ВЕДОМЫЙ ПО ПУТИ
  Вернувшись во двор благословенной мечети, я сел читать Коран. Перечитывал Коран по памяти, повторяя его слова снова и снова, чувствуя, будто Посланник Аллаха (МЕИБ) слышал меня. Я сказал себе: можно ли считать, что Посланник (МЕИБ) мертв, как любой другой человек? Если так, то почему мы произносим в нашей молитве: "Мир тебе, о великий Пророк, и да будет над тобой милость и благословение Аллаха", - в такой форме, как если бы мы обращались к живому человеку. Мусульмане верят, что наш господин Хыдр (Мир ему) не умер, что он вернет приветствие всякому, кто поприветствует его. Последователи суфийских орденов также верят, что их шейхи - Ахмед Тиджани или Абдул Кадир аль-Джилани приходят навестить их наяву, а не во сне, так почему мы так неохотно допускаем эти благородные деяния для самого Посланника Аллаха, в то время как он - самый лучший из всего человечества. Успокаивает лишь то, что на самом деле такое отношение к Мухаммаду распространяется только на ваххабитов, к которым я по этой, и по некоторым другим причинам стал относиться со все большим отчуждением. Я обнаружил, что их манеры очень грубы: сталкиваясь с другими мусульманами, несогласными с их точкой зрения, они обходятся с ними крайне жестоко. Как-то раз во время посещения кладбища в Мекке я заметил пожилого человека, стоящего рядом со мной. Я молился, призывая милосердие Аллаха на души Ахль уль-Бейт, и по тому, как он плакал, я понял, что он шиит. Он повернулся в сторону Ка'абы и начал совершать намаз. Неожиданно к нему кинулся солдат. Было такое впечатление, что он следил за каждым нашим движением через монитор. Солдат толкнул старика как раз в тот момент, когда тот совершал саджда. Старик упал без сознания, а солдат начал бить и бранить его. Мне было очень жалко это пожилого человека, солдат мог его убить, поэтому я закричал на него:
- Вы не должны этого делать! Почему вы ударили его, когда он делал намаз? Солдат осуждающе посмотрел на меня и сказал:
- А ты стой тихо и не вмешивайся, или я сделаю с тобой то же, что и с ним.
Я отошел в сторону, будучи не в силах помочь человеку, с которым несправедливо обошлись, злой на самого себя и на саудовцев, которые обращаются с людьми как хотят, безо всякого контроля и ответственности за свои действия. Было еще несколько свидетелей этого нападения, но единственное, что они могли сделать - это сказать: "Нет власти и могущества ни у кого, кроме Аллаха". Другие сказали: "Он заслужил то, что получил, ведь он делал намаз на могиле".
- Почему вы говорите, что мы не должны молиться на могилах? - не выдержав, возразил я.
- Посланник Аллаха (МЕИБ) не позволял нам делать это, - ответили мне.
Я гневно возразил:
- Вы говорите неправду о Посланнике Аллаха.
Будучи осведомленным о возможной опасности в случае, если кто-нибудь позовет солдата, и тот нападет на меня, я сказал более мягко:
- Если бы посланник Аллаха не позволял нам совершать молитву на могилах, то почему миллионы паломников и посетителей не подчиняются ему и совершают грех, когда молятся на могилах Пророка (МЕИБ), Абу Бакра и Умара в Святой Мечети Пророка и в многих других мечетях по всему исламскому миру? Но даже если совершение молитвы у могилы - грех, почему мы должны препятствовать этому в такой грубой форме, может все же стоит делать это вежливо? Позвольте мне рассказать вам историю о человеке, который помочился в мечети Посланника Аллаха и к тому же в присутствии ее хозяина. Несколько сподвижников выхватили мечи, чтобы убить его, но Посланник Аллаха (МЕИБ) остановил их, сказав: "Позвольте ему уйти и не причиняйте ему никакого вреда, а на то место, где он помочился, полейте немного воды. Мы посланы, чтобы дать людям облегчение, а не затруднение. Мы посланы, чтобы распространять добрые слова, а не заставлять людей сторониться нас". Сподвижники повиновались его приказу, и Посланник Аллаха попросил того человека подойти и сесть рядом с ним, он мягко поговорил с ним и объяснил, что это место - Дом Аллаха, оно не должно быть ничем загрязнено. Человек, видимо, все понял, позднее его видели в мечети только в самой лучшей одежде. Истинны слова Аллаха Величайшего, с которыми он обратился к Своему Посланнику (МЕИБ):
"Если бы ты был суровым и жестокосердным, то они непременно покинули бы тебя".
