Исламское правление
 
Вступление

Тема руководства факиха (вилайат-и факих) (1) дает нам возможность уверенно обсудить родственные дела и вопросы. Руководство факиха[14] — это предмет, который в самом себе черпает прямую санкцию и мало нуждается в доказательстве, потому что всякий, кто имеет сколько-ни­будь общее понимание верований и установлений Ислама, без колебаний даст свое согласие с принципом правления факиха, как только столкнется с ним; он признает его как необходимый и самоочевидный. Если сегодня на этот принцип обращалось мало внимания, так что он стал требовать доказательства, это из-за социальных условий, господствующих у мусульман вообще и в учебных заве­дениях в частности. Эти условия, в свою очередь, имеют определенные исторические корни, о которых я сейчас вкратце упомяну.

С самого начала своей истории движение Ислама было вынуждено бороться с евреями, так как именно они начали антиисламскую пропаганду. Как вы видите, это продол­жается и сегодня. Позже к ним присоединились другие группы, в некотором роде даже более сатанинские. Эти новые группы начали свое империалистическое вмеша­тельство в дела мусульманских стран около трехсот лет назад, стремясь искоренить Ислам и осуществить далеко идущие замыслы. Совсем не имелось в виду насадить Христианство вместо Ислама, империалисты не верят в Бога вообще. Скорее, они весь долгий исторический пе­риод, начиная с крестовых походов, чувствовали, что пре­пятствием их империалистическим амбициям является именно Ислам, что именно Ислам стоит на пути к их политической власти. Поэтому они проводили различные компании против Ислама.

Проповедники в религиозных учебных заведениях, агенты, работающие на них в университетах, государст­венных учебных заведениях, издательствах, востоковеды, находящиеся на службе империалистических государств,— все эти люди объединяли свои усилия, чтобы исказить принципы Ислама. В результате у многих, особенно у необразованных, сложилось превратное мнение об Исламе.

Ислам — религия непримиримых личностей, стремя­щихся к правде и справедливости. Это религия тех,- кто, хочет свободы и независимости. Это школа борьбы против империализма. Но слуги империализма представили Ис­лам в совершенно ином свете. Они создали в умах людей неверное понятие об Исламе. Извращенное понятие об Исламе, которое они преподавали в религиозных учебных заведениях, было направлено на то, чтобы выбросить из Ислама его революционную сущность и помещать мусуль­манам восстать и завоевать свободу, исполнять обряды Ислама, создавать правительства, которые обеспечили бы счастье, процветание и достойную человека жизнь в му­сульманских странах.

Например, слуги империализма заявили, что Ислам — немыслимая религия, лишающая человека свободы дейст­вий, что законы Ислама мешают развитию общества, что Ислам не имеет своей формы правления, что Ислам ус­танавливает лишь правила ритуального очищения после менструации и родов, что он может иметь какие-то эти­ческие принципы, но ничего не говорит об управлении обществом. То есть, что Ислам — чисто моральное, но не политическое явление.

К сожалению, такая вредоносная пропаганда имела успех. Образованная часть общества — студенты универ­ситетов и даже религиозных учебных заведений — невер­но понимали Ислам. Ислам жил среди людей этого мира как если бы он был чужим[15] . Если кто-то пытался разъяснять истинную сущность Ислама, ему не верили. В религиозных учебных заведениях агенты империализма немедленно поднимали крик против них.

Разницу между Исламом и тем, что под этим назва­нием преподносилось, можно сравнить с разницей между Кораном и хадисом[16] , с одной стороны, и трактатами по юриспруденции, с другой. Коран и хадис — это ис­точники исламских обрядов, они в корне отличаются от трактатов, написанных сегодняшними муджтахидами[17] . Значение положений Корана, связанных с делами обще­ства, по отношению с теми, что связаны только с куль­товыми обрядами, больше, чем сто к одному. Из пятидесяти разделов хадиса только три или четыре отно­сятся к ритуалам культа и долга человека перед Создателем. Еще несколько разделов рассматривают вопросы этики, а все остальные связаны с социальной, экономиче­ской, юридической и политической сторонами жизни, то есть с жизнью общества в целом.

