ВЕДОМЫЙ ПО ПУТИ
  - Это то, чему учили нас наши религиозные лидеры и учителя, - сказал алим, - мы не спорили о том, чему они нас учили, как спорит сейчас ваше новое поколение. Вы все подвергаете сомнению, даже саму религию. Это знак того, что близок Час - Час страшного Суда. Посланник Аллаха сказал: "Час придет как результат человеческого зла".
- Ну зачем такие преувеличения? - возразил я. - Да упасет Господь от того, чтобы я усомнился в религии. Я верю в Аллаха, который един, и у которого нет сотоварищей. Я верю в Его ангелов, Книги и Посланников, я верю в нашего господина Мухаммада, Его слугу и Посланника, в то, что он - лучший из пророков и последний из посланников, поэтому я - мусульманин. Так как вы можете обвинять меня в зле?
- Я обвиняю вас в большем, вы сомневаетесь в наших господах Абу Бакре и Умаре, а Святой Пророк сказал: "Если веру всего моего народа и веру Абу Бакра положить на разные чаши весов, то вера Абу Бакра перевесит". Святой Пророк также сказал в честь Умара: "Когда я показался своему народу, все были в рубашках, едва прикрывающих грудь, а когда я показался Умару, он одернул свою рубашку". Его спросили: "О Посланник Аллаха, чем ты это объясняешь?" Он скала: "Религией". а теперь приходите вы на четырнадцатом столетии после Хиджры и ставите под сомнение праведность сподвижников, особенно таких, как Абу Бакр и Умар. Разве вы не знаете, что иракцы - это воплощение разлада, богохульства и лицемерия?
Что я мог сказать этому человеку, претендовавшему на знания и ученость, если он перешел на такой дерзкий тон и превратил наш конструктивный диалог в беспорядочный спор, полный клеветы и пропаганды. Он произнес все это в присутствии людей, которые восхищались им, и я заметил, как в их лицах вспыхнули возмущение и гнев.
Я быстро сходил домой и принес две книги: "Муватта" Имама Малика и Сахих аль-Бухари.
- Тот, кто заставил меня усомниться в Абу Бакре, был самим Посланником Аллаха", - заявил я. Открыв "Муватту", я прочел:
- Он сказал о шахидах, павших при Ухуде: "Те, о ком я свидетельствую". Тогда Абу Бакр сказал: "О посланник Аллаха, разве мы не их братья? Разве мы не стали мусульманами, как они? Разве мы не сражались также, как они?" Посланник ответил: "Да, но я не знаю, что вы собираетесь сделать после меня". Услышав это, Абу Бакр горько заплакал и сказал: "Мы собираемся поменять многие вещи после твоего ухода"(61).
Потом я открыл Сахих аль-Бухари и прочитал:
- Однажды Умар ибн Хаттаб пришел к Хавсе и нашел ее в обществе Асмы бинт Умайс. "видев Асму, он спросил: "Кто это?" Хавса ответила: "Асма бинт Умайс". Умар спросил: "Это та эфиопянка?" Асма ответила: "Да". Умар сказал: "Мы совершили хиджру раньше вас, поэтому мы ближе к Посланнику Аллаха, чем вы". Асма очень рассердилась и сказала: "Нет! Клянусь Аллахом, вы были рядом с Посланником Аллаха, он кормил голодных и вразумлял невежественных среди вас, в то время как мы находились в чужой стране, в Абиссинии, ради Аллаха и Его Посланника, и всякий раз, когда я ела или пила что-нибудь, я вспоминала Посланника Аллаха (МЕИБ). Мы были ущерблены и напуганы. Клянусь Аллахом, я напомню все это Посланнику Аллаха, ничего ни прибавив, ни в чем не солгав и не отклоняясь от темы". Когда пришел Пророк, она сказала: "О Пророк Аллаха! Умар говорит то-то и то-то". Он спросил: "А что ты ему сказала?" Она ответила: "То-то и то-то". Он сказал: "Я не считаю, что у него больше прав, чем у тебя. Он и его сподвижники совершили только одну хиджру, а вы, "люди ковчега", пережили два переселения". Она рассказывала: "Ко мне приходили Абу Муса и "люди ковчега" группами по нескольку человек, чтобы услышать новый хадис, восхищенные тем, что о них сказал Пророк"(62).
После того, как я прочитал эти хадисы, лицо ученого шейха изменилось, также изменились лица всех присутствующих. Они смотрели друг на друга и ждали, что скажет шейх, который был слишком шокирован услышанным, чтобы отвечать. Все, что он смог сделать, это поднять брови в знак удивления, и сказать:
- О Господи, пошли мне больше знаний.
- Если Посланник Аллаха (МЕИБ) был первым усомнившимся в Абу Бакре и не хотел свидетельствовать за него, потому что не знал, что случится после его ухода, и если Посланник Аллаха не подтвердил превосходство Умара над Асмой бинт Умайс, а наоборот поставил ее выше него, то разве я не в праве сомневаться и не отдавать предпочтения никому до тех пор, пока не обнаружится истина. Очевидно, что эти хадисы противоречат хадисам, восхваляющим Абу Бакра и Умара, и обесценивают их, потому что они более реалистичны, чем те, что приводят их высокие добродетели, - сказал я.
Из аудитории раздался вопрос:
- Как это может быть?