(Святой Коран, 3: 159)
Несколько посетителей были тронуты, услышав эту историю, один из них отвел меня в сторону и спросил:
- Откуда ты приехал?
- Из Туниса, ответил я.
Он поприветствовал меня и сказал:
- Брат, будь осторожен, вообще не говори здесь таких вещей, это тебе мой совет, ради Аллаха.
И тут меня охватила такая злость и негодование в адрес тех, кто претендует на то, что они - хранители Харамайна, а сами при этом так грубо обходятся с гостями Милосердного. Здесь не разрешается даже вслух высказывать свое мнение, или совершать богослужение таким образом, который не совсем соответствует их образу мысли. Нельзя даже цитировать высказывания (Пророка), которые не соответствуют их позициям.
Когда я вернулся в дом моего нового друга, имя которого сейчас уже не помню, тот принес мне кое-что поужинать, сел напротив меня и спросил, где я побывал. Рассказав ему всю историю от начала до конца, я закончил ее словами:
- Мой брат, я начал разочаровываться в ваххабизме и постепенно поворачиваюсь в сторону шиизма.
Неожиданно его лицо переменилось и он сказал:
- Я предупреждаю тебя, чтобы ты больше не повторял ничего подобного.
Он повернулся и ушел, не закончив ужин, я же напрасно ждал его, пока не пошел спать. Проснувшись на следующее утро с утренним азаном, доносившимся из мечети Пророка (МЕИБ), я обнаружил, что еда осталась нетронутой, что означало, что мой хозяин так и не возвращался. У меня возникло опасное подозрение, что он может оказаться работником секретной службы, поэтому я быстро покинул дом и пошел в мечеть Пророка, чтобы поклониться ему и совершить намаз. После дневной молитвы я заметил оратора, дающего урок нескольким паломникам. Позднее один из слушателей сказал, что это Кади Медины. Послушав, как он трактовал некоторые коранические аяты и дождавшись, когда он закончит свой урок, я спросил:
- Пожалуйста, господин, не могли бы вы дать мне некоторые пояснения относительно трактовки следующего коранического аята:
"Аллах желает охранить вас от скверны, о члены дома [Пророка], очистить вас всецело".
(Коран, 33: 33)
Кто подразумевается под Ахль уль-Бейт (члены дома) в этом кораническом аяте? - закончил я свой вопрос.
Кади незамедлительно ответил:
- Жены Пророка (МЕИБ), и этот отрывок начинается с обращения к ним:
"О жены Пророка! Вы - не таковы, как любая другая женщина. Если вы набожны...".
(Коран, 33:32)
- Шиитские алимы говорят, что это Али, Фатима, Хасан и Хусейн. Я, конечно, не согласился с ними и процитировал начало этого отрывка: "О жены Пророка..." Но они ответили мне следующее: если в аяте имеются в виду жены Пророка, то повсюду должна быть грамматическая форма женского рода. Но Всевышний сказал:
"Вы - не таковы, как любая другая женщина. Если вы набожны, то не ведите [с посторонними мужчинами] любезных [речей] - не то возжелает вас тот, чье сердце порочно, - а говорите обычные слова. Не покидайте своих домов, не носите украшения времен джахилии, совершайте обрядовую молитву, раздавайте закат и повинуйтесь Аллаху и Его Посланнику..."
(Святой Коран, 33: 32, 33)
(Все вышеназванные глаголы употреблены в форме женского рода.)
И потом, в той части этого отрывка, где речь идет об Ахль уль-Бейт, форма меняется, и Он говорит: "...охранить вас от скверны..., очистить вас..." (Употребляется форма мужского рода).
Приподняв свои очки, кади посмотрел на меня и сказал:
- Остерегайтесь этих ядовитых идей, шииты изменили слова Аллаха так, как им захотелось. У них есть много аятов, касающихся Али и его потомков, которых мы не знаем. На самом деле у них есть свой особый Коран. Они называют его Кораном Фатимы. Я не советую вам обманываться всем этим.