Вас, молодое поколение, которое, хвала Аллаху, будет служить Исламу в будущем, призываю я приложить все усердие, чтобы выполнить свой долг и донести до людей законы и наставления Ислама. В какой бы области вам ни пришлось работать, писать, говорить, наставлять лю­дей, разъяснять им проблемы Ислама, вам предстоит бо­роться с врагами его, чтобы Исламу не был нанесен вред, который грозит ему сейчас. Не позволяйте скрывать от людей естественную правду Ислама, чтобы люди не по­думали, будто Ислам подобно Христианству (формально­му, а не истинному Христианству),— только свод предписаний, регулирующих отношения человека с Богом, что мечеть можно сравнить с церквью.

Во времена, когда Запад был царством тьмы и вар­варства, когда Америка была населена крас­нокожими, а две огромные империи — Иран и Византия — находились под властью тирании, классовых привилегий и дискриминации, Аллах Великий и Всемогу­щий через своего Благороднейшего Посланника (мир и благословение с Ним) послал законы, которые поразили нас своим величием. Он установил законы и практические дела человека на Земле от момента, предшествующего его рождению, до того, когда он уйдет в могилу. Это касается как культовых законов, так и законов общества и управ­ления. Исламское право — самая прогрессивная система законов. Все многотомные книги, созданные с давних вре­мен по различным отраслям права,— судебная процедура, гражданское право, уголовное право, международные от­ношения,— все это вместе взятое укладывается в понятие исламское право. Ни одна самая малая часть человеческой жизни не выпала из внимания Ислама.

Стремясь заставить мусульман, и особенно молодых, отойти от предписаний Ислама, иностранные агенты пы­тались доказать, что Ислам ничего, кроме очищения после менструаций и родов, не предлагает, что это учение — лишь предмет занятий для ахундов[18].

Это в какой-то степени правильно, поскольку ахунды не занимались теорией Ислама в широком смысле слова, отдавали большую часть своего времени изучению и прак­тическому применению его в жизни. Виновны и они, не стоит обвинять только иностранцев. На протяжении нескольких веков, иностранцы пытались завладеть ушами мусульман ради своих политических и экономических це­лей, и просчеты религиозных учебных заведений помогли им в этом преуспеть. Некоторые из нас, улама[19] , невольно способствовали исполнению этих целей. Резуль­тат сегодня налицо.

Иногда внушается, что постановления Ислама вредны, что, например, законы судопроизводства неприемлемы. Прикрываясь подобной пропагандой, агенты Британии по распоряжению своих хозяев проталкивали идею конститу­ционализма, дабы обмануть людей и сокрыть правду о собственных политических преступлениях (имеются доку­ментальные доказательства). В начале конституционного движения, когда люди хотели записать все законы и создать конституцию, был заимствован вариант конститу­ции Бельгии, и группа людей, чьих имен я не хочу называть, использовала этот вариант, добавив кое-что из французской и британской конституции[20] . Правда, они добавили кое-что и из Ислама, чтобы замазать людям глаза, но основа Конституции была чуждая, заимствован­ная.

Какое отношение к Исламу имеют различные статьи конституции, в том числе Дополнительный Закон[21] , касающийся монархии? Они все противопоставлены Ис­ламу! они нарушают систему управления и законы Ис­лама.

Ислам объявляет монархию и наследование власти не­верными и необоснованными. Когда Ислам появился в Иране, византийской империи, Египте и Йемене, абсолют­ная монархия там была отменена. В своих священных письмах Византийскому императору Гераклу и Шахинша­ху Ирана[22] . Пророк призывал разрушить монархические формы правления, избавить слуг Господа от подчинения еще одной верховной власти, так как истинным монархом является только Аллах, и Он не нуждается в партнерстве. Великий Мученик[23] (мир с Ним) восстал против мо­нархии и пострадал, пытаясь предотвратить ее становле­ние. Он отказался признать законность власти, унаследованной Йазидом .

