегрешений, тем самым, вызвав гнев Бога. Позднее мы укажем изречения Пророка о «верблюжьей битве».

Очень печально, что вся эта смута происходила именно в период процветания истинного Ислама, когда исламские добродетели должны были восторжествовать, когда бразды правления наконец-то оказались в руках того, кто с первых дней был предназначен для этого, когда верующие ожидали, что под покровительством Имама Али (ДБМ) они обретут как духовный, так и материальный достаток, что его правление станет неким образцом для будущих поколений! Именно в этот момент некоторые, только и ждущие удобного случая люди поднялись на войну с Имамом. В одной из своих проповедей Имам Али (ДБМ) с сожалением упоминает это событие: «Но едва я принял власть, как одна партия отступилась, а другая проявила неповиновение, покуда остальные совершали мерзости, будто не слышали слов Аллаха: «Тот, грядущий, мир, предназначили Мы его для тех, кто не жаждет самовозвышения на земле, и не желает неправедности - верно, награда ожидает праведных» (Коран, 28:83). Да, клянусь Аллахом, они слышали это и поняли, но прелесть (здешнего) мира, слава и блеск его пленили сердца их»[372].

Неубедительные оправдания

Некоторые из вероотступников, то есть, Тальха, Зубайр и их последователи, находясь под давлением народной массы, опасаясь нападения мухаджиров и ансаров, вынуждены были присягнуть Имаму, но впоследствии, во время противостояния с Имамом они стали утверждать, что присягнули лишь языком, а их сердце не хотело встать на сторону Али (ДБМ). В одной из своих проповедей, отвечая на подобные заявления, Имам говорит: «Он утверждает, что присягнул мне, протянув руки свои, но он не присягнул, обратив (ко мне) сердце свое, таким образом, он подтвердил присягу внешне, но объявил, что не приносил ее внутренне. Так пусть же по этому поводу приведет более веское доказательство, если же нет, то пускай обратится вновь к тому, от чего он отступился»[373].

Лицемерие

Тальха и Зубайр, придя к Имаму, сказали: «Мы принесем тебе присягу, если станем твоими соправителями». Имам ответил им: «Нет, но вы станете моими сотоварищами в укреплении халифата и его поддержке, моими помощниками в нужде и тяготах»[374].

Ибн Кутайба в своей книге «История халифов» более подробно приводит их беседу с Имамом. Он говорит: «Они обратились к Али: «Ты знаешь, почему мы присягнули тебе?» Имам ответил: «Конечно, знаю. Вы присягнули мне на основе подчинения мне, подобно тому, как вы ранее присягали Абу Бакру и Умару». Зубайр надеялся, что Имам отдаст ему правление Ираком, а Тальха думал, что ему достанется Йемен. Но метод Имама в разделении общей казны и назначении правителей на исламских территориях не позволило им достичь желаемого. Поэтому, сговорившись, они бежали из Медины, чтобы начать борьбу с Имамом. Ещё перед побегом во время выступления Зубайр говорил: «Это и есть наша награда? Мы восстали против Усмана, убили его, в то время как Али сидел дома. Когда же он взял власть в свои руки, то отдал управление делами другим людям»[375].

Причина восстания вероотступников

Тальха и Зубайр быстро поняли, что при халифате Али (ДБМ) они не будут назначены правителями каких-либо территорий. С другой стороны, оба получили от Муавии письмо с почти одинаковым содержанием, в которых он назвал их «повелителями правоверных». Также он сообщил, что для обоих он взял с людей присягу, и они как можно скорей должны завладеть городами Куфа и Басра. Это должно было быть сделано до того, как Али (ДБМ) возьмет управление над ними в свои руки. Повсюду Тальха и Зубайр должны были провозглашать месть за убийство Усмана и призывать людей к этой мести.

Эти два сподвижника, будучи простецами, поддались на уловки Муавии. Они решили направиться из Медины в Мекку, чтобы там собрать людей и начать войну. Начав осуществление плана Муавии, они пришли к Имаму и сказали: «Ты видел всё то зло, которое происходило в период правления Усмана, его попечение относилось лишь к Омейядам. Теперь же, когда Бог одарил тебя халифатом, назначь нас правителями Куфы и Басры». Имам сказал: «Будьте довольны тем, что дал вам Бог, и тогда я подумаю об этом. Знайте, что правителями я назначаю тех людей, в чьей вере и благодеяниях я имею полную уверенность».

