ПРОРОЧЕСТВО
 
Откровение в Коране

Слово "откровение" часто используется в Священном Коране, и это показывает, что оно не ограничивается человеком. Однако раскрытие природы откровения связано с общим прогрессом - движением людей и совершенству к высшей ступени откровения, которую человек готов принять один из мира невидимого, и заключается в том, что Бог посылает выбранных Им Посланцев согласно нужде людей в Божественном управлении.
Все явления - будь то растения, которые прорастают на планете, созвездия и солнце, которое согревает своим теплом и светом, и чередование времени - помогают человеку в осуществлении его функции соответственно откровению.
Законы и порядок, которые управляют во всех сферах бытия и на основе которых формируется все, показывают, что все существа подчиняются определенным законам откровения. И поэтому вся вселенная никогда, даже на мгновение, не лишается благословения Бога.
Однажды увидев все в этом свете, можем ли мы о каком-нибудь явлении сказать, что оно лежит за пределами, охватывающими откровение Господа. Не является ли повиновение порядку мироздания формой богослужения, в которое не вовлечены ни логика, ни знания. Бог удовлетворяет потребности ребенка даже до его рождения молоком, наиболее подходящим питанием в груди матери, так что питание ребенка уже готово, как только ребенок вступает в мир. Почему же тогда невозможно, чтобы Господь приготовил заранее жизнеобеспечивающую пищу, необходимую людям и обществам для их развития, тем самым обеспечивая будущие поколения необходимым и подходящим питанием?
Принимая во внимание тот факт, что воля Бога и Его указания приводят в движение солнце и луну, последовательность дня и ночи, можно сказать, что откровение, посланное Пророками, лежит в самом сердце вселенной, следуя его общим и доступным законам и сохраняя при этом свои собственные характерные свойства. Не следует из-за этого отрицать роль человека, как свободного и независимого существа в мире случайностей. Односторонняя помощь, оказываемая природой человеку, не уменьшает его значения и положение.
Ясно, что душа не каждого человека получает откровение; не каждый может установить прямые взаимоотношения с небесным миром и принимать законы и распоряжения от Бога без промежуточного звена. Одна из причин в том, что человек, как биологический вид, находится под сильным влиянием инстинктов, материальных причин и ограничений; и создает препятствие достижению состояния, необходимого для взаимосвязи со сверхматериальной сферой. К тому же, как было сказано, получение команд свыше зависит всецело от воли Бога. Поэтому Коран говорит: "...Аллах лучше знает, где помещать Свое посольство" (6:124).
Без использования соответствующей аппаратуры мы не можем уловить волны, испускаемые передатчиками по всему миру, поэтому нам необходима аппаратура с двумя дополнительными качествами: с одной стороны, она должна принимать волны из воздуха точно такими же, какими они передаются, и, с другой стороны, она должна передать их нашему слуху. Не имея этого, мы не можем воспринять передаваемые волны.
Так же и человечество нуждается в подобных неординарных личностях, которые имели бы особые свойства: с одной стороны, они должны иметь связь с материальной стороной жизни человека, а с другой стороны, вследствие соответствующих духовных способностей, они одновременно должны иметь связь с обоими мирами. Эти люди, конечно же, Пророки, которые вследствие обладания обоих этих качеств были выбраны Создателем как высокоразвитые существа, способные принять Его послание. Получив от источника всего сущего необходимое, нужное распоряжение Бога и возвышенные основы культуры, происходящие из них, передают их людям, населяющим землю.
СЕДЬМОЙ УРОК

Отличие пророков от выдающихся ученых. Стойкость пророков в преподнесении послания

Можно ли отрицать исключительную правдивость Пророков, их глубокую и преданную веру и созидательные усилия при передаче учений и посланий. Кто может преуменьшить их бескомпромиссную борьбу против разложения и угнетения. Если мы будем отрицать правдивость и благородство помыслов Пророков, то прогресс, достигнутый их учениями, и способность посланий покорять сердца и души человека, невозможно будет объяснить.
Во-первых, исключительная решительность Пророков при распространении и отстаивании послания, ощущение острой необходимости указывают на то, что послание полностью отличается от научных теорий, выдвинутых учеными. Всякий раз, когда ученые пытаются высказывать свои идеи, они не должны исключать вероятность ошибочности взглядов, как бы точно они не отражали самые выдающиеся достижения науки. Так как застой неприемлем в развитии познаний, они не препятствуют дополнительным и научно обоснованным исследованиям. Продолжительные и непрерывные усилия могут дополнить или изменить их взгляды.
Пророки не поступали подобным образом. Они были убеждены в правоте своих слов и в осуществлении своей миссии, содержащейся в откровении, они, не колеблясь, отказывались отступить даже на один шаг. Они отстаивали свои призывы со стойкостью и упорством, рискуя даже жизнью, в целях изменения человека и донесения до него божественных принципов той культуры, которая совершенствует человека.
