Исламское единство на основе высшего научного авторитета имамов из рода Пророка (мир им!)
 
Глава 4

Объективное воплощение знаний членов рода Пророка (мир с ними!)

1. Научные споры с учеными

Вся жизнь членов рода Пророка наполнена научными беседами и дискуссиями. Они были хорошо подготовлены в этом отношении, являя собой воплощение соблюдения всех тех норм и принципов научной дискуссии (как по форме, так и по содержанию), которые были заповеданы Священным Кораном. Везде, где они были хозяевами или гостями, велись аргументированные споры. Впрочем, они руководствовались при этом разными мотивами, в зависимости от того, какое это было собрание. Ведь иногда такие диспуты нарочно устраивали правители и враги, чтобы омрачить существование имамов. А некоторые действительно проводились только для установления истины. Иногда дискуссия организовывалась в ситуации, когда правители, передатчики хадисов и богословы не могли аргументированно ответить противникам ислама, обращаясь при этом за помощью к имамам. Некоторые авторы пересказали эти беседы в своих книгах на основании оригинальных источников.[80]

Самым важным и самым полезным и значимым для нас во всех этих беседах было то, что имамы никогда не проигрывали в этих диспутах, никогда не испытывали затруднений, ни на мгновение не сомневались в своей правоте. А ведь некоторые из них, как, например, имам Джавад (мир с ним!), находились еще в очень юном возрасте (9 лет), и тем не менее имаму удавалось очень удачно аргументировать свою позицию. Высочайший уровень этих диспутов является несомненным доказательством неоспоримого научного авторитета имамов из рода Пророка.

Диспуты с участием имама Али (мир с ним!)

Первым начал такие диспуты имам Али (мир с ним!). Можно сказать, что постоянные бесед с иудеями, христианами, зороастрийцами и последователями других религий стали неотъемлемой частью его жизни.[81] Он разговаривал и с вероотступниками, наставляя их на путь истинный. Не оставлял своим вниманием и тех, кто, не приняв его в качестве халифа, отделились от уммы.

Али (мир с ним!) призывал людей к тому, чтобы обращались к нему за разъяснениями по всем теоретическим и практическим вопросам и религиозным установлениям, постоянно повторяя: «Пока я с вами, спрашивайте меня о том, что вам не понятно».[82]

Хасан и Хусейн – сыновья Али (мир с ним!) – следовали его примеру и поступали так же, как он.

Диспуты и беседы имама Хасана (мир с ним!)

Особую известность получил богословский диспут, который вел имам Хасан с одним сирийцем, который был прислан Муавией с вопросами, поставленными византийскими священнослужителями. Цель этого заключалась в том, чтобы поставить в затруднительное положение имама Али. Однако имам Али (мир с ним!) возложил ответственность за этот богословский спор на своего сына Хасана, который с честью справился с этой задачей и дал четкие и ясные научные ответы на все вопросы, привезенные сирийцем.[83]

Диспут имама Хусейна с Хасаном из Басры относительно вопросов предопределения и рока также заслуживает всяческого внимания.[84]

Диспуты имама Садека (мир с ним!)

Чтобы не затягивать изложение материала, ограничимся только некоторыми примерами из диспутов, которые проводил имам Садек (мир с ним!).

Он жил в совершенно исключительных исторических условиях, и именно поэтому у него состоялось много долгих бесед и споров. Один раз его собеседником стал Абу Ханифа Нуман ибн Сабит, а спор этот был проведен по принуждению со стороны Мансура. Абу Ханифа так рассказывал об этом:

«Никого я не видел на свете мудрее, чем Джафар ибн Мохаммад. Когда Мансур призвал его к себе, а также отправил человека за мной, он сказал: «Абу Ханифа! Люди очарованы Джафаром, подготовь для него сложные вопросы». И я подготовил для этой встречи сорок вопросов.

Когда он был в Хире, за мной прислали, и я отправился к нему. Джафар ибн Мохаммад сидел по правую руку от него. Когда я увидел Джафара, то был настолько поражен его величием, что никогда не испытывал такого чувства от взгляда на Мансура. Поприветствовал его. По его знаку сел. Мансур обратился к нему с такими словами: Абу Абдулла, это Абу Ханифа. Тот сказал: Да! Затем повернулся ко мне и сказал: Абу Ханифа, задавай свои вопросы. Я начал спрашивать. Он отвечал обычно так: «Вы говорите так, мединцы утверждают следующее, а мы говорим так».

