Иран и ислам: история взаимоотношений
 
Девятнадцатое поколение

Это поколение в основном состоит из учеников саййида Садр ад-дина Даштаки и ‘Аллама Даввани:

1. Гийас ад-дин Мансур Даштаки, сын саййида Садр ад-дина Даштаки, был известным ученым своего времени. Говорят, что в возрасте двадцати лет он освоил все науки той эпохи. В период правления шаха Тахмаспа (1523—1576 гг.) некоторое время был великим вазиром, затем подал в отставку и, покинув Исфаган, вернулся в Шираз. Ширазская мадрасе Мансуриййа, действующая и поныне, была основана именно Мансуром Даштаки. В научных суждениях, направленных на опровержение теоретических разработок ‘аллама Даввани, он следовал своему отцу и часто присутствовал при спорах между ними. Он автор нескольких книг по философии, таких как «Исбат ал-ваджиб» («Доказательство необходимости»), а так­же комментария к книге Сухраварди «Хайакил ан-нур» («Изваяния света»), примечаний к работам Насир ад-дина «Ишарат» и Ибн Сины «Китаб аш-шифа’». Еще написал книгу, в которой учел взгля­ды своего отца и ‘Аллама Даввани относительно «ат-Таджрид» Насир ад-дина. Умер в 1533 или 1541 г.

2. Махмуд Табризи — другой ученик саййида Садр ад-дина Даштаки. Утверждают, что он написал комментарии к нескольким книгам Джа­лал ад-дина Даввани и подвергал его критике, защищая воззрения своего учителя[754].

3. Кади Камал ад-дин Майбади Йазди. Слава этого ученого связана с написанными им комментариями к книге Асир ад-дина Абхари «ал-Хидайа». К другим его известным произведениям относятся ком­ментарии к собранию стихов, посвященных Повелителю Правоверных ‘Али (мир ему!), а также написанная им на персидском языке книга по философии под названием «Джам-и гитинама» («Ча­ша, показывающая весь мир»)[755].

4. Джалал ад-дин Махмуд Ширази. После смерти Джалал ад-дина Даввани его место преподавателя занял именно Джалал ад-дин Махмуд Ширази. На его занятия люди приезжали даже из дальних краев. Его учениками были такие известные лица, как мулла Ахмад Ардабили (Мукаддас Ардабили), мулла ‘Абд Аллах Шуштари, мул­ла ‘Абд Аллах Йазди, автор знаменитого комментария на «Тазхиб ал-мантик» («Исправление логики») Са‘д ад-дина Тафтазани, мул­ла Мирзаджан Ширази (известный как Фадил Багинави) и др.[756]

5. Мулла Хусайн Илахи Ардабили, сын хваджи Шараф ад-дина ‘Абд ал-Хакка Ардабили. Он был учеником ‘Аллама Даввани и амира Гийас ад-дина. По вероисповеданию — шиит и, будучи современником шаха Исма‘ила из династии Сафавидов, некоторые свои трактаты посвятил ему. Родом был из Ардабиля, в поисках знаний совершил поездки в другие города, в частности в Шираз и Герат. Им написаны произведения в области логики, калама, философии, гео­метрии и астрономии, которые, согласно традициям той эпохи, но­сили характер комментариев или разъяснений к произведениям ученых предыдущих эпох. Например, он написал комментарии к «ал-Мавакиф» Кади ‘Адуд ад-дина ‘Абд ар-Рахман Иджи Ширази, «Матали‘ ал-анвар» Кади Сираджа, «аш-Шамсийа» Катиби Казвини, разъяснения к комментариям Камал ад-динна Майбади к кни­ге Асир ад-дина Майбади «ал-Хидайа» («Наставления»). Им на­писаны также разъяснения к книге Насир ад-дина Туси «Тазкира» по астрономии и к «Геометрии» Евклида, в которой двадцать глав по­священо вопросам использования астролябии. Год его смерти нам неизвестен[757].

Двадцатое поколение

1. Мулла ‘Абд Аллах Йазди, автор известных толкований под названием «Хашийа мулла ‘Абд Аллах» («Глоссы муллы ‘Абд Аллаха») к книге Са‘д ад-дина Тафтазани «Тахзиб ал-мантик», служащих учеб­ником по логике для духовных семинарий. Некоторые авторы утверждают, что он недостаточно хорошо разбирался в науках о шариате. Но, судя по его книгам, наоборот, мулла ‘Абд Аллах был и факихом, и знатоком исламских рациональных наук, особенно логики. Учился он в Ширазе у вышеупомянутых Джамал ад-дина Махмуда и амира Гийас ад-дина Даштаки. В конце своей жизни переселился в Ирак, где и умер в 1573 г.[758]

2. Мулла Хабиб Аллах Багинави Ширази, известный еще и под именами мулла Мирзаджан и Фадил Багинави. Был учеником Джамал ад-дина Махмуда, написал несколько толкований к комментариям ‘Аллама Даввани. Умер в 1586 г.

3. Шамс ад-дин Мухаммад Хафри Ширази — ученик амира Гийас ад-дина Мансура. По-видимому, также посещал занятия ‘аллама Даввани и саййида Садр ад-дина Даштаки. Написал разъяснения к комментариям «Хикмат ал-‘айн» и «ат-Таджрид». Кроме того, он автор трактата под названием «Исбат ал-ваджибат» («Доказательство необходимостей»). Был искушенным исследователем. Его можно причислить и к девятнадцатому поколению философов, т. е. можно сказать, что Хафри принадлежал к молодым представителям девятнадцатого и старшим представителям двадцатого поколения. Он умер в 1550 или 1558 г.