- Не беспокойтесь, господин. Я берегу себя, но я узнал о них много вещей, которые мне хотелось бы выяснить".
- Откуда вы? - спросил он.
- Из Туниса.
- Как ваше имя?
- Тиджани.
Он высокомерно рассмеялся и сказал:
- А вы знаете, кем был Ахмед Тиджани?
- Он был шейхом суфийского ордена, - ответил я.
- Он был агентом французских колониальных властей, и сама французская колониальная система в Алжире и Тунисе была установлена с его помощью. Если вам придется побывать в Париже, зайдите в Национальную библиотеку и прочтите во французском толковом словаре под буквой "А", что Франция наградила Ахмеда Тиджани орденом Почетного Легиона за его неоценимую помощь.
Я с подозрением отнесся к его словам, но тем не менее вежливо поблагодарил его и распрощался.
В Медине я пробыл почти целую неделю, сорок раз совершил молитву и посетил все святые места. Во время пребывания в этом городе я тщательно наблюдал за многими вещами и в результате стал еще большим критиком ваххабизма.
Покинув Светозарную Медину, я отправился в Иорданию навестить друзей, с которыми встретился во время Хаджа. (Я уже упоминал о них выше.) Три дня я гостил у них и обнаружил, что они полны ненависти к шиитам даже больше, чем жители Туниса.
Это были все те же истории и те же слухи, и каждый, кого я спрашивал о доказательствах, отвечал, что "он слышал об этом", но я не нашел никого, кто бы имел непосредственный контакт с шиитами, или читал шиитскую литературу, или хотя бы встречал шиита хоть раз в жизни.
Из Иордании я отправился в Сирию, и посетил в Дамаске Омейядскую мечеть, рядом с которой находится место, где упокоена голова нашего господина Хусейна; также я посетил могилы Салах ад-Дина Аввуби и нашей госпожи Зейнаб бинт Али ибн Абу Талиб.
В Бейруте я сел на теплоход, направлявшийся прямо в Триполи. Путешествие продолжалось три дня, в течение которых я расслабился физически и духовно. Мысленно проанализировав все путешествие, я пришел к выводу, что во мне произошли некоторые изменения: я стал больше уважать шиитов и слоняться к их учению, в то же время у меня появились большие претензии к ваххабитам, я стал держаться от них подальше. Поблагодарив Аллаха за Его заботу, я попросил Его, хвала Ему, Величайшему, вести меня по прямому пути.
По прибытии домой я поспешил к своей семье и друзьям и нашел их всех в добром здравии. Войдя в дом, я очень удивился, когда обнаружил массу книг, прибывших прежде меня, однако я быстро догадался, откуда они. Когда я распаковал эти книги, заполнившие весь дом, меня охватило чувство благодарности к людям, которые не бросают слов на ветер. Как оказалось, количество пришедших ко мне по почте книг даже превышало число тех, что были вручены мне тогда в качестве подарка.


Начало исследования

Весьма признательный тем, кто выслал мне книги, я поместил их в специальное помещение, назвав его библиотекой. Несколько дней продолжался отдых. Когда же я получил расписание на следующий учебный год, то обнаружил, что в неделю мне придется работать три дня подряд, а остальное время я свободен.
И началось чтение этих книг. Ознакомившись с трудами "Вера в Имамат ", "Источник и принципы шиизма", я почувствовал, что мой разум находится в полном согласии с верованиями и идеями шиизма. Затем я прочел "Переписку" Сейида Шараф ад-Дина Мусави. Прочтя первые несколько страниц, я вообще не мог от нее оторваться, настолько эта книга меня поглотила. Я даже брал ее с собой в институт. Простота и ясность, с которыми шиитский ученый разрешал запутанные вопросы, встававшие перед его суннитским коллегой из аль-Азхара, меня поразили. Эта книга оказалась как раз тем, что мне было нужно: она не была похожа на обычный труд, где автор пишет все, что хочет, не подвергаясь критике и не вступая в дискуссию. "Переписка" была написана в форме диалога между двумя учеными, принадлежащими к различными толкам, которые критиковали заявления друг друга. Оба основывали свой анализ на двух важнейших мусульманских источниках: Святом Коране и Правильной Сунне, одобренной с позиций Сихах ас-Ситта. Идея этой работы показалась мне очень близкой: я был исследователем, который ищет правду и который намерен принять ее, не зависимо от того, где она будет найдена. Поэтому книга оказалась чрезвычайно полезной для меня, я ей весьма обязан.