Услышав такие речи, оба впали в ещё большее отчаяние, словно Имам налил в их руки воду. Они поняли, что Имам не доверяет им. Поэтому поменяв тон разговора, они сказали: «Тогда позволь нам покинуть Медину для умры (малого паломничества)». Имам сказал: «Вы прикрываете умрой иные цели». Они поклялись Богом, что, кроме умры, у них нет другой цели. Имам ответил: «Вы уже близки к интригам и вероотступничеству». Они повторили свои клятвы и вновь присягнули Имаму. Когда они покинули дом Имама, он обратился к присутствующим с такими словами: «Я вижу, что они будут убиты в смуте». Некоторые ответили: «Помешай их поездке». Имам сказал: «Предопределение Бога должно свершиться».

Ибн Кутайба пишет: «После того, как эти двое покинули дом Али (ДБМ), они в собрании курайшитов сказали: "И это наша награда, которую дал нам Али. Мы восстали против Усмана и убили его, в то время как Али сидел дома. Но теперь, когда он достиг халифата, то предпочёл нам других"». Несмотря на то, что Тальха и Зубайр в доме Али (ДБМ) поклялись всевозможными клятвами, уже по пути из Медины в Мекку они говорили каждому встречному, что отрекаются от своей присяги Али (ДБМ)[376].

Возвращение Айши на полпути из Медины в Мекку

Ранее было сказано, что во время окружения дома Усмана восставшими из Египта и Ирака Айша была в паломничестве, и уже в Мекке она получила весть об убийстве Усмана (хотя ей не сказали о назначенном после Усмана халифе). Поэтому она решила направиться из Мекки в Медину. Возвращаясь из Мекки, в местечке Сарф она встретила человека по имени Умм Калаб и спросила у него о положении в Медине. Тот ответил, что окружение дома халифа длилось восемьдесят дней, затем Усмана убили, и через несколько дней все присягнули Али (ДБМ).

Когда Айша узнала о присяге мухаджиров и ансаров Имаму, то, разъярившись, крикнула: «О! Если бы небо упало на мою голову». Затем она приказала, чтобы её паланкин повернули обратно в Мекку, так как её мнение об Усмане изменилось. Она восклицала: «Клянусь Богом! Усман убит в угнетении, и я отомщу за него его убийцам». Сообщивший ей об этом спросил: «Ты была первой, кто утверждал, что Усман стал вероотступником и должен быть убит. Что произошло сейчас, что ты отреклась от прежних слов?» Она ответила: «Я была подобна тому, кто выпустит стрелу в темноте. Убийцы Усмана заставили его покаяться, а лишь затем убили. Все говорили что-то об Усмане и я тоже говорила. Нынешнее моё слово лучше прежнего». Тот человек даже сочинил стихи о безосновательности оправданий Айши, в переводе они звучат так: «Ты приказала убить халифа и сказала, что он вероотступник. В его убийстве мы послушались твоего приказа. Поэтому убийцей является тот, кто приказал убить». Возле масджид-ал-харама Айша вышла из паланкина и, направившись к камню Исмаила, повесила там завесу. Люди собрались вокруг неё, и она восклицала: «Люди! Усман был убит в угнетении, и я отомщу за него»[377].

Место расположения противников Имама Али (ДБМ)

После убийства Усмана и принесения присяги Али (ДБМ) Мекка считалась центром расположения противников Али (ДБМ), они боялись справедливости Имама, особенно предводители Усмана, которые знали, что Имам заберёт у них имущество. Почти все обитатели Мекки собрались у дома Бога и составили план «верблюжьей битвы».

Затраты на «верблюжью битву»

Все затраты на «верблюжью битву» ложились на предводителей Усмана, которые за время его правления накопили приличное состояние из общей казны. Их целью было свержение Али (ДБМ) и возвращение к прежнему состоянию. Вот имена некоторых людей, которые обеспечивали эту битву несметными средствами:

1. Абдулла бен Аби Рабиа – представитель Усмана в городе Сана в Йемене. Он покинул Сану, спеша на помощь Усману и на полпути, узнав об убийстве Усмана, повернул в Мекку. Услышав, что Айша призывает людей отомстить за Усмана, он вошёл в мечеть и, сев на скамью, крикнул: «Каждый, кто пожелает участвовать в битве, отомстить за убийство Усмана пусть знает, что я материально обеспечу этот поход». Так он собрал для участия в битве множество людей.

2. Йали бен Умайа – один из военачальников армии Усмана. Как и Абдулла, он потратил на войну с Али много средств. Например, он купил шестьсот верблюдов[378] и за пределами Мекки приготовился к походу. Вместе с другими людьми, он потратил на это дело десять тысяч динаров. Когда Имам Али (ДБМ) узнал о вкладе Йали, то сказал: «Где взял десять тысяч динаров этот потомок Умайи? Украл из общей казны? Клянусь Богом! Если я доберусь до него и Аби Рабии, я конфискую у них имущество, чтобы вернуть его а общую казну»[379].