Иногда он выражал свое согласие с нашими воззрениями, иногда соглашался с мединцами, а иногда не соглашался ни с кем из нас. Я задал все сорок вопросов, и он ответил на все из них.

Затем Абу Ханифа сказал:

«Разве не передавали мы, что «самые сведущие из людей лучше всех знают и разногласия между людьми»?[85]

До нас дошла и другая беседа имама Садека с одним из предводителей манихейцев относительно научных, философских и вероучительных вопросов. Имам Садек дал настолько убедительные ответы на все вопросы этого человека, что тот отказался от манихейства и перешел в ислам.[86]

Диспуты имама Али ибн Муса ар-Ризы (мир с ним!)

Имам Али ибн Муса ар-Риза (мир с ним!) проводил получившие большую известность долгие диспуты с христианскими, иудейскими, сабейскими и зороастрийскими учеными и философами, о чем свидетельствуют многие историки.

Их призвал визирь Мамуна по имени Фазль ибн Сахль и потребовал от них, чтобы перед лицом Мамуна вступили в диспут с имамом.

В результате этого спора многие из ученых и философов, участвовавших в нем, усилиями имама Резы стали мусульманами.[87]

В конце спора сам Мамун стал задавать вопросы по различным научным темам.[88] Но каждый новый ответ имама только усиливал его изумление, которое было смешано с тревогой и боязнью человека, который мог привлечь на свою сторону народ и создать большую угрозу для Аббасидского государства.

Диспут имама Джавада (мир с ним!)

Самый интересный диспут состоялся у имама Джавада (мир с ним!) с главным судьей Мамуна по имени Яхья ибн Аксам. А ведь тогда юному имаму было всего 9 лет.

Дело было в том, что Мамун поспорил со своими приближенными относительно научных знаний имама, а с помощью этого спора хотел испытать его уже в юном возрасте.[89]

Было организовано большое собрание с участием самого Мамуна, а также военных и гражданских чинов, крупных богословов и религиозных деятелей. Яхья задал имаму краткий вопрос о том, какой приговор следует вынести человеку, который во время ихрама (воздержания при паломничестве) убил на охоте животное. Имам Джавад (мир с ним!) в ответ задал такие вопросы: Охотился ли он в запретном месте или вне его? Знал ли об этом установлении или нет? Преднамеренно охотился или ненамеренно? Был ли невольником или свободным человеком? Это был первый или не первый раз? Убил ли птицу или нет? Большое животное или нет? Упорствует ли в своем грехе или раскаялся? Произошло ли это днем или ночью? Был ли нарушитель в процессе воздержания перед большим или малым хаджем, когда это произошло?

Яхья ибн Аксам был удивлен и признал, что не может ответить на все эти вопросы. В этот момент Мамун потребовал, чтобы имама Джавад сам дал ответ на все заданный им до этого вопросы. Имам подробно рассмотрел все варианты проблемы. Это были настолько зрелые ответы, что заставили Яхью и других приближенных Мамуна пересмотреть свое мнение о его малом возрасте и возможной незрелости.[90]

Этот диспут и его поразительные итоги сами по себя служат достаточным основанием для того, чтобы понять важность самого принципа «диспута» в уяснении научного авторитета рода Пророка, вне зависимости о того, когда и в каких условиях проходил диспут.

Как сказал один из богословов[91], невозможно допустить мысли о случайности победы членов рода пророка во всех спорах, в которых они участвовали и которые зачастую проводились исключительно с целью подвергнуть их испытанию. Ведь случайное происходит с некоторых людьми и не всегда. А здесь мы являемся свидетелями постоянных побед в диспутах и прениях по различным научным вопросам. Ведь в этих прениях побеждали неоднократно все имамы, независимо от возраста. Ясно, что это не было случайностью. Особенно, учитывая то, что в то время их мнения и авторитет были у всех на устах.

2. Научное наследие членов рода Пророка (мир с ними!)

Члены рода Пророка оставили исламской умме ценнейшие научные труды, которые дали великолепные плоды в прошлом, исключительно полезны в настоящем и такими же останутся в будущем. Ведь их научные труды предназначались не только для их эпохи, но являются капиталом, который не подвержен временной коррозии.

