ВЕДОМЫЙ ПО ПУТИ
  Клянусь Аллахом! Я был изумлен и смущен, прочитав в наших Сахихах о том, как велика была любовь Посланника Аллаха к своему духовному брату и кузену Али, как он превозносил его над всеми остальными сподвижниками, он даже говорил: "Ты мне как Харун Мусе, только после меня уже не будет пророков"(23).
Он также сказал об Али следующие вещи:

"Ты от меня, и я от тебя" (24).

"Любящий Али - верующий, а ненавидящий - лицемер"(25).

"Я - город знания, а Али - его врата"(26).

"Али - господин всех верующих после меня"(27).

"Всякий, кто признает меня своим господином, должен также признать Али как своего господина. О Аллах! Будь дружественен к его друзьям и враждебен его врагам"(28).

Если мы начнем изучать все добродетели, которые Пророк (МЕИБ) приписывал Али, и которые приводятся и подтверждаются нашими учеными в их трудах, нам придется написать целую книгу.
Так как же сподвижники могли игнорировать все эти тексты, ругать его, интриговать против него, проклинать его с минбаров мечетей, сражаться с ним и в конце концов убить его?
Я тщетно пытался найти причину такого поведения сподвижников, но не нашел ничего, кроме любви к благам здешней жизни и соперничеству за них, а также отступления от прямого пути и поворачивания вспять. Я пытался также переложить всю ответственность на плечи нескольких неверных сподвижников и лицемеров, но, к сожалению, они составляли меньшинство в списке наиболее известных и влиятельных сподвижников. Первый, кто угрожал сжечь его дом со всеми обитателями, был Умар ибн Хаттаб, первыми, кто стали сражаться с ним, были Талха, Зубайр, Айша бинт Абу Бакр - мать правоверных, Муавия ибн Абу Суфиан, Амр ибн 'Ас и другие.
Я был потрясен и этому потрясению не было конца. Всякий разумный свободомыслящий человек поймет меня. У меня не укладывалось в голове, как суннитские ученые могут настаивать на концепции праведности всех сподвижников и просить для них благословения, молиться за всех без исключения, хотя некоторые из низ говорят: "Проклинайте Язида, но не более того". Но Язид не участвовал в тех трагедиях, о которых мы только что говорили, и которые невозможно оправдать ни с позиций логики, ни с позиции религии. Я обращаюсь к суннитам, если они действительно следуют традиции Пророка, и спрашиваю их, как они могут называть кого-либо праведником, если законы Святого Корана и традиция Пророка осуждают его и называют отступником, развратником и неверным. Посланник Аллаха (МЕИБ) сказал: "Кто оскорбляет Али, тот оскорбляет меня. Тот, кто оскорбляет меня, оскорбляет Аллаха. А того, кто оскорбляет Аллаха, Аллах бросит в ад"(29). Если это наказание для тех, кто оскорблял Али, то можно представить себе наказание для тех, кто сражался с ним и в конце концов убил его. Каково мнение наших ученых по поводу всех этих фактов, или сердца их крепко заперты? О Господи, защити нас от уловок сатаны.

2. Сподвижники вносят изменения в молитвы
Анас ибн Малик сказал:
"Я не знал ничего лучше молитвы во время жизни Пророка (МЕИБ)".
Он добавил: "Вы и это исказили?"
Аль-Зухри так повествует об этом:
"Я пошел навестить Анаса ибн Малика в Дамаске и нашел его плачущим, и я спроси его:
- Что заставляет тебя плакать?
Он ответил:
- Я не узнал ничего кроме этих молитв, но они их исказили"(30).
Здесь я хотел бы пояснить, что речь идет не об изменениях, которые внесли правители после всех интриг и гражданских войн. Здесь говорится об Османе, который первым внес изменения в традицию Пророка, касающуюся молитвы.
Айша, мать правоверных, также была вовлечена в эти изменения. Бухари и Муслим оба свидетельствуют в своих книгах, что Посланник Аллаха (МЕИБ) выстаивал два раката в долине Мина, Абу Бакр делал также после него, потом Умар и Осман, но позднее Осман стал выстаивать четыре раката(31).
Муслим рассказывает в свое книге, как Зухри спросил Урву: "Почему Айша выстаивала молитву полностью во время путешествия?" Он ответил: "Она импровизировала также, как это делал Осман"(32).
Умар импровизировал и по-своему трактовал ясный текст традиции Пророка и даже тексты Святого Корана. Так, он говорил: "Две вещи были разрешены во время жизни Посланника Аллаха, но сейчас я запретил их наказываю тех, кто их совершает. Тому, кто находится в состоянии ритуальной нечистоты, или не может найти воду, я говорю: "не молись". И это вопреки словам Всемогущего Аллаха в суре "Ма'ида", где говорится, что если вы не найдете воды, используйте чистый песок.
Аль-Бухари приводит в своей книге, в главе, посвященной ритуальной нечистоте, следующее высказывание:
"Я слюшал, как Шакик ибн Салма сказал:
"Я был с Абдаллахом и Абу Мусой, и Абу Муса спросил:
- Что ты скажешь о человеке, который нечист, но не может найти воду? Абдаллах ответил:
- Он не должен молиться, пока не найдет воды.
- А что ты думаешь о том, что сказал Пророк Аммару [в отношении ритуальной нечистоты], когда Аммар спросил его об этом? - спросил тогда Абу Муса
- По этому поводу Умар выражал недовольство, - сказал Абдаллах.