Я ответил:
- Посланник Аллаха (МЕИБ) на стал свидетельствовать за Абу Бакра и сказал: "Я не знаю, что вы сделаете после меня". Это звучит очень разумно. История это подтвердила, Святой Коран и история засвидетельствовали, что сподвижники многое изменили после его ухода. Абу Бакр плакал именно потому, что он заранее знал, как много они изменят и как разгневают дочь Посланника Фатиму аз-Захру (о чем мы говорили ранее). Он делал это, пока не раскаялся, и тогда он пожелал стать чем-то другим, только не человеческим существом. Что же касается хадиса о том, что если веру Абу Бакра и всей общины положить на разные чаши весов, то вера Абу Бакра перевесит, то это невероятный, а потому недействительный хадис. Невозможно, чтобы вера одного человека, который сорок лет был язычником и поклонялся идолам, была больше, чем вера целой нации мусульман, в которой были благочестивые и богобоязненные люди, шахиды, павшие за Ислам, мусульмане, всю свою жизнь сражавшиеся ради Ислама. Разве Абу Бакр соответствовал такому хадису? Если бы это было так, то у него не возникло бы в последствии желание быть чем-то иным, но не человеческим существом. Более того, если его вера была бы больше веры целого народа Мухаммада, то Фатима, дочь Посланника Аллаха и госпожа всех женщин, не была бы так на него разгневана и не просила бы в каждой молитве наказать его.
Алим ничего не сказал, но один из присутствующих воскликнул:
- Клянусь Аллахом, этот хадис заставляет нас усомниться в некоторых вещах. И тогда шейх сказал мне:
- Вы этого хотели? Вы заставили этих людей усомниться в их религии.
Но мне было достаточно, что один человек из аудитории сказал:
- Нет, он прав, мы за всю свою жизнь ни одной книги не прочитали целиком, мы слепо и без всяких возражений следовали за вашими указаниями, а сейчас оказывается, что хаджи прав, это наша обязанность - читать и заниматься исследованиями!
Остальные согласились с ним, правда и справедливость восторжествовали. И эта победа была достигнута не силой, но с помощью логичных рассуждений и доказательств. Аллах сказал:
^(2)...Скажи: "Приведите ваши доводы, если вы говорите правду"^(2).
(Святой Коран, 27: 64)
Этот случай взбодрил меня и толкнул к дальнейшему изучению вопроса. Передо мной открывались все новые двери, и я входил в них с именем Аллаха, шаг за шагом прослеживая путь последователей Посланника Аллаха. Я надеялся, что Всевышний Аллах, хвала Ему, подарит мне успех и просветление, ибо Он обещал вести к свету всякого, кто ищет истину, а Он не нарушает Своих обещаний.
Мои исследования длились три года, потому что я часто перечитывал одни и те же книги с первой до последней страницы.
Так, "Мураджа'ат" Имама Шараф ад-Дина я прочел несколько раз, так эта книга открыла для меня новые горизонты, просветила меня и понравилась мне свое любовью и дружбой к Ахль уль-Бейт. "Гадыр" шейха Амини мне пришлось прочесть три раза из-за обилия содержащегося там фактического материала, также я прочел "Историю Фадака" Саида Мухаммада Бакыра ас-Садра и книгу шейха Мухаммада Ризы аль-Музаффара "Ас-Сакыфа", разъясняющую столько неясных вопросов.
После прочтения "Ан-Насс валь-иджтихад" - текст и комментарии - убеждение мое возросло. Потом я прочел книгу Шараф ад-Дина "Абу Хурайра" и книгу "Шейх аль-Мудира" шейха Махмуда Абу Раййа аль-Мисри. Из них я узнал, что сподвижники, внесшие изменения в Ислам после кончины Пророка, были двух типов: первый тип - это те, кто изменили некоторые правила благодаря своей власти и авторитету; ко второму типу принадлежали те, кто меняли правила за счет приписывания Посланнику Аллаха фальшивых хадисов.
Я прочел также книгу "Имам Садык и четыре мазхаба" Асада Хайдара и узнал о разнице между богоданным и рационально приобретенным знанием, а также между мудростью, ниспосланной Аллахом своим избранным рабам и суждениями, основанными на индивидуальных взглядах.
Кроме этого я прочел и другие книги Саида Джафара Муртазы Амини, Сейида Муртазы Аскари, Сейида Ху'и, Сейида Табатабаи, шейха Мухаммада Амина Зайна ад-Дина, Файрузабади, ибн Аби аль-Хадида ат-Тазили (его комментарии к "Нахдж аль-Балага" и книгу "Фитна аль-Курба" Тахи Хусейна.
Их исторических книг я прочел труды следующих авторов: Табари, Ибн аль-Асир, Мазуди и Я'куби. Я прочел даже больше, пока не убедился в том, концепция шиитского Имамата верна.
Итак, с помощью Аллаха, я вступил на борт ковчега Ахль уль-Бейт, ища их дружбы, потому что, благодарение Аллаху, я нашел альтернативу сподвижникам, которые, благодаря новым знаниям, весьма опустились в моих глазах, и только некоторые от этого были спасены.
Я поменял их на Имамов Ахль уль-Бейт, семью Пророка, которых очистил Аллах и искать дружбы которых Он обязал нас.
Шииты - это не персы и не магузы (как настаивают наши религиозные ученые), которых Умар лишил власти и славы в войне "Кадисийя", за что они так его ненавидят.
Я отвечаю несведущим, что последователи сторонников семьи Пророка - это не только персы: шииты живут в Ираке, Хиджазе, Сирии, Ливане, и все они арабы. Кроме того, шииты есть также и в Пакистане, Индии, Африке и Америке, и они не являются ни арабами, ни персами.
