Амираль Муминин Али ибн Аби Талиб (ДБМ)
 
Ссылка Малика Аштара и его последователей

Как было сказано ранее, третий халиф под давлением народа отстранил с поста правителя Куфы развратника Валида бен Утбу и вместо него назначил Саида бен Аса из плеяды Омейядов, приказав тому быть обходительным с чтецами Корана и известными личностями. Поэтому, новый правитель устраивал собрания с Маликом Аштаром и его последователями Зейдом и Саасаой, детьми Сухана. Во время этих собраний правитель Куфы уличил Малика и его единомышленников в несогласии с действиями халифа. Он написал халифу письмо, где указал на то, что до тех пор, пока Малик и его последователи, чтецы Корана, находятся в Куфе, он не может выполнять свои обязательства. В ответ халиф велел сослать их в Шам. Наряду с этим он написал письмо Малику Аштару, где были такие слова: «У тебя в сердце есть такие мысли, что если их вывести на чистую воду, то твоё убийство будет разрешимым. Я не думаю, что, увидев это письмо, ты отречёшься от своих намерений, но если ты не сделаешь этого, тебя ждёт страшные напасти, после которых ты лишишься жизни. Как получишь это письмо, сразу отправляйся в Шам». Получив письмо от халифа, правитель Куфы выслал группу из десяти самых достойных и славных людей в Шам, кроме Малика Аштара, были сосланы Зейд и Саасаа, дети Сухана, Кумайл бен Зияд Нахи, Харис Абдулла Хамдани и другие.

Присутствие этих чтецов Корана, верующих людей, способных и смелых ораторов, сделали невыносимой жизнь правителя Шама Муавии, они поднимали народ восстать против неправедного правителя и его наместника в Шаме. Поэтому Муавия написал письмо халифу, где сообщал, что присутствие этих людей в Шаме противоречит интересам государства. Содержание письма было следующим: «Ты сослал в Шам тех, кто портит людей. Я уверен, что в скором времени судьба Шама будет схожа с судьбой Куфы, и жители Шама, начинающие жить собственным умом, представляют опасность». Письмо Муавии встревожило халифа, и он приказал сослать Малика и его сторонников в Хамс (отдалённое от Шама место).

Некоторые ученые считают, что халиф намеревался снова вернуть их в Куфу, но правитель Куфы Саид бен Ас заставил его передумать, и поэтому они были сосланы в Хамс[322].

Обвинённые в заговоре против халифа ссылались из одной области в другую, все их преступление состояло в раскрытии истины и критике существующего правления. Они требовали, чтобы халиф следовал сунне Пророка Ислама (ДБАР). Вместо того чтобы предъявить взыскания правителю Куфы, халиф выслал самых достойных людей. В таком важном деле ему было достаточно сообщения только одного из подчинённых.

Кто входил в список сосланных?

1. Малик Аштар был одним из тех, кто видел Пророка Ислама (ДБАР), и ни один из передатчиков хадиса не опроверг этого. Али (ДБМ) в своих изречениях так описал его, что до сих пор никто не смог описать человека подобным образом[323]. Когда Имам узнал о смерти Малика, то, сильно скорбя, воскликнул: «Кем был Малик? Если бы он был горой, то был бы ее вершиной; если бы был камнем, то был бы крепок. Клянусь Богом! Смерть твоя огорчила один мир, но зато обрадовала другой. Над такими, как Малик должны плакать плачущие. Есть ли кто-нибудь, похожий на Малика?»[324]

2. Зейд бен Сухан. О нём достаточно повторить то, что пишет Абу Амру в книге «Ал-истиаб»: «Он был верующим человеком и имел популярность среди своей общины. В битве при Кадисийа он лишился одной руки и в верблюжьей битве погиб от рук врага»[325]. Хатиб Багдади пишет: «Ночи он проводил в молитвах, а днём постился»[326].

3. Брат Зейда Саасаа в вере и красноречии был подобен своему брату.

4. Амру бен Хамик Хузаи был одним из сподвижников Пророка Ислама (ДБАР) и знал наизусть много хадисов от Пророка. Он был тем, кто напоил Пророка молоком, и Пророк Ислама (ДБАР) помолился за него: «Господи! Надели его благами с молодости!»[327].

Подобными этим людям были и другие сосланные, так как, согласно лозунгу «человек – друг своей религии», все верующие люди подчинялись единому мировоззрению, критиковали поступки халифа и его сторонников. Их биография, политическое и духовное положение требуют весьма подробного изложения. Поэтому, мы изложим лишь главные особенности людей, подвергавшихся ссылке при третьем халифе.