4. Хваджа Афдал ад-дин Тарка — один из учеников Джамал ад-дина Махмуда[759]. Исфизари в «Раудат ал-джаннат» пишет, что мудрый ученый философ хваджа Афдал ад-дин Мухаммад ибн Хабиб Аллах, известный как Тарка, является учителем шайха Абу-л-Касима Казаруни, известного имамитского философа, которого называют еще Наср ал-Байаном. И этот Наср ал-Байан в своей книге «Силам ас-са­­ма­ват» («Небесная скрижаль»), частично посвященной жизне­описанию философов, говорит о своем учителе, что зенит его славы в Ираке и Хорасане совпадает с периодом между 1562 и 1582 гг.

5. Хаким Дауд ибн ‘Умар Антаки Мисри. Сведения о нем мы обнаружили только в энциклопедическом издании «Нама-йи данишваран», где говорится, что Дауд был одним из крупнейших ученых-врачевателей и крупнейшим ученым-философом конца XVI и первой половины XVII в. Согласно написанному им самим жизнеописанию, он уроженец Антиохии (Сирия) и был от рождения незрячим, а до семилетнего возраста страдал еще и параличом. В этом состоянии он изучил основы исламских наук и выучил наизусть весь Коран. Он постоянно молился Богу о даровании ему здоровья и успехов в освоении наук. Однажды к нему пришел странник из Ирана и исцелил его от паралича. Заметив его феноменальную память и высокий интеллект, он обучил его основам логики, математики и философии. Дауд изъявил желание изучать персидский язык, но учитель посоветовал ему заниматься греческим языком, ибо во всей Антиохии кроме него (учителя) никто этим языком не владел.

Позже Дауд уехал в Каир и заметил, что у жителей этого города отсутствует интерес к рациональным наукам. В конце жизни он переселился в Мекку и стал жить по соседству с Домом Господа. Умер в 1599 г.
О феноменальной памяти Дауда, знавшего наизусть полные тек­сты «ал-Канун», «Китаб аш-шифа’» и «Китаб ан-наджат» Ибн Сины, трактаты Ихван ас-сафа и многие другие произведения ислам­ских ученых, ходят легенды. У Дауда были и свои сочинения, на­пример, трактат «’Ишк» («О любви»), о котором в «Нама-йи данишваран» содержатся достаточно подробные сведения[760].

Двадцать первое поколение

1. Мир Мухаммад Бакир Дамад — крупный мыслитель, который в особом представлении не нуждается. После монгольского нашествия по неизвестной мне причине нигде, кроме области Фарс, замет­ных научно-образовательных центров не появлялось. Конечно, уче­ные жили в Герате, Самарканде и других городах, но эффектив­но действующий научно-образовательный центр (хауза) существо­вал толь­­ко в Ширазе.
К сожалению, этому центру была присуща чрезмерно дискуссионная направленность. В течение более двух с половиной столе­тий основой его деятельности была полемика. Одни исследователи писали трактовки и глоссы к комментариям на те или иные книги, другие исследователи — глоссы на уже существующие глоссы, и этот процесс повторялся многократно. Вместе с тем период функционирования ширазского центра был подготовитель­ным этапом для последующего возрождения образования.

В период правления шаха ‘Аббаса Великого (1587—1628) с по­явлением таких крупных ученых, как Мир Дамад, шайх Бахаи и мир Фандараски, центром исламских рациональных наук стал Исфаган, что подвигло Садр ал-Мута’аллихина (мулла Садра) из своего род­ного г. Шираза отправиться туда. А переселение в Иран из­вестных ученых с гор ‘Амила, таких как упомянутый нами Мухак­кик Карки, способствовало образованию в Исфагане важного науч­ного центра по изучению фикха. Одна из его особенностей — отсут­ствие бесполезных дискуссий.
Мир Дамад, даже если не причислять его к первостепенным исламским философам, во всяком случае как минимум относится ко второй категории знатоков этого научного направления в исламе. Наряду с философией, он считался известным знатоком фикха, ма­те­матики, литературы и генеалогии. Он был ученым-энцикло­педи­стом и именовал себя «Третьим Учителем»[761].

Мир Дамад организовал крупный и эффективный научно-об­ра­зо­вательный центр. При рассмотрении двадцать второго поколения философов мы перечислим нескольких из его учеников. Нам неизвестно, каким образом и у кого Мир Дамад занимался изучением философии. Среди его учителей по различным исламским наукам источники называют имена шайха ‘Абд ал-‘Али Карки, саййида Нур ад-дина ‘Амили, Тадж ад-дина Хасана Са‘ида Туси и Фахр ад-дина Астарабади Самаки. Первые трое не были знатоками рациональных наук и являлись учителями мир Дамада в науках повествовательных. Знатоком рациональных наук был только последний из четырех — Фахр ад-дин Астарабади.