Если мы ограничимся только иранскими шиитами, вопрос станет еще яснее. Ведь, как я выяснил, шииты верят в главенствующую роль Двенадцати Имамов, а все они были арабами курайшитами из клана Бану Хашим, семьи Пророка (МЕИБ). Если бы персы действительно относились в арабам с предубеждением и ненавидели их, в чем их обвиняют, они бы взяли себе в имамы Салмана аль-Фариси, который был великим сподвижником, и его уважают как шииты, так и сунниты. С другой стороны, я обнаружил, что большинство суннитских религиозных лидеров были как раз персами: Абу Ханифа, аль-Ниса'и, аль-Тирмизи, Бухари, Муслим, ибн Маджа, Газали, Ибн Сина, Фараби и многие другие. Если считать, что шииты - это персы, которые отвергли Умара ибн Хаттаба, лишившего их власти, то как тогда объяснить, что и арабы его отвергли, не имея на это тех оснований, которые были у персов? Следовательно, эта версия лишена всякой логики. Люди отвергли Умара, из-за того, что он не допустил повелителя правоверных Али ибн Абу Талиба к управлению халифатом после смерти Пророка. Это повлекло за собой многие гражданские войны и упадок исламской нации. Пора, наконец, открыть правду, чтобы всякий свободно мыслящий ученый мог без прежней враждебности опровергнуть необоснованные заявления. Действительно шииты, будь они арабы, персы или кто-либо еще, очень близко следовали кораническим текстам и традиции Посланника Аллаха и его семьи, отказываясь принять любую альтернативу, вопреки политическому давлению омейядов, а позднее аббасидов, на протяжении семи веков. В течение этого периода их повсюду преследовали, убивали и изгоняли из домов. Им отказали в праве на владение законно принадлежавших даров, их духовное и культурное наследие было попрано. Власти распространяли всевозможные слухи, чтобы люди отвернулись от них. Результат этой политики сказывается и по сей день.
Тем не менее шииты стояли на своем. Они сохраняли выдержку и терпели поношения за свою преданность делу Аллаха. До сих пор они расплачиваются за свою непокорность. Я бросаю вызов любому из суннитских алимов: пусть он попытается вступить в научный спор с их алимами и не окажется сокрушенным их просвещенностью.
Да, я нашел альтернативу, благодарение Аллаху, который вывел меня на этот путь, ибо без Его помощи я не оказался бы на этом пути. Благодарение и хвала Аллаху, который привел меня в группу спасенных, ту самую группу, к которой я так горячо стремился.
У меня нет сомнений в том, что передача власти Али и Ахль уль-Бейт была бы гарантией непрерывности той цепи, которая связывает нас с Аллахом. Об этом свидетельствуют многие высказывания Посланника Аллаха, истинность которых подтверждают все мусульмане. Доводы здравого смысла, возможно, будут лучшим подтверждением этих слов для всякого, кто готов слушать. Али был наиболее знающим из всех сподвижников и, конечно, самым смелым из них, об этом свидетельствуют все. Это достаточное условие для того, чтобы поддержать Али, справедливо претендовавшего на унаследование халифата. Всемогущий Аллах сказал:
^(2)Их пророк сказал им: "Воистину, Аллах послал вам Талута царем". Они ответили: "Как может он властвовать над нами, если мы более достойны владычества, чем он, и он не богаче нас имуществом?" Он ответил: "Воистину, Аллах предназначил его вам, одарив его в изобилии знанием и силой телесной. Аллах дарует власть кому пожелает". Аллах объемлющий, знающий^(2).
(Святой Коран, 2:247)
Посланник Аллаха сказал: "Али от меня и я от Али, и он господин для всех верующих после меня"(63).
В одном из стихов Замахшари мы читаем:
"Сомнения и разногласия возросли.
Каждый претендует, что он на верном пути.
Но я предался вере в то, что нет бога, кроме Аллаха,
Моей любви к Ахмеду (Мухаммаду) и Али.
Собака заслужила любовь обитателей пещеры,
так как любовь к семье Пророка может причинить мне страдание".
Да, я нашел альтернативу. Хвала Аллаху, что подчинившись Посланнику Аллаха, я последовал за повелителем правоверных, господином всех хранителей, вождем избранных, Львом Божьим, Имамом Али ибн Абу Талибом, а также за обоими предводителями райского юношества, двумя цветками уммы, имамами Абу Мухаммадаом Хасаном - Заки и Абу Абдаллахом Хусейном, за частицей плоти "Аль-Мустафы", матерью Пречистых Имамов, чей гнев является гневом Аллаха, госпожой всех женщин аз-Захрой.
Имама Малика я поменял на учителя всех имамов и всех народов Имама Джафара ас-Садыка.
Я предал себя девяти непорочным потомкам Хусейна, они - Имамы для всех мусульман и с ними дружен Аллах. Тех сподвижников, что повернулись вспять, таких как Муавия ибн Шу'ба, Абу Хурейра, Икрима, Ка'б аль-Ахбар и других, я поменял на благородных сподвижников, которые никогда не нарушали обещания, данного Пророку, таких, как Аммар ибн Язир, Салман аль-Фарси, Абу Дарр аль-Гифари, Микдад ибн Асвад, Кузайса ибн Табит - ("обладателя двух свидетельств") - и других, хвала Аллаху, ибо они были просветлены.
Религиозных лидеров, которые отговаривали нас от самостоятельных мыслей, и подчинявшихся на протяжении веков правителям и султанам, я поменял на посвященных религиозных лидеров шиизма, никогда не лишающих нас возможности учиться и интерпретировать Ислам, на тех, которые, не входя в открытую конфронтацию с властями, никогда им не подчинялись.
Да, догматические верования, полные противоречий, я поменял на новую свободную просветленную веру, базирующуюся на логических выводах и аргументах.