Абу Муса сказал:
- Забудь о том, что сказал Умар, Что ты сам скажешь об этом кораническом аяте?
Абдаллах не знал, что сказать, но затем так оправдал свои слова:
- Если мы позволим им делать это, всякий раз, когда вода будет слишком холодной, они будут избегать пользоваться ею для очищения, а вместо этого будут использовать песок".
Я сказал Шакику:
- Абдаллаха, наверное, за это сильно ненавидят.
- Да, ответил он"(33).

3. Сподвижники сами свидетельствуют против себя
Анас ибн Малик передает:
"Посланник Аллаха (МЕИБ) сказал Ансару:
- После моего ухода вы заметите в себе большой эгоизм, но будьте терпеливы до тех пор, пока не встретите Аллаха и Его Посланника у озера".
Анас добавляет:
"Мы не были терпеливы"(34).
Ала ибн Мусаввар слышал, как его отец сказал:
"Я встретил Вару ибн Азиба, да почтит их обоих Аллах, и сказал ему:
- Мир тебе, ты был сподвижником Пророка (МЕИБ) и присягал ему под деревом.
- Мой сын, ты не знаешь, что мы сделали после него, - ответил тот"(35).
Этот давний сподвижник, бывший одним из тех, кто присягал Пророку под деревом, и кто получил благословение Аллаха (а Аллах знал, что в их сердцах), свидетельствует против самого себя и своих сподвижников и говорит, что они не придерживались традиции. Это свидетельство подтверждает слова Пророка (МЕИБ), когда он предсказал, что его сподвижники нарушат его традицию и повернут вспять.
Как может любой разумный человек после этих свидетельств верить в праведность всех сподвижников, как это делают сунниты?
Всякий, кто верит в это, действует вне законов логики и вне всякой эрудиции.

4. Свидетельства Абу Бакра и Умара против самих себя
В главе, озаглавленной "Добродетели Умара ибн Хаттаба", Бухари пишет:
"Когда Умару был нанесен удар кинжалом, он почувствовал сильную боль, и Ибн Аббас, чтобы успокоить его, сказал:
- О повелитель правоверных, ты был с Посланником Аллаха, и ты был его верным сподвижником, и когда он покидал этот мир, он был очень доволен тобой. Потом ты был с Абу Бакром, и ты был его верным сподвижником, и когда он покидал этот мир, он был доволен тобой. Потом ты был с их сподвижниками, и был верным сподвижником для них, и если ты покинешь их, они будут вспоминать тебя добрым словом.
- Что касается моего общения с Посланником Аллаха и того, что он был мною доволен, то это - подарок, который Всемогущий Аллах подарил мне, - ответил Умар. - Что касается моего общения с Абу Бакром и того, что он был доволен мною, то это подарок, который Аллах, слава ему, подарил мне. Но причина, моей душевной боли в тебе и твоих сподвижниках. Клянусь Аллахом, если бы я имел все золото на земле, я использовал бы его, чтобы откупиться от пыток Аллаха, слава ему и величие, прежде, чем я увижу Его"(36).
Цитируют также еще одно его высказывание:
"Я бы хотел быть одним из баранов, которыми владеет моя семья. Они бы откормили меня на убой, а когда к ним придут гости, закололи меня и зажарили часть меня, а из другой части приготовили бы кадид, а потом съели бы меня и, наконец, я вышел бы с их испражнениями... Я предпочел бы быть всем этим, а не человеческим существом"(37).
Абу Бакр высказал весьма схожую мысль. Он посмотрел на птицу, сидящую на дереве, и затем сказал:
"Хорошо ты сделана, птица... Ты ешь фрукты, сидишь на дереве, и ни за что не отвечаешь, и никто не может тебя наказать. Я хотел бы быть деревом при дороге, чтобы верблюд, проходя мимо, съел меня, я затем я вышел бы с его испражнениями... Я предпочел бы быть всем этим, вместо человеческого существа"(38).
Он также говорил:
"Я бы хотел, чтобы моя мать никогда меня не рожала..., я бы хотел быть соломинкой в грязи"(39).
Эти тексты я привожу просто для примера, а не по какой либо специальной причине.
Но у нас есть Книга Аллаха, которая сообщает радостные новости для тех, кто уверовал в Него:
"Знайте, что тем, кому покровительствует Аллах, нечего страшиться, и не изведают они горя".
(Святой Коран, 10: 62-64)
Аллах также сказал:
"Воистину, к тем, которые признали: "Господь наш - Аллах", - а потом были стойки, нисходят ангелы [и говорят:] "Не бойтесь и не печальтесь, возрадуйтесь раю, обещанному вам. Мы - ваши друзья и в этой и в будущей жизни"
(Святой Коран, 41: 30-32)
Как Абу Бакр и Умар могли иметь желание быть существом вне человеческой расы, которой Аллах оказал честь и которую возвысил над всем остальным творением? Даже обычный верующий, придерживающийся прямого пути на протяжении своей жизни, получает послание от ангелов, которые говорят ему о его месте на небесах, и призывают не бояться мук Аллаха и не впадать в уныние по поводу своего наследства в этой жизни, они сообщают ему радостную весть, пока он еще живет в этой жизни и не достиг жизни дальней. Так как могли величайшие из сподвижников, которые являются лучшими из людей после Посланника Аллаха (так, по крайней мере, нас учили) желать быть экскрементами, или волосом, или соломинкой, в то время как ангелы сообщили им радостную весть о том, что они будут в раю? Они не могли желать всего золота на земле для выкупа от мук Аллаха прежде встречи с ним.