Значит, Ислам не признает монархию и престолонас­ледие, им нет места в Исламе. Если это недостаток, значит, Ислам действительно несовершенен. Ислам не вы­работал закон о ростовщичестве и банках, об употреблении алкоголя и разврате, на эти пороки наложен запрет. Поэтому руководящая клика, являясь марионетками импе­риализма и желая внедрить эти пороки в исламский мир, естественно рассматривала Ислам, как несовершенную си­стему. Они приняли законы, заимствованные в Бельгии, Франции, Британии и, позднее, в Америке. Тот факт, что Ислам не касается развития указанных позорных сторон жизни, есть предмет нашей гордости, доказательство его совершенства. Империалистическое правительство Британии имело два тайных замысла. Во-первых, ему хотелось исключить влияние Царской России на Иран, во-вторых, ослабить Ислам путем введения Западных законов[24].

Внедрение чуждых законов в исламское общество стало причиной многих проблем и трудностей. Люди, работаю­щие в системе судопроизводства, сталкиваются с отсутст­вием механизмов исполнения существующих законов. Если человек оказывается в руках суда в Иране или подобной ему стране, он может потратить всю жизнь, но так и не доказать ничего. В молодости я встретился с юристом, который мне сказал: "Я могу судиться всю жизнь, пере­дать дело сыну и ему придется продолжить то же самое с тем же результатом!" Таково положение. Исключение составляют случаи, когда в решении дела заинтересована правящая партия, тогда дело решается быстро, но о спра­ведливости говорить не приходится. «Ныне» существующие судебные законы не принесли людям ничего, кроме зла, заставляя их бросать все теку­щие дела и заниматься не своими делами. Очень немногим удается осуществить свои законные права. Надо ценить время людей, решать их дела как можно быстрее и проще.

Дела, которые разрешались в суде шариата[25] за один два дня, сегодня растягиваются на двадцать лет. Нуждающийся, молодой или старый, должен провести це­лый день в коридорах Министерства юстиции или перед столом чиновника, так ничего и не добившись. Другие могут ходить по инстанциям до конца своих дней.

Агенты империализма иногда пишут в своих книгах и газетах, что судебная система Ислама слишком жестокая. Один даже додумался написать, что законы Ислама так жестоки потому, что заимствованы у арабов!

Я поражаюсь ходу мыслей этих людей. Они убивают человека за хранение 10 граммов героина[26] и говорят: "Таков Закон!" (недавно я узнал, что десять человек при­говорены к смерти за хранение 10 граммов героина)[27] . Подобные негуманные законы, состряпанные во имя борьбы с коррупцией, они не считают жестокими. (Я не говорю, что надо разрешать продажу героина, но это неприемлемое наказание. Продажа героина должна быть запрещена, но на­казание должно соответствовать преступлению). Однако, ког­да Ислам предписывает пьянице 80 плетей, они говорят: "жестоко!". Они казнят за хранение 10 граммов героина, и вопрос о жестокости даже не возникает!

Многие формы развращения появились в обществе от алкоголя. Безобразия на наших дорогах, грабежи и убий­ства очень часто происходят на почве пьянства. В самом деле, даже употребление героина менее страшно, чем алкоголь. Но многие все-таки не видят беды в употреб­лении алкоголя (в конце концов на Западе все пьют) и потому хотят, чтобы алкоголь продавался свободно.

Но когда Ислам препятствует употреблению алкоголя, предписывая пьянице 80 плетей, или когда за прелюбо­деяние виновный приговаривается к 100 плетям или по­биванию камнями, если виновный — женатый мужчина или замужняя женщина, они начинают вопить и жало­ваться: "Что это за жестокий закон, отражающий жесто­кость арабов!" Они не понимают, что судебная система Ислама сохраняет великую нацию от разрушения и раз­вращения. Прелюбодеяние приобрело сегодня такой раз­мах, что разрушает нынешнее поколение, развращает юношество и является причиной безобразного отношения к любой работе. Они предпочитают предаваться всевоз­можным порокам, привлекательным и все более доступ­ным. Почему жестоко — выпороть виновного публично, чтобы он не развращал молодых людей, чтобы уберечь юношей от порока?