Господин саййид ‘Али Бихбахани в своей статье «Философия, жизнеописание и критическая оценка трудов мира Дамада» говорит:

Фахр ад-дин Мухаммад Хусайн Астарабади, современник шаха Тахмаспа, по свидетельству Искандар-бика, был из числа знамени­тостей Астарабада. Из его свидетельств выясняется, что мир Дамад имел возможность посещать уроки Фахр ад-дина Астарабади. В от­личие от Мухаккика Хафри, его звали Мухаккиком Фахри[762].
Мухаддис Куми в своей книге «ал-Куни ва-л-алкаб» («Прозвища и прозвания»), как и автор «Райханат ал-адаба», упоминает об этом человеке как об учителе мира Дамада. Но в источниках, как это ни неожиданно, встречаются упоминания еще об одном лице с подоб­ным именем — Фахр ад-дин Астарабади Хусайни, который тоже жил в XVI в. и был знатоком рациональных наук. Этот человек на­пи­сал глоссы на комментарий Кушчи к «ат-Таджриду»[763] и, по словам господина ‘Али Даввани, также суперглоссы к глоссам ‘Ал­лама Даввани, посвященные «Тахзиб ал-ман­тик»[764]. Вначале кажет­ся, что речь идет об одном и том же лице. Но автор[765] «аз-За­ри‘а»[766] уточняет: в источниках подразумеваются два лица: одного Фахр ад-дина Самаки зовут Мухаммад ибн ал-Хасан, а другого — Мухаммад ибн ал-Хусайн.
Другими сведениями об учителях мира Дамада в области рацио­­нальных наук мы не располагаем. Не располагаем мы также ка­кой-либо информацией и о Фахр ад-дине Самаки, его учителях, дру­гих учениках и о дате его смерти. Утверждают, что он был уче­ни­ком Гийас ад-дина Мансура Даштаки[767].

2. Шайх Баха ад-дин Мухаммад ибн Хусайн ибн ‘Абд ас-Самад ‘Ами­ли был одним из переселенцев из Амила, что на юге Ливана. Отличался обширными познаниями во всех областях науки. Из его учителей по рациональным наукам (логике и философии) нам известен только вышеупомянутый мулла ‘Абд Аллах Йазди, через которого цепочка учителей шайха восходит к Насир ад-дину Туси, а через того — и к Ибн Сине. Известно, что шайх наряду с обширными знаниями в области литературы, фикха, экзегетики, математики и поэзии был еще и философом. Сведения о его деятельности в качестве преподавателя философии не сохранились. Но известно, что Садр ал-Мута’аллихин (мулла Садра) вначале посещал его занятия, и шайх, заметив его уникальные способности, порекомендо­вал ему посещать занятия мира Дамада. Из его произведений так­же ничего не сохранилось, кроме одного-единственного тракта­та под названием «Вахад ал-вуджуд» («Единство бытия»), недавно издан­ного в Египте[768]. Шайх умер в 1621 г.

3. Мир Абу-л-Касим Фандараски. Родом из городка Фандараск, недалеко от Астарабада. Был философом, знатоком математики и ‘ари­фом. Руководил большим научно-образовательным центром, тем не менее достаточных сведений о его жизни не сохранилось. Был современником шайха Бахаи и мира Дамада. Путешествовал в Индию, где познакомился с философскими воззрениями ученых этой страны. Мир Фандараски является автором трактата об искусствах, известного как «Рисалат-и сана‘ат», а также другого трак­тата под названием «Рисалат-и харакат» («Трактат о движении»), рассматривающего некоторые философские вопросы с позиции перипатетиков[769]. Мир Фандараски умер в 1640 г. в возрасте 80 лет.

Двадцать второе поколение

Представители этого поколения являются учениками шайха Бахаи, мира Дамада и мира Фандараски.

1. Рафи‘ ад-дин Мухаммад ибн Хайдар Хусайни Табатабаи Найини, известный как Мирза Рафии‘а, был учеником шайха Бахаи и мира Фандараски. Он — выходец из семьи саййидов Табатабаи[770] Найина, Завары и Ардистана. Покойный Мирза Джилва (ум. 1896), зна­менитый философ периода правления Каджаров, был его потомком. Мирза Рафии‘а — автор популярного ныне среди философов трактата под названием «Аксам-и ташкик» («Компоненты сомнения»); написал разъяснения к комментариям «Ишарат» Насир ад-дина Туси и «Хикмат ал-‘айн» Шарифа Джурджани; автор известного в философской литературе трактата под названием «Истилзам», а также другого трактата по основам веры, именуемого «Самара-йи шаджара-йи илахийа» («Плоды Божественного дерева»). В послед­ние годы видный ученый господин ‘Абд Аллах Нурани работает над подготовкой к изданию части философских трудов Мирзы Рафии‘а.
Мирза Рафии‘а умер в 1672 г. в возрасте 85 лет.

2. Мухаммад ибн Ибрахим Кавами Ширази, известный как мулла Садра, Садр ал-Мута’аллихин («Глава Богобоязненных»), Хаким-и Илахи («Божественный Мудрец»), Филсуф-и Раббани («Божественный Философ»), вознес божественную философию на совершенно новый уровень. Садра затмил всех прежних исламских философов в области высшей, или универсальной, науки, именуемой трансцендентной философией, или Божественной мудростью (ибо именно это направление является истинной философией; все другие направления, такие как математика и естествознание, относя­тся к обычным наукам). Он внес существенные изменения в сущ­ностные основы этой науки, укрепив ее при помощи новых твердых и незыблемых принципов. Философия муллы Садры — это своего рода объединение четырех рек, представляющих собой перипатети­че­скую философию Аристотеля и Ибн Сины, иллюминативистскую философию Сухраварди, теоретический ‘ирфан Мухйи ад-ди­на Ибн ‘Араби и понятия калама (исламской схоластики).

