ПРОРОЧЕСТВО
  Перед тем, как караван Курейш достиг места назначения, они прибыли в город Бусра, где встретились с монахом Бухейра. Глубоко верующий человек, Бухейра, свои дни проводил в келье и был почитаем всеми христианами, как большой знаток Христианства. Как только Бухейра поймал взгляд племянника Абу Талиба, то почувствовал невероятную тягу к мальчику. Пронизывающий и таинственный взгляд мальчика свидетельствовал о каком-то секрете, скрытом в его сердце. Наконец Бухейра прервал свое молчание и спросил, кому принадлежит этот ребенок. Ему указали на дядю, и Абу Талиб сказал: "Это мой племянник". Тогда Бухейра произнес: "У этого ребенка блестящее будущее. Это обещанный Посланник, чей приход и пророчество были предсказаны в священных писаниях, и я вижу в нем все знаки, описанные в тех книгах. Он тот самый Пророк, об имени и семье которого я читал. Я знаю, где он достигнет своей славы, и как Божественная религия, которую он несет, завоюет весь мир. Но вы должны скрывать его от евреев, которые уничтожат его, как только узнают о нем".
Летописцы ясно указывали на необыкновенную духовную зрелость и силу, помимо всех остальных качеств, которыми обладал великий посланник небес.
Не один исследователь или ученый не может утверждать, что Пророк, да будет мир ему, когда-либо в своей жизни нравственно или морально оступился, или бы впал в негодование. Несмотря на всестороннее и полное знание о качествах Пророка Ислама, по сравнению с теми личностями, которые оставили свой след в истории, будь это ближайшим или отдаленным прошлым, история не имеет ни единого факта о малейшем сопротивлении, нетерпении или злобном отношении Пророка и даже намека на его ошибки и греховности.
Замечательная жизнь великого Пророка Ислама ясна и полностью известна во всех ее аспектах: время до его рождения, его детство, его юность, его нравственные искания, его женитьба, его поведение во время войны и мира.
Исторические записи свидетельствуют о том, что невозможно найти даже малейшего следа фальши в его вере, которая могла бы запятнать его ясный образ. Несмотря на то, что он не обучался, Эпоха Невежества, в которой он жил, не повлияла на него, и порок не завладел им.
Разнообразие вероисповеданий, присущих тому времени, в котором вырос Пророк, являлось составной частью язычества и идолопоклонства, что понятно из упорного сопротивления арабов призывам Пророка к монотеизму. Все начало своей жизни он провел в окружении невежества, порочности и угнетенности людей, и он никогда не покидал этого окружения до начала его миссии, за исключением двух поездок за пределы Арабского полуострова, один раз в детстве, с Абу Талибом, в самом начале своего второго десятилетия, и другой раз, когда ему было около 35 и он поехал торговать товарами Хадиджы. Тем не менее, мы не находим ни малейшего сходства между ним и обществом, в котором он жил.
Чертами его характера, которые были особенно важны в развращенном и загрязненном мире, окружающем его, были честность, надежность, неистощимое чувство справедливости и ненависти ко всем формам унижения, от которого страдало человечество.
Мухаммад, мир ему, пленял сердца своих современников благородством характера и добротой к слабым и униженным. И друзья, и враги соглашались с тем, что ни одного человека того времени нельзя сравнить с ним в смысле совершенства духовных качеств.
Например, Зейд бин Хариса, который был разлучен со своей семьей в раннем возрасте и отдан самому благородному Посланнику, мир ему, как раб, провел всю свою жизнь с ним. Спустя некоторое время отец Зейда приехал забрать его. Несмотря на то, что Зейд был освобожден Пророком, мир ему, он продолжал все еще оставаться рабом любви к Пророку и его великолепию, ибо был пленен величием его поведения. Таким образом, хоть он и был волен возвращаться в семью, но предпочел остаться с Пророком и служить ему.
Красноречие и глубина его речи, справедливость в суждении, превосходные ум и восприятие, божественный характер и ясность мысли - все это в изобилии присутствует в этой великой личности. Они освещали самые различные области его жизни, и он так жил, годы до начала пророческой миссии, и уже был награжден титулом "амин" — тот, кому можно доверять, что красноречиво свидетельствует о его образе жизни.
Во время одного из религиозных праздников Курейш, произошел инцидент, который стал ударом для идолопоклонничества. В середине праздника, когда люди собрались вокруг идола и терли перед ним свои лбы пылью, несколько ясно мыслящих и чистосердечных людей, такие, как Барака бин Науфал, которые были огорчены разложением, распространившимся в Мекке, начали обсуждать положение. Они спрашивали себя, как долго это может продолжаться, и собирались выступить, когда придет время. Почему эти люди отступают перед препятствиями и искажают религию своего предка Ибрахима? Они говорили следующее: "Что это за кусок камня, вокруг которого эти люди ходят? Предмет, который не видит, не слышит, не дышит, который не может ни помочь, ни повредить".