Огромное наследие членов рода Пророка расклассифицировано по таким разделам, как хадисы, проповеди, книги, уроки, научно-педагогические методы и приемы в различных областях человеческих знаний. Кроме того, они основали высшие учебные заведения, подготовили научные кадры, напитав их своими обширными знаниями.

Имамы из рода Пророка – предводители исламской уммы в деле написания книг

Имам Али (мир с ним!) стал первым человеком в истории ислама, который приступил к написанию книг.

Одним из первых его дел стало собирание и упорядочение текста Корана на основе времени ниспослания аятов, объяснения условий ниспослания, общего и частного, абсолютного и относительного, твердого и допустимого, преходящего и непреходящего, разной степени обязательности, а также коранических традиций. Ибн Сирин говорил: «Если эта книга попадет тебе в руки, вся наука станет твоим достоянием».[92] А Абу Нуайм передает такие слова имама Али (мир с ним!):

«Когда Пророк ислама покинул этот мир, я поклялся, что пока не соберу весь Коран, не сниму с себя плащ. Так и сделал: не снял его до тех пор, пока не закончил эту работу».[93]

Другой работой имама Али стало составление книги «Ас-Сахифа», посвященной вопросу выкупа, выплачиваемого виновником неумышленного преступления родственникам жертвы, чтобы избежать уголовного наказания.[94]

Еще одна книга имама носит название «Джамиа». Эта книга записана Али со слов Пророка. В ней приведены все шариатские установления и разъяснения аятов Корана, которые необходимы людям.

Есть также значительное число книг, в которых собраны произведения, написанные имамом Али. Важнейшей из них является книга «Нахдж оль-Балаге» («Путь красноречия»), включающая в себя избранные отрывки из речей, писем, мудрых советов и высказываний имама. Эта книга была собрана Шарифом Рази.

«Маснаде Имам Али» - это книга, которая содержит хадисы, переданные имамом от Пророка. Ее составителем является Ибн Шобаб Насаи.

Имеется также сборник афоризмов имама Али под названием «Горар аль-хикм ва дорар аль-калам» («Избранные изречения»), составленный Абдулвахидом Амади.

Кроме того, имама Али наставлял некоторых из своих последователей, в частности Сальмана Фарси, Абузара Гафари и Рафи, слугу Пророка, а также Асбага ибн Набате, чтобы и они уделили внимание работе по написанию книг.[95]

Из житийных описаний можно получить сведения о биографии людей, которые обучались у имама Али, а затем у его сыновей Хасана и Хусейна (мир с ними!).

Следует принимать во внимание и то, что время имамата Али ибн аль-Хусейна, продолжавшееся тридцать пять лет, было благоприятным периодом для воспитания целого поколения специалистов по хадисам, богословию и религиозной философии. Многие из них были воспитаны самим имамом Али.[96]

Имам Зейнолабеддин (мир с ним!) собственноручно написал множество трактатов по вопросам права и религиозных предписаний.

И имаму Садеку (мир с ним!) был дан исторический шанс открыть в Медине исламский университет, в котором получали образование выдающиеся богословы из Ирака, Хиджаза, Фарса и Сирии. Ученики имама Бакера и имама Садека написали множество книг и трактатов. Так, Абан ибн Тагалуб передал тридцать тысяч хадисов от имама Садека (мир с ним!). В этом же ряду стоят Абу Хамзе Самали, Барид бен Муавия, Абу Басир, Заррат ибн Аин, Мохаммад ибн Муслим и Хишам ибн Хикам (известны 29 названий его книг).[97]

Некоторые ученики имама Садека (мир с ним!) также записывали предания и фетвы. Они собрали эти сочинения в 400 томах, которые получили название «Четыреста принципов».

