Основные принципы ислама
 
Связь с миром сокровенного

Несомненно, наши пречистые имамы (ДБМ), являющиеся истинными наместниками Пророка (ДБАР) и наследниками его божественных знаний, были наделены особенностями, которые Господь даровал Пророкам и святым. Одна из этих особенностей – связь с Господом Миров, другая – с миром сокровенного и обладание тайными знаниями, которые недоступны умам и воображениям. Подобно откровению, ниспосланному Пророкам это знание истинно, с той лишь разницей, что наместники Пророка – имамы не были Пророками и не принесли новой религии, а только распространяли и сохранили религию Пророка Мухаммада (ДБАР) и были руководителями исламской уммы. Как сказал Пророк Ислама (ДБАР) Повелителю правоверных: «Ты по отношению ко мне как Харун по отношению к Мусе, но с той лишь разницей, что после меня не будет пророка».

В исламских источниках содержится так много преданий, рассказывающих, что каждый имам обладал сокровенными знаниями, и любой осведомлённый мусульманин, не преследующий корыстных целей, не сомневается, что эти личности обладают глубокими знаниями и всякий раз, когда есть необходимость для наставления на путь истины приверженцев, открывают частицу из своих знаний о сокровенном.

Итак, обратим ваше внимание на некоторые примеры этих знаний, которыми обладал имам Садик (ДБМ):

* После мученической смерти Зейда ибн Али, Яхья, старший сын Зейда, тайно отправился в Иран, и спустя некоторое время, собрав группу людей на востоке страны, восстал против омеядского халифа и, мужественно сражаясь, погиб. Его тело, как и тело его отца, было вывешено на всеобщее обозрение и оставалось так, пока не восстал Абу Муслим. После чего тело мученика было спущено и с почётом предано земле. В те дни, когда Яхья направлялся в сторону Хорасана, он встретился с одним из сторонников пророческой семьи по имени Мутаваккиль ибн Харун, который возвращался из хаджа и, проезжая через Медину, виделся с имамом (ДБМ). Мутаваккиль рассказывает: «Я встретил Яхью и поздоровался с ним. Он спросил меня, откуда я еду.

- Из хаджа, - ответил я.

Он расспросил о здоровье своих близких, родных и имама. Я рассказал ему всё, что знал и о том, что они огорчены смертью его отца.

- Мой дядя Мухаммад ибн Али (имам Бакир) предсказывал ему о его смерти, – сказал он и спросил: – а виделся ли ты с Джа’фаром ибн Мухаммадом?

- Да, – ответил я.

- Он ничего не сказал обо мне?

- Сказал.

- Что?

- Я не могу говорить тебе то, что слышал от его светлости.

- Разве меня напугаешь смертью? Говори, что слышал.

- Его светлость сказал, что вы погибните и подобно вашему отцу, ваше тело так же будет висеть…

После беседы Яхья передал мне лист из сборника молитв имама Саджада (ДБМ) и попросил отдать его родственникам в Медине и сказал: «Клянусь Богом! Если бы ты не рассказал мне о том, как окончится моя жизнь, я не послал бы этот лист своей семье, но я уверен, что слова имама истинны. И эту истину он унаследовал от отцов своих».

И не прошло много времени, как предсказания имама исполнились».

*Сифван ибн Яхья повествует: «Джа’фар ибн Мухаммад ибн Аш’ас спросил меня:

- Знаешь, почему мы примкнули к имаму, тогда как ничего не знали о шиизме?

- И почему же? – спросил я.

- Однажды халиф Мансур Даваники попросил моего отца представить ему понятливого, находчивого человека для выполнения важного поручения. Отец представил ему своего дядю. Мансур, вызвав его к себе, дал деньги и сказал: «Поезжай в Медину, найди Абдаллу ибн Хасана ибн аль Хасана, кое-кого из его семьи и Джа’фара ибн Мухаммада. Скажи им, что ты приехал из Хорасана и привёз им деньги от шиитов и заплати каждому понемногу с таким условием, чтобы они при получении денег расписались собственноручно и лист тот пусть будет у тебя».

- Дядя моего отца поехал в Медину и, спустя некоторое время, вернулся. Он пришел к Мансуру, а среди собравшихся был и мой отец. Мансур спросил, выполнил ли он его поручение.

- Я встретился со всеми и, вручив им деньги, взял с них расписки, кроме Джа’фара ибн Мухаммада, которого я нашел в мечети Пророка, застав читающим молитву. Я стал ждать, пока он завершит свой намаз. Когда он закончил, повернулся ко мне и сказал: «Побойся Всевышнего! И не обманывай семейство Пророка. Передай Мансуру, чтобы тоже побоялся Господа и не обманывал семейство Пророка (ДБАР)!»

Я спросил, что он имеет в виду.

- Сядь поближе, - пригласил он, и рассказал всё о нашем с вами плане, будто сам присутствовал при нашем разговоре».