Во-вторых, обман и ложь порождают страх; при поступлении истиной возникают тревоги и трудности. История развития человечества не содержит ни единого факта о Мессии, обладающего страхом. Эта потрясающая черта Пророков позволяет постичь глубину осуществляемой ими миссии и дает человечеству необыкновенную радость познания и спасения.
Цель Пророков была далека, от какого либо коварства и обмана, их учения основывались на реальности бытия и связывались с правдивым источником познания.
В-третьих, ученые часто становились жертвами ошибочности своих взглядов. Эйнштейн писал: "Не так уж много найдется сегодня ученых, способных создать нечто, похожее на непреложную истину. Напротив, такие личности, как Ньютон, тоже признавались в том, что непреложная истина сегодняшнего дня может оказаться ошибочной и непонятной для будущих поколений".
В противоположность этому, система мироздания не подвергается ошибкам в учении, дарованном человечеству для достижения материальных благ. Подобным же образом, направляя человека к конечной цели, оно обеспечивает его непогрешимым откровением, возникающим из того же источника, как и законы мироздания, и раскрывает перед ним те же цели.
Ни один Пророк, однажды провозгласивший себя озаренным Божественной миссией, не отрекался от сказанного ранее и от намеченного, в целях замены новыми учениями. В противоположность этому, идеи мыслителей часто видоизменялись с расширением сферы научных достижений. Отмена конкретного богооткровенного ниспослания не противоречит со сказанным о Пророках. В первую очередь, кратковременное указание проявляется для подтверждения конкретной ограниченной выгоды, и позже теряет свою ценность при появлении другого, более достоверного указания.
В-четвертых, научные открытия, поиски истины учеными и мыслителями проходят долгий и кропотливый путь труда и экспериментов. От первой до последней стадии эксперимента проходит длительное время.
Успехи, которые ученые и мыслители достигают, открывая истины, приходят постепенно и означают завершение исследования и экспериментов. Много времени проходит между начальным этапом работы, когда он только начинает свои поиски, и конечным этапом, когда их завершает.
Анализируя деятельность Пророков, понятно, что они не нуждались в предварительных разработках для раскрытия тайны истины и не испытывали никаких сомнений. Напротив, воспринимаемая ими истина не нуждалась в исследовании, она провозглашалась немедленно, без предварительной обработки.
Но если мы посмотрим на жизнь Пророков, то увидим, что они не предпринимают предварительные работы для того, чтобы прийти к истине, и не испытывают никаких колебаний. Истина, которую они получают, приходит к ним прямо из источника бытия, без прохождения через различные этапы изучения и исследования, и они провозглашают эти истины немедля.
В-пятых, если мы аналитически разберемся в разнообразных и всеобъемлющих учениях Пророков, нам придется согласиться с тем, что учения эти полностью отражают мышление, очищая человека, в полном смысле слова. Более того, если мы рассмотрим основные принципы, на которых основана религия, мы поймем, что ни один из этих принципов не согласуется с взглядами и высказываниями ученых, живших в те времена. Принимая во внимание убогость окружения, интеллектуальное невежество общества, в котором жили Пророки, понятна сама мысль о невозможности появления возвышенных Божественных посланий только благодаря разуму человека.
В истории человечества, со времени развития общества, никогда не существовало мыслителей и ученых, способных создать подобные одухотворенные идеи, которые охватили бы все стадии развития личности и общества и имели бы такое точное и ощутимое действие. Учения Пророков имели особые свойства, представляли богатейший и наиболее жизненно важный источник культуры.
В-шестых, выбор пути Пророков - не абстракция и не вопрос духовности, которые пребывают исключительно в сфере религии. Принимая эту дорогу люди, фактически выбирают образ жизни, особую модель существования, которая влияет на их деятельность. Божественное мировоззрение не является только интеллектуальной инфраструктурой, а также имеет четкую супер структуру, которые в совокупности определяют поведение человека и структуру общества.
Такое обилие источников жизни, такое всеобъемлющее учение, ведущее к росту и совершенству человека, возможно ли объяснить чем-либо иным, кроме Божественного откровения? Что касается учения Пророков, то в них чувствуется подлинный дух Божественного послания.
Исследования показывают, что усилия ученых и деятелей науки происходят в изоляции друг от друга. Каждый идет своей собственной дорогой в поисках решения научных проблем, замыкаясь в своих исследованиях. Если их теории время от времени пересекаются, то это потому, что взаимосвязь научных вопросов друг с другом происходит без намерения исследований.
Вопросы эти решаются совершенно иначе в случае с Пророками. Они не только признавали истинность книг, полученных их предшественниками, но также оценивали их миссию, усилия и стремления. Это доказывает, что все божественные религии имели единственный источник вдохновения.
Если мы внимательно рассмотрим проповеди Пророков, то увидим, что каждый из них подтверждал того, кто предшествовал ему, и, возможно также, что считал необходимым сообщить о миссии следующего за ним Пророка, Отрицание религии не означает ее бессилия, а скорее это провозглашение нового и более совершенного послания. Божественное учение не может быть бессильным; скорее всего, последующий Пророк раскрывает его полнее и точнее. То же самое относится и к изменениям законов Божьих.