Кяаб бен Убда написал письмо третьему халифу со своей подписью, где пожаловался на скверные поступки правителя Куфы, и отдал это письмо Абу Рабии. Когда посланник вручил письмо Усману, тот сразу же потребовал привести Кяаба. Усман пожелал знать имена всех тех, кто составлял это письмо вместе с Кяабом, но не подписался под ним, но Кяаб отказался назвать их имена. Халиф решил наказать бен Убду, но Али (ДБМ) воспротивился этому. Тогда Усман написал письмо правителю Куфы с приказом наказать отправителя письма двадцатью ударами плетей и сослать его в Рей[328]. Абд-ар-Рахман бен Ханбал Джамхи, сподвижник Пророка, был сослан из Медины в Хайбар, его преступлением была критика в адрес халифа, когда тот подарил Марвану 1/5 часть трофеев, завоёванных в Африке. Абд-ар-Рахман оставался в Хайбаре до смерти Усмана[329].

Глава вторая

Суд и убийство Усмана

Пять причин убийства

Указанные пять причин привели к тому, что во всех областях исламского государства начались волнения, халифа и его окружение обвиняли в отклонении от верного пути. Поэтому, сподвижники и все честные мусульмане постоянно требовали у халифа изменить свою политику, в противном случае грозя ему лишением власти. Увеличение этой волны протеста подтверждается следующими изречениями:

1. У Али (ДБМ) есть много высказываний о поступках Усмана, которые Имам изрекал как до его убийства, так и впоследствии. Например, призывая потомков мухаджиров к битве с жителями Шама, Имам сказал: «О, потомки мухаджиров! Вставайте на борьбу с неверующими предводителями, оставшимися приспешниками и последователями дьявола. Вставайте на борьбу с теми, кто воюет за кровь, пролитую носителем грехов (то есть, Усмана). Клянусь Богом, который раскрыл семя и создал человека! Он до Судного дня будет носить грехи других на своих плечах, и эти грехи таким образом, не уменьшатся!»[330]

Во второй день своего правления Имам в одном из своих выступлений сказал: «Знайте, что всякая земля, которую отобрал Усман, и всякое имущество, которое он подарил другим, - всё должно быть возвращено в общую казну».

Эти и другие изречения Али (ДБМ) указывают на его мнение в отношении дел халифа. Яснее всего выразился в своей известной речи: «(И вот), один из них отвратился от меня по причине собственной ненависти, другой - из-за кланового свойства, по той причине, да по этой, покуда третий не восстал (на должность халифа), возвысив высоко выю (в гордыне) и прожорливо прибирая к рукам богатство мусульман, подобно тому, как жадно глотает траву верблюд во время жатвы»[331].

2. Айша, жена Пророка Ислама (ДБАР), больше всех осуждала Усмана. Когда Аммар был унижен Усманом, то Айша, узнав о случившемся, вытащила одежду и обувь Пророка и сказала: «Люди! Одежда и обувь Пророка ещё не состарились, а вы уже забыли его сунну». В то времена, когда египтяне окружили дом Усмана, Айша из Медины направилась посетить дом Бога. Тогда Марван бен Хакам, Зайд бен Сабит и Абд-ар-Рахман бен Ауф попросили её, чтобы она отказалась от своей поездки, так как её присутствие в Медине смогло бы отдалить беду от халифа. Айша не только отказалась отложить паломничество, но даже сказала: «Эх! Если бы на твоих ногах и ногах твоего друга был камень, то я вас обоих выбросила бы в море, или же посадила бы в мешок, потащила бы его и бросила в море!»[332]

Айша произносила много речений против Усмана. Но достаточно будет и того, что до тех пор, пока она не знала об убийстве Усмана и о принесении присяги Али (ДБМ), она постоянно упрекала Усмана. Однако, закончив паломничество и направляясь в Медину, пройдя полпути и узнав об убийстве Усмана и о присяге Али (ДБМ), она сразу же изменив своё мнение, и воскликнула: «Эх! Если бы небо свалилось на меня!» Затем она попросила: «Вернемся в Мекку, так как, клянусь Богом, Усман был убит в унижении и я отомщу за него». Тогда сообщивший ей об убийстве Усмана, набравшись смелости, сказал: «Ты первая, кто изменил свои речи. Ты раньше говорила, что Усмана следует убить, так как он стал вероотступником. Но как же ты сейчас можешь говорить, что он убит в унижении?» Она ответила: «Они убили халифа после его покаяния, и моя вторая речь лучше первой». Когда она прибыла в Мекку, то возле мечети у поста Исмаила, она натянула занавес и села там. Люди окружили её, а она говорила им: «Усман убит в унижении, и я отомщу за него»[333].

3. Абд-ар-Рахман бен Ауф тоже был против правления Усмана. И это тот самый человек, чьи усилия помогли Усману победить во время совета из шести человек! Когда Усман нарушил своё обещание следовать сунне Пророка Ислама (ДБАР) и линии предыдущих халифов, то люди стали ругать Абд-ар-Рахмана и говорили ему: «Все эти отклонения – твоих рук дело». В ответ он говорил: «Я не думал, что всё это так обернётся. С этих пор я вообще не буду с ним говорить». И с того дня и до смерти он не общался с халифом. Даже когда Усман посетил Абд-ар-Рахмана во время его болезни, он отвернулся от халифа, не желая говорить с ним[334].