*Абу Басир рассказывает: «Я находился у имама Садика, и речь зашла о Му’ли ибн Хунайсе. Имам сказал:

- О, Абу Басир! То, что я поведаю тебе о Му’ли ибн Хунайсе, держи в тайне.

- Да, да, обязательно, - уверил его я.

- Му’ли достигнет достойного звания мученика тогда, когда к этому приложит руку Давуд ибн Али.

- Что сделает Давуд?

- Он потребует его к себе и, отрубив ему голову, вывесит его тело на всеобщее обозрение. Это случится в будущем году.

На следующий год Давуд ибн Али стал правителем Медины и, вызвав Му’ли ибн Хунайса, потребовал выдать ему приверженцев имама Садика. Му’ли отказался сделать подобное. Правитель с угрозой сказал:

- Если ты не назовёшь их, я убью тебя!

- Ты меня пугаешь смертью? Клянусь Богом! Если бы они были спрятаны под моей ногой, я не двинул бы ее и не выдал бы их тебе! Если ты убьёшь меня, то этим только осчастливишь, но сделаешь несчастным лишь себя! – мужественно изрёк Му’ли.

И Давуд предал его мученической смерти, так, как и предсказал имам (ДБМ)».

Садир Сирафи повествует: «Кое-что из имущества имама Садика находилось у меня. Когда я возвращал их ему, удержал с них один динар, чтобы убедиться в том, что говорят о нём шииты. Имам сказал:

- О, Садир, ты совершил преступление, но ты не желал поссориться с нами.

- Но что случилось? - спросил я.

- Ты не всё вернул, желая испытать меня.

- Вы правы, я хотел убедиться в истинности слов ваших последователей.

- Разве не ведаешь, что мы осведомлены обо всём необходимом?! Мы хранители пророческих знаний и их наука воплотилась в нашей науке».

Ученики имама

Как уже было сказано, правители династий Омейядов и Аббасидов всегда держали имамов под контролем, даже запрещая людям встречаться с ними. Но ввиду того, что в последние времена правления Омейядов и в начале правления Аббасидов, эти кланы были ослаблены междоусобными стычками, последователи имама, используя эту возможность, встречались с имамом Бакиром и имамом Садиком (ДБМ), дабы получить от них знания, и извлечь пользу из их науки. Стремление получить знание из столь обильного источника подвигало жаждущих к тому, что они, не только в удобных случаях, но и в тягчайших обстоятельствах, любыми путями прорывались к имаму. Каждый из них получал знания от них соответственно своим умственным способностям и потребностям.

В школе имама Садика (ДБМ) воспитывалось большое число учеников, которые, овладев знаниями и различными науками в сфере Ислама, передавали их другим.

Шейх Туси в книге «Риджал» приводит имена четырёх тысяч его учеников, некоторые из которых были передатчиками хадисов, а некоторые стали крупными учеными.

Мученическая смерть имама

Жестокий Аббасидский халиф Мансур Даваники, поистине, был тираном. Он постоянно нанимал людей для слежки за имамом Садиком (ДБМ) и много раз подвергал его светлость мучениям и, намереваясь убить, много раз приводил к себе. Но так как этому не было суждено, его гнусная цель не была достигнута. Имам Казим рассказывает: «Как-то раз Мансур потребовал моего отца, чтобы убить его и даже приготовил всё для этого. Он сказал одному из своих придворных, что когда войдёт Джа’фар ибн Мухаммад и я стану разговаривать с ним и в разговоре хлопну в ладоши, ты отрубишь ему голову».

Имам вошёл, как только Мансур увидел его невольно встал с места и поприветствовал его светлость и сказал, что побеспокоил его и позвал для возврата долгов. Мансур радушно начал расспрашивать имама о состоянии его близких и, обратившись к Раби’, сказал: «Через три дня отправь его к семье».

И всё-таки Мансур не вынес существования имама, имамат которого распространился во всех исламских землях. В месяце шаввал в 148 году лунной хиджры он отравил его светлость и 25 шаввала в 65 летнем возрасте имам покинул этот мир. Его пречистое тело было предано земле на кладбище Баки’ рядом с могилой отца.

С гибелью имама Садика (ДБМ) из пророческой семьи история человечества и Ислама потеряла драгоценную жемчужину, и если бы не было шести следующих из его рода имамов, несомненно, мы бы сказали:

«Мир больше не породит до дня Воскресения такого великого человека…»

Приветствие Аллаха, ангелов, добродетелей и праведников его святой душе!

Последнее завещание имама

Абу Басир, один из сподвижников имама Садика (ДБМ) рассказывает: «После смерти имама я пришел в их дом, чтобы выразить соболезнование его супруге Умм Халиде. Мы оба горько заплакали под тяжестью невосполнимой утраты. Она сказала мне: «О, Абу Басир! Если бы ты был рядом в тот момент, когда он покидал мир, был бы удивлен тем, что имам, приоткрыв глаза, сказал: «Позовите всех родных ко мне», и когда все собрались, он изрёк свои последние слова: «Заступничество наше не распространится на пренебрегающих намазом!».