Обращаясь к Пророку Ислама, Великий Коран говорит: "И Мы низвели тебе писание с истиной для подтверждения истинности того, что ниспослано до него из писания, и для охранения его" (5:48); "И вот взял Аллах договор с пророков: " Вот то, что Я дарую вам из писания и мудрости... Потом придет к вам посланник, подтверждающий истинность того, что с вами. Вы обязательно уверуете в него и будете ему помогать". Он сказал: "Подтверждаете ли вы и принимаете ли на этом условии Мою ношу?" Они сказали: "Мы подтверждаем". Он сказал: "Засвидетельствуйте же, и Я буду с вами из свидетелей" (3:81).
Библия обращается устами Иисуса, да будет мир ему, теми же словами: "Не думайте, что Я пришел нарушить закон или Пророков: не нарушить пришел Я, но исполнить".
Истины, провозглашенные в этих цитатах, — красноречивое доказательство единства миссий всех Пророков. Их учения обращены к бесконечности и не имеют другого источника, кроме всепроникающей воли Бога и откровения Создателя. Так как чистая и сознательная вера Пророков была непосредственно связана с источником всего сущего, она придала им решительность, уверенность и стойкость.
ВОСЬМОЙ УРОК

Непогрешимость пророков

Человек не способен взять на себя ответственность пророчества и руководство обществом, если он не обладает целым рядом возвышенных и упомянутых в предыдущих главах качествами.
Обладание внутренней силой является необходимым качеством Пророка, оно возникает из его абсолютной веры и благочестия и предохраняет его до и после начала миссии от грехопадения и соблазнов мирской жизни так, что все тайные порывы души его остаются непорочными.
Несомненно, что чем труднее положение человека в обществе, тем больше он нуждается в доверии и поддержке. Далее, существует ли более опасное и ответственное положение, чем у Пророка, руководящего обществом и всей своей духовной и мирской жизнью, проповедующего учение?
Высшей целью Пророков является учение и открытие истинных путей человеку посредством Божественных заповедей. В то же время это является высшим долгом человечества, тем возвышенным повелением, которое проповедуется Пророками откровением и Божественными законами. Естественно, человечество воспримет эти учения всем сердцем и оценит их только при полном убеждении, что повеления эти исходят из источника всего сущего. Какая личность способна завоевать беспредельное и искреннее доверие и покорять людей?
Способен ли кто - либо заслужить подобное доверие, если он не обладает непогрешимостью и добродетелью? Цель пророчества - совершенствование человечества, не оправдалась бы без существования абсолютной веры в Мессию, в его предначертание принять и донести до нас откровение Господа; если бы Пророки испытывали недостаток в непогрешимости в претворении повелений Бога, общество неизбежно сбилось бы с пути истинного.
Не будь Пророки защищены от грехопадения и опасности нравственных заблуждений, не обладай они противоядием от всех проявлений безнравственности, всегда существовала бы вероятность колебания при встрече с мирскими соблазнами и желание обладать властью и богатством. И это было бы естественно даже для самых возвышенных духом людей. Вполне очевидно, что само существование такой возможности способствует нерешительности последователей Господа при исполнении повелений.
Если тот, кто претендует на право пророчествовать и руководить людьми, за кем бы люди следовали, чтобы достигнуть вершины совершенства во всех областях жизни, имел бы хоть малейшее проявление эгоизма, отречения, бесчестности и вероятности совершения греха, может ли считаться образцом добродетели и чистоты, и исключена ли совершенно возможность того, что он никогда больше их не повторит?
Естественным образом, разум и логика подсказывают нам отрицательный ответ. Никто не способен воспринять с уверенностью откровение и повеления Господа из уст человека, до пророчества отягощенного грехом и соблазнами, несмотря даже на последующее за этим коренное изменение духа и мысли. Никому не под силу воспринять его учения, как бесспорное послание небес, особенно в той области, которая лежит вне области восприятия человека.
Чувство сомнения или неверия в подлинность Бога совершенно не присуще Пророкам. Коран провозглашает: "Ты не читал до него никакого писания и не чертил его своей десницей; иначе пришли бы в сомнение считающие это пустым" (29:48); "Скажи: "Аллах ведет к истине" (10:37); "...посланников благовествующих и увещающих, чтобы не было для людей против Аллаха довода после посланников" (4:165).
Вот почему первейшим условием ниспослания откровения является искренность и духовная чистота Пророков. Неугасимая любовь и преданность человечества к Пророкам, возникающая из глубин души, также как и вера в непреходящую ценность, в Бога - возможна лишь при непорочности и совершенстве людей, озаренных небесным провидением.
Действенность руководства и модель поведения, очевидно, более велика, чем действие однозначных слов. Поведение учителя играет основную роль в обучении тех, за кого он несет ответственность, действие его простирается далеко, вплоть до формирования характера человека, что никоим образом нельзя сравнить с воздействием простых слов.