Большое количество противников и врагов Усмана, не позволяет нам назвать всех поименно, но больше всех ругали халифа Тальха и Зубайр. Желающие узнать более подробно о людях, выступавших против Усмана могут обратиться к книгам по истории, нашей же целью является изучение не падения третьего халифа, а причин избрания Али (ДМБ).

Окружение дома Усмана

Указанные ранее пять причин восстания, а так же злоупотребление Усманом своей властью привели к тому, что множество людей из самых важных исламских центров того времени – Куфы, Басры, Египта, собрались в Медине с целью прекратить искажение исламских предписаний, предостеречь халифа от действий наперекор Корану, сунне Пророка Ислама (ДБАР) и политики двух прежних халифов. Они желали заставить халифа покаяться и обратиться к истинному Исламу или же оставить пост халифата.

Балазири в книге «Ансаб-ал-ашраф» пишет: «В тридцать четвёртом году хиджры вокруг Масджид-ал-харама собрались люди из Куфы, Басры и Египта, которые были недовольны поступками халифа, и о его действиях начали вести беседы. Все сошлись на том, чтобы вернуться в свои города и найти больше доказательств непристойным деяниям халифа и, обсудив всё это со своими единомышленниками, в следующем году в эти же дни встретиться друг с другом, чтобы окончательно решить вопрос о халифе. Если он покается в своих прегрешениях, то оставить его в покое, в противном же случае лишить его власти. Поэтому в следующем году (35 году хиджры) группа из тысячи человек во главе с Маликом Аштаром из Куфы, группа из ста пятидесяти человек во главе с Хукаймом бен Джабалла Абди из Басры и группа из четырёхсот человек во главе с Кананой бен Бушром Саккуни Таджиби и Умаром и Бадилем Хазаи из Египта приехали в Медину и присоединились к тем мухаджирам и ансарам, которые были недовольны поступками халифа»[335].

Масуди пишет: «Из-за неприязни халифа к Абдулле бен Масуду, Аммру Йасиру и Мухаммаду бен Аби Бакру община Зухар, поддерживающая Абдуллу, община Махзум, поддерживающая Аммара и община Тайм, поддерживающая Мухаммада бен Аби Бакра, а также другие общины присоединились к восставшим и окружили дом халифа. Послы из Египта написали халифу письмо с таким содержанием: «Бог не меняет что-либо в обществе, разве что сами люди изменят в нём что-то. Предостерегаем тебя, чтобы ты не забывал о своей участи в Судный день. Клянёмся Богом! Мы гневаемся лишь ради Бога и довольствуемся ради Него. Мы не сложим своих мечей до тех пор, пока ты не покаешься в своих деяниях. Это наша позиция»[336].

Обязательство халифа перед восставшими

Увидев, что его дом окружен, халиф серьезно обеспокоился. Но он не понимал сути этого восстания и не мог отличить хороших людей от плохих. Он послал к восставшим Мугайру бен Шуабу и Амру Аса, желая с их помощью прекратить волнения. Однако, когда восставшие увидели ненавистные им лица, они еще больше укрепились в своих намерениях. Мугайре они крикнули: «Уходи подлый развратник», и Амру Асу сказали: «Уходи враг Божий – тебе нет доверия!». Тогда сын Умара указал халифу на авторитет Али (ДБМ) и сказал, что лишь он сможет остановить восстание. Поэтому халиф попросил Али призвать людей к следованию Корану и сунне Пророка Ислама (ДБАР). Имам согласился сделать это при условии, что халиф будет исполнять свои обещания, которые он дал при Али (ДБМ). Али (ДБМ) решил поручиться за него, если халиф обещает следовать предписаниям Корана и сунне Пророка Ислама (ДБАР). Восставшие с радостью приняли поручительство Али (ДБМ). Тогда они вместе с ним вошли к Усману и начали укорять его. Халиф вынужден был согласиться с их обвинениями, было решено, что данное соглашение будет изложено в письменном виде. Содержание его состоит в следующем: «Это обещание от раба Божьего Усмана, повелителя правоверных, адресовано недовольным его правлением. Халиф обязуется следовать писанию Бога и сунне Пророка, помогать неимущим, защищать слабых, вернуть на родину сосланных, не оставлять исламское войско на вражеской территории… Али бен Аби Талиб, защитник мусульман, и Усман должны следовать этому соглашению». Такие люди, как Зубайр, Тальха, Саад Ваккас, Абдулла бен Умар, Зайд бен Сабит, Сахл бен Ханиф, Абу Аййуб и другие подписались на этом соглашении в качестве свидетелей. Данное соглашение было написано в 35 году хиджры, и каждая группа получила свой экземпляр. Они направились в свои города, осада с дома халифа была снята, и уже можно было свободно посещать его[337].