Несколько изречений имама

Итак, в завершении нашего повествования обратим ваше внимание на несколько изречений имама Садика (ДБМ) в надежде, что его слова оставят след и осветят сердца, укрепят веру и станут путеводными в наших деяниях.

• Мусульманин, который откликнется на просьбу брата-мусульманина, подобен совершающему джихад на пути Аллаха.

• Все полезные знания человечества, которые я познал, заключаются в четырёх вещах:

1– в познании Бога;

2– в том, чтобы знать о милостях, которыми одарил тебя Господь;

3– в знании о том, что желает от тебя Господь (твоя обязанность перед Богом);

4– в осведомленности о том, что может сбить тебя с пути религии.

• Четыре качества Пророков это следующие:

1– благодетельство;

2– щедрость;

3– терпение и стойкость;

4– не нарушение прав правоверных.

• Правоверный постоянно находится между двумя опасностями: между страхом [наказания] за совершенные грехи, ибо не знает, что предпримет Аллах в отношении их, и между опасением совершать грехи в дальнейшей жизни, ибо не знает, каким испытаниям он подвергнется. И дни и ночи он проводит в этом страхе, и именно этот страх совершенствует его.

• Ни один раб Божий не достигнет полного совершенства веры, коли не будет:

1– осведомлен в религии;

2– вести размеренный образ жизни;

3–проявлять стойкость и терпение в бедах и трудностях.

• Трое человек познаются в трёх обстоятельствах:

1– сдержанные – в гневе;

2– мужественные на войне;

3– братья в нужде.

• Горожане любого города нуждаются в трёх людях, к которым бы обращались с вопросами, касающимися этой и другой жизни: богобоязненный законовед, благожелательный правитель и опытный врач, которому они доверяли бы.

• Корни всякого блага это – мы, и все блага произрастают из наших ветвей. Единобожие, пост, подавление гнева, прощение тех, кто причинил зло, милосердие к нуждающимся, хорошее отношение с соседями, и признание хороших качеств тех, кто ими обладает и это всё считается добродетелью. А враги наши – всякое зло, произрастающее из всего плохого и низкого. И из их числа ложь, жадность, злословие, разрыв дружеских отношений, ростовщичество, посягательство на имущество сирот, нарушение границ дозволенного, установленных Богом, совершение преступления явно и тайно, прелюбодеяние, воровство и т.п. Лгут те, которые называют себя нашими последователями, а сами хватаются и повисают на ветвях наших врагов.

Седьмой Имам.

Имам Мусса ибн Джа'фар родился в местечке Абва, расположенная между Меккой и Мединой, утром, 8 числа месяца сафар 128 года лунной хиджры, имам Садык после того, как его известили о рождение ребенка, сказал: «Родился руководитель после меня и лучшее создание Всевышнего...»

Великодушие и терпеливость его светлости, безусловно, являются примером для других. Имя, данное ему людьми «Казим» говорит об его характере, показывает проявление им силы в подавлении гнева, о терпеливости и прощение.

В то время, когда отца имама Казима (ДБМ) подвергли мучительной смерти, его светлости имаму было 20 лет. До 30 летнего возраста он был во вражде с правлением Мансура, которое было удушающим и наводящим ужас и страх. За это время имам тайно приводил в порядок и налаживал дела своих последователей, принимая участие в них. В 158 году умер Мансур и правление перешло в руки его сына Махди. Политика Махди Аббаси - была политикой обмана и коварства. Он освободил политических заключенных, которые в большинстве являлись последователями имама Казима (ДБМ), за исключением малого количества, вернув им их конфискованное имущество. Но при этом продолжал следить за их действиями и таил в своем сердце

Определение позиций имама

Харун, в сравнении с другими Аббасидами, проявлял больше своеволия к потомкам Али (мир им!) и прилагал немалые усилия для того, чтобы доставить им трудности и неприятности. В связи этим он любыми путями, там где это было возможно, старался их разъединить или же унизить в обществе. Огромные суммы раздавал своим поэтам, сочинителям хвалебных стихов, чтобы те в своих пасквилях высмеивали и клеветали на потомков Али (ДБМ) . Например было указание, чтобы Мансура Намри за его оду, в которой он сделал нападки на потомков Али (ДБМ) , повели в общественную казну и дали ему столько денег, сколько он захочет.

Всех потомков Али (ДБМ) изгнали из Багдада в Медину, где бессчетное количество из них было убито или отравлено. Харун, для того чтобы воспрепятствовать посещению людей священной гробницы имама Хусейна (ДБМ), дал указание сломать могилу имама, а также близлежащие к ней дома и приказал срубить кедровое дерево, растущее рядом с этой священной могилой.

Пророк Ислама (ДБАР) трижды повторял, что проклятие Всевышнего лежит на том, кто срубит это кедровое дерево. Нет сомнений в том, что Его светлость Муса Казим (ДБМ) не мог соглашаться с таким преступным правительством, все деяния которого были направлены против мусульман, против его предков (да будет мир с ними!). Это видно также из того, что имам дал свое согласие на восстание Фах, что имам постоянно тайно встречался с последователями Пророка и его непорочного рода и лично сам говорил каждому о том, что они должны делать в своей борьбе против угнетательского режима.