Как говорится, "я отмыл свои мозги" от грязи, накопившейся там за тридцать лет - от лжи Омейядов. Я очистил их с помощью идеологии непорочных, тех, кого очистил Аллах. Я сделал это на весь остаток своей жизни.
О Аллах, позволь нам прожить наши жизни, следуя по их стопам, позволь нашей нации следовать их традиции, и собери нас вместе с ними, ибо Твой Пророк (МЕИБ) сказал: "Человек будет помещен вместе с теми, кого он любил".
Я вернулся к своим корням, ведь мой отец и дядя часто рассказывали нам о нашем фамильном дереве, и они говорили, что мы происходим от сейидов, потомков Пророка, которые бежали из Ирака под давлением Аббасидов и нашли прибежище в Северной Африке; наконец они осели в Тунисе, где и по сей день остались их следы. В Северной Африке живет немало людей, являющихся потомками пречистых отпрысков, их называют "Сада". Но под давлением Омейядов и Аббасидов они сбились с верного пути, и сейчас они не имеют ничего, кроме всеобщего уважения.


Причины моего обращения

Причин моего обращения много, но я приведу только несколько из них.

1.Традиционные тексты, касающиеся наследования халифата
С самого начала моих исследований я поставил перед собой условие: ссылаться только на те тексты, аутентичность которых подтверждают обе партии, и отбрасывать те, что признаются только одной из сторон.
Итак, я исследовал вопрос о предпочтении между Абу Бакром и Али ибн Абу Талибом, а также о том, что согласно письменным источникам, халифат должен был возглавить Али, как настаивают шииты, а не выборное лицо, как считают сунниты.
Любой исследователь, если он исходит только из правдивых источников, обнаружит, что текст достаточно ясно поддерживает Али. Как например, такое высказывание Пророка: "Для кого я господин, для того и Али господин". Это было сказано в конце прощального Хаджа, когда было подтверждено, что Али является преемником Пророка. Многие люди поздравили его с этим, включая Абу Бакра и Умара, бывших в числе его доброжелателей, которые, согласно источникам, сказали ему: "Хорошо сделано, Ибн Абу Талиб, ты уже стал предводителем всех верующих"(64).
Достоверность этого текста подтверждают как сунниты, так и шииты, вообще в своем исследовании я ссылаюсь только на суннитские источники, причем далеко не на все, потому что их слишком много. Тех читателей, которые хотят получить больше информации, я отсылаю к труду "аль-Кадыр" Амини (тринадцать томов), в котором писатель классифицирует высказывания Пророка согласно суннитскому учению.
Что же касается так называемого всенародного избрания Абу Бакра в день "Навеса" и последующего единодушного принесения присяги в мечети, то это нельзя воспринимать иначе, как голословное утверждение, лишенное оснований. Как можно говорить о всенародном согласии, если на этих выборах отсутствовало столько людей? Отсутствовали, в частности, Али, Аббас, большинство из представителей Бану Хашим, Усама ибн Зайд, Зубайр, Салман аль-Фариси, Абу Дарр аль-Гифари, Микдад ибн Асвад, Аммар ибн Язир, Худайфа ибн Яман, Хузайма ибн Сабит, Абу Бурайд аль-Аслами, Бура ибн Азиб, Абу Ка'б, Сахл ибн Ханиф, Саад ибн Убада, Кайс ибн Саад, Абу Аййуб аль-Ансари, Джабир ибн Саад, Халид ибн Саад и многие другие(65).
Так где же всенародное избрание? Отсутствия одного только Али уже достаточно для критики этих выборов, потому что он был единственным кандидатом, одобренным Пророком Аллаха, если принять, что прямого текста о назначении не существовало.
Выборы Абу Бакра произошли без всяких предварительных консультаций, они по существу захватили народ врасплох, особенно если учесть, что мусульмане, выполняя свой религиозный долг, были заняты приготовлениями к похоронам Посланника Аллаха. Жители Медины были в шоке после смерти Пророка, и в этот момент эти люди навязали им выборы(66) и даже угрожали сжечь дом Фатимы, если отказавшиеся присягать новому халифу не выйдут из него. Так как мы можем говорить, что эти выборы проводились после всенародного обсуждения и со всеобщего согласия?
Сам Умар ибн Хаттаб позже признавал, что эти выборы были ошибкой (да защитит нас Аллах от зла, которое последовало за ними). Он говорил, что всякий, кто повторит эту ошибку, должен быть убит. (По другой версии он говорил, что если кто-либо призовет к подобным выборам, то он не будет поддержан, не будут поддержаны и те, кто захочет его избрать)(67).
Имам Али сказал по поводу этих выборов: "Клянусь Аллахом, Ибн Абу Кухафа все-таки дорвался! А ведь он знает, что мой статус в вопросе о преемничестве подобен оси в мельничном жернове: поток струится через меня и птица не может достигнуть меня"(68).
Саад ибн Убада, выдающийся деятель из ансар, в день "Навеса" вступил в конфликт с Абу Бакром и Умаром, он изо всех сил старался удержать их от захвата власти, но у него не хватило энергии, потому что он был болен и не мог стоять на ногах. После того, как ансары поклялись в верности Абу Бакру, он сказал: "Клянусь Аллахом, я не присягну тебе, пока не брошу в тебя последнюю стрелу, и не продырявлю тебя своим копьем, и не разрублю тебя своим мечем со свей силой, какая найдется в моих руках, я буду сражаться с тобой вместе со всей моей семьей и всем кланом. Клянусь Аллахом, если все люди и джинны соберутся, чтобы поддержать тебя, я не признаю тебя, до тех пор, пока не встречу моего Господа". Он никогда не молился с ними, никогда не сидел в их компании, никогда не совершал с ними Хадж, и если бы он встретил группу людей, готовую сражаться с ними, он оказал бы им всяческую поддержку, а если бы кто-нибудь поддержал его в борьбе против них, то он сразился бы с ними. Таким он оставался до конца своей жизни, пока не умер в Сирии во время правления Умара(69).
