Исламское правление
  Центры религиозных учреждений созданы для обуче­ния, наставления, распространения и руководства, Они принадлежат справедливым факихам, ученым, учителям и студентам. Они принадлежат тем, кто является доверен­ными наследниками пророков. Они достойны доверия и, очевидно, что святое доверие не должно попадать в руки случайным людям. Тот, кто хочет взять на себя такую тяжесть, ответственность, руководить делами мусульман и действовать как представитель Вождя Правоверных (мир с Ним), вершить дела о чести, имуществе и жизни людей, равно как и вопросы войны и мира3 уголовные предписа­ния закона — такой человек совсем не заинтересован в земных благах и амбициях, Тот же, кто стремится к накоплению богатств в этом мире — даже и законным путем — не может быть доверенным Аллаха, не может быть достоин и нашего доверия. Любой факих, который сотрудничает с тираном деспотического правления и ста­новится дворцовым прихлебателем, не достоин доверия Аллаха. Аллах знает, сколько несчастий претерпел Ислам от руки подобных улама! Абу Хурайра[180] был одним из факихов, но Бог знает, какие судебные решения он фальсифицировал для Муавийа и ему подобных, какой урон он нанес Исламу. Когда обычный человек служит деспотическому правлению, его можно причислить к греш­никам, но большой беды в этом нет. Но когда факих, подобный Абу Хурайра, или такой судья, как Шурайх сотрудничают с таким правлением, они дискредитируют Ислам. Когда факих поступает на службу деспотическому правлению, это равносильно тому, что вместе с ним по­ступают на службу и все улама; это уже не его личное дело. Именно поэтому Имамы (мир с Ними) строго вос­прещали своим последователям служить любому правле­нию, кроме Исламского, дабы не оказаться в ситуации, подобной нынешней.

Такое обязательство касается лишь факихов, по свое­му положению они должны избегать даже того, что для других является законным. В случаях, когда другим по­зволено прибегать к такийа, факихи этого сделать не могут. Цель такийа: сохранить Ислам и шиитскую школу; если люди не прибегнут к нему, наша школа будет раз­рушена. Такийа относится к разделам (фуру) религии: например, к способам основания. Но когда затронуты ос­новные принципы Ислама и его благополучие, вопрос о молчании или такийа не стоит. Если они попытаются заставить факиха возглашать с минбара что-то, противо­речащее предписаниям Аллаха, может ли он им подчи­ниться, говоря себе: "Такийа — моя религия и религия моих предков?"[181] . Вопрос о такийа тут даже не может и подниматься. Если факих, предвидя это, пойдет на службу к деспотическому правлению, деспотизм усилится, а репутация Ислама будет испорчена; он не должен идти на службу даже под страхом смерти. Оправданием факиху за службу правлению может быть только какое-то очень веское основание, как в случае с Али ибн Йактином[182], чьи мотивы поступления на службу хорошо известны, или с Хаджа Насиром Туси (благослови его Аллах), чьи действия привели к хорошо известной всем выгоде.

Настоящие факихи Ислама, конечно, не виновны в этом смысле. От начала Ислама до наших дней пример их чистоты светит нам, они невинны. Ахунды, служившие другим правлениям в прошлые века, не принадлежат к нашей {шиитской) школе. Наши факихи не только про­тивостояли угнетателям, они сидели в тюрьмах, их даже пытали за непослушание[183] . Пусть никто не думает, что исламские улама служили деспотизму или делают это сейчас. При случае они, конечно, входили в правительст­во, чтобы держать государство под своим контролем или трансформировать его; если бы сейчас возникла такая возможность, ею следовало бы воспользоваться. Но я го­ворю не об этом. Я говорю о людях, которые носят чалму, где-то что-то прочитали, а может, и ничего не читали, и набивают себе желудки, пресмыкаясь перед угнетателями и позоря Ислам. Что нам делать с ними?