Его светлость одному из своих сподвижников Сафвану ибн Мехрану говорил: «Ты благожелателен со всех позиций, кроме одной, что хочешь дать своих верблюдов Харуну». На что тот ответил: «Я предоставляю Харуну верблюдов для поездки в хадж, а сам не еду».

Имам спросил: «В связи с этим, разве в глубине души ты не желаешь, чтобы Харун вернулся из Мекки живым, вернул тебе верблюдов и уплатил за них?» тот ответил: «Почему бы и нет?» имам сказал: «Тот, кто желает продолжение жизни угнетателя, сам считается таким же».

Если некоторым иногда было дано разрешение защищать свое дело при помощи государственной системы, то это было необходимо с политической точки зрения. имам считал разумным и приемлемым такое сотрудничество для тех, кто своим присутствием в этом правлении полном страха, террора, насилия мог принести пользу для шиитов, а также узнавать о кознях государства, направленных против потомков Али (да будет мир с ними!).

Так, Али ибн Ияктану, который хотел подать в отставку со своего поста в правительстве Харуна, его светлость имам Казим (ДБМ) не дал на это разрешения, но в тоже время сам имам ни при каких обстоятельствах не шел на перемирие со злодеями, даже тогда, когда он был арестован этими насильниками.

В один из дней, когда имам был заключен в тюрьму, Харун послал Яхья ибн Халида сказать, что если Муса ибн Джа’фар попросит прощения, то будет освобожден. Однако он не добился своего. Муса Казим (ДБМ) , даже при своем тяжелейшем положении, был неутомим и не переставал заниматься своими делами, преисполненный храбрости и настойчивости.

Одним из них было письмо, написанное имамом в тюрьме и адресованное Харуну. Это письмо полно доблести, величия, отваги, веры в свои убеждения и преследует определенную цель:

«...ни какой день для меня не проходит тяжело, кроме того, которой проводишь ты в спокойствии и благополучии. Но знай, что придет день и мы оба увидим, как злодеи будут расплачиваться за содеянное».

Да, поэтому Харун не мог переносить присутствия имама. Не трудно поверить в то, что Харун завидовал положению имама в сердцах людей и это служило причиной заключения имама в тюрьму. Харун, при помощи служителей своего аппарата, знал о постоянной скрытой связи шиитов с его светлостью (ДБМ) и понимал, что если имам даст указание на восстание своим сподвижникам, то они способны свергнуть его власть. Халиф видел, что этот храбрый дух никогда не пойдет на соглашение с ним. И если внешне, на несколько дней наступает тишина, то это в действительности тактическая передышка для нанесения соответствующего удара. Затем, Харун, переступая все предела демагогии и цинизма, встанет напротив могилы Пророка (ДБАР) и произнесет следующие:

«О, Посланник Всевышнего! Прошу прощение, за мое решение по поводу твоего дитя Муса ибн Джа’фара. В глубине души я не хотел заключать его в тюрьму, но так как боюсь, что среди исламской нации начнется война и прольется кровь, я вынужден сделать это!».

В тот же момент дал указание, чтобы его светлость имама Казима (ДБМ) , который читал намаз рядом с могилой Пророка (ДБАР), арестовать, отправить в Басру и заточить в тюрьму.Один год имам провел в тюрьме Исы ибн Джа’фар а в Басре. Черты характера, присущие его светлости так повлияли на Ису ибн Джа’фара, что этот палач написал Харуну: «Забери его (Имама) от меня. Если нет, то я освобожу его».

По указу Харуна, имама перевели в Багдад и заточили возле Фазл ибн Раби'а, затем некоторое время находился с Фазл ибн Яхья, в конце концов перевели к Санди ибн Шахеку. Причиной этих непрерывных перемещений было то, что Харун каждый раз хотел от тюремных надзирателей того, чтобы они убили имама. Но никто из них не хотел прикладывать рук к такому делу. Только последний палач, Санди ибн Шахек по указанию Харуна отравил его светлость имама Казима (ДБМ). Прежде чем совершить убийство, были подготовлены лица, которые затем будут свидетельствовать, что на его светлость не было совершено покушение, а он сам умер в застенках естественной смертью. Таким обманом Харун хотел оправдать Аббасидов от причастности к смерти имама, а также предупредить предполагаемые волнения приверженцев его светлости по поводу насильственной смерти.

Но сметливость и прозорливость имама обесчестила деяния Харуна. Интуиция его светлости подсказала ему все. Имам, отравленный большой дозой яда, слабый, плохо себя чувствующий сказал свидетелю: «Меня отравили финиками, знаю, завтра яд дозреет, а послезавтра я покину этот мир». Так и произошло, как рассказал тот человек. Два дня спустя, 25 раджаба 183 г. лунной хиджры, небосвод, земля и все верующие, в частности последователи Пророка и его непорочного рода погрузились в траур по причине смерти своего вождя.