Если эти выборы были ошибкой (да избавит нас Аллах от зла, которое за ними последовало), как сказал в последствии Умар (а он был одним из организаторов этих выборов и знал, что произойдет с мусульманской уммой в результате этой акции), и если эти выборы были нелегальными (как определил их Имам Али, объявив себя единственным законным претендентом), и если эти выборы были несправедливыми (согласно заявлению лидера ансар Саада ибн Убады, который из-за этого покинул халифат), и если они были незаконными по причине отсутствия влиятельнейших членов уммы, таких, как Аббас, дяди Пророка, то какие свидетельства и доказательства можно представить в защиту законности выборов Абу Бакра как халифа?
Ответ прост: у суннитов нет таких свидетельств и доказательств.
Поэтому все, что говорят шииты по этому поводу - абсолютно правильно, их доводы базируются на суннитских источниках, доказывающих исключительное право Али на халифат. Но сунниты намеренно интерпретируют историю таким образом, чтобы поддержать репутацию сподвижников. Следовательно, справедливому и порядочному человеку ничего не остается, как согласиться с этим фактом, он становится вполне очевидным, после того, как мы познакомились со всеми обстоятельствами данного дела(70).

2. Конфликт между Фатимой и Абу Бакром.
История принята обеими сторонами, и разумному справедливому человеку ничего не остается, как только осудить Абу Бакра, раз он не признался в том, что несправедливо и некорректно обошелся с госпожой всех женщин.
Любой, кто даст себе труд проследить за событиями этой трагедии и изучить различные факты, связанные с ней, признает, что Абу Бакр намеренно причинил ущерб Аз-Захре и отверг все ее аргументы, так что она не смогла ему противостоять. Хотя она имела в свою поддержку высказывания Пророка при Кадыр Куме и многие высказывания, в которых подтверждается законное право ее супруга и кузена на наследование халифата. Историки приводят немало свидетельств этого события, что заставляет нас поверить в его важность. Вот одно из них.
Аз-Захра, (Мир ей), обходила собрания ансаров с просьбой поддержать ее кузена и мужа, и они отвечали: "О дочь Посланника Аллаха, мы уже присягнули этому человеку, и если бы твой муж и кузен пришел к нам первым, то мы бы поддержали его". Али, да почтит его Аллах, сказал: "Неужели я должен был бросить Посланника Аллаха (МЕИБ) в его доме непохороненным и отправиться спорить с людьми о праве на халифат?" Фатима сказал: "Абу Хасан сделал то, что он должен было сделать, а за то, что сделали они, им придется держать ответ перед Аллахом" (71).
Если бы Абу Бакр ошибался, сознательно или нет, то Фатима аз-Захра убедила бы его. Но она была разгневана на него, потому что он отверг аргументы и свидетельства в ее пользу, а также в пользу ее мужа. Она была в таком гневе, что запретила ему присутствовать на своих похоронах, и муж похоронил ее ночью тайно(72).
Что касается ее тайных ночных похорон, здесь стоит отметить, что во время моих многолетних исследований я побывал в Медине, чтобы лично выяснить этот вопрос. И я обнаружил следующее. Во-первых, место захоронения Аз-Захры неизвестно, никто не может с точностью сказать, где оно находится. Одни говорят, что она похоронена в доме Пророка, другие полагают, что она похоронена в своем доме напротив дома Пророка, а некоторые считают, что ее могила находится в Мекке, среди могил Ахль уль-Бейт.
Первый вывод, который я сделал, заключается в том, что аз-Захра (Мир ей) хотела, чтобы мусульмане через многие века знали, почему она попросила своего мужа похоронить ее тайно среди ночи так, что никто не присутствовал на ее похоронах! Этот факт заставит каждого мусульманина изучить связанные с этим исторические события и узнать некоторые интересные факты.
Во-вторых, я обнаружил, что всякому, кто желает посетить могилу Османа ибн Аффана, приходится преодолевать немалый путь, пока он не достигнет самого края Мекки, и там он найдет ее за стеной. Большинство же сподвижников напротив похоронены в начале Мекки, недалеко от входа. Даже Малик ибн Анас, известный законовед, который был последователем последователей, похоронен недалеко от места, где покоятся жены Пророка. Я выяснил, что имели в виду историки, когда говорили, что он похоронен в "Хаш Каукаб". Это была еврейская земля; дело в том, что мусульмане отказались хоронить Османа в Мекке, городе Посланника Аллаха. Когда Муавия захватил власть, он выкупил эти земли у евреев и присоединил их к территории Мекки. Это было сделано специально для того, чтобы могила его кузена Османа оказалась в Мекке. всякий, кто посещает Мекку, может убедиться в этом лично.
Удивительно, что Фатима аз-Захра, единственная из дочерей Пророка, умершая после него (смерть отца и смерть дочери разделяют не больше шести месяцев), не была похоронена рядом с Посланником.