Всемогущий Аллах сказал:
"Если бы некий человек, совершивший преступления [против религии], владел всеми богатствами земли, то [в Судный день] он отдал бы их за искупление. Когда же [предводители многобожников] узрят наказание, они утаят [свое] раскаяние. Между представшими в [Судный день] будет решено по справедливости, и никто из них не будет обижен".
(Святой Коран, 10: 54)

Аллах также сказал:
"Если бы у нечестивцев было все, что на земле, и еще столько же, то они непременно откупились бы этим от сурового наказания в День воскресения. Но перед ними предстанет от Аллаха то, о чем они и не мыслили. Предстанут перед ними злые деяния, которые они совершили, и поразит то, над чем они насмехались".
(Святой Коран, 39: 47-48)
Я искренне желаю, чтобы эти аяты не имели отношения к таким величайшим сподвижникам, как Абу Бакр ас-Сиддык и Умар ал-Факук... Но я обычно останавливаюсь, читая эти тексты, и анализирую некоторые интересные аспекты их отношений с Посланником Аллаха (МЕИБ) и то, как эти отношения развивались, проходя через все жизненные испытания. Они не повиновались его приказам и отказывали ему в его просьбах, включая даже последний момент его благословенной замечательной жизни, когда они так разгневали его, что он приказал им покинуть дом и оставить его. Я также воспроизвожу в памяти цепь событий, последовавших после смерти Посланника Аллаха, тот ущерб и недостаток признания, которые причинили столько страдания его дочери Захре. Посланник Аллаха сказал: "Фатима - это часть меня. Тот, кто сердит ее, сердит и меня"(40).
Фатима сказала Абу Бакру и Умару:
- Я спрашиваю вас именем Величайшего Аллаха, разве вы не слышали, как Посланник Аллаха (МЕИБ) сказал: "Если Фатима довольна, то и я доволен, а гнев Фатимы - это мой гнев, тот, кто любит мою дочь Фатиму, тот любит меня, а тот, кто рассердит Фатиму, рассердит и меня?"
Они сказали:
- Да, мы слышали это от Посланника Аллаха (МЕИБ).
Тогда она сказала:
- Так вот, я свидетельствую перед Аллахом и ангелами, что вы рассердили меня, и я вами не довольна, и если я встречу Пророка, то я пожалуюсь ему на вас(41).
Давайте оставим эту трагическую историю до лучших времен. Но Ибн Кутайба, который считается одним из величайших суннитских ученых, является экспертом во многих дисциплинах и автором множества книг, посвященных комментариям к Корану, хадисам, лингвистике, грамматике и истории, оказывается, вполне мог быть обращен в шиизм. Так заявил мне один мой знакомый, когда я показал ему книгу Ибн Кутайбы "История халифов".
Такой пропагандистский ход используют многие наши алимы, когда у них не остается других аргументов. Похоже, что и Табари был шиитом, и Низа'и, написавший книгу о различных аспектах личности Имама Али, был шиитом, и Таха Хусейн, современный писатель, автор многих книг, среди которых "Фитна аль-Курба", тоже шиит.
Факт заключается в том, что все они не были шиитами, и когда они начинали говорить о шиитах, то высказывали о них всевозможные недостойные вещи, изо всех сил доказывая справедливость сподвижников. Но в действительности получается так, что как только кто-либо упоминает добродетели Али ибн Абу Талиба и допускает, что великие сподвижники совершали некоторые ошибки, мы говорим, что он стал шиитом. И если вы, упоминая имя Пророка, скажете в их присутствии: "Да благословит Аллах его и его семью", - или скажете: "Али, да благословит его Аллах", - вас немедленно заклеймят как шиита. Зная о такой установке, однажды во время дискуссии я спросил одного алима:
- Что вы думаете о Бухари?
- Это один из ведущих авторитетов в хадисах, и мы считаем его книгу самой правильной после Книги Аллаха, с чем согласны все наши алимы, - ответил он.
- Он шиит, - сказал я.
Алим рассмеялся и сказал:
- Господь не допустит, чтобы Имам Бухари был шиит.
- Разве вы не говорили, что всякий, кто скажет: "Али, мир ему", - шиит? - спросил я.
- Да, - ответил он.
Тогда я показал ему и всем, кто был с ним, книгу Бухари, и во многих местах, где упоминалось имя Али, он писал: "Мир ему", также, как после имен Фатимы и Хусейна. Ученый не знал, что ответить.(42)
Давайте вернемся к инциденту, описанному Ибн Кутайбой, в котором Фатима была рассержена на Абу Бакра и Умара. Если бы я усомнился в правдивости этой истории, то есть книга Бухари, в аутентичности которой уже нельзя сомневаться, ведь она считается наиболее авторитетной книгой после Книги Аллаха. А поскольку мы согласились с тем фактом, что она наиболее правильная, то шииты имеют право использовать ее в своих возражениях против нас и заставить нас придерживаться того, что мы сами же и приняли, ибо это вполне справедливо для разумных людей.
В главе "Добродетели родственников Посланника Аллаха" Бухари приводит следующее высказывание Посланника Аллаха: "Фатима - это часть меня, и кто рассердит ее, тот рассердит меня". В главе, посвященной походу на Хайбар, он пишет: "Согласно Айше, Фатима (Мир ей), дочь Пророка, отправила послание Абу Бакру с просьбой поделить с ней наследство Посланника Аллаха, но тот отказался заплатить Фатиме что-либо. Фатима была так разгневана на Абу Бакра, что отдалилась от него и никогда больше с ним не разговаривала вплоть до своей смерти"(43).