Поклонение Всевышнему

Особенное понимание Всевышнего его светлостью, душевная привязанность к Создателю и врожденная святость имама Казима (ДБМ) - особенности, что присущи всем непорочным (да будет мир с ними!), все это побуждало его светлость к страстному поклонению и любовной, страстной, тайной исповеди Всевышнему. Он был ознакомлен с поклонением Всевышнему в такой степени, как это ниспослано в Коране. Знал, и в свободное от общественных дел время, ничто не признавал равным поклонению. Когда по указанию Харуна, имам попал в тюрьму, он сказал: «О, Всевышний, сколько прошло времени, как я прошу Тебя предоставить мне свободное для поклонения время. Спасибо за то, что Ты принял и удовлетворил мою просьбу».

Это выражение указывает на сильную занятость имама общественными делами в период до заключения его в тюрьму. В то время, когда имам находился в тюрьме Раби'а, Харун временами поднимался на крышу и заглядывал вовнутрь камеры имама (ДБМ) через отверстие. Каждый раз, заглядывая внутрь, он видел одно и то же - лежащую в углу одежду. Один раз Харун спросил:

«Что это за одежда?» Раби'а ответил: «Это не одежда, это Муса ибн Джа’фар (ДБМ, который в большинстве времени находится в состоянии земного поклона и поклоняясь Всевышнему, целует землю».

Харун сказал: «Действительно, он из благочестивых Бани Хашем».

Раби'а спросил: «Тогда почему даешь указание, чтобы в тюрьме с ним обходились сурово?»

Харун ответил: «Увы, другого выхода нет».

* * *

Однажды Харун послал в качестве прислуги к имаму луноликую служанку. Внутренним намерением его было то, что если имам (ДБМ) проявит свое расположение к ней, то он распространит все это против его светлости. имам, человеку доставившему ему девушку, сказал: «Ты увлечен и гордишься ею; я же в этом и подобных ему подарках, не нуждаюсь». Харун рассердился и дал указания, чтобы служанку отвели в тюрьму и передали имаму следующее: «Мы не посадили Вас в тюрьму по Вашему желанию». (Говоря этим, что для присутствия служанки ему не нужно согласия имама). Прошло немного времени, как соглятай Харуна, уполномоченный сообщать об отношениях имама и служанки, донес ему, что девушка большую часть своего время проводит в земном поклоне. Харун сказал: «Клянусь Богом, что Муса ибн Джа’фар (ДБМ) околдовал ее...»

Он позвал служанку и допросил ее, но она не говорила ни о чем, кроме благочестивости имама. Харун дал задание своим служащим, чтобы они держали служанку при себе и никому не говорили о случившимся. Служанка продолжала поклонение Всевышнему до тех пор, пока не покинула этот мир. Это случилось за несколько дней до смерти имама.

Его светлость часто говорил следующую молитву:

«О, Всевышний! Прошу Тебя о покое в момент смерти и прощении в День Суда».

* * *

Имам очень красиво и выразительно читал Коран, так что каждый, кто слышал его голос, плакал. Жители Медины прозвали его «Оживляющее украшение ночи».

Ученики воспитанники школы имама

Знания и деяния его светлости (ДБМ) были отражением знаний и деяний Пророка Ислама (ДБАР), а также непорочных предков (ДБМ). Все жаждущие знаний и совершенства, утоляли эту жажду из родника его школы, и имам так обучал своих учеников, что они за короткое время достигли высших степеней науки и праведности.

Его светлости имаму Казиму (ДБМ) было около 20 лет, когда не стало его отца, и многие ученики, воспитанники его отца обращались к нему и свыше тридцати лет совершенствовали у него свои знания. С воспитанниками школы имама Казима (ДБМ) никто не мог сравниться в таких науках как фикх, хадисы. В догматической теологии и научных диспутах им не было равных, а в нравственности и богослужении они являлись примером для мусульман.

Знатоки науки догматической теологии не имели силы для спора не с одним из учеников этой школы, а в диспутах быстро сдавали свои позиции, признавая своё бессилие. Душевное величие и непревзойдённая личность этих учеников имама изумляла и поражала противников, в частности правителей того времени, которые боялись, что, пользуясь своей популярностью и расположением, ученики поднимут на восстание и поведут за собой народные массы.

Восьмой Имам.

Имам Али ибн Муса (Реза), сын седьмого имама, по свидетельству исторических документов, родился в 148 году л. х. и умер в 203 году лунной хиджры.

Восьмой имам после своего отца по воле Господа принял имамат. Его время совпало справлением аббасидского халифа Харуна, а затем его сыновей Амина и Ма’муна.

Ма’мун после смерти отца имел конфликты со своим братом Амином, приведшие к кровавым столкновениям, в результате чего Ма’мун обрел господство над всем халифатом.