С другой стороны, его философия представляется своего рода скачком, произошедшим в исламской рационалистической мысли после определенной серии длительных и постепенных движений. На первый взгляд она кажется простой и доступной, так как изложена изящным литературным языком. Тем не менее даже вполне подготовленному человеку нужно работать годами, чтобы достичь первой ступени прозрения, т. е. понимания того, что смысл этой философии ему непонятен и он должен вернуться к изучению по­вторно, с новых позиций. Много людей, годами за­нимавшихся пре­подаванием философии муллы Садры, до понима­ния ее глубинных смыслов так и не дошли. Поэтому труды Садры до­ступны далеко не каждому, кто увлекается философской литера­турой.
Садра был учеником шайха Бахаи и мира Дамада. В своих комментариях к «Усул-и кафи» шайха Йа‘куба Кулайни он признает шайха Бахаи своим учителем в области повествовательных наук, а мира Дамада — в области рациональных. Книги Садры в исламском мире достаточно широко известны и в особом представлении не нуждаются. Он умер в 1640 г. в Басре во время своего очередного (седьмого) пешего путешествия в Мекку.

3. Султан ал-‘улама’ Амули Мазандарани, известный как Халифат ас-Султан, ученик шайха Бахаи и мира Дамада. Был женат на доче­ри шаха ‘Аббаса. В течение некоторого времени занимал пост вазира при шахах Сафи (1629—1642 гг.) и ‘Аббасе II (1642—1667 гг.). Написал комментарии ко многим философским трудам прежних философов. Его работы отличаются четкостью и строгой аргументированностью. Умер в 1540 г. в возрасте 64 лет.

4. Шамс ад-дин Гилани, известный как мулла Шамса, также был из числа учеников мира Дамада. Он учился вместе с муллой Садрой, и между ними велась переписка, содержание которой широко извест­но. Мулла Шамса просит муллу Садру объяснить несколько трудных философских вопросов, в частности о субъекте количественного движения и о субъективном бытии, а тот пишет ответы. В форме небольшого трактата они опубликованы в качестве приложения к литографическому изданию его книги «Мабда’ ва ма‘ад» («Начало и конец»).

5. Саййид Ахмад ‘Амили — зять и двоюродный брат (по материнской линии) мира Дамада. Им написаны комментарии к разделу «Илахийат» («Теология») книги «Китаб аш-шифа’» Ибн Сины. Эти комментарии выпущены в Тегеране литографическим изданием. В них он часто ссылается на мира Дамада. Мир Дамад и саййид Ахмад по материнской линии были правнуками Мухаккика Карки.

6. Кутб ад-дин Ашкавари, автор книги «Махбуб ал-кулуб» («Возлюбленная сердец»). Историки философии считают его учеником мира Дамада.

7. Саййид амир Фадл Аллах Астарабади, который также был учеником мира Дамада. О его жизненном пути достоверной информации не сохранилось. По утверждению автора «Раудат ал-джаннат», амир Фадл Аллах был одним из выдающихся учеников Мукаддаса Ардабили. Когда последний был при смерти, у него спросили: «За кем следовать нам после твоей смерти?» Он ответил: «По вопросам шариата — за амиром ‘Алламом, а по вопросам рациональных наук — за амиром Фадл Аллахом»[771].

Двадцать третье поколение

1. Мулла Мухсин Файд Кашани — прославленный философ, ‘ариф и знаток хадисов. Был зятем муллы Садры и занимался у него изучением философии. Автор нескольких трактатов по философии. Один из его трактатов — «Усул ал-ма‘ариф» («Принципы просвещения») недавно был издан в Тегеране[772]. Из научного наследия Файда до нас дошли в основном его комментарии к трудам его учи­теля. Файд умер в 1680 г. О нем мы уже говорили, когда рассматривали жизнеописания знатоков хадисов.

2. Мулла ‘Абд ар-Раззак Лахиджи, автор книг «Шаварик ал-илхам» («Восходы вдохновения») и «Гаухар-и мурад» («Желанная жемчужина»), был учеником и зятем муллы Садры. В отличие от муллы Мухсина Файда, мулла ‘Абд ар-Раззак, по-видимому, в меньшей степени находился под влиянием своего учителя. В его сочинениях чувствуются влияние и колорит произведений философов, живших до муллы Садры, ‘Аллама Даввани и Гийас ад-дина Даштаки. Он умер в 1661 или 1662 г.

3. Мулла Раджаб ‘Али Табризи Исфахани, по свидетельству автора «Раудат ал-джаннат», ссылающегося на «Рийад ал-‘улама’» («Са­ды ученых»), пользовался огромным уважением у шаха ‘Аббаса II (1642—1667), а также сафавидских государственных сановников, которые часто лично посещали его. У муллы Раджаба ‘Али были и учени­ки, такие как мулла Мухаммад Танкабани, Хаким Мухаммад Хусайн Куми, Кади Са‘ид Куми. Сам мулла Радажаб ‘Али был учеником мира Фандараски. Умер в 1669 г.