После прекращения восстания, Имам вновь посетил халифа и сказал: «Ты должен поговорить с людьми, чтобы они, услышав твои речи, начали доверять тебе, так как волна восстаний охватила исламские государства, и вполне возможно, что в Медину придут представители других городов, и ты снова захочешь, чтобы я поручился за тебя». Халиф хорошо чувствовал искренность слов Али (ДБМ). Поэтому, он вышел к людям, чтобы выразить своё раскаяние в непристойных деяниях. Имам приложил много усилий для сохранения единства и величия халифата, и если бы после этого Усман последовал его наставлениям, то последующих восстаний не произошло бы. Но, к сожалению, халиф был слабохарактерным человеком, у него не было преданных, здравомыслящих помощников, а такие люди, как Марван бен Хакам, лишь мешали ему принять верное решение. Поэтому, после ухода египтян, под давлением Марвана халиф нарушил свое обещание. Чтобы поддержать свой авторитет, Усман постарался представить приезд египтян в ином свете: что они получили из Медины кое-какие сообщения и приезжали лишь для выяснения обстоятельств, а когда поняли, что известия были ложными, вернулись в свои города. Когда халиф сказал это, со стороны его противников поднялась волна протестов. Все громко кричали: «Побойся Бога! Покайся!» Волна протеста была так велика, что халиф поспешил взять свои слова обратно, и, подняв руки кверху, сказал: «Господи! Я буду первым, кто вернётся к Тебе»[338].

Распоряжение о казни зачинщиков восстания

Всё шло к тому, что тревоги египтян закончились. Покинув Медину, они направились обратно в Египет, но в местечке Айла их нагнал слуга Усмана, тоже направлявшийся в Египет. Они предположили, что тот везет письмо халифа правителю Египта Абдулле бен Сараху. Поэтому они проверили его вещи и в бочонке из-под воды нашли оловянную трубочку, в которой было письмо. В письме, адресованном правителю Египта, говорилось, что когда Амру бен Бадиль прибудет в Египет, его следует казнить, а Канане, Урве и Аби Удайсу отрубить руки, чтобы они повалялись в собственной крови, а затем повесить их.

Такое письмо не смогло удержать их, и они, возвратившись с полпути в Медину, пришли к Али (ДБМ) и показали ему письмо. Взяв письмо, Али (ДБМ) пришёл к Усману и показал ему его. Усман поклялся, что это почерк его писца, что на письме стоит его печать, но он ничего не знает о нём.

Все указывало на то, что халиф и вправду ничего не знал об этом письме, что оно было написано его приспешниками, такими как Марван бен Хакам. Печать халифа раньше была у Хусрана бен Абада, но после его отбытия в Басру хранителем печати стал Марван[339].

Египетская делегация снова окружила дом халифа, потребовав с ним встречи. Увидев его, они спросили: «Ты написал это письмо?» Усман поклялся, что ему ничего об этом не ведомо. Тогда один из египтян сказал: «Если такое письмо написано без твоего ведома, то ты не достоин руководить мусульманским обществом. Как можно скорей освободи это место». Халиф ответил: «Я никогда не сниму то одеяние, в которое одел меня Бог». Смелость египтян очень не понравилась Омейядам. Но вместо того, чтобы осознать истинные причины происходящего, они посчитали Али (ДБМ) виновником увеличения смелости людей в отношении халифа. Имам, пригрозив им, сказал: «Вы знаете, что у меня нет верблюда. Я организовал возвращение египтян, но теперь я ничего не смогу сделать». В продолжении он сказал: «Господи! Мне отвратительны их речи и пролитие крови халифа и, если что-то случится, то я ни в чём не виноват»

Всё указывало на то, что письмо было написано по приказу Марвана. Поэтому египтяне настаивали на том, чтобы Усман отдал им Марвана, но халиф не захотел сделать этого. Тогда восставшие окружили дом халифа и запретили приносить туда воду. Халиф велел своим приближенным, как можно скорей известить Али (ДБМ), чтобы он принёс ему немного воды. Имам через хашимитов отправил к дому халифа три кувшина воды. Между хашимитами и восставшими возникла стычка, некоторые хашимиты были ранены, но вода всё-таки была доставлена в дом.

Халиф пишет письма во время окружения

Во время осады Усман написал Муавии письмо, в котором указал на то, что жители Медины стали вероотступниками и нарушили присягу. Он попросил его как можно скорее послать в Медину вооружённое войско. Но Муавия не придал значения письму Усмана, сказав, что тот выступает против сподвижников Пророка Ислама (ДБАР). Халиф также послал письма в Шам – Йазиду бен Асаду Баджали, в Басру – Абдулле бен Амиру и ещё написал письмо паломникам: в тот год паломничество проходило под покровительством ибн Аббаса. Однако никто не откликнулся на его призыв. Лишь немногие поспешили на помощь халифу, но ещё до прибытия в Медину узнали о его убийстве.