Меня поразил эпизод, где автор рассказывает об отказе некоторых сподвижников исполнять приказы Пророка (МЕИБ), приводя массу примеров, включая инцидент "Разият Яум ал-Хамиз" ("Бедствие четверга") . Я не мог вообразить, что наш господин Умар ибн Хаттаб не соглашался с приказами Посланника Аллаха (МЕИБ), говоря, что тот бредит. В начале я даже подумал, что этот хадис взят из шиитского источника, но я был поражен еще больше, когда обнаружил, что шиитский ученый ссылается на "Сахих аль-Бухари" и "Сахих Муслим".
Отправившись в столицу, я купил "Сахих аль-Бухари", "Сахих Муслим", "Моснад Имама Ахмеда", "Сахих ат-Тирмизи", "Муватта Имама Малика" и другие известные книги. Не в состоянии терпеть до дома, я начал листать книгу Бухари, едва сев в автобус, идущий из Туниса в Гафсу,. Я искал инцидент, называемый "Бедствием четверга", и надеялся его не найти. Однако я нашел его и прочел несколько раз, текст был абсолютно тот же, что и у Сейида Шараф ад-Дина.
Мне хотелось отказаться от этой истории полностью, невозможно было поверить, что наш господин Умар сыграл такую зловещую роль. Но как я мог отбросить этот эпизод, если он приводится в сборниках хадисов суннитского толка? Сунниты обязаны верить во все, что там написано, если же мы усомнимся или не признаем что-либо, это значит, что мы отказываемся от всей нашей веры. Если бы шиит ссылался на свои шиитские книги, я бы ему не поверил, но он ссылается на Сихах суннитского толка, которые не могут быть оспорены, мы обязаны верить в них, ведь это наиболее авторитетные книги после Книги Аллаха. Таким образом, здесь не может быть двух мнений: если мы усомнимся хотя бы в одном хадисе, мы не сможем пользоваться каким-либо правилами или предписаниями Ислама. Ведь правила и предписания Ислама, находящиеся в Книге Аллаха, скорее являются общей концепцией, чем детальной разработкой. Мы далеки от времени, когда было ниспослано Откровение, и мы унаследовали правила и предписания Ислама от наших отцов и дедов с помощью Сихах, они не могут быть проигнорированы. Поскольку я подписался на длинное и запутанное исследование, то пообещал себе, что буду исходить только из сильных хадисов, которые признаны как суннитами, так и шиитами, а те хадисы, которые признаны только одной из этих групп, не буду учитывать. Только таким образом я смогу удержаться от эмоций, сектантского фанатизма и национальных факторов. Руководствуясь же этим правилом, я смогу пройти через все сомнения и достичь твердой уверенности, что это - верный путь Аллаха.


Начало детального изучения

Сподвижники Пророка с точки зрения шиитов и суннитов

Жизнь сподвижников, их дела, поступки, вера - все это я считал важнейшим предметом для изучения, краеугольным камнем, ведущим к истине, фундаментом самого Ислама, из которого мы берем принципы нашей религии. Эти люди указали нам путь к свету, чтобы мы смогли видеть установления Аллаха. Многие мусульманские ученые, убежденные в вышесказанном, брали на себя труд изучения жизни и деятельности сподвижников, среди их: трудов можно назвать "Усд ал-Хабах фи Тамвиз ас-Сахабах", Уал-Изабах фи Маарифат ас-Сахабах", и "Мизан ал-И'тидал" и много разных других книг, критически анализирующих жизнь сподвижников, все они написаны с точки зрения суннизма.
Здесь есть одна очень тонкая проблема: дело в том, что большинство ранних ученых писали в таком ключе, который устраивал омейядские и абассидские власти. Эти власти были известны своей ненавистью к Ахль уль-Бейт и их последователям. Поэтому будет не совсем честно исходить только из этих книг, не ссылаясь на работы других ученых, подвергавшихся гонениям со стороны властей. Ученых, убитых за то, что они были последователями Ахль уль-Бейт и своими высказываниями давали основание для революции против отступивших от правильного пути, узурпационных властей. Главная проблема здесь - это сами сподвижники, не согласившиеся с последним желанием Посланника Аллаха (МЕИБ) написать документ, который бы помог им оставаться на верном пути до Дня Суда. Это несогласие лишило исламскую нацию уникальной добродетели, и теперь ей суждено пребывать во тьме, пока она, разобщенная и пораженная внутренними ссорами, не умрет, выработав свой ресурс.