4. Мулла Мухаммад Бакир, известный как Мухаккик Сабзавари, был философом и одним из крупнейших факихов. Учился у Шайха Бахаи[773] и мира Фандараски[774]. Написал аргументированные коммен­тарии к части «Илахийат» («Теология») книги Ибн Сины «Китаб аш-шифа» («Книга исцеления»). Исфизари, автор «Разат ал-джан­­нат» пишет, что у него учились Мухаккик Хансари (Ага Хусайн) и мулла Мухаммад Танкабани, известный как «Сараб». Но, видимо, Мухаккик Хансари занимался у него изучением не рациональных, а повествовательных наук. Умер в 1681 г.[775]

5. Ага Хусайн Хансари, известный как Мухаккик Хансари — муж сестры Мухаккика Сабзавари и его ученик в области повествовательных наук. В области рациональных наук он был учеником мира Фандараски[776]. Написал знаменитые толкования к разделу «Илахийат» книги Ибн Сины «Китаб аш-шифа’», а также к «ат-Тад­ж­рид» Насир ад-дина Туси. Умер в 1687 г.

Автор «Раудат ал-джаннат», говоря о неком мулле Замане ибн мулла Калб ‘Али Табризи, отмечает:

У него есть книга под названием «Фара’ид ал-фава’ид фи ахвали-л-мадарис ва-л-масаджид» («Уникальные пользы об об­сто­яте­ль­ствах мадрасе и мечетей»), написанная в период пре­бывания автора в мадрасе шайха Лутф Аллаха (в Исфагане). В ней автор называет имена некоторых людей, учившихся в этой мадрасе, в том числе Ага Хусайна Хансари, муллу Шамса Гилани, муллу Хасана Ланбани Гилани (который также был философом и ‘арифом, написавшим комментарии к «Маснави» Джалал ад-дина Руми), и отмечает, что мулла Хасан Ланбани был непревзойденным ученым и праведником. Лучшими из иссле­дователей и самыми стойкими среди суфиев были мулла Раджаб ‘Али Табризи и его ученик мир Кавам ад-дин Тихрани (Рази), автор книги «‘Айн ал-хикма» («Объективная философия»).

Затем автор «Раудат ал-джаннат» добавляет:

К ним относятся также Фадил Мухаккик, известный философ мулла Абу-л-Касим ибн Мухаммад Раби‘ Гулпайгани, автор комментариев к различным книгам по рациональным и повествовательным наукам, который, вероятно, был учеником Маджлиси[777].
Вышеупомянутый мулла Хасан Ланбани был отцом муллы Хусайна Ланбани, ученика покойного Маджлиси. Следовательно, эти двое (Ланбани и Гулпайгани) также принадлежали к данному поколению философов.
В этом поколении есть еще группа малоизвестных философов, таких как шайх Хусайн Танкабани и Мухаммад ибн ‘Али Рида Ага­джани, ученик муллы Садры. К счастью, в последнее время стараниями господина саййида Джалал ад-дина Аштийани, профессора Мешхедского института теологии и исламского просвещения, эти ученые и их труды были представлены в отдельной книге под названием «Мунтахабат аз асар-и хукама-йи илахи-йи Иран аз ‘аср-и мир Дамад ва мир Фандараски та ‘аср-и хазир» («Избранные произведения божественных философов Ирана от эпохи мира Дамада и мира Фандараски по настоящее время»).

Двадцать четвертое поколение

1. Мухаммад Са‘ид ибн Мухаммад Муфид Куми, известный по прозвищу «Кади Са‘ид» или «Хаким-и кучак» («Малый Философ»), был учеником муллы Мухсина Файда, муллы ‘Абд ар-Раззака Лахиджи и муллы Раджаба ‘Али Табризи. Ученические годы провел в Исфа­гане у муллы Раджаба ‘Али и, по свидетельству автора «Раудат ал-джаннат», как и его учитель, пользовался у шаха ‘Аббаса большим уважением. У муллы ‘Абд ар-Раззака он учился в Куме, и, вероятно, его учеба у Файда также проходила в этом городе. Авторы «Раудат ал-джаннат» и «Райханат ал-адаб» заявляют о своей не­осведомленности относительно года его смерти. Но в примечании на полях книги «Раудат ал-джаннат» со ссылкой на «аз-Зари‘а» Ра­гиба Исфахани говорится о том, что он родился в 1639 г. и умер в 1692 г.

2. Мулла Мухаммад Танкабани Сараб, был учеником муллы Раджаба ‘Али Табризи[778] и Мухаккика Сабзавари[779].

3. Джамал ад-дин Хансари, известный под именем Ага Джамал Хансари, сын вышеупомянутого Ага Хусайна Хансари, а также его ученик и ученик своего дяди (по матери) Мухаккика Сабзавари. Он является автором толкований к разделу «Физика» книги Ибн Сины «Китаб аш-шифа’», который издан в Тегеране литографическим способом; кроме того, им написаны глоссы к комментариям на «Ишарат» Насир ад-дина Туси. Был скрупулезным исследователем и знатоком рациональных и повествовательных наук. Умер в 1709 г.

4. Кавам ад-дин Мухаммад Рази, известный как Кавам ад-дин Хаким. Господин Хумайи в предисловии к изданию книги муллы Джа‘фара Лангруди «Шарх-и маша’ир» («Толкование „Рассудка“») (к книге муллы Садры— «Маша’ир») пишет, что он был учеником муллы Раджаба ‘Али Табризи и учителем шайха ‘Инайат Аллаха Гилани. Господин саййид Джалал ад-дин Аштийани во второй главе своей книги «Мунтахабат аз асар-и хукама-йи илахи-йи Иран аз ‘аср-и мир Дамад ва мир Фандараски та ‘аср-и хазир» дает краткую информацию об этом ученом и публикует одно из его сочинений.