По мере того, как Пророк становился все более зрелым и телом, и духом, он периодически уединялся. Этого требовали глубокие духовные искания и мысли его, не согласные с невежественным окружением. Оценивая явления, он никогда не делал поспешных выводов и не исходил только из собственных мыслей и чувств. Он явственно чувствовал руку, начертавшую свою волю на страницах природы, и это само уже указывало на глубину его видений и возвышенность его мыслей. Он провел месяц Рамазан в одиночестве в пещере Хира, на окраине Мекки, извлекая для себя всю выгоду из тишины и темноты. Удалившись от людей и их разврата, он полностью отдался молитве и вооружился верой. Он развивал свою духовность смирением, покорностью Великому Создателю, который завладел всем его существом, плотью и духом.
Утром, переполненный верой и уверенностью, с возвышенным духом, он покинул пещеру, чтобы выполнять свои каждодневные задачи. Любовь Господа воодушевила его доброту и кротость. По возвращении он был очень огорчен глупостью людей, которые поклонялись идолам, ими самими созданным. Он начал бороться против идолопоклонничества, оставаясь верным истине, подвергаясь преследованиям и трудностям. По мере того, как возраст его подходил к сорока годам, знаки тревоги и огорчения стали проявляться в его поведении и речи, и он сказал своей возлюбленной жене то, что постоянно звучало эхом в его ушах и в ослепительном свете, окружающем его.


ДЕСЯТЫЙ УРОК

Начало миссии

Наконец наступил указанный момент появления, предсказанный предыдущими Пророками и их последователями. В возрасте сорока лет, осиротевший сын Абдуллы, получил высокое положение посланника. Именно его, как посланника, выдвинуло время, ибо для такой огромной, великой ответственности мог быть избран человек с качествами и добродетелями, которыми обладал именно он. Только в человеке, с такой отважной душой, могла реализоваться квинтэссенция сущего, так как жизнь Мухаммада, мир ему, готовила его к тому, чтобы он взял на себя бремя пророчества. Если бы он не был полностью готов принять на себя ту священную и судьбоносную ответственность, в мире не нашлось бы никого другого, способного осуществить Божественную миссию во всей полноте. Только Мухаммад, мир ему, был именно тем человеком, кто мог утолить жажду, которую испытывал весь мир.
Во время богослужения в углу пещеры Хира, глубокой ночью, Пророк, никогда не учившийся и никогда не посещавший школу, внезапно был потрясен обращением "О Мухаммад!", и затем последовало указание повторять ниспослание, что и было началом откровения.
Волна Божественного сияния проникла в душу Пророка, потрясла и смутила его покой.
Неведомое сияние озарило и объяло его, осветило все его черты, порождая неизведанную и блистательную жизнь во мраке ночи. Затем с мучительным смятением в сердце и тяжелейшей, немыслимой ответственностью на плечах, он вышел из пещеры Хира, и ему предназначалось стать учителем всего человечества и вести его на долгом пути вперед.
Что за сила беспокоит его, несмотря на безграничное терпение, заставляет тревожиться, несмотря на его уверенное спокойствие, погружает все его существо в мучительные сомнения. С этого времени посланник откровения неоднократно являлся ему, декламировал изумительные стихи, и не сходные ни по содержанию, ни по стилю, ни со словами Пророка, красноречивые сами по себе, ни с общепринятой прозой или поэзией времени.
Хотя арабы Эпохи Невежества не умели ни читать, ни писать, не имели летописцев, философов и ученых, они были известны своей поэзией и искусством красноречия (ораторским искусством). Пророк, однако, никогда не участвовал, до начала своей миссии, в развитии искусства поэзии и красноречия.
Его поведение и строки Корана свидетельствуют, что он не шел на компромисс при исполнении миссии. Он передавал послание ясно и недвусмысленно, даже если они противоречили вере и наклонностям людей, или его будущим интересам. Он во всеуслышание заявлял злу, невежеству, людям, вырождающимся и развращенным из-за поклонения идолам, ими самими воздвигнутым, об откровении, полученном им, убеждал их в том, что их душа найдет спасение в поклонении Одному Единому Богу.
То было новое знамение, появившееся в определенное время жизни Пророка, и заставило его заняться неожиданным видом деятельности - чудотворным откровением, небесным даром, ниспосланным ему, как самому великому и достойному из людей. До этого, никогда раньше за ним не наблюдалось, каких бы то ни было усилий и склонностей, которые возвестили в нем появление человека, призванного столь блестяще изменить и совершенствовать весь мир.
Ничто иное, как откровение, послужило причиной огромного воздействия на Мухаммада, оно превратило тихого и задумчивого человека в источник вечно живой энергии, дало ему силы совершенствовать человечество в глубине арабской Эпохи Невежества. Это был призыв, проникающий в самые глубины человеческих душ, растворяющий в них косность и направляющий все стремления их на совершенство.
Откровение раскрыло суть лжи и фальши, критериев, которыми человечество измеряло доброту и считало их единственным средством оценки человеческих слабостей и привычек, фактически обрядив ложь в покровы истины. Это привнесло новые и ясные критерии, показывающие людям цели, к которым они должны стремиться, и внесло созидательное начало в их жизнь. Занавес невежества и молчания был разорван, сила человека - направлена на созидание, мощь его мысли возросла, а его душа вознеслась еще выше к безграничным вершинам бытия.