Это они не смогли договориться о том, кому наследовать халифат, и были разделены на правящую и оппозиционную партии, и в результате весь народ был поделен на сторонников Али и сторонников Муавии. Это они разошлись в толковании Книги Аллаха и высказываний Его Посланника, что привело к созданию различных толков, групп и подгрупп, из которых вышло множество схоластиков и теологов, а также школ философской мысли, вдохновлявших политические амбиции с одной только целью - захватить власть.
Мусульмане не были бы разделены, и у них не было бы никаких разногласий, если бы не было разногласий у сподвижников. Ведь любое разногласие, возникшее в прошлом, или появившееся в настоящее время, следует из разных точек зрения на сподвижников. У нас один Бог, один Коран, один Посланник и одна Кыбла, и все согласны с этим, но разногласия среди сподвижников начались в день смерти Посланника (МЕИБ), в доме Бану Саид, они продолжаются до сего дня и будут длиться еще очень долго, если захочет Аллах.
В течение моих дискуссий с шиитскими учеными я выяснил, что, с их точки зрения, сподвижники делятся на три категории.
Первая категория включает наилучших сподвижников, действительно хорошо знавших Аллаха и Его Посланника, искренне преданных Пророку до последних минут его жизни. Они были истинными друзьями на словах и в делах, никогда не покидали Посланника и всегда защищали его интересы. Аллах, Высочайший, неоднократно благодарил их в Своей Книге, и Посланник Аллаха (МЕИБ) также неоднократно благодарил их. Этих сподвижников и шииты и сунниты упоминают с уважением и почтением.
Во вторую группу вошли сподвижники, принявшие Ислам и последовавшие за Посланником Аллаха (МЕИБ) либо по собственному выбору, либо из-за страха, они всегда демонстрировали свою благодарность Посланнику Аллаха (МЕИБ) за то, что он сделал их мусульманами. Однако, они несколько раз причиняли боль Посланнику Аллаха и не всегда следовали его приказам. Фактически, они часто спорили с ним и оспаривали ясный текст Откровения со своей точки зрения, пока через Святой Коран не вмешался Аллах, отчитав их и пригрозив им. Аллах в нескольких местах описывает их в Святом Коране, Посланник Аллаха (МЕИБ) также часто предупреждает их в своих высказываниях. Шииты говорят об этих сподвижниках только в связи с их поступками и не выказывают им особого уважения и почитания.
Третий тип сподвижников - это лицемеры, которые примкнули к Посланнику Аллаха (МЕИБ), чтобы обмануть его. Они притворялись мусульманами, но внутри всегда стремились к богохульству и предательству мусульман и Ислама в целом. Аллах ниспослал отдельную суру в Святом Коране, посвященную им, и часто упоминает их в других местах, Он обещает им самый низкий уровень в Аду. Посланник Аллаха упоминает их и предостерегает на их счет, он даже информирует некоторых своих близких друзей, сообщая им их имена и характеризуя их. Шииты и сунниты согласны в том, что эта группа сподвижников достойна порицания и они всячески дистанцируются от них.
Но есть еще одна отдельная группа сподвижников, стоящая особняком среди других, это родственники Пророка (МЕИБ), они наделены особой нравственной и духовной добродетелью, их выделил сам Аллах и Его Посланник, и никто кроме них не был удостоен такой чести. Это Ахль уль-Бейт, Аллах очистил их и сделал непорочными, Он приказал нам молиться за них также, как мы молимся за Его Посланника. Он обязал нас выплачивать им одну пятую от наших доходов, и каждый мусульманин долен любить их в благодарность за то, что они охраняют Откровение, переданное Мухаммаду. Это наши лидеры, мы обязаны повиноваться им, в этих людях твердо укоренилось знание, они знают трактовку Святого Корана и они знают, какие аяты в нем являются главными, какие имеют аллегорическое значение.