Результат один, Бухари пишет об этом кратко, Ибн Кутайба рассказывает более детально, но суть остается в том, что Посланник Аллаха (МЕИБ) гневается тогда, когда гневается Фатима, и доволен тогда, когда Фатима довольна, и что она умерла, будучи разгневанной на Абу Бакра и Умара.
Раз Бухари сказал, что она умерла, будучи разгневанной на Абу Бакра, и не говорила с ним вплоть до своей смерти, то вывод ясен. Если Фатима "госпожа всех женщин в обоих мирах", как объявляет Бухари в разделе "Исти'зан", и если она - единственная женщина в этом народе, которую Аллах очистил от грехов, то ее гнев не может быть несправедлив. Именно поэтому Абу Бакр сказал: "Да спасет меня Аллах от Своего гнева и от гнева Фатимы". Потому он и заплакал так горько, когда она сказала: "Клянусь Аллахом, я буду проклинать тебя в каждой молитве, которую я совершаю". Выйдя от нее, он сказал: "Мне не нужны ваши обещания верности, освободите меня от моих обязанностей"(44).
Многие наши историки свидетельствуют, что Фатима (Мир ей) по многим вопросам оспаривала действия Абу Бакра. Например, в вопросах дарения, наследства и доли родственников, но ее требования оставались без внимания, и она умерла в гневе на него. Однако, наши алимы, кажется, не очень хотят вдаваться в детали этого инцидента, дабы сохранить положительный образ Абу Бакра. Удивительно, что изучая этот вопрос, я прочитал у одного автора следующие веши. Упомянув с некоторыми деталями об этом инциденте, он пишет: "Бог не допустит, чтобы Фатима требовала нечто, действительно не принадлежащее ей по праву, и Бог не допустит, чтобы Абу Бакр отвергал ее требования".
Автор думал, что с помощью таких слабых рассуждений он сможет разрешить проблему и убедить исследователей. Получается, что он говорит нечто подобное следующему: Бог не допустит, чтобы Святой Коран говорил что-либо кроме истины, и Бог не допустит, чтобы сыны Израиля поклонялись тельцу. Нам надоели ученые, говорящие такие вещи, которые сами же не могут понять, и одновременно верят в вещи, противоречащие друг другу. Суть в том, что Фатима предъявила Абу Бакру свои требования и Абу Бакр отверг их, поэтому, либо она лгала, прости, Господи, либо Абу Бакр поступил с ней несправедливо. Здесь не может быть третьего решения, как хотели бы некоторые наши алимы.
Мы отказываемся принять логичное заключение о том, что госпожа всех женщин - лгунья, потому что ее отец, Посланник Аллаха, сказал: "Фатима - это часть меня, и тот, кто обижает ее, обижает меня". Интуиция подсказывает нам, что человек, который способен лгать, не может заслужить таких слов Посланника Аллаха (МЕИБ). Поэтому, уже само это высказывание ясно обозначает ее непорочность. Аят Святого Корана об очищении - это еще одно свидетельство ее непорочности, как свидетельствует Айша, он был ниспослан в честь нее, ее мужа и двух их сыновей, (45). И следовательно, ничего другого не остается, как признать, что с ней обошлись несправедливо, и ее было удобно обвинить во лжи тому, кто хотел дать ей заживо сгореть, если люди, находящиеся в ее доме, не выйдут присягнуть ему(46).
Из-за всего этого Фатима (Мир ей) не позволила Абу Баку и Умару войти, когда они пришли просить у нее прощения. Даже когда Али позволил им войти, она повернулась лицом в стене и отказалась посмотреть в их сторону(47). Более того, перед смертью она попросила, чтобы ее похоронили тайно, ночью, и чтобы никто не присутствовал на ее похоронах(48), что и по сей день могила дочери Пророка неизвестна.
Хочется спросить наших алимов, почему они хранят молчание об этих фактах, и так не хотят обращаться к ним или даже упоминать о их. Они создают у нас впечатление, будто сподвижники были подобны ангелам, непогрешимым и не совершающим ошибок, и если вы их спросите, почему был убит мусульманский халиф Осман, они просто скажут, что те, кто пришли его убить, были египтянами, неверными, и так в двух словах постараются исчерпать вопрос.
Получив возможность провести некоторые исторические исследования, я обнаружил, что многие фигуры, стоящие за убийством Османа, сами были сподвижниками, их вела Айша, она открыто призывала к его убийству, восклицая: "Убейте этого старого глупца, ибо он стал неверным"(48).
Мы также знаем, что Тальха, Зубайр, Мухаммад ибн Абу Бакр и другие известные сподвижники осаждали его дом, не давая ему воды, чтобы силой заставить его сложить с себя полномочия. Более того, историки сообщают нам, что они не позволили похоронить его тело на мусульманском кладбище, и в итоге он был предан земле в "Хашш Кавкаб" без омовения тела и без савана.
О Аллах, хвала Тебе, как могут они говорить нам, что он был несправедливо убит, и те, кто убили его, не были мусульманами. Это еще один случай, подобный случаю с Фатимой и Абу Бакром. Либо с Османом поступили несправедливо, и тогда мы можем судить тех, кто убил его или способствовал этому убийству, ибо они - преступники, незаконно убившие мусульманского халифа, которые бросали камни на могилу во время его похорон, унижали его при жизни и после смерти. Либо его убили сподвижники за то, что он совершал дела, несовместимые с Исламом, как сообщают нам исторические источники.