Человечество испытает сильнейшее потрясение, если тот, кто единожды взял на себя ответственность духовного наставника общества, сам запятнан скверной. Если ему не достает познаний и благочестия, способен ли он создать достойную паству для воспитания добродетельных чувств и преобразовать внутренний мир человека таким образом, чтобы перемены эти сохранялись надолго? Сумеет ли он наставлять человека на праведный путь? Сумеет ли донести до сознания человека необходимость благочестия и добродетели?
Согрешив хоть единожды, Пророк сведет на нет все, попытки наставить человека на праведный путь, что является конечной целью миссии. Логично ли требовать чистоты, если сам осквернен грехом. Морально и духовно несовершенный человек не способен добиться успеха в воспитании души.
Не следует рассматривать дела и поступки Пророков только в период миссии, и рассматривать их отдельно от духовных и нравственных качеств, присущих им до конца жизни. Необходимы более точные исследования, т.к. недопустима мысль, что Пророки становились на путь очищения только в начале миссии.
Прочная и продолжительная связь Пророков с источником всего сущего и абсолютное отсутствие неправедных мыслей на протяжении всей жизни непреложно.
Озаренных божественным светом людей не должно касаться, пятно греха. Любой намек на свершение греха создало бы огромные препятствия на праведном пути Пророка, ведущего к Богу и призывающего к благочестию и отвращению от скверны.
Оскверненный и нечестивый, проведший всю жизнь в грехе, оставляет, несомненно, недобрую память о себе, люди долго помнят и не прощают грехи, осуждая такого человека. Нравственное перерождение не может само по себе очистить от предыдущего греха и стереть память о нем у человека.
При изучении деятельности Пророков ни в коем случае не следует гнаться за поверхностным перечислением событий. Проницательный исследователь обязан всесторонне изучить жизнь Пророков до начала их пророчества. Только тогда появится возможность разобраться в причинах поведения упрямых противников Пророков, которые всячески пытались предотвратить распространение посланий, не гнушались объявлять Пророков безумцами, но никогда не осмеливались обвинять их в нравственном несовершенстве.
Репутация и личность Пророков были так чисты и так хорошо известны их современникам, что бессмысленные обвинения в греховности Пророков заставили бы людей отвернуться от остальных обвинений и таким образом уничтожить непрекращающиеся усилия, затраченные на опорочивание Пророков.
Малейшее прегрешение Пророков было бы использовано весьма эффективно в целях разрушения их общественного положения и авторитета. Вполне понятно, что выявление слабостей и ошибок Пророков было бы мощным оружием для уничтожения репутации Пророков и являлось бы причиной потери неугасимой веры людей в них. Само по себе это является своевременным и красноречивым доказательством того, что они обладали уже определенной святостью, которая формировала их мировоззрение и деятельность.
В притче о Моисее рассказано о Фараоне, злобном тиране, который не замедлил напомнить Моисею о его прошлом. Он обратился к нему со следующими обвинительными словами: "Он сказал; "Разве мы не воспитали тебя среди нас ребенком, и ты оставался среди нас годы твоей жизни, и совершил твое деяние, которое совершил, и ты - неблагодарный?" Он сказал: "Я совершил его так, и я из числа заблуждавшихся. И убежал я от вас, когда убоялся, и даровал мне Господь мой мудрость и сделал меня из числа посланных" (26:18-2 1).
Не следует забывать, что Пророки были окружены обществом, страдающим от множества пороков. Чистота и благочестие не могли быть основой развития, а духовному воспитанию человека вообще не оставалось места. Живя в тех социально-неблагоприятных условиях, Пророки, естественно, могли невольно запятнать себя.
Однако мы видим, что такие духовные критерии, как правда, добродетель и честь, рождались и в наиболее развращенном обществе, блистая чистотой драгоценных камней в жизни человека. Это уже само по себе является ясным свидетельством многогранности черт Пророков, природы их непорочности и совершенства нравственной силы.
Коран очень точно передает, что достигнуть высокого положения Пророка (это относится и к имамам) могут личности, совершенно безгрешные и духовно чистые.
Когда Ибрахим обращается к Вездесущему с просьбой сделать так, чтобы его потомки стали руководителями и направляющими на праведный путь, Господь ясно указывает на невозможность насильственных способов при ниспослании пророчества: "Не объемлет завет мой праведных" (2; 124)"- ведающий сокровенное; и не даст он узнать сокровенное у Него никому, кроме тех, к кому Он соблаговолил как к посланнику, и тогда Он ведет пред ним и позади его наблюдателя, чтобы знать Ему, что они передали послания своего Господа. Он объемлет все, что у них, и исчислил всякую вещь счетом" (72:26-28).
Согласно Корану, который описывает пророчество различными способами, необходимым условием пророчества является безгрешность Пророков, несовместимость их с насилием, так как это будет посягательством на святость Господа. Господь не даст бразды правления человечеством тому, чье сердце отягощено грехом, а руки свершали зло и насилия,
Проблема кажущейся греховности Пророков, согласно Корану, станет понятной, когда мы исследуем различные виды греха, так как грех разнообразен. Истинным и абсолютным грехом является противостояние Богу; свершение оного наказуемо; посланники Божьи полностью ограждены от этого.