Народ, низко павший в своем невежестве, готовый разорвать на части любого из-за незначительного и потерявший добродетель из-за поработителей, теперь благодаря свету Ислама и его принципу единичности Бога - истинной опоре человечеству и разрушителю идолов, стал высоко духовным и самоотверженным, что с радостью жертвует как своей жизнью, так и могуществом. Замечательные рассказы о самопожертвовании со стороны ранних мусульман всегда будут примерами истинного благородства.
Пророк Ислама имел видение и веру наставника человечества, но он начал провозглашать монотеизм через Божественные послания в относительно узком кругу, внутри родов и племен, где обычаи и обряды имели огромное влияние на сознание людей, а идолы считались наиболее священными и почитаемыми. Это было общество, которое никоим образом не было готово понять единство Всевышнего.
Небесное учение Ислама и высокая культура превосходили интеллектуальный уровень не только общества идолопоклонничества арабов, но и других религиозных доктрин и их культуры той эпохи.
Программа преобразования системы мышления и культуры, подвергавшейся разложению, была установлена человеком, который никогда не учился, был неграмотный и ничего не знал о религиозных книгах и о цивилизации своей эпохи.
Сперва он призвал своих родных поклоняться Создателю, затем народ Мекки и Аравийского полуострова и наконец объявил всему миру свою миссию как Последнего Пророка.
Али Ибн Абу Талиб, мир ему, был первым человеком, принявшим эту религию, а жена Пророка, Хадиджа, - первой женщиной, поверившей в его великую миссию. Постепенно и другие объявили о своем принятии новой веры.
Али, мир ему, говорил: "Однажды Пророк созвал своих родных и обратился к ним со следующим: "Дети Абдул - Мутталиба! Я приношу вам нечто более превосходное, чем когда-либо принесенное вам арабами. Я дарю вам средство вашего спасения в этом мире и в будущем, ибо по Указанию Бога, которому я призываю вас подчиниться, кто из вас поможет мне, будет моим братом, моим преемником и моим наследником".
Все оставались безмолвны, кроме меня, кто был моложе всех, и я сказал: "О Посланник Бога! Я помогу тебе!" Мухаммад, мир ему, сказал затем: "Это мой брат, мой преемник и мой наследник среди вас, слушайте эти слова и примите их!"
Так, с невероятной силой управления и зрелого политического чувства, Пророк начал перестраивать людей, концентрируясь на их внутреннем совершенстве. Он старался внушить людям монотеизм, привлекая внимание к таинству сотворения и знакомя их с бесконечностью вселенной.
Пророк был рожден в среде, где люди жили ограниченно из-за своей близорукости и племенного мышления, где привилегии основывались на социальной несправедливости и предрассудках. Теперь же он выявил и отмел все ложные привилегии. Пророк установил новые ценности и отношения, основанные на регулировании сводами правил и законов, и стремился концентрировать все цели и идеи человека на освобождении народов от рабства и избавлении их от угнетения и тирании императоров и королей. Даже не верующие в небесное происхождение этих великих целей согласятся с тем, что они являются наиболее возвышенными и входят уже в известные ценности истории человечества.
Три года пророчества Пророка оставались скрытыми от людей. Он распространял Ислам тайно. В течение тринадцати лет, когда Он сосредоточил свою миссию в Мекке, лидеры политеизма, хорошо понимающие серьезность своего положения, с упорной враждебностью Эпохи Невежества сопротивлялись ему, делали все возможное, чтобы оберегать свои верования, обычаи и заглушить освобождающий голос Ислама. Они обращались очень жестоко со всеми, кто принял Ислам. Тех беззащитных, чьим преступлением было принятие Ислама, заковав, оставляли голодными и без воды под палящим солнцем Мекки. Чтобы заставить их отречься от религии Мухаммада, на их грудь ставили тяжелые камни. Ясир и Самайа, эти герои, подвергались самому варварскому обращению со стороны мучителей и ежедневно терпели тяжесть камней, которые курейши клали на их грудь под безжалостными лучами солнца. То были первые мученики Ислама: муж умер от пыток, а жена была замучена Абу Джалом.
Применяя эти методы, идолопоклонники хотели задушить Ислам в колыбели. Это была борьба за жизнь, ибо при победе Ислама они потеряли бы навсегда свою независимость и привилегии. Зависть также играла немаловажную роль в усилении враждебности по отношению к Исламу.
Продолжающиеся изнурительные преследования превратили город Мекку в тюрьму и место мучения беззащитных мусульман. Идолопоклонники запретили даже слушание строк из Корана и назначили людей, которые встречали приходящие в город караваны и предостерегали их от контактов с мусульманами. Из-за жестоких преследований курейшов ряд мусульман решили покинуть Мекку и уехать в Эфиопию, чтобы найти там спасение от неверующих и свободно исповедовать свою религию и поклоняться Единому Богу, не испытывая страха.
Даже после этого противники Ислама не перестали преследовать их, курейши отправили двух посланников правителю Эфиопии, чтобы уговорить его вернуть назад мусульман. Но правитель встретил приехавших мусульман гостеприимно и защитил их; таким образом, они могли осуществлять, свои религиозные обязанности на свободной земле Эфиопии. Когда посланники курейша преподнесли дары императору с целью добиться возвращения беженцев назад в Мекку, он ответил, что, так как они из всех правителей выбрали именно его в поисках спасения, он не может выгнать их без предварительного ознакомления с ними.