Эти персоны не мусульманские факихи, это люди, которым САВАК вручил чалму и заставил молиться. Если САВАК_не может заставить настоящего Имама присутст­вовать на правительственных фестивалях и других цере­мониях, у ниx найдутся для этого случая свои люди, готовые кричать: "Пусть множится его слава!" (Да, они недавно начали так кричать, как только произносится имя шаха). Эти персоны не факихи, народ знает, кто они такие. Традиция убеждает нас применять нашу религию против таких людей, пока они эту религию не разрушили. Их надо выдворить и опозорить, чтобы они потеряли все, что имели среди людей. Если они не потеряют положение в обществе, они разрушат сам Ислам.

Наша молодежь должна сорвать с них чалмы. Чалмы этих ахундов, которые опозорили мусульманское общество, провозгласив себя ахундами и улама, должны быть сорваны. Не знаю, жива ли молодежь Ирана: где она? Почему не срывают чалмы с этих людей? Я не говорю, что их надо убить. Но надо сорвать с них чалмы. Иранцы, правоверная молодежь не должны позволять ахундам, кричащим "Пусть множится его слава!", появляться в обществе с чалмой на голове. Не стоит их бить; только сорвите чалму и не позволяйте надеть ее снова в общественном месте. Чалма — благородный атрибут; не все достойны ее носить.

Как я сказал, истинные улама Ислама не виновны в этом смысле, они никогда не прислуживали правлению. Те, кто сотрудничает с угнетателями,— паразиты, пыта­ющиеся разжиреть за счет религии и улама, но у них нет с улама ничего общего, народ уже раскусил их.

Перед нами стоят трудные задачи. Мы должны усо­вершенствовать себя и усовершенствовать нашу жизнь. Мы должны стать более аскетичными, чем раньше, отречься от материальных благ этого мира. Все вы должны быть достойны святого доверия, которое пало на вас. Станьте достойными опекунами веры и научитесь пренебрегать мирским. Естественно, вы не сможете Уподобиться Вождю Правоверных (мир с Ним), который говорил, что мирское для Него не больше, чем сопли козла: отвернитесь от желания копить богатства, очистите свои души, обратитесь к Всемогущему Аллаху. Если цель вашей учебы — Гос­поди, не допусти! сохранить свою жизнь, вы никогда не станете факихами — опекунами Ислама. Готовьтесь при­нести пользу Исламу, действуйте как армия Имама Века, и чтобы быть готовыми служить Ему в распространении справедливости. Цель жизни праведных людей — прино­сить пользу обществу (по моим наблюдениям, очищается тот, кто разделяет с обществом его тяготы). Действуйте так, чтобы ваши поступки, поведение, характер и презре­ние к амбициям имели благотворное влияние на людей. Они последуют вашему примеру, вы станете образцом для них и истинными воителями Аллаха. Только так вы донесете Ислам и Исламское правление до людей.

Я не призываю вас бросить учебу. Вы обязательно дол­жны учиться, стать факихами, посвятить себя фикху и не дать" фикху затухнуть в центрах религиозных институтов. Пока вы не станете факихами, вы не сможете служить Исламу. Но пока учитесь, старайтесь добросовестно доносить Ислам до людей. Сегодня Ислам — изгнанник, никто тол­ком его не знает. Вы должны вернуть Ислам и его обряды народу, чтобы народ понял, что такое Ислам, что такое Исламское правление, что означают пророчества и имамат, почему Ислам появился и каковы его цели. Ислам станет постепенно широко "известен и, с Божьей помощью, однажды придет к нам Исламское правление.

Сбросим же тираническое правление: 1) прервем все отношения с правительственными институтами; 2) отка­жемся сотрудничать с ними; 3) откажемся от любой ак­ции, которая будет им на пользу; 4) создадим новые юридические, финансовые, экономические, культурные и политические учреждения.