Другие виды греховности преходящи, согрешивший подобное ненаказуем. Закон Божий не совершает наказания или возмездия. Однако, поступки такого типа умаляют значимость Пророков и абсолютно не совместимы с их обликом и моралью.
Нельзя ожидать единого мнения от различных людей относительно вопросов религии и социальных проблем. Предъявляемый уровень требований зависит от способностей, от занимаемого ими положения, их знаний и т.д. Если необразованный человек произносит бессодержательные речи красноречиво и убедительно, остается только поздравить его. Но если почтенный ученый, чьи слова должны создавать бурю и запечатлеваться в памяти, произносит такую, же бессодержательную речь, ее следует рассматривать, как убогую и спорную.
Давайте проведем аналогию с возвышенными и чудотворными качествами Пророков. Они обладали подлинным источником познаний и веры и неиссякаемым источником истины. Имея это в виду, допустим на мгновение, что они отреклись от Бога: их действие сочтут абсурдным, хотя для обычных людей оно пройдет незаметно, это будет считаться обычным заблуждением. Немеркнущий образ пророчества будет запятнан, Пророков обвинят в грехопадении, так как даже малейшее отступление несовместимо с их духовно-возвышенными качествами.
Более того, пророчество и руководство человечеством настолько серьезны, что малейшее прегрешение Пророка затронет честь общества, оно будет запятнано его грехом.
Непогрешимость не отрицает свободу воли.
Итак, возникают следующие вопросы. Если непогрешимость - дар Божий, своего рода защитное средство от скверны и зла, их противостояние греху невозможно считать решительным и сознательным, как невозможно считать это доказательством их святости, и они не могли бы гордиться таким качеством, так как Господь заложил в них основы противостояния греху.
Это замечание можно было бы обосновать, если непогрешимость Пророков воспринимать как предопределение, т.е. невозможность свершения греха была предрешена заранее. Пророки подчинялись воле Господа, приобретая чистоту души. Но проблема совсем в другом; обсуждаемая нами непогрешимость опирается на абсолютную веру и истину. Она проявляется в действиях, никоим образом не отрицая свободу воли и выбора. Все поступки наставников религии, впрочем, как и людей, опираются на свободу воли и на сознательность. Нужен ли какой-то внешний отрицательный фактор, толкающий их на путь греха? Будут ли существовать какие-то препятствия, если их видение сыграет какую-то роль в этом. Обладая абсолютным видением, Пророки постигают величие и великолепие Всевышнего и Всемогущего, проникая в беспредельность существования до такой степени, что их души переполняются любовью к Господу, Возможно ли поверить в то, что высоконравственные и безупречные люди осквернят свои души грехом и отрекутся от велений Господа их? Более того, они прекрасно осознают страшные последствия греха, что делает невозможной даже саму мысль о грехе.
Совершенно очевидно, что осознание зла, которое несет грех, само по себе не защищает от него. Тем не менее, непогрешимость Пророков возникает из такого мощного и реального источника, что они могут убедиться воочию в возмездии, неотделимом от греха. Это та причина, которая делает невозможным грехопадение Пророков.
Врач никогда не отопьет пораженную микробами воду, т.к. он прекрасно знает об опасных последствиях. Альпинисты всю жизнь взбираются на вершины гор, но их разум и знания не позволят им даже думать о прямом спуске в одиночестве.
Обладают ли врач и альпинист, в приведенных нами выше примерах, чем-то вроде прирожденного или приобретенного иммунитета против подобных разумных решений? Способны ли они избежать смертельные действия, не тренируя силу воли? Выпить из зараженного сосуда или не выпить, падать или не падать - обе альтернативы возможны, но вероятность принятия ошибочного решения сведена на нет знанием о смертельном исходе.
Отчетливо видна связь между знанием, т.е. проникновением в саму суть явления, и действием, побочным фактором знания. Поражает сам факт того, как отчетливо и точно умственное развитие реализует себя, и как человеческое существо находится между причиной и следствием, между субъективным и объективным действием и последствием.
Соответственно, непогрешимость Пророков происходит от их ясного понимания последствий греха, Божьего гнева и суда. Понимание это настолько безупречно, что вне зависимости от времени и пространства оно не имеет ни малейшего влияния на их чистую и безоговорочную веру.
Более того, Пророки имеют точные ориентиры, в результате их борьбы и безграничного самопожертвования и обращенности к источнику всего бытия, у них нет страха перед проблемами и трудностями, которые встречаются им на пути установления правосудия и истины. И они посвящают себя завоеванию благословения Господа Бога. Это также является весомым фактором для разрешения духовности в людях Бога и защите их не только от способности совершения греха, но далее и мысли о грехе в их незапятнанных душах.
Подобная всесторонняя защита от греха является, таким образом, прямым результатом знания того возмездия, к которому приводят пагубные деяния и полное осознание возвышенного положения Господа. Это также указывает на возвышенную, величественную духовность, которая сдерживает все их мятежные желания в пределах дозволенного.