Неразумность Марвана ускорила убийство Усмана

У восставших не было намерения врываться в дом халифа, они лишь старались не допускать в дом пищу и воду, чтобы вынудить халифа и его последователей выполнить требования восставших. Но вспыльчивость Марвана, который, не вытерпев, напал и убил одного из восставших по имени Урва Лайси, стала причиной того, что восставшие начали нападение. В этом бою были убиты трое последователей халифа: Абдулла бен Вахаб, Абдулла Ауф и Абдулла бен Абдуррахман. Затем нападавшие ворвались в дом Амру бен Хазма Ансари и убили халифа. Уже внутри дома Маликом Аштаром и Амру бен Убайдой был убит слуга Усмана Накиль. Натиск нападавших был так силен, что Омейяды, прислуживавшие халифу, предались бегству. Умм Хабиба, жена Пророка Ислама (ДБАР) (дочь Абу Суфьяна) спрятала их в своём доме. Это событие в истории Ислама известно как «день нападения на дом». В убийстве халифа принимали участие Мухаммад бен Аби Бакр, Канана бен Бушр Тахбиби, Мардан бен Хамран Муради, Амру бен Хамик, Умайр бен Саби. Во время убийства халифа его жена бросилась на полумёртвое тело мужа. Ей отрубили два пальца, но она все равно не позволяла отрубить Усману голову. Все-таки многочисленные удары нападавших сделали своё дело, и через несколько мгновений её бездыханное тело было брошено в углу комнаты.

Глава третья

События после убийства Усмана

Принесение присяги Али (ДБМ)

Презрительное отношение третьего халифа к верующим сподвижникам Пророка Ислама (ДБАР), его расточительные и неуместные дары, передача власти недостойным людям из династии Омейядов – все это стало причиной его убийства. Восемнадцатого зуль-хиджа 35 года хиджры Усман был убит в собственном доме египтянами и иракцами, участниками восстания были также и некоторые сподвижники. Всё окружение халифа бежало в Мекку[340].

Распространение вести об убийстве халифа создало некоторые волнения среди мусульман Медины и её окрестностей. У каждого было особое мнение по поводу будущего правителя мусульман. Такие люди, как Тальха, Зубайр, Саад Ваккас и другие считали себя претендентами на этот пост, и эта мысль занимала их больше всего остального.

Восставшие знали, что убийство халифа вызовет волнение в исламских государствах. Поэтому они решили как можно скорей восполнить пустоту власти и не возвращаться домой до тех пор, пока не изберут и не присягнут другому халифу. Они искали того, кто на протяжении двадцати пяти лет оставался верен исламскому учению и сунне Пророка Ислама (ДБАР). Таким человеком был лишь Али (ДБМ). Поведение других претендентов подчас диктовалось мирскими целями, в некоторые моменты они проявляли те же недостатки, что и Усман. Тальха, Зубайр и подобные им люди в период правления третьего халифа тратили своё время на удовлетворение своих материальных потребностей, сбор налогов, украшение дворцов в различных городах, к тому времени они уже были далеки от следования сунне Пророка Ислама (ДБАР) и даже линии прежних халифов.

Можно сказать, что в то время имя Али (ДБМ) произносилось людьми чаще других имён, и во время осады дома халифа Али (ДБМ) обеими сторонами считался единственным достойным доверия представителем, он больше всех старался погасить волнение, привести людей к обоюдному согласию. Однако те же причины, позволившие отстранить Али (ДБМ) от власти во время «события под навесом» (кроме, разве что чрезмерной молодости), дали бы противникам Имама возможность в четвертый раз проигнорировать его законное право, передать власть в руки своих сообщников, вновь лишив людей истинного Божественного правления. Но на сей раз этому помешали желание восставших и давление народа.

Если бы Усман умер естественным путём и положение в Медине было бы спокойным, то сподвижники Усмана, у которых за время его правления скопилось изрядное богатство, никогда не отдали бы власть Али (ДБМ), и созданный совет закончился бы не в его пользу. Но противники правления Али (ДБМ) старались, чтобы совет не состоялся, они заставляли халифа выбрать того, кого они захотят, подобно тому, как Абу Бакр избрал для халифата Умара. Они знали, что если Али (ДБМ) возьмёт власть в свои руки, то он конфискует их имущество, а всех их отстранит от их должностей. Это было понятно из всего поведения Имама Али (ДБМ), к тому же они знали о его склонностях. Поэтому, когда Имам лишил Тальху и Зубайра их полномочий в правлении, они сразу же нарушили своё соглашение и развязали «верблюжью битву».

Напоминаем причины, по которым Имам Али (ДБМ) был лишен власти в «событии под навесом»:

1. Неприязнь к Али (ДБМ), который во время сражений убивал родственников сподвижников Пророка Ислама (ДБАР);

2. Прошлая вражда, которая существовала между хашимитами и другими общинами, особенно Омейядами;

3. Строгость Али (ДБМ) в следовании божественным предписаниям.

После убийства Усмана к этим причинам добавилась еще одна, оказавшая немаловажное влияние – вражда Айши, жены Пророка Ислама (ДБАР) с Имамом Али (ДБМ). У Айши во время правления Усмана сложился свой политический взгляд. Она постоянно побуждала людей к убийству Усмана, показывая сподвижникам рубашку Пророка Ислама (ДБАР) и говоря: «Ещё рубашка Пророка не успела состариться, как в его религии уже введены всякие изменения»[341].