Наш общий долг сбросить тагута; то есть устранить все политические силы, что ныне правят в Исламском мире. Правительственные аппараты и тиранические анти­народные режимы должны быть заменены учреждениями, служащими общественному благу и руководствующимися законами Ислама. Таким образом, постепенно наступит Исламское правление. В Коране Всемогущий Аллах запре­тил подчиняться тагуту— незаконным режимам — и при­зывал подниматься против царей так же, как он приказал Моисею восстать. Есть несколько традиций, призывающих людей бороться с угнетателями и с теми, кто хочет унизить религию. Имамы (мир с Ними) со своими после­дователями, шиитами, всегда боролись против тираниче­ских правлений и незаконных режимов, в чем можно легко убедиться, изучив их биографию. Тиранические правления постоянно вынуждали их прибегать к такийа, но они, конечно, боялись не за себя, а за религию, и сумели сохранить для нас традиции Ислама. Тиранические правители, в свою очередь, терроризировали Имамов. Они понимали, что если дать Имамам малейшую возможность, они восстанут и отнимут у них жизнь, синонимами кото­рой являются удовольствия и разврат. Вот почему Харун арестовывает Имама Мусу ибн Джафара (мир с Ним) и сажает в тюрьму на много лет, а за ним Мамун[184] увозит Имама Риза (мир с Ним) в Мерв[185] и держит его там много лет, прежде чем отравить. Харун и Мамун " поступили так не потому что Имамы были сайидами, то есть потомками Пророка, а правители про­тивниками Пророка; ведь оба они были шиитами[186].

Молитвы были чисто государственными: они знали, что последователи Али бросили обвинение халифату и их искренним стремлением было установление исламского правления. Однажды Имаму Мусе предложили потушить пограничные огни Фадака, чтобы вернуть его ему. Согласно традиции, он начертил карту целого исламского королевства и сказал: "Все внутри этих границ принад­лежит нам по закону. Мы должны здесь править, а вы узурпаторы". Тиранические правители увидели, что Имам Муса ибн Джафар свободен, что он делает их привычную жизнь далее невозможной и закладывает фундамент вос­стания, чтобы сбросить их. Они не дали ему такой воз­можности. Не сомневайтесь, что если бы хоть малейшая возможность возникла, он бы сбросил узурпаторов. Мамун так же держал Имама Риза под надзором, хитростью и обманом, называя его "братом" и "потомком Посланника Бога" из страха, что однажды тот может подняться и разрушить основы его правления. И хоть он, действитель­но, был наследником Пророка (мир и благословение с Ним), но ему не позволяли свободно ходить в Медину. Тиранические правители жаждали власти и были готовы сокрушить что угодно ради нее, у них не было личной вражды к кому-либо. Если бы — не допусти, Господи!— Имам (мир с Ним) зачастил во дворец, они бы оказали ему всевозможные почести, стали бы даже целовать ему руки. В традиции сказано, что когда Имам Риза пришел туда, где был Харун, правитель приказал, чтобы Имама посадили на лошадь рядом с троном, и выказал ему всяческое почтение. Но когда настало время делить казну и была очередь Бану Хашима получать свою долю, Харун дал ему очень мало. Его сын Мамун удивился контрасту между почестями, только что оказанными, и такой малой долей. Харун сказал ему: "Ты не понимаешь. Бану Хашим должен знать свое место. Он должен быть беден, унижен, посажен в тюрьму, даже отравлен или убит, иначе он восстанет против нас и лишит нас жизни".

Имамы (мир с Ними) не только боролись против тиранических правителей, они призывали мусульман к джихаду против врагов. Есть более пятидесяти традиций в Васаил аш-Шиа, Мустадраке и других книгах, призывающих мусульман свергать тиранических правителей и правление и забивать землей рот тем, кто восхвалял их, преследовать любого, кто пел им панеги­ рики. Короче говоря, Имамы приказывали прекращать всякие отношения с такими руководителями и не сотрудничать с ними никоим образом. Другие традиции восхваляют ученых и*'справедливых' факихов, утверждая их превосходство над остальными людьми. Взятые вместе, эти два вида традиций и есть - программа установления исламского правления. Сначала предстоит отвернуться от тиранического правления и разрушить его основу, затем факихи должны открыть для людей двери их институтов; факихи" справедливые и скромные, которые твердо стоят на указанном Аллахом пути законам Ислама и установлению, его социальной системы.