До того времени династия аббасидов вела по отношению к алавидам (потомкам его светлости Али (ДБМ) - пер.) политику грубости и кровопролития. Алавиды часто поднимали восстания и вступали в кровопролитные столкновения с существующим режимом, что приводило к осложнениям отношений с правящими узурпаторами.

Имамы из рода Пророка (ДБАР) хотя и не поддерживали восставших, но и не вмешивались в их дела. Однако шииты, составлявшие в те дни значительную часть населения, считали имамов рода пророческого религиозными предводителями и действительными наместниками великого Пророка (ДБАР), которым следовало подчиняться. Правящий же аппарат халифата виделся им грязным и лишенным всякой святости. Шиитская оппозиция была уверенна в том что государство управляется группой необузданных и развращенных людей. Продолжение этого противостояния была весьма угрожающа для правящей элиты.

Ма’мун задумался над тем, как переделать на новый лад старую и не приведшую к желаемым результатам политику. Он решил дать восьмому имаму титул наследника престола. Этот политический шаг, по его расчетам должен был решить две проблемы. 1) Потомки Али (ДБМ) после прихода их к власти в халифате более не будут протестовать против правящего режима 2) шииты деморализуются и отвернутся от своего имама, увидев его среди тех, кого ненавидят. Ма’мун надеялся скомпрометировать имама в глазах народа. Он хотел, чтобы люди утратили уважение к имамам из пророческого рода, что приведет разрушению структуры их веры и устранит опасности, угрожающие правящему режиму

Естественно, после достижения желаемой цели убийство имама для Ма’муна не представляло особой трудности. Для достижения своей цели Ма’мун вызвал имама из Мадины в Марв. В начале предложил ему халифат. Имам отказался. Затем он предложил Ризе (ДБМ) стать наследником престола, его светлость извинился и не принял предложения. Ма’мун распространил слухи что имам, без какой либо существенной причины отказался от того, за что шииты пролили столько крови. Люди не сведущие в политических интригах недоумевали. Имам вынужденно принимает предложение, но с условием, что не будет вмешиваться в государственные дела, назначение и отстранение чиновников и т.п.

Это событие произошло в 200 году л. х., но прошло не много времени как Ма’мун видя быстрый рост влияния имама среди простых людей и воинов и даже государственных деятелей, понял свою ошибку и, отравил его.

Восьмой имам был похоронен в иранском городе Машхад (Тус).

Ма’мун имел большую склонность к переводу произведений в области интеллектуальных наук на арабский язык. Он создал научное общество, в котором принимали участие ученые-богословы различных вероисповедовании и обменивались своими мнениями. На этих заседаниях также присутствовал и восьмой имам шиитов и вел дискуссии с учеными разных стран и различных вероисповедований. Многие из этих диспутов, зафиксированы в сборниках преданий шиитов.

Девятый Имам.

Рождение имама

Его светлости имаму Ризе было сорок с лишним лет, но он не имел детей. Это очень тревожило последователей имама: все были в ожидании рождения сына у восьмого предводителя. Так как на основании достоверных хадисов от дорогого Пророка Ислама (ДБАР) и непорочных имамов (ДБМ) сын имама Ризы должен был стать последующим имамом исламской уммы. Некоторые даже просили его светлость молить Аллаха, чтобы Он даровал ему ребёнка. В ответ имам спокойно отвечал: «Всевышний дарует мне сына, который будет моим наследником и имамом после меня».

В скором времени, 10-го числа месяца раджаб в 195 году лунной хиджры дом имама Ризы (ДБМ) осветился рождением долгожданного младенца. Его назвали Мухаммадом. Наиболее распространённые эпитеты – Таки, Джавад, конья – Абу Джа’фар. Рождение его светлости было большой радостью для шиитов и способствовало укреплению их веры и убеждений.

Мать его светлости имама Джавада звали Сабике, имам Риза же дал ей имя Хизран. Она происходила из рода Марии Кибтийи, жены Посланника Аллаха (ДБАР). Сабике была известна своей богобоязненностью и добродетелью. Имам Муса ибн Джа’фар (седьмой имам шиитов) ещё задолго до её замужества подробно описал её некоторые качества.

Нуфали рассказывает: «Когда неправедные правители вынудили его светлость имама Ризу отправиться в Хорасан, при прощании, я обратился к нему со словами: «О, мой покровитель, есть ли у вас ко мне какие-либо просьбы или приказания?» Имам сказал: «После меня повинуйся во всём моему сыну Мухаммаду. Я же, отправляюсь в путешествие, из которого уже не вернусь… ».

Абдалла ибн Джа’фар говорит: «Я вместе с Саффаном ибн Яхьёй посетил его светлость имама Ризу, в то время как его сыну Джаваду было не более трёх лет. Я спросил у имама о его преемнике. Указав на сына, он произнёс: «Абу Джа’фар мой преемник». Удивившись, я вновь спросил: «В таком маленьком возрасте?» Имам ответил: «Да, в таком маленьком возрасте. Аллах избрал Ису Своим доводом среди людей, в то время как ему не было даже трёх лет».