Давайте на время отклонимся от изучения Пророков. В каждом столетии существовали люди с чистым сердцем, которые в результате коренных изменений в их образе мышления и постоянной борьбы против различных форм порабощения разрывали сковывающие их цепи и освобождали свои мысли, и деяния от бремени покорности. Для таких людей единственной ценностью жизни является их любовь к Богу и их решимость выполнять его волю и идти к Нему. Их пылающая любовь, возникающая от чистоты их помыслов и веры в изначальность и подлинность религии, давала им определенную защиту от различных соблазнов и грехопадений.
Во многих случаях они не совсем осознавали пагубные последствия греха, но чувство благоговения перед Господом так перерождало их сознание, что оно создавало непреодолимую преграду между ними и грехом. Преграда эта настолько тверда, что инстинктивные желания и случайные намерения не способны разрушить ее.
Мухаммад, урожденный Имари, рассказывает следующее: "Я спросил Хишама, выдающегося ученика Имама Садика, мир ему, обладают ли имамы свойством непогрешимости? Он ответил утвердительно. Затем я попросил его объяснить мне природу их непогрешимости. Он ответил следующее: "Существуют несколько качеств, порождающих грех и порок: жадность, зависть, вожделение и злость, ни одно из них не может проникнуть в души имамов. Как могут они испытывать жадность, помня о богатстве источника, принадлежавшего им, включая и общее наследие мусульман. Также, как имамы могут быть завистливыми? Завистливый человек не способен вынести величие духа другого, а священное назначение имама, несомненно, является наивысшим из всех статусов.
Имаму чуждо чувство зла, так как ему доверено выполнение наказов, установленных Богом. Что касается гнева, то невозможно, чтобы имам пал жертвой вожделений и желаний, так как он хорошо знает, что мирские радости и удовольствия быстротечны и никчемны по сравнению с Божьей благодатью и благословением, которые ждут незапятнанных слуг Божьих в Судный День".
Существуют два основных источника, способствующих свершению греха: неспособность распознать отвратительный лик греха и потеря разума при конфронтации с мощью и давлением порока. Следовательно, если человек полностью осознает истинную природу греха, и, если он способен полностью контролировать свои желания, условия для свершения греха становятся абсолютно невозможными.
Имам Садик, мир ему, говорит: "Бог простирает свою помощь человеку сообразно его желаниям, решениям и выбору, так что, кто на праведном пути, того ждет благоволение Господне, а заблудшему будет отказано в соответствующей мере".
Но что касается полной защиты от прегрешений, это возможно только при особом отношении Бога. Коран гласит: "И если бы не щедрость Аллаха к тебе и немилость Его, то партия из них думала бы сбить тебя с пути. Но сбивают они с пути только самих себя и, ни в чем не вредят тебе: ведь Аллах ниспослал тебе писание и мудрость и научил тебя тому, чего ты не знал. Щедрость Аллаха к тебе была велика!" (4:113).
Кроме того, следует отметить, что Пророки раскрывают цели жизни, и, когда человек сталкивается с объективными трудностями, обладая определенным чувством, ошибки и прегрешения теряют всякий смысл. Только в случае, если человек пытается перенести духовные ценности в мир реальности, может произойти ошибка, а не тогда, когда внутренне связан с реальностью бытия, условие, при котором невозможно ошибиться. Пророк предохранен от ошибок, когда он наставляет человека и призывает его к Господу. Будь все иначе, откровения Пророка вызвали бы сомнение и неуверенность в праведности послания Божьего и отринули бы человека от желания следовать за ним.
Непогрешимость определяет получение, сохранность и передачу откровения. Все эти аспекты содержатся в следующих строках Корана: "Разве сделаем Мы тех, которые уверовали и творили благое, похожими на производящих порчу на земле или сделаем богобоязненных подобными распутникам?" (38:28)
Кроме того, нам известно, что получение откровения находится в воле Божьей; невозможно приписывать его чьим-то личным взглядам. Известно, что всеведение и могущество Создателя, Его провидение при распространении посланий исключают всякую возможность ошибки. Итак, и получение, и распространение указаний Господа происходит при Его неослабном руководстве. Абсолютная непогрешимость мысли, слова и поступка — необходимые условия при выполнении миссии. Немыслимо представить, чтобы Господь предопределял посланникам ошибочный путь, уничтожая полностью цель посланий.
Независимость от физических недостатков и духовной неустойчивости также составляет часть условий пророчества и получения откровения. Заразные болезни, присущие семьям с подорванной репутацией, грубый и неуживчивый характер — лишь некоторые факторы, которые могут вызвать отвращение у людей и отринуть их от посланников. Тогда цель пророческой миссии, посланий и учений потеряет всякий смысл.