Мусульмане могут жить спокойно и хранить свою веру и мораль только тогда, когда они будут под защитой правления, основанного на справедливости и законе, прав­ления — исламского по форме и содержанию. Теперь наш долг — ввести в практику план правлении, установлен­ного Исламом, Я надеюсь, что представив систему прав­ления, политические и социальные принципы Ислама широким кругам общества, мы создадим сильное новое направление мысли и влиятельное популярное движение, которое приведет к установлению Исламского правления,

О, Аллах! .Укороти руки угнетателям, которые тянутся к к землям мусульман, и вырви с корнем всех противников Ислама, исламских стран. Разбуди от спячки мусульманские страны, чтобы они смогли поверить в себя и действовать в интересах своих народов. Позволь -молодому поколению, обучающемуся в религиозных ._ колледжах и университетах, бороться за святые цели Ислама и объе­диниться в благородном порыве, чтобы избавить исламские страны от мертвой хватки империализма и его агентов. Позволь факихам - учёным наставлять умы людей, вер­нуть Ислам всем мусульманам, особенно молодому поко­лению, и бороться, за установление Исламского правления, От тебя будет успехх _и здесь нет ни помощи, ни силы, кроме Аллаха, Высочайшего, Величайшего".

Послесловие

В результате крушения мировой социалистической си­стемы, краха диктатуры КПСС и развала коммунистиче­ской империи СССР на самостоятельные государства не только географические, но и духовные границы народов стали широко открытыми, общедоступными, хотя культур­но-духовные взаимопроникновения и раньше не имели чет­ко разграниченных рубежей. В течение семидесяти с лишним лет всевидящая и всесильная идеологическая ма­шина оболванивала людей, проживающих на одной шестой части суши, огородившись "железным занавесом", бди­тельно оберегала от "тлетворного" влияния Запада и Во­стока, мешая людям дышать полной грудью. Идеологическая система тоталитаризма сделала все, чтобы создать новый тип человека, манкурта, "не помнящего своего родства", и это, к сожалению, в определенной степени удалось, вытравив из его памяти историю, отчуж­дая от родного языка, уничтожая генофонд, подвергая геноциду целые народы.

В школах бывших союзных республик изучалась толь­ко история Российской империи, научно-культурные по­знания были сориентированы только на Запад, с абсолютным пренебрежением к тому факту, что очагом мировой цивилизации, как и родиной всех мировых ре­лигий (буддизм, христианство, ислам) все-таки является Восток.

А что мы знаем сегодня о культуре современного Востока, кроме той дозированной информации идеологи­ческих органов о политических, религиозных деятелях и крупных представителях гуманитарных наук, об Исламе? Практически очень мало.

В антимонархической и антиимпериалистической рево­люции в Иране религиозный фактор оказал решающее воздействие на развитие национально-освободительного движения. Под знаменем Ислама, под руководством Имама Хомейни иранский народ одержал историческую победу.

Своеобразной брешью в нашем сознании, "лучом света в темном царстве" является предлагаемое произведение аятоллы Хомейни "Исламское правление", предлагаемое в переводе на русский язык читателю.

Выдающийся государственный, политический и рели­гиозный деятель современности Сайид Рухулла Мусави Хо­мейни всю свою жизнь посвятил борьбе за упрочение роли Ислама в обществе.

Поскольку родословие аятоллы Хомейни восходит к посланнику Аллаха Мухаммаду к имени имама прибавлен почетный титул "Сайид", который имеют право носить только потомки Пророка.