Айша была почитаема среди мусульман, она приводила множество хадисов от Пророка Ислама (ДБАР). Такое положение придавало ей политический авторитет, но её вмешательство становилось причиной недовольства её противников.

Враждебное отношение Айши к Али (ДБМ) было вызвано следующими причинами:

- во-первых, в речи «Ефак» Али (ДБМ) высказал свои воззрения на развод Айши;

- во-вторых, Фатима, дочь Пророка Ислама (ДБАР) родила от Али (ДБМ) несколько детей, а у Айши и Пророка детей не было;

- в-третьих, Айша чувствовала, что Али (ДБМ) недоволен правлением Абу Бакра, считая, что тот узурпировал власть и незаконно конфисковал Фадак.

Кроме всего этого, Тальха из племени Тайм был двоюродным братом Айши, а Зубайр был мужем её сестры Асмы. Эти два человека были полностью готовы к захвату власти.

Явным свидетельством недовольства Айши избранием Али (ДБМ) является случай, описанный Табари: «Во время убийства Усмана Айша была в Мекке. После завершения паломничества она направилась в Медину. На полпути, в местечке Сарф она узнала об убийстве Усмана и принесении присяги Али (ДБМ) мухаджирами и ансарами. Эта весть настолько опечалила её, что, пожелав смерти, она сказала: «Эх! Если бы небеса упали на мою голову!» Затем она, вернувшись в Мекку, сказала: «Усман был убит в угнетении. Клянусь Богом! Я отомщу за его пролитую кровь!» Сообщивший об убийстве халифа, осмелился спросить ее: «Ещё вчера ты говорила людям, что им следует убить Усмана, так как он стал вероотступником, так почему же сегодня ты считаешь его угнетённым?» Она ответила: «Вначале он покаялся перед восставшими, а затем его убили»[342].

Принесение присяги восставших Али (ДБМ)

Вышеуказанные причины вполне могли привести к тому, что Имам Али (ДБМ) уже в четвёртый раз был бы лишён халифата, но к тому времени почти ни у кого не осталось негативного отношения к Имаму, сподвижники Пророка Ислама (ДБАР) все вместе двинулись к дому Али (ДБМ) и сказали ему, что нет никого достойнее на пост халифа, чем он[343].

Абу Мухниф в книге «Ал-джамаль» пишет: «После убийства Усмана в мечети собралось большое количество мусульман. Целью этого собрания было избрание халифа. Известные личности, такие как Аммар Йасир, Абу-ал-Хайсам бен ат-Тайхан, Рафаат бен Рафи, Малик бен Аджлан, Абу Айуб Ансари и другие склонялись к тому, чтобы присягнуть Али (ДБМ). Больше всех об Али (ДБМ) говорил Аммар Йасир. Он сказал: «Вы воочию видели прежнее положение халифов. Если быстро не пошевелитесь, то, возможно, вас постигнет та же участь. Али – самый достойный человек для этого дела, и вам известны все его достоинства и прежние достижения». Тогда все люди единогласно сказали: «Мы согласны с тем, чтобы он стал халифом», и двинулись к дому Али (ДБМ)[344].

Вот как описывает приход людей к его дому сам Имам Али (ДБМ): «Они наскочили на меня, как верблюды наскакивают друг на друга, прибыв на водопой, будучи освобожденными от пут, стреноживавших их, пока мне не подумалось, что они либо убьют меня, либо перебьют друг друга передо мною»[345].

В хутбе «Шакшакийа» Имам так описывает приход толпы мухаджиров и ансаров: «И ничто не могло удивить меня тогда так, как зрелище людей, устремляющихся ко мне со всех сторон, жаждущих, как гиены жаждут добычи, поставить меня халифом. Они так стремительно набросились на меня, что два Хасана (Хасан и Хусейн (А)) оказались сбитыми с ног, а моя одежда - порвана на плечах. Подобно стадам коз и овец они столпились вокруг меня»[346].

В ответ на их просьбу Имам ответил: «Лучше, если я буду вашим советником, нежели вашим предводителем». Они не согласились: «Мы не отпустим тебя, пока не присягнём». Имам сказал: «Но если вы так настаиваете, то принесение присяги должно пройти в мечети, чтобы эта присяга не была скрытной и не вызвала бы недовольства среди мусульман».

Вместе с людьми Имам направился к мечети, где мухаджиры и ансары присягнули ему. Затем к ним присоединились и другие люди. Первыми, кто присягнул Имаму, были Тальха и Зубайр. После них и остальные люди в знак присяги пожали руку новому халифу. Кроме некоторых людей, количество которых было очень мало, все остальные остались довольны избранием Имама Али (ДБМ). Принесение присяги Имаму состоялось двадцать пятого зуль-хиджа[347].