В то же время мы на протяжении 15 лет были сви­детелями кровавых преступлений во Вьетнаме, и никто не возражал! Но если Ислам объявляет священную войну за свои права, убивает виновных в развращении людей, они кричат: "Какова цель такой войны?".

Все, к чему они стремились, сегодня приносит плоды.

Они устроили свои школы[28] мы проглядели это и не отреагировали. Сегодня эти школы развиваются, при­обретают все большее влияние, отвлекая молодежь от Ислама. Миссионеры отправились в провинции, чтобы сде­лать наших детей христианами или вообще безбожниками. Их цель: держать нас в узде, чтобы использовать наше богатство, наши подземные кладовые, наши рабочие руки. Они хотят, чтобы мы погрязли в пороках и нищете, сами, утопая в роскоши.

Их планы так обширны, что проникли даже в наши религиозные заведения. Если кто-нибудь хочет говорить об Исламском правлении и установлении Исламского правления, то он должен соблюдать принцип такийа[29] и считаться в оппозиции к тем, кто продался империа­лизму. Когда эту книгу впервые напечатали, агенты по­сольства[30] предприняли всевозможные меры к тому, чтобы она не дошла до читателя[31].

Дошло до того, что некоторые считают военную форму несовместимой с настоящим мужеством и справедливо­стью, хотя известно, что вожди нашей религии были воинами и командирами. Они надевали военную форму и шли в битвы, описанные в нашей истории; они убивали и их убивали. Сам Вождь Правоверных[32] (мир с Ним) надевал шлем на свою священную голову и пристегивал меч. Имам Хасан[33] и Великий Мученик (мир с Ними обоими) поступали так же. Последний Имам не имел возможности участвовать в битве, хотя Имам Бакир[34] (мир с Ним) был по своей натуре воином. Но сейчас ношение воинского снаряжения считается унижением в человеке качества справедливости[35] , и это говорит о том, что никто не носил военную форму (по своей во­ле — Ред.) Если мы хотим создать Исламское правление, нам надо, стало быть, воевать в халатах и чалмах, чтобы не обидеть чувства сограждан!

Все это результат той волны пропаганды, что уже до­катилась до религиозных учебных заведений. Нам прихо­дится доказывать, что в Исламе есть правила управления.

Вот такова ситуация, в которой мы оказались по злой воле иностранцев, их агентов и пропаганды. Они отдалили нас от судебных и политических законов Ислама и заме­нили их европейскими. Чтобы лучше нас эксплуатировать, они внедрили своих агентов в наши структуры власти. Итак, мы сделали обозрение преступных планов импери­ализма. Мы должны принять во внимание и то, что многие члены нашего общества ослеплены материальным прогрес­сом империализма, поскольку империалистические страны достигли высокого уровня благосостояния и изобилия — ре­зультата как научного и технического прогресса, так и грабежа стран Азии и Африки. Эти наши сограждане потеряли чувство собственного достоинства и думают толь­ко о путях достижения технического прогресса в ущерб вере и законам Ислама. Когда люди высадились на Луну, они решили, что мусульманам надо выбросить свои зако­ны, как балласт! Но что общего между путешествием на Луну и законами Ислама? Разве они не видят, что люди, исповедующие другую религию, пользующиеся другими законами, конкурируют в завоевании космоса?* Пусть себе едут на Марс или за пределы Млечного пути — они всё равно не достигнут настоящего счастья, моральной чистоты и духовности, не сумеют разрешить свои социальные про­блемы. Для разрешения социальных проблем и преодоле­ния человеческих страданий требуется вера и мораль, одни материальные блага тут не помогут. Вместе с материаль­ными благами необходимы вера и истинная человечность, которую дает в полной мере только Ислам. Что бы ни предпринимали, какие бы нововведения ни делали, мы не должны отбрасывать правила, веками регулировавшие жизнь народа.

К сожалению, некоторые члены нашего общества под­пали под влияние враждебной пропаганды, хотя и не должны были. Империалисты распространяли среди нас мысль о том, что Ислам не располагает системой управ­ления или институтами власти. Они говорили, что даже если в Исламе и есть некоторые законы, то нет совре­менных механизмов их исполнения. Цель такой пропаган­ды — "отвлечь мусульман от политической борьбы и установления Исламского правления. Это противоречит ос­новам нашей веры.