5. Мухаммад Рафи‘ Пирзаде. Этот ученый также был учеником муллы Раджаба ‘Али Табризи и через одно поколение — учеником мира Фандараски. Некоторые из его произведений опубликованы в вышеупомянутой книге саййида Джалал ад-дина Аштийани[780].

6. ‘Али Кули Хан, сын Карчакан Хана Халладжи Куми — ученик Ага Хусайна Хансари, муллы Шамса Гилани и муллы Раджаба ‘Али Табризи. В книге господина Мударриси Табатабаи «Турбат-и пакан» («Прах благочестивых») на с. 235—240 приводятся названия большого количества его философских трактатов. ‘Али Кули Хан родился в 1611 г. и жил до 1686 г. Мадрасе Хан в Куме была основана его просвещенным сыном Махди Кули Ханом.

Двадцать пятое поколение

1. Мулла Мухаммад Садик Ардистани. О его жизни мы достаточной информацией не располагаем. Известно лишь, что он был философом и вел аскетический образ жизни, тем не менее вызвал неприязнь у своих современников, они обвинили его в ереси и подвергли изгнанию. Умер в 1722 г.[781]
По утверждению господина Хумайи и господина Аштийани, до наших дней сохранился трактат муллы Мухаммада Садика под названием «Хикмат-и Садикиййа» («Садикова мудрость»), в котором речь идет о душе и поддерживающих ее материальных и духовных силах[782].

2. Шайх ‘Инайат Аллах Гилани. Преподавал философию перипатетиков и был учеником мира Кавама Хакима.

3. Мир саййид Хасан Таликани. Занимался преподаванием, написал ком­ментарии к «Фусус ал-хикам» («Геммы мудрости») Мухйи ад-ди­на ибн ‘Араби и книгам шайха Ишрака (Сухраварди)[783].

Двадцать шестое поколение

1. Мулла Исма‘ил Хаджуйи — один из известнейших философов последних веков. Происходил из Мазендарана. Автор «Раудат ал-джан­нат» говорит о его знаниях в области рациональных и повествовательных наук, о его духовных качествах, твердости и независимости. По преданиям, Надир-шах (1736— 1747 гг.), невзирая на присущую ему гордость и надменность, перед муллой Исма‘илом вел себя скромно. Время его жизни совпадает с афганскими нашествиями в Иране. Хаджуйи в некоторых своих сочинениях реагирует на происходящие события очень болезненно. Автор «Раудат ал-джаннат» говорит, что личности его учителей установить невоз­можно. С его именем связано возрождение философии после аф­ганского нашествия. Он воспитал выдающихся учеников, таких как Ага Мухаммад Бидабади, мулла Махди Нараки, мирза Абу-л-Касим Мударрис Исфахани, мулла Михраб Хаким Гилани и многих других. Умер в 1760 г.[784]

2. Мирза Мухаммад Таки Алмас. В «Раудат ал-джаннат» говорится, что он был правнуком Маджлиси. Его отец похоронен в мавзолее ‘аллама Маджлиси в Исфагане[785].
Господин Хумайи в своей книге «Шарх-и маша’ир» приводит имена еще двух ученых, современников Хаджуйи:

3. Мулла Хамза Гилани — ученик муллы Мухаммада Садика Ардастани. Умер в 1722 г.

4. Мулла ‘Абд Аллах Хаким, который, как Хаджуйи и Алмаси, считался учителем Ага Мухаммада Бидабади[786].

Двадцать седьмое поколение

1. Ага Мухаммад Бидабади Гилани Исфахани — один из крупнейших философов последних веков, который способствовал возрождению философии муллы Садры. В период после Садр ал-мута’аллихина (муллы Садры) его философские взгляды пользовались определен­ной популярностью среди ученых, особенно среди тех, кто был свя­зан с ним цепочкой ученичества, но, очевидно, мысли предшествовавших ему философов, таких как Ибн Сина и шайх Ишрак, все же были более популярны. Такое положение наблюдалось среди фи­лософов со времен мира Фандараски, а затем и муллы Раджаба ‘Али Табризи.
Как известно, мулла Садра (по его же собственному признанию) при жизни никакой славой и почетом не пользовался, вел жизнь простого ученого, тогда как его современник мулла Раджаб ‘Али Табризи был в большом фаворе и встретиться с ним стремились да­же шахи и вазиры. Философские же идеи Садры были оценены по­степенно и с течением времени становились все более популярными. Ага Мухаммад Бидабади стал тем, кто способствовал выявлению скрытых течений в учении муллы Садры.

По свидетельству автора «Раудат ал-джаннат», Ага Мухаммад был очень набожным, благочестивым, уступчивым, искренним, правдивым и скромным человеком. Господин шайх Агабузург Тихрани говорит о нем как о благочестивом ‘арифе. Действительно, он был не только праведным и благовоспитанным человеком, но и ищущим путь к Господу суфием.
В 1973 г. два небольших трактата Ага Мухаммада Бидабади под редакцией господина Мударриса Табатабаи, ученого из Кума, были опубликованы на персидском языке в издании «Сайр-у сулук» («Странствия и пути»), приложении к журналу «Вахид» («Единый»). Присущий Ага Мухаммаду нравственный и суфийский дух вынуждал его избегать встреч с обладателями богатства и силы, хотя они и стремились к нему.
Бидабади воспитал огромное количество учеников, краткое сообщение о которых мы приводим в этой книге. Ага Мухаммад Бидабади умер 1783 г.[787]

2. Мулла Махди Нараки Кашани — одни из видных факихов и философов. Он и его сын, мулла Ахмад Нараки, являются одними из знаменитых исламских ученых, обладавших энциклопедическими знаниями. Саййид Мухаммад Бакир Шафати Исфахани и хаджж Мухаммад Ибрахим Калбаси занимались у него изучением философии[788], а он сам был учеником муллы Исма‘ила Хаджуйи[789].