Когда представитель беженцев Джафар Ибн Абу Талиб говорил об отношении мусульман к Иисусу, мир ему, то это произвело большое впечатление на императора, и он сказал: "Я клянусь Богом, поистине Иисусу отведено мусульманами достойное ему место".
Хотя слова императора не понравились его продажным министрам, он похвалил веру мусульман и дал им полную свободу, вернув им на пользу дары, преподнесенные посланниками курейшов. Он сказал, что когда Господь наградил властью, то Господь ничего не просил взамен, и что по этой причине было бы неверно, чтобы он воспользовался этими дарами.
И так свет восторжествовал над мраком, и силы язычества и невежества отступили в отчаянии.

Тактика врага

Враги Ислама, увидев, что их власть рушится, столкнувшись с новыми законами монотеизма, осознали, что Ислам сокрушает всех их идолов, как материальных, так и духовных - как топор рубит дерево, прибегли сперва к угрозам. Когда они увидели, что угрозы бесполезны, то попытались обещаниями и привилегиями свернуть Пророка с того пути, на который он встал. Но эти усилия также оказались бесполезными, так как Он с отвращением отверг все обещания власти и богатства с твердостью, присущей провозвестнику Божьей миссии. Он заявил: "Клянусь Богом, что если даже вы положите солнце на мою правую руку, а луну - на левую, Я никогда не прекращу свою миссию, пока религия Господа не покорит весь мир или же я умру, проповедуя эту веру".
Якуби пишет следующее: "Курейшиты сказали Абу Талибу, что его племянник очернил их богов, обвинял их в безумии и их предков в заблуждениях. Они просили его сказать Пророку, что отдадут ему все свое богатство, если он прекратит свою проповедь. Мухаммад, мир ему, ответил: "Господь превознес меня как Пророка не для того, чтобы я мог собрать все богатство в этом мире, а скорее для того, чтобы я передал Его послание человечеству и призвал людей к Нему".
Затем противники изменили свою тактику еще раз и пытались использовать любое мыслимое оружие против этого движения, чтобы разрушить новостроящееся здание Ислама.
Старые враги объединялись, чтобы уничтожить Пророка. Чтобы потушить огонь ненависти в своих сердцах и нейтрализовать его призывы, они пытались очернить честное имя Пророка и запятнать его репутацию.
Повсеместно они провозглашали его волшебником, колдуном, сумасшедшим, поэтом и пытались поднять силы невежества против него. Это была все та же сатанинская стратегия, всегда используемая врагами истины для того, чтобы подрывать авторитет и побеждать великих людей.
Коран доказывает, что подобная стратегия не была разработана специально для эпохи Пророка Ислама: "И не устраивайте с Аллахом другого Бога: я для вас от Него увещатель явный. Так ведь и к тем, кто был перед ними, не приходил посланник без того, чтобы они не сказали: " Колдун или одержимый!" Завещали ли они это одни другим? Нет, они - народ, вышедший за пределы!" (5 1: 52-53).
Пророк, однако, всегда воздерживался от чувства гнева к своим врагам. Хотя их фанатичное предубеждение, близорукость, слепой традиционализм и клевета намного увеличивали трудности на пути Пророка, но они никогда не вызывали в нем гнева. Наоборот, он всегда искал возможности приобщить их к истине посредством духовного наставления.
Ни давление, ни обещания, ни лишения, ни трудности, ни распространение хитрых и безосновательных обвинений не принесли результатов и не смогли поколебать решимость Пророка. Безоговорочная логика Корана и его отдающаяся эхом мелодия была настолько глубока и возвышенна, что не могла не воздействовать на любого, кто слушал его, она либо пленяла, либо изменяла их. Даже враги иногда были вынуждены принять эту истину.
Табарси пишет в своем комментарии к Корану: "Когда Валид, знаменитый арабский мудрец, услышал Пророка, читающего строки Суры Фуссилат, он был глубоко потрясен. Бану Махзум собрались вокруг него, и он описал им Коран следующим образом: "Он обладает характерным очарованием и уникальной красотой, его ветки полны плодами, а корни благословенны. Он является возвышенной формой речи, выше, чем все другие". Так он говорил и шел своим путем, и курейши подумали, что он принял религию Мухаммада, да будет мир ему".
Хотя Пророк обладал огромным терпением, он порой огорчался неправильным поведением людей. Он замыкался до тех пор, пока призыв Бога не возвращал его назад к важной и серьезной миссии, ибо непозволительно остановиться в своем стремлении, поставленном перед ним, хоть на одно мгновенье, он должен избегать всякого отдыха и отступления (см. 74:1-4).
Один из главных факторов, позволяющих Пророкам преуспеть в движении, на которое они направлены, - стойкость, бесконечная выдержка и терпение. Коран говорит об этом так: "И Исмаила, и Идриса и Зул-Кифла ... Все из терпеливых" (21:85).
Все посланники Бога терпели трудности и страдания, когда сталкивались с отрицанием и отказом, но они оставались стойкими до тех пор, пока помощь Господа обеспечивала им победу.