После них наступила очередь блестяще выступить на арене религиозной литературы ученикам других имамов. Они пересказывали высказывания, фетвы и назидания имамов, облекая их в литературно-книжную форму. Назовем некоторых из этих учеников: Ахмад ибн Халед (составитель 100 книг), Хусейн ибн Саид (составитель 30 книг), Фазль ибн Шазан (более 200 книг), Мохаммад Айяш (автор порядка 200 книг и научных трактатов).[98]

Члены рода Пророка не ограничивались только преподаванием исламских наук своим ученикам, но и вели занятия по другим научным дисциплинам. Так, имам Али ибн Аби Талиб (мир с ним!) преподавал грамматику Абульасваду Дуили, а имам Садек (мир с ним!) преподавал химию Джаберу ибн Хайану Куфи.[99]

Имамы из рода Пророка наставляли людей во всех тех науках (принципы веры, богословие, вопросы морали и нравственности и т.д.), в которых нуждалось исламское общество. Их мнение являлось решающим при разрешении любых религиозных и научных споров между исламскими учеными различных толков и течений. Их ключевая роль проявилась в особенности в вопросах, касающихся единобожия, качеств Творца, способа отнесения качеств к Всевышнему, Божественного воздаяния, человеческих поступков, вопросов предопределения и судьбы, детерминированности и свободы, выбора правильного способа действия из нескольких вариантов, принципов бида и такийя, а также принципиальных богословских вопросов, которые составляли основу распространенных исламских правовых школ и по которым написаны тысячи книг.[100]

3. Знания членов рода Пророка на службе интересов исламской уммы

Несмотря на всевозможные трудности и напасти, которым подвергались имамы из рода Пророка в различные периоды, они постоянно поступались своими интересами и жертвовали собой во имя интересов исламской уммы и единства мусульман, отдавая ему несомненный приоритет. Это было следствием важной и тяжелой миссии, возложенной на них. Их знания применялись только во имя наставления исламской уммы на прямые божественные пути и служения мусульманам.

Первый вопрос, с которым столкнулись мусульмане, был вопрос правления – халифата. Несмотря на то, что имам Али имел четкие основания в пользу того, чтобы стать халифом, учитывая интересы исламской уммы, он промолчал и отошел в сторону. Ведь в то время мусульмане находились на стадии становления своей общности и своей власти на вновь отвоеванных территориях, занимаясь расширением исламского государства. А потому это время не подходило для того, чтобы кто-нибудь, оспаривая право на халифат, внес раскол в ряды мусульман. Эта принципиальная позиция имама Али проявилась в его отношении к Абу Суфьяну, который после событий в Сакифе предложил ему взять бразды правления в свои руки. Али отослал его от себя и разоблачил его негодные замыслы. При этом имам Али за все время правления предшествовавших ему халифов никогда не отказывал им в добром совете и наставлении.

Здесь достаточно упомянуть проповедь в Шакшакии и письмо имама египтянам, которое было послано через Малика Аштара, чтобы уяснить себе истинность этого вывода. Имам так писал, обращаясь к жителям Египта:

«Достославный Господь призвал Мухаммада (да благословит его Аллах и приветствует его и его род!), чтобы он заставил людей бояться непослушания Всевышнему и стал свидетельством (истинности сказанного) предшествующими пророками. После его кончины мусульмане вступили в конфликт между собой по поводу власти. Я даже не мог подумать, что после смерти Пророка араб попытается вырвать бразды халифата из рук членов рода Пророка, не дав мне занять этот пост. Ничто не потревожило меня и не удивило. Единственное, что было странно, это то, что люди с такой охотой заключили с ним союз и признали его власть. Я отошел в сторону, пока не увидел, что некоторые вышли из круга истинной веры, отвернулись от ислама и призвали народ уничтожить религию Мухаммада. Я испугался, что, если не помогу мусульманам и исламу, ему будет нанесен непоправимый вред, и это для меня большее несчастье, чем быть лишенным должности халифа. Ведь правление – это только преходящее явление, мираж в пустыне или облако, которое так и не собралось на небе. Среди этих волнений и смут я восстал, чтобы вы развеяли всю ложь, чтобы укрепилась вера и все обрели спокойствие».[101]

Эти слова со всей очевидностью свидетельствуют о том, что имам Али заботился об интересах всей исламской уммы, не думая о себе, хотя и понимая, что именно он был самым достойным кандидатом на пост халифа после Пророка.

Имам никогда не проявлял равнодушия к судьбоносным проблемам ислама. Он всегда проявлял активное отношение ко всем проблемам и событиям. Об этом свидетельствует, в частности, его позиция по отношению к битве при Радде, по вопросу отказа от выплаты закята и агрессивных, насильственных действий некоторых предводителей исламского войска. Во всех этих ситуациях имам действовал так, как ему диктовал его исламский долг.