Если мы не проигнорируем исторические факты и не примем искаженную версию о том, что Османа убил неверующий египтянин, для нас нет третьего варианта. В обоих случаях мы окончательно отвергаем веру в то, что все без исключения сподвижники были непогрешимы и справедливы. Ведь либо Осман был несправедлив, либо его убийцы, но и он и они были сподвижниками, и, таким образом, предположение о справедливости всех сподвижников отпадает. В таком случае, мы остаемся с версией последователей Ахль уль-Бейт, которая заключается в том, что некоторые сподвижники были справедливы, а некоторые - нет.
Мы можем задать несколько вопросов о "битве верблюдов", подстрекательницей которой была мать правоверных Айша, в этой битве она играла немаловажную роль. Как могла она покинуть свой дом, в котором Аллах приказал ей сидеть, в то время, как Всевышний сказал:
"Не покидайте своих домов, не носите украшения времен джахилии..."
(Святой Коран, 33: 33)
Мы можем также спросить, как посмела Айша объявить войну халифу, Али ибн Абу Талибу, господину всех правоверных? Обычно наши ученые с легкостью заявляют, что она не любила Али за то, что тот советовал Посланнику Аллаха развестись с ней после инцидента при Ифке. Очевидно эти люди пытаются убедить нас в том, что этот инцидент (имеется в виду совет Али развестись с Айшей, если это правда) дает достаточно оснований для неповиновения приказам ее Бога и ее мужа, Посланника Аллаха. Она ехала верхом на верблюде, несмотря на то, что посланник Аллаха запретил ей на нем ездить, ( он предупреждал ее о лае собак при Хавабе(50)), она преодолела огромную дистанцию от Медины до Мекки, а потом до Басры, позволяя убивать невинных людей и начала войну с повелителем правоверных и теми сподвижниками, которые присягнули ему. Согласно историкам, ее действия стали причиной смерти тысячи мусульман(51).
Она сделала все это потому, что не любила Али, посоветовавшего Пророку развестись с ней. Но ведь Пророк не развелся с ней, откуда же столько ненависти к Имаму Али? История зафиксировала несколько агрессивных выпадов Айши против Али, которые невозможно объяснить, и вот один из них. На пути из Мекки Айша узнала об убийстве Османа и чрезвычайно этому обрадовалась, но когда ей сообщили, что люди присягнули Али как его преемнику, она страшно разгневалась, сказав: "Скорее небо обрушится на землю, чем Али унаследует халифат". И потом она добавила: "Везите меня назад". Так она начала гражданскую войну против Али, даже имя которого она не любила произносить вслух, как свидетельствуют историки.
Слышала ли она высказывание Посланника Аллаха (МЕИБ): "Кто любит Али - правоверный, а кто ненавидит - лицемер"(52)? Некоторые сподвижники даже говорили: "Мы узнаем лицемеров по их ненависти к Али". Слышала ли Айша высказывание Пророка: "Для кого я господин, для того и Али господин"? Вне всякого сомнения она слышала все это, но ей это не нравилось, и она не любила упоминать его имя, а узнав о его смерти, упала на колени и возблагодарила Аллаха(53).
Но давайте продолжим наше исследование, ибо я не намерен сейчас обсуждать жизнь матери правоверных Айши, а только пытаюсь показать, как часто сподвижники нарушали принципы Ислама и не повиновались приказам Посланника Аллаха (МЕИБ). Для этого было достаточно упомянуть инцидент с Айшей во время гражданской войны, с которым согласны все историки. Говорят, что когда Айша проезжала мимо вод Хаваба, она услышала лай собак и вспомнила предупреждение своего мужа, Посланника Аллаха, когда он предостерегал ее против участия в "битве верблюдов". Она заплакала, а потом сказала: "Отвезите меня назад... отвезите меня назад!" Но Тальха и Зубайр привели пятьдесят человек, подкупили их и заставили свидетельствовать, что это не Хаваб. И она продолжила свое путешествие, пока не достигла Басры. Многие историки верят, что эти пятьдесят человек были первыми лжесвидетелями в истории Ислама(54).
О мусульмане! О вы, обладатели ясного рассудка... помогите мне разрешить эту проблему. Где эти благородные сподвижники, в праведность которых нас учили верить, и которые являются лучшими людьми после Посланника Аллаха (МЕИБ)? Как могли они лжесвидетельствовать, когда Посланник Аллаха считал это величайшим грехом, и наказание за него - ад?
И опять мы сталкиваемся с тем же вопросом. Кто прав, а кто виноват? Либо Али и его последователи были не правы, либо Айша со своими сторонниками, Тальхой и Зубайром были не правы. Третьего не дано. Но я не сомневаюсь, что справедливый исследователь встанет на сторону Али и обвинит Айшу и ее сторонников в том, что это она спровоцировала гражданскую войну, разорившую народ и оставившую трагический след, который ощущается и по сей день.
Для дальнейшего прояснения ситуации и для моего собственного удовлетворения я перескажу здесь факты, приводимые Бухари относительно гражданской войны. Когда Тальха, Зубайр и Айша отправились в Басру, Али послал Аммара ибн Язира и Хасана ибн Али в Куфу. По прибытии они пошли в мечеть и обратились к собранию со словами: "Айша уехала в Басру... И, клянусь Аллахом, она - жена Пророка в этой жизни и в будущей, но Всемогущий Аллах испытывает вас, чтобы вы знали, кому подчиниться: Ему или ей"(55).