ОДИННАДЦАТЫЙ УРОК

Начало переселения

Атмосфера давления и различного преследования мусульман в Мекке, постоянно угрожающая заключением в тюрьму, пытками и смертью, и понимание того, что мусульманские воины еще не готовы к сражению, вызвали необходимость переселения. Пророк дал распоряжение мусульманам покинуть город и переехать в Ясриб. Курейшиты хорошо поняли, какую опасность представляет это переселение, и опустились до всех незаконных средств, включая даже взятие их в заложники, чтобы воспрепятствовать спутникам Пророка уйти. Но, следуя своему первоначальному решению, мусульмане, покидая центр язычества, невежества и угнетения, оставляли свои привязанности и семьи и переселялись. Народ Ясриба принял их под свою опеку. Большинство мусульман ушли, и Мекка осталась почти пустой. Такая необычная ситуация и тревожные вести, приходившие из Медины, сильно взволновали курейшов. Так как предыдущие попытки руководителей неверующих и отрицающих не принесли результатов, они решили убить Пророка. Было решено, что как только опустится ночь, назначенные убийцы отправятся на свое дело. Ночью они окружили дом Пророка, ожидая, что Пророк выйдет на рассвете. Они держали его комнату под наблюдением всю ночь и были убеждены, что сын Абдуллы, у которого не было ни одного защитника в городе, не сумеет спастись от окружившей его дом засады и его судьба будет решена на рассвете.
Однако, Посланник Бога повелел Али, мир ему, спать в его кровати. Али, чей дух воспитывался и окреп на Исламе, совершенно не боялся смерти во имя Бога и жизни Пророка. Тем временем Пророк тайно покинул дом в сопровождении Абу Бакра.
В этот момент человек, случайно проходивший мимо дома, спросил жаждущих крови Посланника Бога, кого они ждут, когда они ответили, "Мухаммада",- он сказал им: "Он ускользнул из вашей засады". Когда рассвет озарил горизонт, они с удивлением увидели Али, мир ему, поднимающегося с кровати Пророка.
Не совсем ясно, как Пророку удалось прорваться сквозь окружение вокруг его дома, не привлекая внимания. Но абсолютно ясно то, что именно Господь пожелал вывести своего избранного посланника из ловушки подлых и низких людей.
Пророк покинул Мекку глубокой ночью и укрылся в пещере, а затем продолжил свой путь в Медину по обходным дорогам. Как только он добрался до города, стало ясно, что предательский план курейша не повредил им, а пошел на пользу Исламу и мусульманам. Могущественная рука, защищающая горящий факел Ислама на протяжении 13 лет, сумела с легкостью свести на нет и заговор.
До переселения Пророка ряд граждан Медины пришла в Мекку в поисках поддержки курейша в своих племенных войнах, которые годами вели против Хазрадж. Несмотря на предостережение курейша, они прислушались к словам Пророка, мир ему, и испытали сильное их воздействие, и даже переменились благодаря им. В следующий раз, когда они прибыли в Мекку, чтобы совершить паломничество, все практически восприняли призыв Посланника Бога и обратились в Ислам. После ухода из Мекки и возвращения в свой родной город они приложили огромные усилия для просвещения людей в Ясрибе и для донесения Божьего послания всем классам населения. Это в свою очередь явилось сильным ударом самим основам идолопоклонничества.
Люди Медины были истощены долгими племенными войнами, и они увидели в призывах Посланника надежду и средства избавления от всепожирающего огня гражданской войны. Для того, чтобы осознать степень необходимости Ислама тогдашнему обществу как силы, способной положить конец разложению и неверию, мы должны знать ситуацию, сложившуюся тогда на Арабском полуострове.
Али, мир ему, говорил: "Господь послал Мухаммада, мир ему и благословения, чтобы предостеречь людей от того пути, в который они были вовлечены, и сделал доверенным лицом своих указов. К тому времени, о арабы, вы уже знали самые худшие верования и обычаи, и вы жили в самой худшей из всех земель. Вы пали среди грубых камней и ядовитых змей, пили загрязненную воду, ели плохую пищу, разрывали друг друга до крови, пренебрегали узами родства. Среди вас были идолы, и грех представлял ваше бессилие".
Переселение самого Великого Пророка в Медину, ознаменовавшее начало Исламской эры, стало началом новой главы в истории Ислама. Поэтому удары бесконечно сыпались на силы растления и лжи.
Дело Пророка пускало свои корни в Медине. Его призыв шел из дома в дом, и выкристаллизовывалось новое общество. Сила логики и сознательности идей, изложенных Мухаммадом, мир ему и благословение, были таковы, что предыдущие культурные, нравственные и общественные устройства людей в Медине разрушились полностью, вместе со всеми обычаями, имеющими место в их жизни. Были разорваны цепи рабства и разрушены основы жестокости и угнетения, сброшены с высоких тронов властители. Бессмертный шариат, новые нормы справедливости и возвышенной культуры как дар, принесенные человечеству Пророком, вскоре превратили Медину в духовную, социальную и военную столицу Ислама. Испытания, через которые верующие прошли в Мекке, - страдания и мучения, разрушение старых связей и создание новых привязанностей и дальнейшее углубление духовной зрелости - способствовали развитию переселенцев до такой степени, что Медина стала центром духовной и политической жизни для всех арабов и базой для окончательного распространения Ислама по всему миру. Именно оттуда Пророк Ислама представил свое послание народам. Он призывал всех людей объединиться под знаменем монотеизма и его жизнеутверждающих учений так, что меньше чем через полвека религия, которую он основал, взяла под свое влияние великие и процветающие нации того времени. Она лилась, как дождь милосердия и благословения, на души и сердца тех, кто стремился принять ее.