Путь борьбы аятоллы Хомейни против ненавистного режима Мухаммада Реза Пехлеви был долгим, трудным и тернистым. Еще в ЗО-х годах продолжив дело отца, погибшего от рук наемных убийц, он не прекращал его вплоть до победы исламской революции в 1979 г.

В борьбе против тирании погибло более трех милли­онов лучших сынов Ирана, в том числе сын имама Хо­мейни. Всевидящее око САВАКа было внедрено во все сферы общественно-политической жизни страны. Вне вни­мания репрессивных органов не находилось ни одно уч­реждение, номер гостиницы, студенческие группы.

В этих условиях теоретические труды, политические директивы и практические инструкции борцам с режимом аятоллы Хомейни подпольно распространялись среди ши­роких слоев населения. Революционным порывом иранско­го народа он четко руководил, даже находясь в изгнании: в Турции, Ираке или во Франции. В начале 1979 года аятолла Хомейни после 15-летнего отсутствия с триумфом вернулся на родину и пятимиллионная ликующая толпа встретила своего кумира, признанного лидера, образец мудрости и бесстрашия.

Таким образом, идеи, за которые боролся Имам Хо­мейни и его последователи, стали реальностью.

В книге "Хукумат-е Ислами", "Исламское правление", представляющей собой серию лекций имама Хомейни, в строгой последовательности излагаются и рассматриваются теоретические и практические положения об исламском государстве, политическая форма организации жизни му­сульманского общества. Книга пронизана идеей неизбеж­ности свержения монархии, тормозящей развитие общества, в ней с глубокой убедительностью доказывается необходимость замены шахского режима новой государст­венностью, которая будет способствовать формированию лучшего социального строя и "обеспечит счастье, процве­тание и достойную человека жизнь",- ибо "истинным мо­нархом является только Аллах, и он не нуждается в партнерстве".

Опираясь на Коран и хадисы, имам Хомейни раскры­вает антигуманную, антиисламскую сущность шахского ре­жима, разоблачает его преступную политику, обосновывает необходимость введения праведного правле­ния во имя исламского порядка и справедливости, указы­вает конкретные пути и средства завоевания власти, создания и упрочения исламского государства, действую­щего по законам шариата, определяет его цели и задачи.

Книга "Исламское правление" сыграла огромную роль в теоретическом и идейном вооружении последователей имама Хомейни, Основные идеи книги легли в основу политического строя Исламской Республики Иран,

Профессор Л. РУСТЕМОВ, заведующий кафедрой
Иранской и Турецкой филологии Казахского
Национального государственного университета
имени Аль-Фараби.



_________________________
[180] Абу Хурайра: сподвижник Пророка, умер в 59 Х./679 г. Им было записано 5374 традиции, рассказанные о Пророке,— более, чем каким-либо другим сподвижником. Он назначался правителем Бах­рейна — Умаром, судьей в Медине — Усманом и правителем Ме­дины — Муавийей. Шиитские ученые относятся к нему как к ненадежному и даже недобросовестному (передатчику традиций)
[181] Известное высказывание Имама Джафара ас-Садыка.
[182] Али ибн Йактин: ранний шиитский собиратель традиций (124 X. /742 — 182 Х./798 гг.). Он присоединился к Мансуру, первому Аббасидскому Халифу, и, было мнение, помогал ему проектировать Багдад.
[183] Хотя пример союза между суннитскими факихами и правителями мог быть отмечен в Исламской истории, стоит упомянуть, что здесь имелось множество значительных исключений, например, Абу Ханифа (80 X. /669 — 152 Х./767 гг.). основатель наиболее распро­страненной школы суннитского права, который был заключен в тюрьму Аббасидским халифом Мансуром.
[184] Мамун: Аббасидский халиф с 198 Х./813 по 218 Х./769 гг., гонитель Имама Риза (см. прим. 48).
[185] Мерв: город в Хорасане (современный Туркменистан).
[186] Мамун и его отец Харун были шиитами в том смысле, что они безоговорочно признавали авторитет Имама Риза в своих делах с ним.