Так же действовал он и во время правления халифа Омара. Когда халиф испросил мнение имама Али относительно того, участвовать ли ему в боях с византийцами, имам посоветовал ему самому не появляться на поле боя, так как он был халифом мусульман и центром, вокруг которого они объединялись.[102] И во время войны с Ираном имам Али (мир с ним!) принял такое решение и заявил:

«Ты должен остаться здесь как центр, вокруг которого арабы должны вращаться, как жернова на мельнице. Зажги в них пламя войны. Но если ты покинешь эту землю, арабы со всех сторон оставят тебя, нарушать заключенный договор. И тогда тебя больше будет заботить защита уже завоеванных территорий, чем движение вперед».[103]

Именно таким мировоззрением объясняется заключение мира имамом Хасаном (мир с ним!) с Муавией в исключительных условиях, в которых находился сам имам и вся умма. И обагренная кровью революция имама Хусейна (мир с ним!), жертва, которую принесли он сам, его сподвижники и члены семьи во имя интересов исламской уммы, были направлены на предотвращение господства исказивших путь веры правителей над мусульманами.

Имам Саджад (мир с ним!) молился за победу исламских воинов, хотя ими командовали Омеййяды, поведение которых отравляло жизнь членам рода Пророка. Известна молитва имама Саджада за охранителей границ, в которой говорится:

«Господи, смилуйся над Мохаммадом и его семьей и своей силой и могуществом укрепи границы исламских земель… Преумножь число мусульман, заостри их мечи, дай им согласие и любовь, наладь их дела, дай им продовольствие, реши их трудности, своим содействием укрепи их, дай им терпение и выдержку… Господи, дай достоинство и силу всем исламским землям перед лицом безбожников, помоги мусульманам, посылая к ним Своих ангелов».[104]

Имам Бакер (мир с ним!) всякий раз, когда это было необходимо и целесообразно, ставил свои знания на службу исламскому государству. Особенно это касается вопроса о чеканке первой монеты, когда византийский император угрожал Абдулмалику Марвану тем, что на монетах, имеющих хождение в исламских землях, выгравирует неприемлемые слова. (Заметим, что до правления Марвана в исламских землях использовались только византийские монеты, а собственно мусульманских монет еще не было). Тогда-то имама Бакер и посоветовал Марвану отчеканить монеты со своим именем.

Во времена Аббасидов и в условиях религиозного разброда и шатаний, когда возникали многочисленные секты и в исламской среде проявлялись различные противоречия, имам Садек давал своим последователям исполненные благожелательности наставления. Он так наставлял шиитов относительно обращения с последователями других исламских мазхабов:

«Исполняйте намаз на их собраниях, навещайте их больных, участвуйте в похоронах их умерших, чтобы они сказали: «Да будет Божья милость с Джафаром, который так хорошо воспитал своих последователей». Вы должны стать нашим украшением, а не причиной позора».

Так же поступали и другие имамы. Об этом можно прочитать в исторических источниках и авторитетных книгах. Этот подход свидетельствует об особом взгляде на проблемы исламской уммы и глубоком понимании ее высших интересов.

Заключение

В заключительной части этой книги предлагаем вниманию исследователей выводы, которые можно сделать из представленных выше материалов. Изучение этих вопросов поможет обогатить дискуссию и сделать ее более плодотворной.

1. Священный Коран и Благородная Сунна подчеркивают научный авторитет членов рода Пророка для всех мусульман.

2. В Сунне дается четкое определение тех, кто относится к роду Пророка.

3. Члены рода Пророка в своей научной жизни не нуждались ни в ком, кроме своего непосредственного непорочного предшественника.

4. Великие деятели исламской уммы – от праведных халифов и имамов исламских толков до нынешних ученых – свидетельствуют о том, что члены рода Пророка обладали наибольшими знаниями и что все мусульмане должны признавать их авторитет для себя.

5. Несмотря на многочисленные превратности судьбы и трудности жизни, члены рода Пророка всегда ставили свои знания на службу интересам исламской уммы.

6. Согласно приведенным материалам и свидетельствам, члены рода Пророка независимо от условий места и времени, всегда обладали научным авторитетом для всех мусульман, и это то, в чем по крайней мере соглашаются между собой все мусульмане.