Мы верим, что Пророк (мир с Ним) не только указал нам законы, хотя было бы довольно и этого. Но совер­шенно логично, что последователи Пророка (мир с Ним) должны владеть и техникой исполнения этих знаков. За­кон существует для того, чтобы его исполняли. Так про­исходит во всех странах мира. От закона как такового мало проку, если он не исполняется во имя людей. Поэ­тому Ислам, предполагая законы, указывает и пути их исполнения.

Встает вопрос: кто должен осуществить исполнитель­ную власть? Если бы Пророк (мир и благословение Ему) не назначил наследников исполнительной власти, Он неосуществил бы своей миссии, как учит Коран[36] . Пол­ным исполнением миссии Пророка было бы установление справедливого правления на благо и счастье человечества. Во времена Пророка (мир Ему) законы не только разъ­яснялись и распространялись, они и выполнялись. Послан­ник Бога сам и был исполнителем закона. Например, Он приводил в исполнение постановления по уголовным де­лам: отсечение руки вору, наказание плетьми и побивание камнями. Преемник Пророка делал тоже самое; его задача не законотворчество, а исполнение священных законов, которые предложены Пророком. Вот почему необходимо создание правительства и исполнительных органов. Вера в необходимость этого есть часть веры в Имамат, как иск­лючительного напряжения и борьбы ради его устроения.

Обратите внимание. Раз враждебность по отношению к вам привела к отходу от Ислама, вам необходимо вернуть Ислам на его законное место, правильно понимая Имамат. Вы должны говорить людям: "Мы верим в Има­мат, мы верим в то, что Пророк (мир с Ним) предписывал своему преемнику ответственность за дело мусульман и что Он (преемник — Ред.) твердо исполнил священную волю Пророка. Поэтому мы должны верить в необходи­мость установления Исламского правления и приложить все усилия к учреждению органов, исполняющих закон и управляющих делами". Пишите и издавайте книги о за­конах Ислама для их благотворного влияния на общество. Совершенствуйте свой стиль и методы проповедничества. Знайте, что ваш долг — установить Исламское прав­ление! Верьте в себя и знайте, что вы способны сделать это. Империалисты приступили к осуществлению своих планов три-четыре столетия тому назад, они начали с нуля, но посмотрите, где они сегодня! Мы тоже начинаем с нуля и мы не будем обращать внимание на новых "ксеноманьяков"[37] и слуг империализма.

Несите людям Ислам в его первозданном виде, чтобы юность ваша не прошла в бесцельном изучении вопросов менструации и родов где-нибудь в Наджафе или Куме вместо того, чтобы заниматься вопросами политики. Ло­зунг отделения религии от политики и требование, чтобы исламские деятели не вмешивались в общественную и политическую жизнь, сформулированы и пропагандируют­ся империалистами. Кто повторяет это — тот БЕЗБОЖ­НИК. Разве во времена Пророка (мир и благословение с Ним) религия и политика не были едины? Разве сущест­вовали отдельно группы священнослужителей и оппозиционные им группы политических деятелей? Разве так было во времена халифов? Существовали ли все параллельные власти? Эти лозунги придуманы империалистами и их политическими агентами, чтобы помешать религии соблю­дать порядок в огромном мусульманском обществе, чтобы расколоть исламское духовенство и ослабить борьбу му­сульманских народов за свободу и независимость. И надо признать, они во многом преуспели.

Если мы, мусульмане, ничего, кроме молитв и обра­щений к Аллаху, не будем предпринимать, империалисты и их режимы оставят нас в покое. Если мы будем только говорить: "Давайте обратимся к азану[38] и молитвам. Пусть они грабят нас — Аллах их накажет за это! На все воля Аллаха"— если мы будем так рассуждать, они нам мешать не будут.

Однажды во время пребывания в Ираке один британ­ский чиновник вопрошал: "Как может повредить Британ­ской политике азан, который я только что услышал с минарета? Пусть себе призывают к молитве, сколько им будет угодно!"