Это люди, имена которых достойны поминанания, Посланник Аллаха поставил их на один уровень со Святым Кораном в своем высказывании о "двух важных вещах" (хадис "Сакалайн"), Он приказал нам держаться этих людей(2), приравняв их к Ноеву Ковчегу: кто присоединится к ним, будет спасен, а кто покинет их - погибнет(3). Сподвижники знали, какое положение занимают Ахль уль-Бейт, они чтили и уважали их. Шииты являются последователями Ахль уль-Бейт, они ставят их над всеми сподвижниками, и у них есть немало ясных текстов, доказывающих их правоту.
Сунниты уважают и почитают сподвижников, но не признают вышеприведенную классификацию. Они не верят, что некоторые сподвижники были лицемерами, более того, они рассматривают сподвижников как наилучших людей после самого Посланника Аллаха. Если бы они как-то классифицировали сподвижников, то они исходили бы из старшинства, достоинств и заслуг перед Исламом. В первую категорию попали бы праведные халифы, затем последовали бы первые шесть из десяти последующих, которым, согласно суннитской точке зрения, было обещано царство небесное. Поэтому, когда они молятся за Пророка (МЕИБ) и его семью, они добавляют к ним всех сподвижников без разбора.
Это то, что мне удалось узнать от суннитских и шиитских ученых относительно классификации сподвижников; и это заставило меня начать детальное изучение вопроса о сподвижниках. Я пообещал Господу - если Он ведет меня прямым путем - избавляться от эмоциональных предубеждений и быть абсолютно нейтральным и объективным, рассматривать высказывания обеих сторон и следовать за лучшим, основываясь в своих выводах на двух предпосылках:
1. Предпосылки логики: я буду исходить только из общепринятых текстов, будь то комментарии к Книге Аллаха или Сунна Пророка.
2. Предпосылки разума - ибо это величайший дар Аллаха человеку, удостоенный этого дара, человек отличается от других Его творений. И когда Аллах выражает негодование по поводу деяний своих подданных, Он всегда призывает их одуматься, Он говорит: "Неужели вы не понимаете?", "Неужели вы не разумеете?", "Неужели вы не видите?"...
Пусть мой Ислам изначально будет верой в Аллаха, Его ангелов, Его Книги и Его Посланников, я верю, что Мухаммад - слуга Аллаха и Его Посланник, и религия Аллаха - Ислам; пусть мой Ислам не зависит от кого-либо из сподвижников, независимо от его отношения к Посланнику и его положения, я не омейяд, не аббасид, не фатимид, я не шиит и не суннит, я ничего не имею против Абу Бакра, или Умара, или Османа, или Али, и даже против Вахши, убийцы Хамзы, поскольку он стал мусульманином и Посланник Аллаха простил его. Я взялся за это исследование с целью достичь истины и искренне дистанцировался от всего, во что раньше верил. С благословения Аллаха, я решил начать с рассмотрения позиций сподвижников.

1. Сподвижники и мирный договор Худайбийи
Действительная история такова.
На шестой год Хиджры Посланник Аллаха с тысячей сподвижников отправился в поход по направлению к Мекке, намереваясь совершить Умру. Они разбили лагерь в "Зи-ль-Халифа", и Пророк (МЕИБ) приказал сподвижникам сложить оружие и надеть ихрам, затем они забили жертвенных животных, таким образом информируя курайшитов о том, что они пришли как паломники для совершения Умры, а не как захватчики. Но высокомерные курайшиты испугались, что их особому статусу будет нанесен ущерб, если другие арабы во главе с Мухаммадом войдут в Мекку силой. Поэтому они послали делегацию, возглавленную Сухайлом ибн Амром ибн Абд Ваддом ал-Амири, чтобы он встретился с Мухаммадом и попросил его в этот раз повернуть обратно с условием, что в следующем году курайшиты позволят ему войти в Мекку на три дня. К этому было добавлено еще несколько жестких условий, которые были приняты Посланником Аллаха, ибо обстоятельства оправдывали такие соглашения, и так было указано Богом, Обладателем Славы и Могущества.
Некоторым сподвижникам не понравилось то, что сделал Пророк, и они резко воспротивились такому повороту дела. Умар ибн Хаттаб подошел к Пророку и сказал:
- Ты действительно Пророк Аллаха?
Посланник (МЕИБ) ответил:
- Да, действительно.
Тогда Умар спросил:
- И мы действительно правы, а наши враги не правы?