Те, кто не сумел уловить глубинные причины событий, быстрый прогресс и распространение Ислама приписывают просто случаю. Практически ни одно из важных событий в мире не может быть приписано случаю, и это является непреложным законом для основателя этической, философской и законодательной системы.
Может ли быть чистой случайностью, чтобы искра такого явления сверкнула только один раз в истории арабов, и никогда бы больше не произошло что-нибудь подобное.
Если какие-то определенные социологические факторы обусловили появление у арабов такого же значительного явления, то почему же другие условия не вызовут появление сходного с Пророком героя? Почему одно это событие должно выделиться среди других, как уникальный и единственный пример? Если такое значительное движение происходит в данном обществе в результате определенных общественных условий, то оно не бывает внезапным без подготовленного этапа, связанного с предшествующими явлениями. Но это, наоборот, подобно волне, которая увеличивается постепенно и до тех пор, пока полностью не созреют условия для появления лидера.
Распространяя свое послание, Пророк не представлял последнее в цепи идеологических движений, что происходит в каждом обществе. Для возвышенных представлений, ценностей и идей, которые он несет, не существовало основы, на которой бы он создавался.
Революционная волна Ислама черпала свои силы от самого Пророка, это дело происходило без всякой предварительной подготовки. Дело было не в революционном движении, охватывающем спутников Пророка, а в самом Пророке, служащем ядром, вокруг которого послание существовало, и само движение являлось лишь продолжением личности Пророка. Движение это было частью его личности, но его личность не была частью этого движения. С этой точки зрения, революционное движение Пророка Ислама полностью отличается от всех других исторических движений.
Ислам - исчерпывающее, всеобъемлющее движение, затрагивающее все области жизни, приводящее к глубокому изменению человеческие представления и ценности. Учение Ислама расшатало самые основы племенного общества, и идеалы Ислама были настолько обширны и возвышенны, что заключали в себе идею мирового общества, объединения всех людей под знаменем монотеизма.
Полезно было бы услышать эти факты в изложении других. Неру, например, широко известный государственный деятель Индии, пишет следующее: "Странно, что арабская раса, которая долгое время вела сонное существование и порвала со всем, что происходило вокруг, внезапно очнулась и продемонстрировала такую невероятную энергию, которая удивила и перевернула мир. История арабов и то, как они быстро продвигались по Азии, Европе и Африке, история высокой культуры и цивилизации, которую они развили, является одним из чудес в истории".
Ислам является новой силой и идеей, которая разбудила арабов и наполнила их самосознанием и энергией. Через семь лет своего переселения Мухаммад возвратился в Мекку как учитель. Даже до этого он из Медины призывал королей и правителей мира признать единственного Бога и его Пророка. Геракл, император Константинополя, принял его во время похода против персиян в Сирии. Персидский король принял его, и говорят, что даже Тай-Цунг принял его в Китае. Их интересовала личность неизвестного, который осмеливался командовать ими. Переданные послания убеждают в том, что Мухаммад был в высшей степени уверен в себе и в своей миссии. Более того, он сумел передать эту уверенность и веру людям и тем самым вдохновить и утешить народ пустыни, поднять его на ту высоту, когда незначительный народ сумел завоевать полмира.
Уверенность и вера в себя имеют большое значение, Ислам также дал людям братство и равенство среди всех мусульман, раскрыв перед ними понятие о демократии. В сравнении с уже разлагающимся Христианством того времени это послание братства должно было стать великим призывом не только к арабам, но и ко всем людям, населяющим многие страны. Эта глубокая и удивительная перемена в истории человечества произошла от человека, избранного Богом. Он не имел никаких материальных источников в своем распоряжении, никогда не использовал научные или технические учения, и даже никогда ничего не брал из познания других. Это нельзя рассматривать как естественное или нормальное явление, наоборот, оно красноречиво свидетельствует о сверхчеловеческих способностях той выдающейся личности.
Не вовлеки враги в арабском мире его во внутренние войны, он бы сумел приобщить других людей к Исламу быстрее и энергичнее. Но беспощадные нападки врагов вынуждали его отдавать основную часть своего времени защите Ислама.