Как я упоминал ранее, Фатима аз-Захра завещала похоронить ее тайно, поэтому она не была похоронена рядом со своим отцом. Но как насчет ее сына, Хасана, почему он не был похоронен рядом с дедом? Айша (Мать правоверных) не позволила сделать это. Когда Хусейн принес его тело к могиле деда, Посланника Аллаха, она села на мула и стала объезжать вокруг дома со словами: "Не дам хоронить никого из тех, кого я не люблю, в моем доме". Тогда кланы Бану Омейя и Бану Хашим уже готовы были вступить в схватку, Хусейн сказал ей, что он только обнесет гроб с телом его брата вокруг могилы их деда, а затем похоронит его в Мекке. Он поступил так согласно требованию своего брата, который не хотел, чтобы из-за него пролилась кровь. Ибн Аббас так прокомментировал эти события:
"Она ездила верхом на верблюде(73), на муле(74), если бы она прожила дольше, то оседлала бы слона, ты имеешь девятую часть и забираешь все".
Это другой интересный факт: как Айша могла унаследовать все, если у Пророка было девять жен? Ибн Аббас передает нам: если Пророк не оставил никакого наследства, а Абу Бакр засвидетельствовал это и не позволил аз-Захре унаследовать что-либо от своего отца, то как тогда Айша могла сделать это? Разве есть такие предания, где зафиксировано, что жена может наследовать, а дочь - нет? Или здесь все определило политическое решение: во всем отказать дочери и все отдать жене?
Здесь уместно привести историю, касающуюся наследства, которая упоминается многими историками.
Ибн Аби Хадид Мутазили говорит в своих комментариях к "Нахджи аль-Балага": Айша и Хафса пришли к Осману во время его правления халифатом и попросили его дать им их долю наследства, оставшегося от Посланника Аллаха. Осман лежал, растянувшись на софе, после их слов он поднялся и сказал Айше: "Ты и эта женщина, сидящая рядом с тобой, нашли и привели бедуина, который умывался собственной мочой и свидетельствовал, что Посланник Аллаха (МЕИБ) сказал: "Мы, пророки, не оставляем наследства". Если Пророк действительно не оставил наследства, то почему вы спрашиваете меня о нем сейчас, а если оставил, то почему вы лишили Фатиму ее законной доли?" после этого Айша покинула его очень разгневанная и сказала: "Убейте этого старого дурака, ибо он стал неверным"(75).

3. У Али было больше прав на халифат
Одной из причин, которые послужили моему просветлению и заставили меня покинуть традицию моих предков, было сравнение позиций Али и Абу Бакра на основе логики и исторических материалов.
Как я уже отмечал ранее, в эту книгу я включил только те свидетельства, которые одинаково признаны как суннитами, так и шиитами.
Я исследовал документальные источники с обеих сторон и обнаружил, что только Али получал полную поддержку. Как сунниты, так и шииты признают его лидерство согласно одобренным ими текстам. Напротив, Абу Бакр имел только небольшую группу в свою поддержку, мы упоминали выше, что сказал Умар о его наследовании халифата. Более того, и шииты и сунниты приписывают Али ибн Абу Талибу множество добродетелей и благородных поступков. До нас дошло немало высказываний, восхваляющих Али больше, чем других сподвижников, и даже Ахмед ибн Ханбал сказал: "Никто из сподвижников Посланника Аллаха (МЕИБ) не имеет столько добродетелей, как Али ибн абу Талиб"(76).
Кади Исмаил Наса'и и Абу Али аль-Найсабури говорили: "Ни одному сподвижнику не приписывают столько добродетелей, как Али"(77).
Мы обнаруживаем, что омейяды приложили немало усилий, чтобы заставить людей бранить и оскорблять его, и не упоминать о его добродетелях, они даже запретили кому-либо называться его именем, но вопреки всей этой ненависти слава о его достоинствах и добрых делах продолжала распространяться.
Имам Шафи'и сказал об этом: "Меня поражает человек, чьи добродетели держались в секрете его врагами из-за зависти и его последователями из-за страха, и при этом огромное количество слухов о них все равно распространилось".
Что же касается Абу Бакра, то изучив источники с обеих сторон, я обнаружил, что даже в суннитских источниках ссылок на его добродетели гораздо меньше, чем на добродетели Али. Главным рассказчиком и передатчиком хадисов о добродетелях Абу Бакра была его дочь Айша, чье негативное отношение к Али зафиксировано во многих документах. Она старалась изо всех сил поддержать отца, даже путем фабрикации хадисов. Вторым был Абдаллах ибн Умар, который никогда не был близок к Али, и отказался присягнуть ему вопреки широкой народной поддержке, которую тот получил. Абдаллах ибн Умар говорил, что лучшими людьми после Пророка были Абу Бакр и Осман, а остальные равны(78). Таким образом, он поставил Имама Али на один уровень с обычными людьми, лишенными каких-либо достоинств.
Разве Абдаллах ибн Умар не знал, что известнейшие люди считали Али самым добродетельным из всех сподвижников, может Абдаллах ибн Умар не слышал ни об одной его добродетели? Конечно, клянусь Аллахом, он слышал и понимал, но политические интриги заставляли его искажать факты.
О добродетелях Абу Бакра также рассказывали Амр ибн 'Ас, Абу Хурейра, Урва и Икрима, все они ненавидели Али и боролись с ним как с помощью оружия, так и с помощью заговоров и интриг, а также с помощью приписывания добродетелей его врагам.
Ахмед ибн Ханбал сказал: "У Али было много врагов, они изо всех сил старались найти какие-либо компрометирующие его факты, но не могли этого сделать, и тогда они взяли человека, с которым он боролся, и стали его восхвалять только из-за своей ненависти к Али"(79). Но Аллах сказал:
"Они замышляют козни, -
Но ведь и я замышляю козни [в отместку].
дай же [, Мухаммад,] неверным отсрочку недолгую".