Иными словами, хотя имамат и политическое лидерство членов рода Пророка является предметом разногласий среди мусульман, никто из них не выступает против их научного авторитета, о чем свидетельствуют приведенные факты. В этом едина вся исламская умма. Это очень важный факт, который на протяжении истории замалчивался правителями и политическими деятелями.

Здесь считаем уместным использовать научный индуктивный метод, примененный погибшим мученической смертью аятоллой Сейедом Мохаммадом Бакером Садром для доказательства существования Бога, также и для доказательства научного авторитета членов рода Пророка. Этот метод, основанный на расчете вероятностей, может быть применен для доказательства любых научных истин.

Индуктивный метод доказательства научных истин

Этот метод состоит из пяти нижеследующих ступеней:

1) Чувственное, эмпирическое восприятие следов и последствий феномена, который пытаемся прокомментировать.

2) Из эмпирического восприятия переходим на стадию выдвижения гипотезы на основе анализа феномена, причем гипотеза должна обладать возможностью установления причинно-следственных связей между всеми проявлениями феномена (то есть при наличии гипотетической причины феномена актуально существуют и все его свойства и следствия).

3) Если же наша гипотеза окажется ложной, то в таком случае очень мала вероятность того, что все следствия и свойства окажутся собранными воедино. Иными словами, вероятность их наличия окажется значительно меньшей, чем вероятность их отсутствия или хотя бы отсутствия каких-либо из них.

4) Из этого делаем вывод, что наша гипотеза оказалась верной. Доказательством ее истинности является то, что все следствия и свойства рассматриваемого феномена собраны воедино в одном месте. Это отвечает нашему первому эмпирическому восприятию феномена.

5) Существует обратная пропорциональность между степенью доказательства наличия следствий в отношении выдвинутой на второй ступени наших рассуждений гипотезы в сравнении с отношением между возможностью наличия всех следствий и качеств и их отсутствия (если выдвигается гипотеза о ложности утверждения). Иными словами, чем меньше будет второе соотношение, тем больше степень доказательности нашей гипотезы. Во многих стандартных случаях эта степень доказательности приводит к полной уверенности.

В рассматриваемом нами вопросе мы косвенным образом использовали тот же подход, утверждая, что стабильные исторические феномены (явления) согласуются с утверждением о том, что члены рода Пророка (мир с ними!) действительно достойны того, чтобы стать высшим научным авторитетом для исламской уммы. В противном случае, все указанные события и явления следует рассматривать как случайные, но совершенно нелогично считать случайной всю совокупность событий.

Надеемся, что ученые и специалисты смогут воспользоваться этой доказательной парадигмой, предложенной покойным аятоллой Садром, при рассмотрении такого рода судьбоносных для исламской уммы вопросов. Ведь эти вопросы имеют отношение к «последней миссии» Пророка, который принес народам радостную весть о справедливости, счастье и благе в этом мире и в загробной жизни.

В заключение рассмотрения всех приведенных выше фактов и суждений приходим к выводу о том, что исламская умма должна обратиться к величайшему наследию рода Пророка, чтобы расширить незамутненные источники своих знаний, обрести большую готовность отвечать на разнообразные жизненные вопросы своего времени и гармонизировать свою жизнь с указаниями Священного Корана и Благородной Сунны Пророка ислама. Мусульмане должны воспользоваться драгоценным научным капиталом рода Пророка, чтобы вывести свою цивилизацию на желаемый уровень и всячески укрепить ее основы.

Мохаммад Али Тасхири
Тегеран, сафар, 1422 г. по л.х.


Приложение

Заключительная декларация Четырнадцатой международной конференции исламского единства

Во имя Бога Милостивого, Милосердного!

«Скажи: я не прошу у вас никакой платы (за свою миссию), кроме любви к моим близким».

По приглашению Всемирной ассамблеи сближения исламских мазхабов (толков) с 20 по 22 хордада 1380 г. (10-12 июня 2001 г.) в Тегеране состоялась 14-я Международная конференция исламского единства.

В ней приняли участие ученые, мыслители, политические деятели и специалисты в области коммуникаций из исламских и других стран, чтобы определить пути осуществления исламского единства и дать ответы на трудные вызовы, с которыми сталкивается великая исламская нация (умма) на современном историческом этапе. Они собрались с верой в то, что единство исламской уммы под знаменем единобожия (тоухида) является основой для силы, достоинства и могущества ее в противостоянии различным видам агрессии.