Если вы не будете мешать их политике, если станете рассматривать Ислам лишь как набор религиозных тек­стов, не выходя за их рамки, империалисты действительно оставят нас в покое. Молитесь сколько угодно, им инте­ресна ваша нефть, а не ваши молитвы. Им нужны наши сырьевые богатства и рынок сбыта их товаров. Вот почему марионеточные правительства мешают нашей собственной индустриализации, вместо этого строя совместные пред­приятия и развивая промышленность, которая зависит от внешнего мира.

Они не хотят, чтобы мы были полноценными людьми, потому что полноценных они боятся. Как только один такой появляется, его убирают из страха, что за ним пойдут другие, что они в конце концов разрушат основы тирании империализма и правление марионеток. Поэтому, как только на арену выходит настоящий человек, его либо убивают, либо отправляют в тюрьму или ссылку, заявляя: "это политический ахунд!" Пророк (мир и благословение с Ним) также был политическим деятелем. Злобная про­паганда политических агентов империализма заставляет нас отойти от политики, чтобы помешать вам вмешиваться в общественное дела и в борьбу против предательских правительств и их антинациональной и антиисламской политики. Они хотят делать все, что им заблагорассудит­ся, и чтобы им не препятствовали.


_________________________
* Имеется в виду тогдашнее противостояние капитализма и социа­лизма.—*- Ред.
[14] Факих: знаток основ и установлений исламского права, или, в более широком смысле, всех аспектов веры,
[15] Ссылка на известное высказывание Пророка: "Ислам снова станет чужим среди людей, как это было вначале, но благословенно по­ложение чужого'".
[16] Хадис: предание, содержащее высказывания и деяния Пророка или, в шиитской традиции, одного из Двенадцати Имамов.
[17] Муджтахид: авторитетный богослов-законовед, занимающийся иджтихадом, то есть "поиском правильных мнений... выведением оп­ределенных правовых положений из принципов и обрядов. {Мухаммад Сангладжи, Коза дар Ислам, [Тегеран. 1338 Х./1959], с. 14).
[18] Ахунд: слово неопределенной этимологии, которое первоначально означало ученого замечательных достижений, а позднее относилось к ученым низшего ранга и приобрело уничижительный оттенок, особенно в мирском употреблении.
[19] Улама: исламские ученые.
[20] Относительно влияния Бельгийского конституционного права на Ко­митет шести, который составил проект Дополнительных Конституционных законов 1907 года см.: А. К. С. Лэмбтон "Дустур, ив: Ирак", Энциклопедия Ислама, новое издание, II 653-654, и Мустафа Рахими, Канун-и Асаси-ий Иран (Тегеран, 1347 Х./1968), с. 94.
[21] Статьи с 35 по 51 Дополнительных Конституционных законов, одобренные 7 октября 1906 года, связаны с "правами трона". См.: Е. Г. Браун, Персидская революция 1905-1909 годов (Кембридж,' 1911), с'. 337-379.
[22] В седьмом году Исламской эры Пророк Мухаммад написал не только Гераклису и правителю Ирана (вероятно, Парвизу), но также правителям Египта и Абиссинии, предлагая им всем принять Ислам и отказаться от несправедливого правления. См.: Мухаммад Хамидулла, Пророк Ислама (Париж, 1959), I, 196-197. 212, 230, 241.
[23] Великомученик: Имам Хусайн, внук Пророка. П. В 60 X./ 680 г. Имам Хусайн отказался присягать на верность Йазиду, сыну Муавийа и второму Халифу династии, Умаййадов (Омейядов), так как Йазид не обладал законной властью и унаследовал халифат, минуя традиционный порядок наследования. После­довавшая смерть Имама в битве при Карбале (Кербеле) всегда отмечается мусульманами-шиитами как высший образец мучениче­ства перед лицом тирании. Она служила важным отправным пунктом, идеологическим и побудительным, на протяжении Исламской революции в Иране