Вполне приемлемая присяга

В истории исламского халифата ни один халиф, кроме Али (ДБМ), не был избран большим числом голосов, его избрание опиралось на мнение сподвижников Пророка (ДБАР), законодателей и чтецов. Али (ДБМ) был единственным, кто был избран таким путём. Сам Имам описывает небывалую радость людей в отношении его избрания следующим образом: «Вы протянули мою руку, а я ее придержал, вы вытянули ее, а я ее удержал, потом вы столпились вокруг меня словно стадо жаждущих верблюдов пред водопоем, так что порвались сандалии и упала накидка, и растоптан был слабый, и так было явлено счастье людей от присяги, принесенной мне, что в восторг пришли малые, и поплелись ко мне (навстречу) старые, и принесен был туда беспомощный (на носилках), и прибежали девочки с непокрытыми головами»[348].

Абдулла бен Умар воздержался от принесения присяги Имаму Али (ДБМ). Он знал, что халифат для Али (ДБМ) не является самоцелью, и он никогда не боролся за него. Халифат для Али (ДБМ) был лишь знаком восстановления справедливости и возможность оберегать права слабых и неимущих. Во второй день принесения присяги, двадцать шестого зуль-хиджа Абдулла пришёл к Имаму, намереваясь, высказав некоторые сомнения, заставить Имама отказаться от халифата. Он сказал: «Лучше решить это через совет, так как все люди недовольны твоим правлением». Имам, удивившись, сказал: «Я вообще не желал, чтобы мне присягали. Разве ты не видишь эту толпу людей? Вставай и уходи!» Ситуация в Медине была неблагоприятна для Абдуллы, и он направился в Мекку, так как знал, что Мекка защищена Богом, и Имам будет проявлять к нему особое почтение[349].

Сама история и речи Али (ДБМ) указывают на то, что в принесении присяги людей Имаму не было ни малейшего принуждения, и все присягнувшие с удовольствием пожимали руку Имаму Али (ДБМ), признавая его исламским правителем, пусть даже у некоторых были различные стремления. Даже Тальха и Зубайр, ставившие себя наравне с Имамом, вместе с другими мухаджирами и ансарами присягнули ему, надеясь извлечь пользу от этой присяги или же боясь сопротивления остальных людей. По поводу принесения присяги этими двумя людьми Табари приводит две группы хадисов, но тех хадисов, которые указывают на добровольное принесение присяги, в его хронике больше и, возможно, это обстоятельство указывает на то, что этот известный историк больше доверял хадисам первой группы[350].

Речи Имама явно подтверждают предания из первой группы. Когда эти два человека нарушили соглашение и совершили самое большое преступление, то среди людей говорили, что они присягнули не по своему желанию. В ответ Имам сказал: «Он утверждает, что присягнул мне, протянув руки свои, но не присягнул, обратив (ко мне) сердце свое, таким образом, он подтвердил присягу внешне, но объявил, что не приносил ее внутренне. Так пусть же по этому поводу приведет более веское доказательство, если же нет, то пускай обратится вновь к тому, от чего он отступился»[351].

Имам в беседе с Тальхой и Зубайром ещё больше раскрывает истину, настаивая на том, чтобы они повторно принесли присягу. Он говорит: «Аллах свидетель, нет во мне к халифату страсти, как нет и стремления к власти, но это вы меня к ней призвали, вы меня править посадили, и когда власть ко мне пришла, я посмотрел в Книгу Аллаха, и что в ней для нас писано, и что по мудрости нам предписано, и последовал я за ней, и что заповедал своей сунной Пророк - да благословит Аллах его и его род и да приветствует – за тем я последовал, и не потребовалось мне в этом ваше мнение, ни чье-либо еще суждение, и не случилось ничего, о чем бы я был в неведении, так, чтобы испрашивать совета у вас либо у кого из братьев моих из мусульман; но если бы случилось это, я не отвернулся бы ни от вас, ни от кого другого помимо вас»[352].

Ложные факты истории

Сайф бен Умар был одним из тех, кто вводил в хронику ложные факты, и в своих преданиях старался изменить историю, приводя ничем не подтвержденные свидетельства. По поводу присяги он говорит, что она произошла из-за страха перед мечом Малика Аштара[353]. Этот факт не соответствует тому, что ранее приводил Табари, и противоречит речам Имама Али (ДБМ. Имаму были безразличны те люди, которые не присягнули ему, даже тогда, когда Имаму предложили послать за ними, он сказал: «Я не нуждаюсь в их присяге»[354].

К счастью, в хронике Табари передатчики хадисов ясны, и поэтому вполне можно отделить ложные и сомнительные хадисы. Приведение этих преданий, большая часть которых приводятся в пользу трёх халифов и во вред пророческому семейству, начинается с Сайфа бен Умара, ибн Хаджар Аскалани в книге «Тахзиб-ат-тахзиб» так пишет о нём: «Он – составитель ложных фактов. Его сведения малозначимы, и учёные опровергают его хадисы. Его также обвиняют в ереси»[355]. Но, к сожалению, его предания, составленные после хроники Табари, отразились и в других книгах по истории, таких как хроника ибн Асакира, полная хроника ибн Асира, хроника ибн Халдуна и др., и все они без какого-либо исследования последовали за Табари, предположив, что всё, приводимое Табари, является истиной.