Имамат имама Джавада

Имамат, подобно пророческой миссии является божественной милостью, и Всевышний Аллах наделяет правом на имамат лишь избранных рабов. Следовательно, божественный выбор не имеет никакого отношения к возрасту. Возможно, пророческая миссия и имамат несовершеннолетнего ребёнка для кого-то покажется нереальным, однако необходимо отметить, подобные люди не познали в должной мере подлинную сущность божественного руководства, ибо они представляют себе имамат, подобно другим человеческим доктринам, созданные самими людьми.

Поистине, имамат как божественное руководство основывается на желании, воле и мудрости Творца. Аллах Своими неограниченными знаниями избирает на имамат Своих рабов, и неудивительно, что имамом может стать ребёнок. Иногда, Всевышний Аллах выбирает на имамат несовершеннолетнего ребёнка, дабы тем самым утвердить истину и уничтожить ложь.

Его светлость имам Джавад (ДБМ) примерно в восемь или девять лет становится имамом.

Муали ибн Мухаммад рассказывает: «После мученической смерти имама Ризы (ДБМ) я повстречался с имамом Джавадом. Я очень внимательно стал рассматривать его, чтобы затем рассказать о нём его сторонникам (шиитам). Тогда имам, сев рядом со мной, прочёл следующий аят: «Мы даровали Яхье мудрость, когда он был мальчиком».

Али ибн Хисан Васити говорит: «Взяв с собой несколько игрушек, я направился к дому имама Джавада. Он ещё ребёнок, думал я, и наверняка обрадуется моему подарку. Когда же, мне посчастливилось встретиться с ним, я увидел его светлость в окружении людей, которые задавали различные вопросы по фикху, каламу и другим наукам, он же отвечал на все их вопросы. По окончанию собрания люди стали расходиться. Имам также, встав со своего места, собирался уходить. Я быстро направился вслед за ним и, догнав, поздоровался. Он ответил на моё приветствие. Тогда я хотел подарить ему игрушки, увидев их, имам сказал мне: «Всевышний Аллах сотворил меня не для игр и забав». Поняв свою ошибку, я попросил извинения…»

Признание главного судьи

Судья Яхья ибн Аксам, будучи заклятым врагом семейства Пророка Ислама, говорит: «Как-то я встретил около могилы Пророка имама Джавада, я начал вести с ним дискуссию по различным вопросам религиозного права и убеждения. Он с лёгкостью отвечал на все мои вопросы, тогда я сказал: «Клянусь Всевышним, что давно хотел задать вам вопрос, но не решаюсь сделать это». В ответ имам произнёс: «Прежде чем ты задашь свой вопрос, я отвечу тебе, ты хочешь спросить, кто является имамом». Я воскликнул: «Клянусь Аллахом! Именно этот вопрос я хотел вам задать».

- Знай же, что имамом правоверных являюсь я.

- Имеете ли вы какое-нибудь доказательство к своему утверждению?

Вдруг посох, который имам держал в своей руке, неожиданно заговорил человеческим голосом: «Он - мой повелитель, имам правоверных и довод Аллаха на земле».

На собрании халифа Му’тасима

Му’тасимом было проведено собрание для вынесения приговора вору. На том собрании присутствовал имам Джавад, который справедливо вынес приговор, и многие известные судьи посчитали себя опозоренными в лице халифа. Среди них был и ибн Аби Дауд. Испытывая зависть к имаму Джаваду, ибн Аби Дауд через несколько дней после проведения того собрания направляется к халифу. Встретившись с халифом, ибн Аби Дауд сказал: «Питая к вам самые добрые помыслы, я надеюсь, что смогу оказать вам услугу, дав небольшой совет. Дело в том, что проведённое вами собрание не было на пользу вам и вашей власти. В присутствии самых больших ученых и почтенных людей страны, вы, о, мой халиф, предпочли фетву Абу Джа’фара. Многие из мусульман считают его истинным халифом, а вас узурпатором! К сожалению должен сказать, что эта новость стала большой радостью для его сторонников и хорошим доводом их правоты, а также их политической борьбы». Му’тасим, испытывая большую вражду к Ахль аль Байту, не мог спокойно слышать такие слова и поэтому принимает решение убить имама.

Его светлость имам Джавад (ДБМ) был отравлен и пал мученической смертью за веру в конце месяца зилка’да в 220 году по хиджре. Тело его светлости было захоронено рядом с телом его деда имама Мусы ибн Джа’фара (ДБМ) в городе Багдаде.

Да будет мир, милость и благословение Аллаха семейству дорогого Посланника Аллаха (ДБАР), непорочным и пречистым имамам (ДБМ)!

Ученики имама Джавада

Учеников некоторых имамов по явным политическим причинам было намного меньше. Так, сподвижников его светлости имама Джавада (ДБМ) не превышало ста десяти человек. Среди этого небольшого числа сподвижников были выдающиеся личности,

Десятый Имам.