[24] Подробного изучения Британской роли на раннем этапе конституционного движения еще не сделано. Однако некоторые относящиеся к делу документы можно найти в "Общем отчете по Персии за 1906 год' (Дело Ф. О.* 416/30, Паблик Рекорде офис**, Лондон).
[25] Шариат: всеохватывающий закон Ислама, извлеченный из Корана, установленные обычаи и авторитетные решения Пророка, и целый ряд второстепенных источников.
[26] Здесь говорится о законах, действовавших в Иране в период шахского правления.— Ред.
[27] Закон, опубликованный в июле 1969 г., предусматривал наказание смертью всякого, владеющего более чем двумя килограммами опиума или десятью граммами героина, морфина или кокаина. Первые десять казней были произведены в декабре 1969 г., и к 1974 г. 236 человек было казнено по обвинениям согласно этому закону. См.: Ульрих Герке, Иран (Тюбинген и Базель, 1976), с. 281. Несомненно что, этот закон был также использован для прикрытия казни политических заключенных, которые не имели отношения к наркотикам.
[28] Мы не знаем, можно ли определить это как намек на отдельную школу, основанную иностранцами. Перед Исламской Революцией в Иране было много иностранных школ, светских и миссионерских, которые, в результате, отвратили своих учащихся от Исламской культуры и общества.
[29] Такийа: благоразумное скрывание кем-нибудь истинной веры в ус­ловиях острой опасности, традиция основанная на Коране (3:28). Для точного представления о дискуссии о такийа см.: Аллама Табатабаи Шиитский Ислам (Олбени, Нью-Йорк, 1975), с. 223-225.
[30] Иранского (при шахе) в Ираке.— Ред.
[31] Это ссылка на ряд ранних и кратких бесед, данных Имамом Хомейни на тему Исламского правления. Иранское посольство в Баг­даде пыталось воспрепятствовать публикации этих бесед для будущего распространения.
[32] Вождь Правоверных: Али ибн Абу Талиб, двоюродный брат и зять Пророка, первый из Двенадцати Имамов Шиитского вероучения. Он осуществлял руководство с 35. Х./656 г. до своей мученической смерти в 40 Х./661 г.
[33] Имам Хасан: сын Имама Али и второй из Имамов. Был отравлен в 50 Х./670 году, по приказу Муавии ибн Абу Суфьяна в Медине.
[34] Имам Бакир: пятый Имам шиитов. Он родился в 57 Х./675 г. и провел большую часть своей жизни в Медине, где основал первый исламский университет. Имам был отравлен по указанию неправедного халифа Хишам ибн Абд аль Малика и был предан мученической смерти в 114 X. /732 г.
[35] "Качество справедливости", которое требуется от религиозного уче­ного, включает не только действие по справедливости во всех общественных делах, но также полное воздержание от основных грехов, последовательное исполнение всех благочестивых обязанностей и уклонение от поведения, несовместимого с приличиями.
[36] Всевышний Аллах говорит:
يَا أَيُّهَا الرَّسُولُ بَلِّغْ مَا أُنزِلَ إِلَيْكَ مِن رَّبِّكَ وَإِن لَّمْ تَفْعَلْ فَمَا بَلَّغْتَ رِسَالَتَهُ وَاللّهُ يَعْصِمُكَ مِنَ النَّاسِ إِنَّ اللّهَ لاَ يَهْدِي الْقَوْمَ الْكَافِرِينَ
«О, посланник! Передай, что низведено тебе от Твоего Господа. А если ты этого не сделаешь, то ты не передашь Его послание. Аллах защитит тебя от людей» (Коран; 5:67).
Ибн Асакир приводит посредством достоверного санада (передатчиков хадиса) от Абу Саида Худри, что данный аят был ниспослан в день «Гадир Хум» и непосредственно касается руководства имама Али (мир ему!).
Это предание приводят восемь сподвижников посланника Аллаха и четырнадцать авторитетных суннитских учёных.
[37] Ксеноманьяки* кто увлечен иностранными и особенно Западными, образцами культуры. Это перевод персидского термина Гарбзадагия, обнародованного Джалал Ал-и Ахмадом (умер в 1969) в его книге Гарбзадаги ("Ксеномания"). Он был писателем с большим влиянием.
[38] Азан: призыв на молитву.