- Да, - ответил Пророк. Тогда Умар спросил:
- Почему тогда мы позорим нашу религию?
- Я Посланник Аллаха и я никогда не ослушаюсь Его, Он - моя опора.
- Разве ты не говорил, что мы пойдем к Дому Аллаха и обойдем вокруг него? Посланник Аллаха (МЕИБ) ответил:
- Да, но разве я говорил вам, что мы совершим это в нынешнем году?
- Нет, - ответил Умар.
- Вы пойдете к нему и обойдете вокруг него, - сказал Пророк.
Позднее Умар подошел к Абу Бакру и спросил его:
- О Абу Бакр, он действительно Пророк Аллаха?
- Да, - ответил тот.
Тогда Умар задал ему те же вопросы, и Абу Бакр дал ему те же ответы и добавил:
- О Умар, он действительно Посланник Аллаха, и он никогда не ослушается Своего Господа, Он его опора, так что держись его.
Закончив подписание договора, Пророк сказал своим сподвижникам:
- Идите, принесите жертву и обрейте свои головы.
И, клянусь Аллахом, никто не двинулся с места, пока он не повторил это три раза. Когда никто не последовал его приказу, он пошел к своему шатру, затем, ни с кем не разговаривая, забил молодого верблюда своими собственными руками и попросил своего брадобрея обрить ему голову. Когда сподвижники увидели все это, они пошли и принесли жертву и обрили друг друга, хотя они были близки к тому, чтобы убить друг друга(4).
Это краткое изложение истории мирного договора Худайбийи. Детали этого события одинаково излагаются как шиитами, так и суннитами, его пересказывают многие историки и биографы Пророка, такие, как Табари, Ибн Асым, Ибн Саад, Бухари и Муслим.
Здесь я остановился, не в силах читать подобные вещи и спокойно реагировать на то, как вели себя сподвижники по отношению к Пророку. Разве может разумный человек согласиться с утверждением некоторых ученых, настаивающих на том, что сподвижники, да благословит их Аллах, всегда повиновались Посланнику Аллаха (МЕИБ) и исполняли его приказы. Ведь этот инцидент явно не соответствует такому утверждению, он доказывает, что они лгут. Может ли любой здравомыслящий человек представить себе, что такое поведение по отношению к Пророку - нормально, вполне приемлемо или оправдано? Аллах, Всемогущий, сказал:
"Но нет - клянусь твоим Господом! - не уверуют они, пока не изберут тебя судьей во всем том, что вызывает у них споры. И тогда не восстанут они в душе против твоего решения и подчинятся ему полностью".
(Святой Коран, 4:65)
Уступил ли Умар ибн Хаттаб, принял ли без затруднений приказ Посланника (МЕИБ)? Или он против своего желания принял приказ Пророка? Особенно когда он сказал: "Ты действительно Пророк Аллаха? Разве ты не говорил нам..." и т.д. Уступил ли он, когда Посланник Аллаха дал ему убедительные ответы? Нет, его не убедили эти ответы, и он пошел к Абу Бакру, чтобы задать ему те же вопросы. Уступил ли он после того, как Абу Бакр ответил ему и посоветовал ему держаться Пророка? Я не знаю, уступил ли он в самом деле и убедили ли его ответы Пророка (МЕИБ) и Абу Бакра! Почему он сказал о себе: "Для чего я все это сделал..." Аллах и Его Посланник знают все, что сделал Умар.
Кроме того, я не могу понять, почему остальные сподвижники не желали повиноваться Посланнику Аллаха, когда он сказал им : "Идите, принесите жертву и побрейте ваши головы". Никто не повиновался его приказам, он повторил их три раза, и все напрасно.
Аллах, Хвала Тебе! Я не мог поверить в то, что прочел. Могли ли сподвижники дойти до такого уровня в их обхождении с Посланником? Если бы эта история была рассказана только шиитами, я бы счел ее клеветой, направленной против благородных сподвижников. но эта история так хорошо известна, что все суннитские историки ссылаются на нее. Заставив себя принять то, что ни у кого не вызывает разногласий, я смирился, оставаясь при этом весьма озадачен. Что я мог сказать? Какое оправдание мог я найти этим сподвижникам, которые провели почти двадцать лет с Посланником Аллаха от начала его пророческой миссии и до дня Худайбийи, они видели все чудеса и озарения Пророчества? Более того, Коран постоянно учил их, как им следует вести себя в обществе Посланника, как они должны говорить с ним, более того, Аллах грозил им разрушить все их деяния, если их голоса превысят его голос.