3. Мирза Абу-л-Касим Хусайни Хатунабади, известный как Мударрис — один из знаменитых преподавателей философии в Исфагане. Он происходил из семьи мира Мухаммада Хусайна Хатунабади, внука ‘аллама Маджлиси[790]. Был учеником мулла Исма‘ила Хаджуйи[791]. Умер в 1789 г.

4. Мулла Михраб Гилани — известный философ и ‘ариф. Мударрис в «Райханат ал-адаб» считает его учеником Хаджуйи и Бидабади[792], но Исфизари в «Раудат ал-джаннат» упоминает о нем только как об ученике Хаджуйи[793].
Господин шайх Агабузург Тихрани в своей книге «Нукаба’ ал-ба­шар» («Предводители народов») на с. 1114 говорит, что покойный мирза ‘Абд ар-Раззак Хан Багаири, автор книги «Ма‘рифат ал-кыбла» («Познание кыблы»), умерший в 1953 г., был одним из потомков муллы Михраба. Умер мулла Михраб в 1783 г.[794]

Двадцать восьмое поколение

1. Мулла ‘Али Нури Мазандарани Исфахани был знатоком божественной философии и одним из тех немногочисленных философов че­тырех предыдущих столетий, которые постигли глубинный смысл философии муллы Садры. Вначале он учился в Мазендаране и Казвине, затем переехал в Исфаган и продолжил учебу у Ага Мухаммада Бидабади и саййида Абу-л-Касима Мударриса Исфахани, а позднее сам создал в Исфагане крупнейший философский научно- образовательный центр (хауза). Мулла ‘Али Нури был уникальным человеком и как создатель научно-образовательного центра, и как преподаватель высокого уровня, продолжавший свою деятельность около семидесяти лет.

Покойный Мухаммад Хусайн Хан Марви, построив в Тегеране мадрасе Марви, попросил Фатх ‘Али Шаха (1801—1834) пригласить из Исфагана муллу ‘Али Нури для преподавания в нем рацио­нальных наук. Шах выслал ученому приглашение, но тот в своем ответном письме заявил, что в Исфагане учатся 2 тысячи студентов, более чем четыреста из них занимаются непосредственно у него; и если он переселится в Тегеран, то исфаганский центр расформируется. После этого шах просил его порекомендовать кого-нибудь из своих лучших учеников для преподавания в тегеранской мадрасе. И его выбор пал на ‘Абд Аллаха Занузи, которого он и отправил в Тегеран.
Не все его ученики были родом из Исфагана. К этому великому ученому люди приходили учиться из разных областей страны. В дальнейшем, возвращаясь к себе на родину, они повсеместно распространяли философские знания.

Автор «Раудат ал-джаннат» говорит:

Я видел его, будучи ребенком, когда он был седовласым ста­риком. Он приходил совершать молитву в мечеть Саййида, где има­мом был покойный саййид Мухаммад Бакир Худжжат ал-ис­­лам. После намаза между ними состоялась беседа. Саййид Худжжат ал-ислам в свое время был его учеником, Он и покойный хаджжи Калбаси (который был главой духовенства Исфагана), пользуясь всеобщим признанием и уважением, тем не менее, на собраниях признавали превосходство муллы ‘Али Нури[795].
Несмотря на наличие большого количества других философов, философские традиции были продолжены благодаря деятельности именно этой выдающейся личности. Сохранившиеся его толкования к «ал-Асфар ал-арба‘а» отличаются своей предельной четкостью и аргументированностью. Кроме того, утверждают, что им на­пи­саны обширные комментарии к суре «ат-Таухид» («Единобожие»)[796]. Умер он в 1830 г.

2. Хаджж мулла Мухаммад Нараки, сын вышеупомянутого хаджжа мул­лы Махди Нараки, так же как и его отец, был энциклопедически образованным человеком. Он был муфтием, муджтахидом и авторитетом в области вынесения вердиктов. Рациональные науки изучал у своего отца. Умер в 1828 или 1829 г.[797]
Покойный ‘Аллама Тихрани в своих книгах «ал-Кирам ал-ба­ра­рат» («Благородные благодетели») и «Нукаба’ ал-башар» («Предводители людей»), ссылаясь на книгу «Лубаб ал-алкаб» («Наилуч­шие прозвища») покойного муллы Хабиб Аллаха Кашани, называет имена нескольких знатоков рациональных наук, живших в XIII— XIV вв. х. Кашане. А это свидетельствует о том, что Кашан в указанный период был одним из центров рациональных наук. Видимо, в Кашане они получили развитие благодаря ученым — выходцам из семьи Нараки.