В книге Бухари есть также глава о том, что происходило в домах жен Пророка. Однажды Пророк (МЕИБ) во время своей проповеди показал на дом Айши и сказал: "Здесь беда... здесь беда.... здесь беда... отсюда торчат рога дьявола..."(56).
В своей книге Бухари писал много странных вещей об Айше и ее плохом поведении в отношении Пророка, вплоть до того, что ее отец вынужден был избивать ее до крови. Он также писал о ее претензиях к Пророку, которые продолжались, пока Аллах не пригрозил ей разводом..., есть еще много историй, но мы ограничены объемом повествования.
После всего этого я спрашиваю, как Айша умудрилась заслужить такое уважение у суннитов? Потому ли, что она была женой Пророка? но у Пророка было так много жен, и некоторые из них были лучше Айши, как заявлял сам Пророк(57). Может потому, что она была дочерью Абу Бакра? Или потому, что она играла важную роль в отказе выполнить волю Пророка об Али, и когда ее спрашивали о том, назначал ли Пророк Али своим преемником, она отвечала: "Кто это сказал? Я была с Пророком (МЕИБ), поддерживая его голову на моей груди, он попросил меня принести кувшин для омовения, и когда я нагнулась, он умер, так что я не знаю, когда он мог назначить Али"(58). Или потому, что она начала тотальную войну против него, а потом и против его сыновей. Во время похорон Хасана - "предводителя юношей Рая" - она даже остановила похоронную прецессию и воспрепятствовала его захоронению рядом с дедом, Посланником Аллаха, сказав: "Я не позволяю никому, кто мне не нравится , входить в мой дом".
Она забыла или возможно проигнорировала слова Посланника Аллаха о Хасане и его брате: "Аллах любит тех, кто любит их, и Аллах ненавидит тех, кто ненавидит их", - или его высказывание: "Я воюю с теми, кто воюет с вами, и я в мире с теми, кто покладист с вами". Есть много подобных высказываний в их адрес, и не удивительно, ведь они были так дороги ему!
Она слышала много высказываний, возвышающих Али, но вопреки предостережениям Пророка она решила бороться с ним и агитировать людей против него, отрицая все его добродетели. Именно поэтому Омейяды так полюбили ее и вознесли ее на такую высоту, они наполнили книги описанием ее добродетелей и сделали ее главным авторитетом для исламской нации, объявив, что "у нее половина религии".
Возможно, они определили, что вторая половина религии у Абу Хурайры, который говорил им то, что они хотели слышать, и поэтому они даровали ему всевозможные почести: сделали его губернатором Медины, подарили ему дворец в Акыке и пожаловали ему титул "Равият уль-Ислам" - передатчик Ислама. Он облегчил для них создание новой религии, которая взяла то, что было в их интересах из Святого Корана и Сунны Пророка. Очевидно, что такой религии недоставало серьезности, она была полна противоречий и мифов, ибо большинство реальных фактов было захоронено и заменено ложью. Потом они заставили людей поверить в эти выдумки, так, что религия Аллаха стала сплошным курьезом, люди не боялись Аллаха так, как они боялись Муавию. Мы спрашиваем наших алимов о войне Муавии против Али, признанного и мухаджирами и ансарами, о войне, которая привела к разделению Ислама на суннизм и шиизм, и оставила на нашей умме шрам, который мы ощущаем и по сей день. Они отвечают, что просто Али и Муавия, будучи оба хорошими сподвижниками, понимали Ислам каждый по своему. Однако Али был прав, и поэтому он заслужил две награды, а Муавия - одну. И мы не в праве судить их, ибо всемогущий Аллах сказал:
"Это народ, который уже ушел. Ему - то, что он заслужил, а вам - то, что вы заслужили. И вы не в ответе за содеянное ими"
(Святой Коран, 2: 134)
К сожалению, это такие слабые ответы, что ни с очки зрения здравого смысла, ни с точки зрения религии, ни, наконец, с юридической точки зрения они не могут быть приняты.
О Аллах, я неповинен ни в праздной болтовне, ни в сатанинских кознях. Я прошу у тебя защиты от дьявола!
Как может здравомыслящий человек согласиться с тем, что Муавия тяжело трудился на поприще трактовки Ислама, и дать ему "одну награду" за войну против предводителя всех мусульман и за убийство тысяч невинных верующих, не считая других преступлений, которые он совершил? Среди историков он известен тем, что обычно убивал своих противников, угощая их отравленным медом, он любил говорить: "Слуги Аллаха сделаны из меда".
Как могут эти люди считать, что он много сделал для распространения Ислама и обещать ему награду за это, тогда как он был главой враждебной партии? Есть один известный хадис Пророка, и большинство ученых признают его аутентичность, в котором Пророк говорит: "Горе Аммару... Он будет убит враждебной партией". И он был убит Муавией и его сторонниками.
Как могут они считать его распространителем Ислама, когда он убил Хиджра ибн Ади и его сторонников и похоронил их в сирийской пустыне Мардж Азра, за то, что они отказались проклинать Али ибн Абу Талиба?
Как могут они считать его справедливым сподвижником, когда он убил Хасана, предводителя юношей Рая, отравив его?
Как могут они считать его праведником, когда он заставит народ признать себя халифом, а своего развратного сына - своим преемником, изменив выборную систему на систему наследования?(59).
И опять мы возвращаемся к тому же вопросу: какая партия была права, а какая нет? Может Али и его сторонники были не правы, или Муавия со своими последователями? Посланник Аллах (МЕИБ) нам все объясняет.