3. Абдулла бен Амир – предводитель Басры. Из Басры он убежал в Мекку, захватив большое имущество. Он же предложил план захвата Басры, когда Тальха и Зубайр призвали Айшу завладеть этой территорией[380].

В Мекке собрались все усмановские предводители, к ним присоединились Абдулла бен Умар, его брат Убайдулла, Марван бен Хакам, дети Усмана, его слуги и некоторая группа людей из числа Омейядов[381].

Однако даже призыв этих людей, самых авторитетных и влиятельных в Мекке, к восстанию против Имама не оказывало воздействия на жителей Мекки и её окрестностей. Поэтому они были вынуждены наряду с щедрыми посулами отстранённым усмановским предводителям, найти и некую духовную опору и с ее помощью привлечь на свою сторону арабов. Так они призвали Айшу и Хафсу, чтобы они идейно возглавили армию и направились в Басру.

Несмотря на то, что с момента прибытия в Мекку Айша выступала против Имама Али (ДБМ), у неё еще не было никаких далеко идущих планов, и она никогда сама не решилась бы возглавить армию и направиться в Басру. Поэтому Зубайр отправил своего сына Абдуллу, который приходился Айше двоюродным братом, чтобы призвать её к восстанию. В ответ на просьбу Абдуллы она ответила: «Я никогда не приказывала людям восстать. Я пришла в Мекку, чтобы рассказать людям о том, как был убит их халиф, и о том, как бунтовщики заставили халифа покаяться, а затем убили его. Я хотел сдалеть это для того, чтобы люди восстали против того, кого хотели свергнуть, и захватили власть без какого-либо совета». Абдулла ответил: «Если в отношении Али и убийц Усмана ты придерживаешься такого мнения, почему ты отказываешься от поддержки восстания против Али? Некоторые мусульмане уже объявили о своей готовности к восстанию». Айша ответила: «Я должна немного подумать». Абдулла почувствовал её согласие. Поэтому, вернувшись домой, он сказал Тальхе и Зубайру, что Айша согласилась. Для полной уверенности он на следующий день направился в её дом и получил от неё окончательное согласие. После этого уже было открыто объявлено о походе Айши с Тальхой и Зубайром. Так был составлен план восстания против Али (ДБМ) и захвата Басры[382].

Табари приводит текст призыва поднявшихся на восстание: «Знайте, что Айша, Тальха и Зубайр направляются в Басру. Каждый, кто хочет проявить почтение к Исламу и воевать с теми, кто считает дозволенным убийство мусульман, каждый, кто хочет отомстить за убийство Усмана, пусть идёт вместе с ними. Если у вас нет коней и средств для похода, мы дадим вам все необходимое»[383].

Вероотступники для привлечения на свою большего числа людей привлекли к своим планам и другую жену Пророка Ислама (ДБАР), Хафсу. Она сказала: «Я следую за Айшей. Если она готова к походу, то я тоже готова». Но когда она уже приготовились выезжать, её брат Абдулла запретил ей участвовать в войне, и Хафса отправила послание Айше, сообщая, что брат не позволил ей идти с нею.

_________________________
[360]- Усул-ал-кафи, т. 8, стр. 68.
[361]- Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 7, стр. 37.
[362]- Хроника Табари, т. 5, стр. 161.
[363]- Хроника Табари, т. 5, стр. 160.
[364]- Нахдж-ал-балага, письмо 37.
[365]- Ал-укд-ал-фарид, т. 2, стр. 223.
[366]- Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 4, стр. 58.
[367]- Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 1, стр. 7.
[368]- Ал-имамат Ва Ас-сийасат, т. 1, стр. 89; битва при Сиффине, стр. 538.
[369]- Ал-имамат ва ас-сийасат, т. 1, стр. 17.
[370]- Хроника Табари, т. 3, стр. 156.
[371]- Мустадрак-ал-васаил, т. 3, стр. 140.
[372]- Нахдж-ал-балага, хутба,3.
[373]- Нахдж-ал-балага, хутба,8.
[374]- Нахдж-ал-балага, афоризм 198.
[375]- История халифов, т. 1, стр. 49.
[376]- Хроника Табари, т. 3, стр. 163; Ал-имамат ва ас-сийасат, т. 1, стр. 49; Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 1, стр. 231-232.
[377]- Хроника Табари, т. 3, стр. 172.
[378]- Хроника Табари, т. 3, стр. 166.
[379]- Ал-джамал, 123-124. Ибн Кутайба в своей книге «Истории халифов» приводит, что 60 тысяч динаров он отдал Зубайру, а 40 тысяч – Тальхе.
[380]- Ал-имамат ва ас-сийасат, т. 1, стр. 155; Хроника Табари, т. 3, стр. 166.
[381]- Ал-джамал, стр. 121.
[382]- Ал-джамал, стр. 123.
[383]- Хроника Табари, т. 3, стр. 167.