Ответ противникам ислама

Противники Ислама критикуют его за то, что он будто полагается на силу оружия для защиты своего учения. Однако мы видим, что Пророк никогда не был зачинщиком враждебных действий кого бы то ни было; будь это еврей, или курейши, или византийцы. История доказывает, что все войны, которые велись Благороднейшим Посланником, мир ему и благословение, были оборонительными и преследовали цель ответить на нападение врага, за исключением тех случаев, когда мусульмане, будучи убежденными в том, что враг упорствует в своей агрессивности и предательстве, соответственно брали на себя инициативу самозащиты. В следующих строках из Корана объявляется и узаконивается первичная причина газавата - ответ на агрессивные нападения врага: "Дозволено тем, с которыми сражаются, за то, что они обижены... Поистине, Аллах может помочь им, тем, которые изгнаны из своих домов без права, разве только за то, что они говорили: "Господь наш — Аллах" (22; 39-40); "Сражайтесь на пути Аллах с теми, кто сражается с вами, но не преступайте, — поистине, Аллах не любит преступающих" (2:190); ''А если они нарушили свои клятвы после договора и поносили вашу религию, то сражайтесь с имамами не веря, — ведь нет клятв для них, — может быть, они удержатся" (9; 12),
Имели ли мусульмане оружие в самом начале Ислама, когда политеисты начали широким потоком обращаться к Исламу? Начинали ли мусульмане войну для того, чтобы распространять и пропагандировать религию Бога. Каждый знает, что в самом начале, еще, будучи далеки от нападков на группы людей и народов, мусульмане сами являлись жертвами нападения.
Более того, если предположить, что первые мусульмане приняли Ислам, не понимая его правдивости, то последующие поколения совсем не обязаны были следовать им, именно глубина Божественного учения выделила их веру, в соответствии с любовью, волей и свободным выбором.
Если мы примем тот факт, что Ислам насаждался среди людей принудительно и угрозами, то отсюда следует вывод: обращение в Ислам было насильственным и принудительным там, где не был силен Ислам. Мы видим, однако, что Ислам давал людям выбор: либо принять Ислам, либо просто согласиться с его главенствующими постулатами, сохраняя при этом свою собственную религию. Если бы Ислам не уважал свободу мнения, он никогда не мог бы иметь второй возможности. Ислам никогда не пользовался своим преимущественным положением, с позиций силы для того, чтобы заставлять людей принять религию Бога.
Ислам обратился к военной помощи и начал вооруженную борьбу в то время, когда люди, лишенные свободы мышления, отрицали возможность выбора правильного пути, Ислам объявил войну, чтобы уничтожить притеснения тиранов, препятствующих призыву Ислама и ограничивающих мысль человеческую. Только тогда массы людей в атмосфере свободы могли бы выбрать абсолютно свободно истинный путь в жизни. Если бы Ислам не поступил так, правда была бы задушена в колыбели.
Для того, чтобы религия, считающая своей главной целью счастье человека и желающая направить все, связанное с человеком, для достижения его возвышенной цели, и для того, чтобы люди, способные понять и принять религиозное учение, могли войти с ним в контакт, не сталкиваясь при этом с препятствиями, должна обладать доминирующим положением. Очевидно, что сила может быть побеждена только силой.
Упрямые правители курейша желали использовать незнание и слабость людей, чтобы продолжать управлять их судьбами, их собственностью и честью и навсегда сохранить невежественные обычаи, которые лежат в основе их наследственного правления. Они не могли вынести того влияния все еще не сильно распространенной религии, которая сжимала их за горло и изгоняла с их тронов высокомерие и самопоклонение. Они хорошо понимали, что распространение Ислама полностью разрушит их устаревшие и уже вредные обычаи и всю их напыщенность и величие. Следовательно, они подняли всех своих людей для сражения против этой религии и законов, которые она принесла.
Возможно, ли было, чтобы Ислам отвечал на подобные идеи и подстрекательства только логикой и доказательством? Если какая-то группа людей пытается создать правительству трудности, поднимая мечи и разжигая повсюду огонь, может ли в данном случае правительство спасти себя, не прибегая к военной силе? Как еще может оно уничтожить негодяев? Поэтому Коран говорит: "Сражайтесь с ними, пока не будет более искушения, а вся религия будет принадлежать Аллаху. А если они удержатся, то нет вражды кроме как к неправедным" (2;193). Никто не станет отрицать, что в подобных случаях, в конечном счете, необходимо прибегнуть к оружию, так как беспорядок, испорченность и нарушения прекратятся только тогда, когда сверкающий меч и руки негодяев, держащие его, будут разъединены.
Таким образом, Ислам не является религией нарушений и войны, и Пророк Господа не является тем, кто стремится уничтожить врагов в сражении, если имеются другие средства. В то время, когда мусульмане страдали и мучились от политеистов, Божье распоряжение поручило им освободить все угнетенные массы от хватки жестоких тиранов и очистить окружающий их мир от всех форм рабства и господства, обращаясь за помощью к военной силе. Только так могло вновь появляющееся Исламское общество продолжать расти и развиваться в свободе.
Коран говорит: "Почему вы не сражаетесь на пути Аллаха и за слабых мужчин, и женщин, и детей, которые говорят: "Господи наш! Выведи нас из этого селения, жители которого тираны, и дай нам от тебя покровителя и дай нам от тебя помощника?" (4;75).
Сражение, упоминавшееся здесь, было войной, которая велась против угнетателей, борющихся против Бога, о чем свидетельствует притеснение человечества и лишение его доли справедливости и света, содержащихся в религии Бога. Это противостоит тем войнам, которые велись завоевателями, известными нам из истории, о ком нельзя сказать, что они боролись ради правосудия, равных человеческих прав и счастья для всего человечества. Разве цель Мухаммада, да будет ему мир и благословение, была такой же? Вовлекал ли он людей в кровопролитие, чтобы удовлетворить свои капризы и чтобы люди почтительно склонились только перед его величием и могуществом и чтобы он мог завладеть их собственностью в своих личных целях? Разве завоевания не преувеличивают надменности и самопоклонения, и разве не присваивают трофеи войны для приумножения богатства правители? Однако человек может быть невежественным и несправедливым, но никто не может приписать это Пророку Ислама. Существовать в каждом носителе Божественного послания — это значит существовать и проявляться в Пророке Ислама.