3. Мирза Махди ибн Мирза Хидайат Аллах Шахид Машхади, один из прославленных факихов и гностиков той эпохи. В области фикха и основ веры он был учеником Вахида Бихбахани, являлся современником саййида Махди Бахр ал-‘улума и шайха Джа‘фара Кашиф ал-Гита‘. По-видимому, родом он был из Исфагана. Изучал там философию в научно-образовательном центре, возглавляемом Бидабади, а затем жил в Мешхеде, где увлекался преподаванием фик­ха, основ веры и рациональных наук. Учившийся с ним вместе мул­ла ‘Али Нури вспоминает его под именем мирза Махди Машхади. Мирза Махди был также знатоком математики, изучением ко­торой занимался у своего тестя шайха Хасана ‘Амили Машхади. Его сыновья, мирза Хидайат Аллах, мирза ‘Абд ал-Джаввад и мирза Дауд, все были знатоками философских наук. Двое последних считались лучшими знатоками математики во всем Хорасане. Семья и потомки саййида Махди Шахида в течение ста пятидесяти лет были носителями и распространителями философских знаний. Покойный хаджж мирза Хабиб Разави — известный мешхедский муджтахид, фи­лософ, ‘ариф и поэт (ум. 1909) — был его правнуком. Кроме того, покойный Агабузург Хаким Шахиди Машхади (ум. 1936), признан­ный хорасанский учитель философии, речь о котором будет идти далее, также его правнук.

Мирза Махди занимался преподаванием «Ишарат» Ибн Сины и некоторых математических книг. Родился в 1739 г., а в 1803 г. в Мешхеде пал смертью мученика, защищая права простого народа и имущество Святой гробницы Имама Риды от посягательств внука Надир-шаха (1736—1747 гг.) Надира Мирзы[798].


_________________________
[754] Даввани ‘А. Жизнеописание Саййида Садр ад-дина Даввани. С. 126.
[755] Там же. С. 108.
[756] Там же. С. 110.
[757] Исфизари. Раудат ал-джаннат. С. 185.
[758] Исфизари. Раудат ал-джаннат. С. 185.
[759] Даввани. Жизнеописание саййида Садр ад-дина Даввани. С. 110.
[760] Нама-йи данишваран. Т. 9. С. 89—204.
[761] После Аристотеля и ал-Фараби.
[762] 3-й и 4-й бюллетени «Макалат ва баррасиха» («Статьи и аналитические материалы»). Изд. Тегеранского института исламской теологии и просвещения. С. 27.
[763] Мударрис. Райханат ал-адаб. Т. 4. С. 302.
[764] Даввани ‘Али. Жизнеописание Саййида Садр ад-дина Даввани. С. 165.
[765] Имеется в виду Рагиб Исфахани, автор книги по каламу под названием «аз-Зари‘а ила макарим аш-шари‘а» («Средства для достижения достоинств по шариату»)
[766] Исфахани Рагиб. аз-Зари‘а. Т. 1. С. 99.
[767] По свидетельству господина ‘Абд Аллаха Нурани, мир Дамад через два поколения был учеником Садр ад-дина Даштаки. — Примеч. автора.
[768] Статья доктора Мухсина Джахангири в философском издании Тегеранского литературного института (№ 1. С. 72).
[769] Избранные главы этих двух трактатов стараниями господина саййида Джалала Аштийани за последние два года были подготовлены к печати и опубликованы в сборнике под названием «Аз асар-и хукама-йи илахи-йи Иран» («Из наследия иранских божественных философов»). — Примеч. автора.
[770] Табатабаи — лицо, ведущее свой род от Пророка Мухаммада со стороны обоих родителей.
[771] Исфизари. Раудат ал-джаннат. С. 23.
[772] Под редакцией господина саййида Джалала Аштийани.
[773] Исфизари. Раудат ал-джаннат. С. 106.
[774] Мударрис. Райханат ал-адаб. Т. 5. С. 242.
[775] Исфизари. Раудат ал-джаннат. С. 117.
[776] Мударрис. Райханат ал-адаб. Т. 5. С. 241.
[777] Исфизари. Раудат ал-джаннат. С. 287.
[778] Исфизари. Раудат ал-джаннат. С. 312.
[779] Там же. С. 619.
[780] Аштийани С. Дж. Мунтахабат аз асар-и хукама-йи илахи-йи Иран аз ‘аср-и мир Дамад ва мир Фандараски та ‘аср-и хазир. Т. 2. С. 449—451.
[781] Мударрис. Райханат ал-адаб. Т. 1. С. 104.
[782] Предисловие господина Хумайи к книге Лангруди «Шарх-и маша’ир».
[783] Там же.
[784] Исфизари. Раудат ал-джаннат. С. 31.
[785] Исфизари. Раудат ал-джаннат. С. 33.
[786] Предисловие господина Хумайи к книге «Шарх-и маша’ир». С. 15—16.
[787] Исфизари. Раудат ал-джаннат. С. 624.
[788] Там же. С. 648.
[789] Там же. С. 33.
[790] Мударрис. Райханат ал-адаб. С. 266.
[791] Исфизари. Раудат ал-джаннат. С. 33.
[792] Мударрис. Райханат ал-адаб. Т. 5. С. 385.
[793] Исфизари. Раудат ал-джаннат. С. 33.
[794] Хан Багаири ‘Абд ар-Раззак. Ма‘рифат ал-кыбла, предисловие.
[795] Исфизари. Раудат ал-джаннат. С. 402.
[796] «ат-Таухид» — 112-я сура Корана, известная еще под названием «ал-Их­лас» («Искренность»).
[797] Исфизари. Раудат ал-джаннат. С. 647.
[798] Предисловие Хасана Хабиба к «Дивану» («Собрание сочинений») хваджи мирзы Хабиба Радави. С. 86—97.