В начале участники конференции были приняты лидером мусульман аятоллой Сейедом Али Хаменеи (да хранит его Аллах!). На этой встрече аятоллой Хаменеи были высказаны многочисленные конструктивные идеи, направленные на восстановление величия и гордости исламской уммы и поиск путей нового обретения этой религией и уммой лидирующих позиций в мире.

Заседания конференции и ее программа были организованы в соответствии с ее темой, которая была сформулирована следующим образом: «Место рода Пророка в исламе и в исламской умме».

Было особенно и неоднократно подчеркнуто чувство любви и привязанности к членам рода Пророка. Прозвучал общий призыв ко всем углублять и укреплять эту привязанность, ибо это ответ на призыв Всевышнего в Коране («Скажи: я не прошу у вас никакой платы (за свою миссию), кроме любви к моим близким»).

Конференция подчеркивает, что любовь к роду Пророка – это один из факторов сближения и единства мусульман. Всевышний призывает всех нас к любви к Богу, к Пророку (да благословит его Аллах и приветствует его и его род!), к членам его рода и к его праведным сподвижникам. К этому призывает нас Священный Коран, и это же многократно повторяется в неоспоримых хадисах от Пророка ислама, который определяет членов рода Пророка как вечных свидетелей и превосходнейший жизненный пример для всей уммы. Поэтому любовь к ним должна из чисто эмоционального проявления перейти в постоянный тип поведения в жизни.

Много было сказано на конференции о высшем научном авторитете членов рода Пророка, о чем ясно и недвусмысленно сказал сам Пророк в знаменитом хадисе «Сакалейн». Этот хадис приведен в сборнике «Сахих» имама Муслима, а также передан большим числом соратников Пророка и пересказчиков хадисов.

В этой связи передаются многочисленные предания и хадисы от Пророка ислама, содержащие его высказывания по различным поводам. Они свидетельствуют о том, что Пророк всегда уделял большое внимание практической реализации центрального положения и научного авторитета членов его рода в жизни исламской уммы, дабы члены рода Пророка стали надежным плотом в борьбе всех мусульман с извращающими истину возмущениями.

На конференции было сделано много и в области фикха членов рода Пророка. Она призвала все имеющиеся исламские толки и правовые школы сотрудничать с этой школой фикха. Ведь так же поступали ранее и такие видные исламские лидеры, как имам шейх Махмуд Шальтут, бывший глава Аль-Азхара.

Раскрытие врат иджтихада в школе рода Пророка, которое началось более тысячи лет назад, придает этой школе великую научную силу, заложив прочные основы для ее религиозно-правовых выводов и суждений. Это упорядочение установлений шариата придало выдающуюся силу и могущество фикху рода Пророка. А потому было бы достойно и правильно, чтобы исламские факихи раскрыли свои объятия и приняли в них фикх рода Пророка вместе с фикхом других исламских толков.

Конференция призывает всех к тому, чтобы уделить достойное внимание истории выдающихся личностей и улемов из рода Пророка, их роли в исправлении и улучшении исламской уммы, распространении ислама, зашиты границ исламских территорий и исследовании широкой миграции мусульман в другие страны востока и запада, а также к оценке того блага и благодати, которую принесла эта миграция для ислама и мусульман.

Конференция подчеркнула необходимость обратить внимание на возрождение генеалогических исследований, перечисление сейедов из рода Пророка и реорганизацию первенства членов рода Пророка согласно методу, установленному в исламской истории. Следует также создать единый депозитарий документов, в котором было бы точно зафиксировано генеалогическое древо сейедов, а также учредить при нем публичную библиотеку.

В рамках изучения вопроса об исламском единстве Конференция обратила особое внимание на западную культурную агрессию в отношении исламского мира, которая подрывает его интеллектуальную безопасность и цивилизационное наследие, пользуясь при этом всеми самыми современными пропагандистскими средствами. Предлагается создавать на широкой основе пропагандистские, культурные и научные центры для противостояния вызовам, создаваемым западной пропагандистской машиной, и при этом нужно добиться с ней паритета по объему и силе воздействия пропагандистской работы.