Предпосылки к появлению разногласий и восстаний

К тому времени, когда Али (ДБМ) после тринадцатилетнего правления Усмана пришел к власти, в государственной казне скопилось значительное количество богатств и трофеев, полученных путем успешных войн в различных странах. Сам этот факт, конечно, был положительным, но при этом возникала проблема разделения этих сокровищ, В конце правления второго халифа и при третьем халифе в этом вопросе была искажена сунна Пророка Ислама (ДБАР) и предписания первого халифа. Некоторые близкие к окружению халифа люди беззастенчиво присваивали себе военные трофеи. В результате складывалась сильная сословная дискриминация и появлялось недовольство.

Со времен Пророка Ислама (ДБАР) и правления первого халифа до пятнадцатого[356] или двадцатого[357] года трофеи и имущество не хранились в каком-либо особом месте, а сразу же поровну делились между всеми мусульманами. Но второй халиф создал общую казну и, в зависимости от положения, назначал долю каждого, заведя для этого особый журнал. Ибн Аби-ал-Хадид так пишет о доле некоторых мусульман: «Для дяди Пророка Аббаса ежегодно было определено 12000 дирхемов; для каждой из жён Пророка – по 10000, а Айше на 2000 дирхемов больше; для мухаджиров, участникам битвы при Бадре, - по 5000, а ансарам – по 4000 дирхемов; для участников битвы при Ухуде и принявших Ислам до Худайбийского союза – по 4000 дирхемов; для людей, принявших Ислам после Худайбийского союза – по 3000 дирхемов; для участвовавших в войне уже после смерти Пророка – по 2500, 2000, 1500 и до 200 в зависимости от положения[358].

Умар считал, что таким путём он сможет привлечь к Исламу более известных людей. Но в последний год своей жизни он говорил, что если Господь дал бы ему еще времени, то он, подобно Пророку, разделил бы казну поровну между мусульманами[359]. Создание Умаром общей казны стало основой возникновения в Исламе сословной дискриминации, в период правления Усмана эта дискриминация усилилась. Али (ДБМ) хотел восстановить среди людей сунну Пророка Ислама (ДБАР) и, устранив сословное разделение, поровну раздавать все трофеи. Вполне естественно, что при этом он столкнулся с некоторыми проблемами, так как равное разделение трофеев задевало интересы определенных людей.

_________________________
[322]- Ал-ансаб, т. 5, стр. 39-43; Более подробно эта часть из истории приведена в хронике Табари в главе «События 33 года хиджры», т. 3, стр. 360-368.
[323]- Нахдж-ал-балага, письмо 38.
[324]- Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 6, стр. 77.
[325]- Ал-истиаб, т. 1, стр. 197.
[326]- Ал-маариф от ибн Кутайбы, стр. 176.
[327]- История Багдада, т. 8, стр. 439.
[328]- Ал-ансаб, т. 5, стр. 41-43; Хроника Табари, т. 3, стр. 372-373.
[329]- Хроника Йакуби, т. 2, стр. 150.
[330]- Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 2, стр. 194.
[331]- Нахдж-ал-балага, хутба 3.
[332]- Ал-ансаб, т. 5, стр. 48.
[333]- Хроника Табари, т. 3, стр. 477.
[334]- Ансаб-ал-ашраф, т. 5, стр. 48.
[335]- Ал-гадир, т. 9, стр. 168.
[336]- Мураввидж-аз-захаб, т. 3, стр. 88 издание Бейрута, 1970 год.
[337]- Ал-ансаб, т. 5, стр. 62.
[338]- Хроника Табари, т. 3, стр. 385.
[339]- Мурудж-аз-захаб, т. 2, стр. 344.
[340]- Хроника Табари, т. 5, стр. 156.
[341]- Хроника Абу-аль-Фада, т. 1, стр. 172.
[342]- Хроника Табари т. 5, стр. 173.
[343]- Хроника Табари, т. 5, стр. 152.
[344]- Комментарии к Нахдж-ал-балага от ибн Аби-ал-Хадида, т. 4, стр. 8.
[345]- Нахдж-ал-балага, хутба, 53.
[346]- Нахдж-ал-балага, хутба 3.
[347]- Коменнтарии к Нахдж-ал-балага, т. 4, стр. 8-9.
[348]- Нахдж-ал-балага, хутба 229.
[349]- Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 4, стр. 10.
[350]- Хроника Табари, т. 5, стр. 152-153.
[351]- Нахдж-ал-балага, хутба 8.
[352]- Нахдж-ал-балага, хутба, 205.
[353]- Хроника Табари, т. 5, стр. 157.
[354]- Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 4, стр. 9.
[355]- Тахзиб-ат-тахзиб, т. 4, стр. 296.
[356]- Полная хроника ибн Асира, т. 2, стр. 194.
[357]- Хроника Йакуби, т. 2, стр. 143 (первое издание).
[358]- Комментарии к Нахдж-ал-балага, т. 3, стр. 154 (египетское издание).
[359]- Комментарии к Нахдж-ал-балага, т2, стр. 143.