В обоих случаях предположение о правоте всех сподвижников не имеет под собой никакой почвы и несовместимо с логикой. Есть масса примеров по этому вопросу, и если бы я захотел изучить его детально и обсудить все его аспекты, то мне понадобилось бы написать целые тома. Но, решив быть кратким, я лишь привел несколько примеров. Слава Аллаху, их оказалось достаточно, чтобы опровергнуть доводы тех, кто заморозил мой ум на некоторое время и не давал мне рассматривать хадисы и исторические события с аналитической точки зрения, используя интеллект и те правовые мерки, которые Святой Коран и досточтимая Сунна Пророка учат нас использовать.
Таким образом, я восстал против самого себя, стряхнув с себя пыль предубеждений, которая полностью закрывала мои глаза. Освободившись от всех цепей и пут, связывавших меня более двадцати лет, я сказал себе: "Люди должны знать, что Аллах подарил мне прощение и поместил меня среди честных людей. Я хочу, чтобы мой народ смог открыть для себя мир, о котором он ничего не знает, но которому противостоит".


Начало перемены

Я оставался растерянным и совершенно выбитым из колеи около трех месяцев. Даже во сне мой ум был подавлен сомнениями и страхами в связи с новым отношением к сподвижникам, чью жизнь я изучал. В их поведении обнаружилось множество поразительных противоречий. При этом все образование, полученное мной в течение жизни, базировалось на уважении и почтении к ним, мои учителя наказывали всякого, кто плохо или недостаточно уважительно отзывался о них.
Однажды я прочел в книге Дамири "Хаят аль-Хаяван аль-Кубра"(60) следующую историю. Один человек был в караване со своим другом, и во время путешествия он начал оскорблять Умара, хотя его друг пытался как-то этому воспрепятствовать. Когда этот человек был в туалете, черная змея укусила его и он мгновенно умер. Когда люди вырыли могилу, то на дне они обнаружили черную змею, вырыли другую могилу и произошло то же самое. Всякий раз, когда они выкапывали могилу, на дне лежала змея. И тогда один ученый человек сказал им: "Хороните его где хотите, но даже если вы перероете всю землю, вы каждый раз будете находить черную змею. Это Аллах хочет наказать его в этой жизни до перехода в жизнь дальнюю за то, что он оскорблял нашего господина Умара".
После такой истории мне приходилось пересиливать себя, занимаясь этими непростыми исследованиями. Я постоянно чувствовал страх и смущение, поскольку меня научили в Зайтунне, что лучшими халифами были Абу Бакр ас-Сиддык, потом Умар ибн аль-Хаттаб аль-Фарук, с помощью которого Аллах будет различать правильное от неправильного. Потом шел Осман ибн Аффан Зуль-Нурайн, перед которым даже ангелы Милосердного чувствовали стыд, и затем шел Али ибн Абу Талиб, "Врата в город знаний". После этих четырех шли оставшиеся шесть из десяти, которым был обещан рай. Это Тальха, Зубайр, Са'ад, Са'ид, Абдул-Рахман и Абу Убайда. После них шли все сподвижники, и нам в качестве примера приводили аят Святого Корана: "Мы не разделяем между его посланниками", - чтобы исходя из него мы одинаково уважали всех сподвижников.
По этой причине я боялся за себя, много раз просил прощения у моего Господа и на самом деле хотел прекратить эти исследования, заставлявшие меня сомневаться по поводу сподвижников Посланника Аллаха, сомневаться по поводу всей моей религии.
В ходе разговоров с некоторыми алимами я обнаружил массу противоречий, которые не могут быть приняты разумными людьми. И тогда меня стали предостерегать: если я буду продолжать изучение жизни сподвижников, Аллах лишит меня своего благословения и погубит.
То упорство, с которым эти алимы отказывались от всего, что я говорил, а также свойственный мне научный ум и страстное желание достичь истины все же заставили меня завершить исследования. Кроме этого я постоянно чувствовал какую-то неведомую силу, просто принуждающую меня делать это.


Диалог с алимами

В диалоге с одним алимом я сказал:
- Когда Муавия убил невинного и обесчестил благородного, вы считаете, что он неверно истолковал Ислам, и поэтому ему положена только одна награда. Потом Язид убил потомков Посланника Аллаха и позволил своей армии разграбить Светозарную Медину, и вы считаете, что он неверно истолковал Илам, и ему положена только одна награда. Некоторые из вас даже говорят, что "Хусейн был убит мечом своего деда". Так почему тогда я не могу толковать Ислам с помощью изучения жизни сподвижников, если знакомство с некоторыми фактами заставляет меня усомниться в их намерениях, и я хочу вывести их на чистую воду. В любом случае это не может быть приравнено к убийству семьи Пророка Муавией и Язидом. Если я прав, я заслужу двойную награду, если ошибаюсь, только одну. Моя критика сподвижников не преследует цель оскорбить или проклясть их. Это средство, с помощью которого я хочу достичь истины: кто принадлежит к группе праведников а кто - нет. Это моя обязанность и обязанность каждого мусульманина, живущего на земле, и Всевышний Аллах, хвала Ему, знает, что у нас на сердце.
Алим ответил мне:
- О мой сын, с определенного момента врата иджтихада закрыты.
- Кто не позволяет заниматься им?
- Четыре Имама.
Я сказал, облегченно вздохнув:
- Благодарение Аллаху! Раз не Аллах запретил делать это и не праведные халифы, которым нам приказано повиноваться, тогда нет никаких ограничений в толковании Ислама, я могу делать это также, как делали в свое время они.