Конференция призывает все народы, правительства и лидеров мусульман использовать все свои политические, экономические и агитационные возможности для поддержки интифады народы Палестины, которая выражает волю всей исламской уммы, направленную на освобождение этой земли, Священного Кудса и мечети Аль-Акса. Все мусульмане должны всемерно поддерживать интифаду, противодействуя страшному, бесчеловечному истреблению палестинцев сионистским режимом, который прибегает к методам, не имевшим исторических прецедентов.

Мы убеждены, что если мусульмане сильно и сплоченно выступят против политической, пропагандистской, экономической и неограниченной военной поддержки сионистского врага со стороны США, эта страна будет вынуждена пересмотреть свою политику поддержки узурпатора Палестинских земель. Это заставит сионистского врага отказаться от всесторонней и необузданной агрессии против палестинского народа и своей неуступчивой позиции так же, как ранее под воздействием акций исламского сопротивления он был вынужден вывести свои войска с Юга Ливана.

Конференция уделила особое внимание проблеме страданий мусульман Балкан, Чечни, Афганистана и других регионов и призвала исламскую умму предпринять усилия для прекращения убийства людей и решения проблемы беженцев.

Выразив удовлетворение сплоченностью и сближением мусульман, Конференция высказалась за более активное использование метода принципиального, научного диалога при решении интеллектуальных, религиозно-правовых и культурных противоречий между мусульманами в духе братства и толерантности. В то же время, было заявлено об опасности перенесения вызывающих противоречия вопросов за пределы научной, специализированной среды.

В заключение, участники обратились ко Всевышнему с молитвой об избавлении исламской уммы от трагедий и вызывающих страдание трудностей, ибо она является знаменосцем единобожия в нынешний век; чтобы Господь под знаменем монотеизма воплотил в жизнь единство слова мусульман, сплотил их ряды, сблизил их сердца, сделал их вождями, имамами и предводителями мира, чтобы их усилиями упрочил достоинство и славу ислама и мусульман, посрамив и ввергнув в ничтожность безбожие и безбожников.

Участники Конференции выразили свою глубокую благодарность Всемирной ассамблее исламских мазхабов за проведение этого важного форума для изучения места и роли рода Пророка среди мусульман. Они также поблагодарили Верховного лидера, правительство и народ Исламской Республики за их великодушное приглашение принять участие в этой конференции.

Да пребудет с вами мир, милость Аллаха и Его благословение.


_________________________
[80] В частности, речь идет о книге «аль-Ихтиджадж» Табреси.
[81] В частности, книга «Араиш ат-Тиджан» Сулаби.
[82] Обратитесь к книге под тем же названием шейха Мохаммада Резы Хакима
[83] «Аль-Ихтиджадж» Табреси. Стр. 267 и 269.
[84] Дары разума от рода Пророка. Ибн Шуаба Харани.
[85] Это высказывание приводится Мувафаком в Мунакабе Абу Ханифы (том 1, стр. 173).
[86] «Аль-Ихтиджадж» Табреси. Стр. 331 и 335.
[87] «Аль-Ихтиджадж» Табреси. Стр. 415 и 425.
[88] «Аль-Ихтиджадж» Табреси. Стр. 332 и 425.
[89] См.: Общие принцы сравнительного фикха Сейеда Мохаммада Таги Хакима, стр. 183.
[90] См.: Ас-Саваик аль-мухаррика, стр. 204; «Аль-Ихтиджадж» Табреси. Стр. 444 и т.д.
[91] Общие принцы сравнительного фикха Сейеда Мохаммада Таги Хакима, стр. 184.
[92] Аль-мураджиат, Сейед Абдульхусейн Шарафуддин, обращение 110.
[93] Халлият аль-оулийа, том 1, стр. 67.
[94] Такмилат аль-Мунхадж, Сейед Абулькасим Хои, том 2. Книга дийе.
[95] Аль-Мураджиат, Ибн Шахрашуб, том 4.
[96] Аль-Мунакиб, том 4.
[97] Аль-Мураджиат, стр. 415 и 419.
[98] Там же, стр. 422.
[99] Реджаль-кеши, Установление шиизма в исламских науках и т.д.
[100] Там же.
[101] Нахдж оль-Балаге, письмо 62.
[102] Нахдж оль-Балаге, проповедь 134.
[103] Нахдж оль-Балаге, проповедь 146.
[104] Сахифейе Саджадийе, молитва 27.