(Святой Коран, 86: 15-17)
Можно назвать чудом от Аллаха тот факт, что слава о добродетелях Имама Али продолжала распространяться после шести веков несправедливых преследований и клеветы, распространяемой о нем и об Ахль уль-Бейт. Аббасиды оказались не меньшим злом, чем их предшественники омейяды в отношении к Ахль уль-Бейт. Поэт Абу Фираз аль-Хамдан написал следующие строки:
"То, что сделали с ними люди Бану Харб - ничего
По сравнению с тем, что сделали с ними вы,
Сколько раз вы явно подвергали насилию религию?
И сколько крови [Людей Дома] Пророка
Пролито вами?
Вы претендуете на то, чтобы быть его последователями, но на ваших руках
Кровь его пречистых сыновей".
Изучив все эти высказывания, я прояснил для себя данный вопрос и, оставив последнее суждение Аллаху, решил, что для этих людей у меня нет больше никаких извинений.
Вопреки тому факту, что Абу Бакр был первым халифом и обладал всей полнотой власти и авторитета, несмотря на все взятки и подарки, которые омейяды раздавали всем, кто восхвалял Абу Бакра, Умара и Османа, вопреки всем приписанным Абу Бакру добродетелям, которые они сочинили, и которые наполнили множество книг..., они не достигли даже частицы истинных добродетелей Имама Али.
Более того, если мы проанализируем высказывания, восхваляющие Абу Бакра, которые якобы слышали эти люди, мы обнаружим их несовместимость с историческими фактам, так что никто из здравомыслящих людей не может принять их. Мы уже приводили высказывание, приписываемое Пророку: "Если веру Абу Бакра и веру моей общины положить на разные чаши весов, то вера Абу Бакра перевесит".
Если бы Посланник Аллаха знал о таком высоком уровне веры Абу Бакра, то он не назначил бы предводителем войска Усаму и не отказался бы свидетельствовать за Абу Бакра, когда он свидетельствовал за шахидов, павших при Ухуде. Пророк сказал Абу Бакру, что он не знает, что тот собирается сделать после его ухода(80), так что Абу Бакр заплакал. Кроме того, Пророк доверил бы ему передачу суры "Бара'а", а не послал бы с этой миссией Али(81).
Пророк также не сказал бы в Хайбаре перед передачей флага: "Завтра я вручу флаг тому, кто любит Аллаха и Его Посланника, всегда идущему вперед и никогда не отступающему, Аллах испытал его сердце на веру", и после этих слов он вручил флаг Али и никому другому(82).
Если бы Аллах знал о таком высоком уровне веры Абу Бакра, о том, что его вера превышает веру всех мусульман, то Аллаху - хвала Ему - не надо было бы поучать его и предупреждать его о том, что он может испортить все свои добрые дела тем, что его голос превышает голос Пророка(83).
Если бы Али и его последователи знали о таком высоком уровне веры Абу Бакра, они бы не колебались в принесении присяги такому человеку. Если бы Фатима аз-Захра, госпожа всех женщин, знала о такой вере Абу Бакра, она бы не гневалась на него, не отказывалась бы говорить с ним и не отвергала бы его приветствий, не бранила бы его в своих молитвах(84), и, конечно, не запретила бы ему присутствовать на своих похоронах.
Человек с такой верой, которая перевешивает веру всех мусульман, не сожалел бы в последние минуты своей жизни о своем обращении с Фатимой, о том, что он сжег Фуджа'аха Салами и его последователей и о том, что он стал халифом(85). Он также не должен был в конце своей жизни говорить, что не хотел бы быть человеческим существом, а хотел бы превратиться в экскременты животного. Разве можно сказать о таком человеке, что его вера равна или даже превышает веру всех мусульман?
Давайте разберем высказывание: "Если бы я выбирал ближайшего друга, то я выбрал бы Абу Бакра". Это высказывание аналогично предыдущему. Где был Абу Бакр в день "малого братства" в Мекке перед хиджрой и в день "великого братства" в Медине после хиджры, когда в обеих случаях Посланник Аллаха (МЕИБ) назвал Али своим братом и сказал ему: "Ты мой брат в этой жизни и в будущей"(86). И он не повернулся к Абу Бакру, лишив его тем самым братских отношений в дальней жизни, а также близкой дружбы. Я не хочу продолжать углубляться в данную тему, думаю, что приведенных примеров, взятых мной из суннитских источников, вполне достаточно. Шииты же вообще не признают эти два хадиса, они имеют свои доказательства того, что все эти хадисы были выдуманы спустя некоторое время после смерти Абу Бакра.
Если мы оставим в покое добродетели и обратимся к грехам, то мы не найдем ни одного упоминания о каком-либо грехе, совершенном Али, в суннитских и шиитских книгах, при этом мы обнаружим, что многие люди грешили, и об этом упоминается в суннитских книгах, сборниках хадисов и жизнеописаниях.
Таким образом, только в отношении Али мы обнаруживаем полное единство взглядов с обеих сторон, и при этом исторические факты указывают нам на Али как на единственного законного избранника.
Он не стал настаивать на своем праве вопреки воле мухаджиров и ансаров, а когда он в конце концов стал халифом, некоторые люди отказались платить ему дань, он же никогда не принуждал их силой изменить свои взгляды.