Принимая во внимание, что Пророк - посланник Божий, проповедуемые им доктрины не должны противоречить твердым правилам человеческого разума и логики. Не случись подобное, послание Пророка не заслужило бы изучения, не было бы необходимости в чудотворстве и доказательств для их подтверждения. Мы знаем, однако, что Пророк описывается в религиозных преданиях как "сверхчеловек", т.е. не похож на простого смертного.
Конечно, принцип, который мы выдвинули, касается строгих правил и установленных законов разума и науки, область, которая не приемлет гипотезы и теории. Учения Пророков есть система законов, установленных Господом, и вселенский порядок мироздания состоит из научных принципов и законов. Так как оба строя происходят из одного источника, они должны везде сохранять свое единство. Невозможно, чтобы ниспосланный Господом Пророк провозглашал бы нечто, противное разумным доводам, так как он сам принимает разум за критерий определения истины и лжи, и он никогда не будет противоречить самому себе. Так же невозможно, чтобы высшие законы противоречили науке, которая сама по себе является законом, установленным Богом для управления окружающим миром. Однако, не следует забывать, что, если наука прокладывает свой путь для достижения цели, то это не означает, что научный путь единственно приемлемый, или же отсутствуют другие пути.
В вопросах, противопоставляющихся науке, надо остерегаться и избегать поспешных выводов, которые направлены на примирение религиозных вероучений с научными понятиями. Наука все еще находится в процессе развития, и всегда существует возможность изменений научных теорий в результате более глубоких и тщательных исследований.


ДЕВЯТЫЙ УРОК

Величие пророка ислама

Пророки, появившиеся раньше, упоминают Пророка Ислама в своих великих книгах и дают своим последователям радостную весть об их появлении в будущем. Как говорит Коран: "Те, кому мы послали книги (иудеи и христиане), хорошо знают Мухаммада и его правдивость, так же, как они знают своих собственных детей, но некоторые из них упрямо скрывают истину, хотя прекрасно знают ее" (2:145).
В то беспокойное время культура и нравственность были в упадке, и одновременно с этим язычество и идолопоклонничество со всеми их разновидностями охватили весь земной шар. Даже божественные религии, которые имели последователей в различных частях света, претерпели радикальные изменения, со временем они не только утеряли всю жизнестойкость и способность вести за собой человечество, но даже лучшие из них оказались жертвами этого упадка. Не было надежды, которая вселила бы новое дыхание жизни в них, которая заставила бы кровь в их жилах течь с новой силой.
Люди Библии ожидали сильного потрясения и появления новых великих людей, которые пронесли бы на своих могучих плечах тяжелое божественное бремя руководства человечеством, которые спасли бы их от падения и греховности мыслей и привели бы к новому, прогрессивному учению.
В беспорядке и сумятице мир дошел до беспредела и страстно стремился к совершенно новому окружению, отличному от того отравленного, в котором он пребывал в ожидании их помощи из невидимых рук, которая уничтожила бы старые порядки и построила бы новую структуру на развалинах старой.
Каждый из народов и национальностей стал жертвой анархии и беспорядка, которые господствовали в мире.
Арабы, которые жили на пересечении великих держав того времени и чьи границы пересекались караванами международной торговли, ощущали все сильнее с каждым днем свою слабость и важность их могущественных соседей. Опасность полного исчезновения, с которой столкнулись арабы из-за отсутствия организованной политической структуры и из-за мощи деспотических соседей, была абсолютно очевидна любому дальновидному человеку.
Именно при этих обстоятельствах упомянутый Мухаммад, мир ему, был рожден на рассвете в Пятницу, семнадцатого дня месяца Раби ал - Аваль, пятьдесят третьего года до переселения (хиджра), соответствующего году 570 Христианской эры, в городе Мекка Арабского полуострова. Это была земля страшной репрессии, настоящий символ болезненного и приходящего в упадок общества, где активно культивировалось невежество. Это было похоже на болото, где застоялись воды разложения, на яму, в которой похоронено человечество.
Это было в таком месте, на котором Пророки впервые остановили свой взгляд на мир и свет своего великолепного излучения на горизонты человеческой жизни. Именно там появилось то воплощение бытия, которому предназначалось дать человеку зрелые мысли, вырабатывающие новую энергию и неистощимую жизнестойкость человечества.
Никто не мог достичь наивысшего уровня превосходства и качеств, которыми он обладал, и все ожидаемое осуществится с его приходом. Он появился в тот момент, когда общество было готово к его приходу, нуждалось в нем. Не только Арабский полуостров, но и весь мир был готов к его приходу, так как весь древний мир всем своим существом стремился к появлению человека, который взял бы его за руку и повел бы к цели.
Небесная сила в своем длительном и непрерывном движении никогда не могла выдвинуть создание, подобное ему, чья сущность была бы чистой и без дефекта, которое было бы совершенно избавлено от несовершенства.
История свидетельствует, что этот благословенный младенец, чье величие светится из рук его матери, Амины, всему миру, пришел, чтобы установить самую созидательную и чистую веру из всех вероисповеданий, наиболее глубокую и с всепроникающей движущей силой, для развития знания и духовности.