ДВЕНАДЦАТЫЙ УРОК

Глубже познаем Коран

Методы обоснования послания Пророка Ислама уже были нами изложены. Определенные условия и ясные признаки должны быть присущи каждому вестнику небесного послания, а также Пророку Ислама.
Пророчество и послание тесно взаимосвязаны с чудом, подтверждающим отношение между претендентом на пророчество и царством божьим; чудо — наиболее ясное и объективное свидетельство, обезоруживающее тех, кто нелогично отрицает пророчество, так как демонстрирует необходимость в Пророке, основанную на реальности.
Единственной целью всех Пророков было исполнение своей религиозной миссии; их учения однотипны, несмотря на особенности каждой миссии, истины, проповедуемые ими, связаны с царством божьим и отличаются только в деталях. Действительно, есть различия в отношении к актам поклонения и общественному поведению, общий принцип осуществляется различными способами, принимающими во внимание специфические особенности каждой эпохи, и представляет собой эволюционный процесс.
Кажется очевидным, что одной из причин вариаций чуда является то, что во время первых Пророков люди были склонны веровать только на основании материальных наблюдений за видимыми объектами, не имеющими достаточного духовного содержания. Оковы, наложенные на человеческие мысли провидцами и мудрецами тех времен, ограничили веру людей в исключительность Божьего царства, что, в свою очередь, означало отличие их от Бога и являлось причиной гибели их мыслей.
Основной целью Пророков было разрушение ограниченности человеческой мысли. Бог возложил на Пророков обязанность устранить этот источник заблуждения, встретившись лицом к лицу с провидцами и мудрецами.
Данный поступок Пророков подобен их собственным, но их преимущество в том, что они не имеют конкуренции. Чудом они опровергли и раскрыли частичную причину отделения людей от Бога - в ослеплении их ума и отвлечении их действиями, продемонстрированными провидцами и мудрецами в эпоху порабощения их духа. Показав собственное чудо и предусмотрев реалистические принципы святого учения, Пророки открыли путь к совершенству для руководства, роста, развития и связали воедино человеческую жизнь и служение Богу. Все это стало возможно благодаря реальной природе чуда.
Пророк Ислама стал проповедовать свое божественное послание среди людей, мысли которых привыкли к исключительно красноречивым и утонченным речам, к прекрасной, привлекательной поэзии литературного совершенства. Именно концентрация на такой сфере деятельности, которая не может войти в основные жизненные заботы человека, была важным фактором в продолжении застоя мысли и недостатка внимания к источникам всего существования.
При таких условиях Бог вооружил своего Посланника Кораном, похожим, очевидно, на литературные произведениям эпохи, но обладающим такими уникальными, изумительными особенностями, которые недоступны человеческому воспроизведению.
Приятный язык Корана, очарование, выраженное в строках Божественной книги, наполняют сердца арабов новыми чувствами и ощущениями. Глубокое внимание обращено на прозаические отрывки, притягивающие спокойной красотой. Полностью зарифмованное повествование, подобное литературному искусству, риторически утонченно, и становится ясным, что необыкновенное красноречие языка Корана выше возможностей человека. Невозможно человеку, услышавшему Коран и познавшему его значение, не быть глубоко пораженным силой его очарования. С начала откровения Коран стал самым важным фактором доведения Божественной религии до человеческого сознания.
Более того, если бы Пророк Ислама продемонстрировал любое другое чудо, кроме Корана, то для людей оно не имело бы такого значения. Казалось бы, для всех сомнений и колебаний тропа должна была быть открыта. Но арабы того времени, обратившиеся к Корану, никогда не могли иметь никаких сомнений в отношении необыкновенного превосходства, так как они знали таинства риторики и жили среди мастеров языка и литературных сочинений.
В то же время Коран подразумевался не только как чудо, сотворенное для расцвета науки и образования людей, но и как научное чудо. В очень утонченной манере он излагает истину метафизической природы, мягко касающейся счастья и несчастья человека. Хотя те, кто не знаком с арабским языком, не могут полностью оценить его чудодейственность, но они могут осознать чудесную природу значений истинного содержания.
Ограничение в продолжительности чудес, продемонстрированных ранними Пророками, было признаком непостоянства их религий и законов, которые они проповедовали. Напротив, чудо, доказывающее пророчество Посланника Ислама, не может быть ограниченным во времени, так как его послание универсально и представляет собой вершину всех предшествующих религий; его проповедь требует вечного чуда, блестящего и превосходного доказательства его бессмертия.
Постоянное послание должно демонстрировать человечеству продолжающееся вечно чудо. Так как оно было предложено в качестве убедительного доказательства для людей прошлого, то оно может сделать, то же для людей будущего. Кратковременное чудо, незаметное для последующих поколений, не может быть источником рекомендации или наказания в будущем.