- Вы не можете толковать Ислам, если вы не изучили семнадцать дисциплин, среди которых тафсир, грамматика, лингвистика, морфология, риторика, хадисы, история и другие, - возразил алим.
Я воскликнул:
- Мой иджтихад нужен не для того, чтобы обучать людей Корану и Сунне, или сталь лидером нового религиозного течения. Нет! Все, что я хочу знать, это - кто прав, а кто - нет. Например, чтобы узнать, кто был прав, Али или Муавия, мне не нужно изучать семнадцать дисциплин. Все, что нужно для выяснения истины, это изучить их жизнь и деятельность.
- Почему вы так хотите узнать это? "Это народ, который уже ушел. Ему - то, что он заслужил, а вам - то, что вы заслужили, и вы не в ответе за содеянное ими".
(Святой Коран, 2: 134)
- Вы читаете слово "тусалун" с даммой или фатхой?" - спросил я.
- "Тусалун", с даммой".
- Благодарение Аллаху, если бы оно читалось через фатху, то никаких исследований бы не было. Но раз оно пишется с даммой, то это значит, что Аллах, хвала Ему, не считает нас ответственными за то, что они сделали, в таком же смысле он сказал:
"Каждый человек в ответе за свои деяния".
(Святой Коран, 74: 38).
Также Он сказал:
"...что человеку уготовано только то, что [заслужил] он усердием..."
(Святой Коран, 53: 39).
Святой Коран настаивает на том, чтобы мы изучали жизнь народов, живших до нас, и извлекали уроки из их истории. Аллах рассказывает нам о Фараоне, Хамане, Нимроде, Харуне, о ранних пророках и их народах, и это делается не для развлечения, а для того, чтобы показать, что верно, а что неверно. Вы спрашиваете, зачем мне все это знать? Это очень важно для меня. Во-первых, знать, кто друг Аллаха, чтобы я мог к нему хорошо относиться, и кто враг Аллаха, чтобы я мог противостоять ему. Коран просит меня об этом, даже приказывает это. Во-вторых, мне важно знать, как поклоняться Аллаху и как приблизиться к Нему, выполняя его приказы таким образом, как Он, Могущественный, хочет. А не так, как хочет Малик или Абу Ханифа. Я обнаружил, что Малик не требует произнесения слов: "Во имя Аллаха, Милостивого, Милосердного" во время молитвы, в то время, как Абу Ханифа считает, что молитва не действительна без этих слов. Молитва - это важнейший столп Ислама, если она будет принята, то и другие деяния будут приняты, а если она будет отвергнута, то и другие дела будут отвергнуты. Я не хочу, чтобы моя молитва была отвергнута. Шииты говорят, что во время омовения мы должны протирать ступни влажными руками, в то время, как сунниты требуют, чтобы мы их мыли. Но в Святом Коране мы находим: "Протирайте ваши руки и ступни", что ясно указывает нам, что нужно протирать, а не мыть. Так как вы полагаете: должен ли мыслящий мусульманин принимать или отвергать все это без исследования и анализа?
- Вы можете взять все, что вам нравится из любого толка, потому что все они - мусульманские, все пришли от Посланника Аллаха, - сказал алим.
- Боюсь, - ответил я, - стать одним их тех, о ком Аллах сказал:
"Разве ты не видел того, кто избрал своим богом низменное желание; кого Аллах, исходя из Своего знания, сбил с пути, наложил на его уши и сердце печать, а на глаза опустил завесу?"
(Святой Коран, 45: 23)
Сомневаюсь, что все исламские мазхабы верны, раз один из них позволяет то, что все остальные запрещают. Не логично, если одна и та же вещь разрешена и запрещена одновременно. Посланник Аллаха (МЕИБ) не ставил под вопрос законы Святого Корана, потому что они были явлены свыше.
"...Ведь если бы Коран был не от Аллаха, то они обнаружили бы в нем массу противоречий".
(Святой Коран, 4: 82)
Четыре исламских толка не могут быть все от Аллаха и Его Посланника в связи с большими разногласиями между ними, ведь Посланник не противоречил Святому Корану.
Когда ученый шейх нашел мои рассуждения логичными и здравыми, он сказал: - Мой вам совет, ради Аллаха: не важно, как далеко пойдут ваши сомнения, но никогда не подвергайте сомнению праведных халифов. Они являются четырьмя столпами Ислама, и если разрушить один столп, то обрушится все здание.
- Да простит меня Аллах, но что можно сказать о Посланнике Аллаха, если эти люди являются столпами Ислама? - спросил я.
- Посланник Аллаха - это само здание, он - это весь Ислам.
Я улыбнулся, услышав это, и сказал:
- Я уже попросил у Аллаха прощения и теперь прошу еще раз. Но из ваших слов можно заключить, что Посланник Аллаха может устоять без поддержки этих четырех, поскольку Всемогущий Аллах сказал:
"Он - тот, кто направил Своего Посланника с наставлением к прямому пути и с истинной верой, чтобы превознести ее над всеми другими религиями. Только Аллах и есть свидетель [всему]".
(Святой Коран, 48: 28)
Он послал Мухаммада с Посланием и не вовлекал в это ни этих четырех, ни еще кого-либо, и Аллах сказал по этому поводу:
"А еще я ниспослал вам Посланника из вашей среды, который читает вам Наши аяты, очищает вас [от скверны], обучает Писанию и мудрости, а также тому, чего вы до этого не знали".
(Святой Коран, 2: 151)