Имам Абу аль Хасан ан-Наки аль Хади – десятый предводитель шиитов. Он родился в середине месяца зильхадже 212 года лунной хиджры, неподалёку от Медины в местечке под названием Сарийа. Отец его светлости – девятый предводитель, имам Джавад (ДБМ), мать – богобоязненная женщина по имени Самана.

Дети имама Хади (ДБМ): одиннадцатый имам - Хасан Аскари, Хусейн, Мухаммад, Джа’фар и дочь Алия.

Его наиболее известные титулы – Наки (Благочестивый) и Хади (Направляющий или ведущий к истинному пути). Имама ещё называли Абу аль Хасаном Третьим (в терминологии шиитских хадисоведов Абу аль Хасаном Первым считается седьмой имам Муса ибн Джа’фар (ДБМ), Абу аль Хасаном Вторым – восьмой имам Али ибн Муса ар-Риза (ДБМ).

В 220 году лунной хиджры после мученической смерти отца, его светлость имам Хади (ДБМ) в восьмилетнем возрасте получает от Всевышнего Аллаха высокое положение имамата. Время духовно-политического руководства исламской уммой имама Хади длилось тридцать три года. На сорок первом году жизни в 254 году лунной хиджры имам покидает этот бренный мир, пав мученической смертью за веру.

Имам Хади (ДБМ) был современником семи аббасидских халифов: до принятия имамата – Ма’муна и Му’тасима (брат Ма’муна), период имамата совпадает с продолжением правления Му’тасима, а также с правлением Васика (сын Му’тасима), Мутаваккиля (брат Васика), Мунтасира (сын Мутаваккиля), Мустаина (двоюродный брат Мунтасира) и, наконец, Му’таза (другой сын Мутаваккиля). По приказу Мутаваккиля, имам Хади (ДБМ) был переселён из Медины в Самарру – столицу халифата аббасидской династии, где он и пробыл под строгим контролем оставшуюся часть жизни, а в период правления Му’таза был предан смерти.

Руководство в восемь лет

После мученической смерти его светлости имама Джавада (ДБМ) имам Хади (ДБМ) в восьмилетнем возрасте становится имамом, и это, является, пожалуй, наиболее ярким и ясным божественным знамением.

Ведь имамат как духовно-политическое руководство людьми требует наибольшую отдачу сил и возможностей. Поистине, не каждый образованный человек способен на руководство людьми, уже не говоря о детях.

Шиитские ученые и хадисоведы всякий раз после смерти одного из имамов по различным вопросам исламского права обращались к последующему имаму. И часто для подтверждения права на имамат они испытывали их. Невозможно, чтобы маленький мальчик без руководства свыше мог быть способен справиться со всеми обязанностями, которые были возложены на него, и точно и безошибочно отвечать на вопросы, относящиеся к различным областям науки.

Мученическая смерть имама

Всякий, если внимательно исследует жизненный путь имама Хади (ДБМ), легко обнаружит, что его светлость постоянно находился под строгим контролем со стороны неправедного правления того времени. Конечно, этот контроль и ограничения действий не относились только к имаму Хади, но на протяжении властвования династий Омейядов и Аббасидов непорочные имамы находились под постоянным политическом давлением правителей. Люди же находились в страхе и не могли сказать даже слова в поддержку семейства Пророка, уже не говоря о том, чтобы восстать против незаконных халифов и вернуть власть людям дома Пророка Ислама (ДБАР).

Как было сказано ранее, имам Хади был переселён из Медины в Самарру, которая в то время была столицей халифата.

Несмотря на очень строгий контроль и угнетательскую политику по отношению к имаму, он ни на одно мгновение не переставал вести борьбу с утвердившейся у власти династией Аббасидов. Естественно, тайная борьба имама с угнетателями и тиранией и невозможность сломить его дух вызывала страх и тревогу правителей.

Династия Аббасидов считала, что наибольшая опасность их власти исходит внутри государства, а именно от имамов дома Пророка, и действующих по их указам, революционных шиитов. Именно поэтому угнетатели предают имамов смерти.

Его светлость имам Хади (ДБМ), подобно другим непорочным предводителям не умер обычной смертью, а был отравлен по приказу халифа Му’таза Аббаси и третьего числа месяца раджаб в 254 году хиджры пал мученической смертью. Он был захоронен в городе Самарра в своём доме.

Му’таз, боясь возмущения народных масс, а также, чтобы как-то затушить шиитские волнения, официально принял участие в оплакивании имама, чем хотел скрыть своё преступление.

На основании убеждения шиитов, над непорочным имамом погребальную молитву должен читать непорочный. Халиф Му’таз отправил своего брата Ахмада ибн Мутаваккиля, чтобы тот читал молитву джиназа. Однако, когда пречистое тело имама Хади было вынесено для совершения ритуального обряда, одиннадцатый имам - Хасан Аскари (сын имама Хади) уже совершил молитву. Прощаться с имамом пришло много народу, люди плакали. Затем тело имама снова принесли в дом, где оно было погребено.