Запрещая лесть и раболепие перед тронами императоров и сильными мира сего, он пробудил к новой жизни дремлющее сознание людей и создал необходимые условия для их развития. Он устранил идолов и благоговение к ним, вместо этого познакомил их с чудом Божества и научил их жить и умирать с достоинством.
В результате его учения идолопоклонничество уступило место монотеизму и поклонению одному истинному Богу; невежество уступило место знанию и науке, братству, состраданию и другим человеческим добродетелям, занявшим место враждебности, ненависти и разногласия, и выросшие до этого в атмосфере разложения и невежества стали лучшими образцами человечества.
Абдулла, отец Пророка, был потомок Исмаила. Он обладал истинно человечным сердцем, переполненным любви, верности и милосердия. После женитьбы на Амине он уехал торговать в Сирию, сопровождая караван, покидающий Мекку. Амина была уже беременна и с нетерпением ожидала возвращения своего мужа. Но тяжелая болезнь сразила его, отняла у него жизнь, и он умер далеко от родной земли.
Его глаза отныне не созерцали мир и его прелести, он страшно сожалел о том, что никогда не увидит Амину и ребенка, которого она должна была подарить ему. Спустя некоторое время, молодая мать узнала, что в свои шестнадцать лет стала одинокой вдовой с маленьким младенцем.
Ее свекор, Абдул - Мутталиб, забрал ее с младенцем в свой дом, а затем решил отправить своего новорожденного внука к Бану Са'д в пустыню, чтобы он был ими вскормлен и вырос на свежем воздухе пустыни.
Четыре месяца прошло со дня рождения Самого благородного Пророка, когда кормилица Бану Саада приехали в Мекку, и одна из них, женщина кристального характера по имени Халима, объявила, что она готова вскормить осиротевшего Мухаммада.
Халима вернулась в пустыню с ребенком, чтобы заботиться о нем, и он оставался среди Бану Са'д, продолжая расти, пока его не отняли от груди. Однако его дед все еще оставлял его на попечении племени, пока ему не исполнилось пять лет, и все это время добрые кормилицы заботились о нем и следили за его воспитанием. Он изучил самый лучший и самый подлинный арабский диалект, и впитал в себя красноречивые формы арабского языка. Два или три раза Халима брала его повидаться с матерью и в последний из этих приездов передала его матери. По прошествии года Амина покинула Мекку, забрав его с собой, чтобы показать его кормилицам, живущим в деревнях между Меккой и Ясрибом. Полная радостного удовлетворения, она добралась до места проживания кормилиц, но ей не было суждено 'вернуться в Мекку. Амина умерла на обратном пути и была погребена там, где скончалась. Ее осиротевший сын, которому теперь было 6 лет, был оставлен один у ее могилы.
Он никогда не видел своего отца и не успел вдоволь насладиться добротой и любовью своей матери; только он начал впитывать ее, а судьба забрала ее и оставила его одиноким среди страшного пространства пустыни.
Ко времени смерти матери Пророк достиг того возраста, когда начинают развиваться умственные и духовные способности. Его дедушка, Абдул - Мутталиб, для которого он остался единственным напоминанием о сыне Абдулле и источником утешения для его уставшего сердца, взял на себя ответственность заботиться и достойно выполнить все возможное для него, вплоть до смерти.
Период, когда Пророк чувствовал и радовался заботе и защите своего деда, который был для него бальзамом, успокаивающим его раны, длился недолго. Как только он достиг возраста 8 лет, жизнь Абдул - Мутталиб закончилась. Новое горе обрушилось на Пророка, морщины печали и боли проступили на его лице, и сильный дух и сердце его, которые никогда не отступали перед опасностями, с которыми он сталкивался в течение своей жизни, сжались болью тяжелой утраты. Божьим благословением ему была дана способность принимать и выдерживать удары судьбы. Сирота, которому суждено было стать благодетелем и утешителем всех обреченных и угнетенных в мире, должен был с самого детства познать все горести и страдания; ему нужно было обладать твердым и крепким духом, чтобы вынести нелегкую ношу Божественного послания. Умение сопротивляться и противостоять всем видам преград, было необходимо ему, и его возвышенная и безграничная духовность ясно указывала, что он обладал этой способностью.
Затем осиротевший мальчик отправился в дом своего дяди Абу Талиба, великого и благородного человека, родного брата отца. Хотя в доме дяди мальчика окружала доброта двоюродных братьев и сестер, Мухаммад, мир ему, все равно чувствовал себя одиноким.
Однажды утром он узнал, что его дядя Абу Талиб собирается, оставив его, ехать в Сирию, и тогда Мухаммад, мир ему, подошел к дяде и попросил разрешения сопровождать его, но дядя отказался, так как мальчик был все еще слишком мал, чтобы вынести тяжести путешествия.
Когда караван уже собирался в путь, глаза Мухаммада наполнились слезами, и Абу Талиб, глубоко тронутый печальным выражением его лица, вынужден был взять его с собой в Сирию. В свои 12 лет мальчик уже отправился в такое далекое путешествие.