С другой стороны, мы встречаем заявление о том, что, по словам Умара, выборы Абу Бакра были "ошибкой", и "пусть Аллах защитит мусульман от зла, которое они принесли". Избрание Умара было следствием обещания, данного ему Абу Бакром. Избрание Османа было историческим фарсом. Умар назначил шестерых кандидатов на управление халифатом и велел им избрать одного, сказав при этом, что если голоса разделятся в отношении четыре к двум, то двое, составляющие меньшинство, должны быть убиты. Если же эти шестеро разделятся на две равные партии, то следует прислушаться к мнению той, которую поддержит Абдул Рахман ибн Ауф. Однако, если по прошествии определенного времени согласие не будет достигнуто, следует убить всех шестерых. Это история довольно длинная и весьма странная, но главное заключается в том, что Абдул Рахман ибн Ауф выбрал кандидатуру Али при условии, что тот будет править халифатом, основываясь на Книге Аллаха, сунне Его Посланника и сунне первых двух халифов - Абу Бакра и Умара. Али отказался принять такие условия, Осман же согласился и поэтому стал халифом. Али покинул собрание, заранее зная его результат, он рассказал об этом в свое знаменитой речи, известной под названием "Шакшакыйя".
После Али халифатом завладел Муавийя, он преобразовал его в наследственный институт омейядов. Следом пришли аббасиды, они наследовали халифат друг у друга, приходя к власти либо через назначение предшествующего правителя, либо захватив ее силой. С начала исламской эры до Кемаля Ататюрка, упразднившего исламский халифат, ни один из халифов не был избран законно(87), исключение составляет только предводитель верующих Али ибн Абу Талиб.

4. Хадисы, в которых Пророк (МЕИБ) указывает на Али, как на своего преемника
В суннитских сборниках я прочел хадисы, убеждающие в том, что надлежит следовать за Имамом Али, они подтверждаются и шиитами, у которых имеются также дополнительные хадисы на эту тему. Но, как обычно, я ссылаюсь здесь только на те хадисы, с которыми согласны обе стороны. И вот некоторые из них.
Пророк (МЕИБ) сказал: "Я - город знаний, а Али - его врата"(88).
Только одного этого хадиса должно быть достаточно, чтобы определить, кто является
преемником Посланника Аллаха (МЕИБ), ведь предводителем должен быть ученый человек.
Всевышний Аллах сказал:
"...Спроси [, Мухаммада,]: "Неужели равны те, которые знают, и те, которые не знают [пути истины]?"..."
(Святой Коран, 39:9)
Также Он сказал:
"Тот ли достойнее, кто ведет к истине, чтобы [другие] следовали за ним, или же тот, кто сам не идет верным путем, если только его не поведут? Что это с вами? Как же вы рассуждаете?"
(Святой Коран, 10:35)
В истории зафиксировано множество фактов, свидетельствующих о том, что Али был наиболее знающим среди всех сподвижников, они часто консультировались с ним по весьма важным вопросам, и нам не известен ни один случай, когда бы Али отказался дать свой совет.
Абу Бакр сказал: "Да избавит меня Аллах от такого затруднения, которое Абу-Хасан не сможет разрешить". А Умар сказал: "Если бы не Али, Умар бы погиб"(89).
Ибн Аббас сказал: "Мои знания и знания сподвижников Мухаммада (МЕИБ) не больше капли в семи морях по сравнению со знаниями Али".
А вот что Али говорит сам о себе: "Спрашивайте, пока вы не потеряли меня. Клянусь Аллахом, если вы спросите меня о любом событии, которое может произойти до дня Суда, я расскажу вам об этом. Спрашивайте меня о Книге Аллаха, ведь, клянусь Аллахом, нет такого аята, о котором бы я не знал, был ли он ниспослан ночью или днем, на равнине или в горах"(90).
Абу Бакра однажды спросили о слове "абб" (пастбище), которое употребил Всевышний Аллах:
"...плоды и пастбища на пользу вам и вашей скотине".
(Святой Коран, 80:31,32)
Абу Бакр ответил: "Какое небо даст мне тень, и какая земля будет носить меня, если я скажу что-нибудь, чего не знаю о Книге Аллаха". А вот слова Умара: "Любой человек более знающ, чем я, даже женщины". Однажды его спросили о смысле одного коранического аята, и в ответ он наказал спрашивающего, избив его до крови, а затем сказал: "Никогда не спрашивай о том, что может причинить тебе вред"(91).
Его также спрашивали о значении слова "калялят", но он не знал ответа.
В своих комментариях Табари отмечает, что однажды Умар сказал следующее: "Для меня знание о каляляте более ценно, чем владение таким дворцом, как дворец в Сирии".
В одной из своих книг Ибн Маджа приводит такое высказывание Умара: "Есть три вещи, которые я полюбил бы больше всего на свете, если бы Посланник Аллаха разъяснил их значение. Это калялят, ростовщичество и халифат". Разве допустил бы Аллах, чтобы Посланник Аллаха (МЕИБ) умолчал о таких предметах!
Пророк (МЕИБ) сказал: "О Али! Ты занимаешь по отношению ко мне такое же положение, как Харун по отношению к Мусе, с той только разницей, что после меня не будет пророков".
Каждому разумному человеку этот хадис указывает на особый статус предводителя верующих. Из него следует, что Али - это человек, который вправе называться сторонником, опекуном, а также преемником Посланника Аллаха, как Харун был сторонником, опекуном и преемником Мусы, когда тот уходил беседовать со своим Богом. Позиция Али по отношению к Пророку абсолютно идентична позиции Харуна по отношению к Мусе за исключением вопроса о пророчестве, о завершенности которого говорится в этом хадисе.
Более того, в хадисах мы обнаруживаем что Имам Али назывался наилучшим сподвижником, который шел вторым после Посланника Аллаха (МЕИБ).
Пророк (МЕИБ) сказал: "Али - господин для всех тех, для кого я - господин. О Аллах! Люби того, кто любит его, и возненавидь того, кто ненавидит его, помоги тому, кто помогает ему, и оставь того, кто оставляет его, и куда бы он ни обратился, верши там справедливость".