2. Сподвижники и "Бедствие четверга"
Вкратце история такова.
За три дня до смерти Пророка сподвижники собрались в его доме. Он приказал принести перо и бумагу, чтобы записать свое последнее указание, следуя которому мусульмане могли бы удержаться на верном пути. Но среди сподвижников возникли разногласия, некоторые из них не пожелали повиноваться Пророку, обвинив его в том, что он бредит. Тогда Посланник Аллаха сильно разгневался и приказал всем покинуть его жилище, так и не сделав своего последнего распоряжения.
А вот некоторые детали этой истории:
Ибн Аббас передает:
"Четверг, что за четверг это был! " Посланника начались жесточайшие боли и он сказал:
- Подойдите сюда, я напишу документ, который удержит вас от отклонения от прямого пути.
Но Умар сказал, что Пророк не в себе из-за сильной боли, и что у мусульман уже есть Коран, и его достаточно, ибо это Книга Аллаха. Между теми, кто был в доме, возникли разногласия, и они стали спорить между собой. Одни соглашались со словами Пророка, а другие поддерживали точку зрения Умара. Спор накалялся, и, когда шум стал слишком громким, Посланник Аллаха сказал им:
- Оставьте мой дом".
Ибн Аббас добавляет:
"Бедствие заключалось в том, что отсутствие согласия между сподвижниками не дало возможности Посланнику написать для них этот документ"(5).
Эта история абсолютно достоверна. Нет никаких сомнений в ее подлинности, она одинаково приводится как в книгах шиитских ученых и историков, так и в суннитских источниках. Рассмотрев этот инцидент, я был буквально поставлен в тупик таким поведением Умара в отношении приказа Посланника Аллаха. И какой приказ это был! Не допустить отклонения мусульман от прямого пути! Без сомнения это указание должно было содержать что-то новое для мусульман. То, что оставило бы их без последних сомнений.
Давайте сейчас оставим точку зрения шиитов, которая заключается в том, что Посланник хотел написать имя Али как своего преемника, а Умар понял это и не допустил, чтобы это произошло. Допустим, они не достаточно убедили нас в этой гипотезе. Но можем ли мы найти другое разумное объяснение этому болезненному инциденту, который до такой степени разгневал Посланника, что он приказал всем удалиться. Ибн Аббас так плакал, что камни стали мокрыми от его слез, и он назвал это происшествие "Бедствием четверга". По мнению суннитов Умар якобы понял, что болезнь Пророка прогрессирует, и он хотел, чтобы ему не причиняли лишнего беспокойства.
Такого рода объяснения не примут даже простые люди, не говоря уже об алимах. Я снова попытался найти какое-либо оправдание для Умара, но обстоятельства, сопутствующие этому происшествию, препятствовали этому. Даже когда я заменял слова "Он бредит" - да простит меня Аллах - на слова "Боль поглотила его", я не мог найти оправдание для Умара, когда он сказал: "У вас есть Коран, и вам этого достаточно, ибо это Книга Аллаха". Может он знал Коран лучше, чем Посланник Аллаха, через которого Коран был ниспослан? Или Посланник Аллаха - да простит меня Аллах - сам не понимал, кем он был? И он хотел с помощью этого приказа поссорить своих сподвижников? Да простит меня Аллах! Если аргументы суннитов верны, то Посланник Аллаха, поняв добрые намерения Умара, должен был поблагодарить его и, возможно, попросить остаться, вместо того, чтобы сердиться и выгонять всех вон. Можно поинтересоваться, почему они подчинились его приказу, когда он велел им покинуть его дом, а не сказали, что "он бредит". Не потому ли, что они преуспели в своем плане помешать ему написать этот документ, и у них не было необходимости больше там оставаться? Поэтому они шумят и спорят в присутствии Посланника и делятся на две группы: одна согласна с Посланником Аллаха в том, что нужно написать этот документ, а другая - с Умаром в том, что Посланник бредит.
Дело тут не в одном Умаре. Если бы проблема была только в нем, Посланник Аллаха убедил бы его в том, что он не бредит, что боль еще не настолько его поглотила, и он в состоянии руководить Уммой и хочет не дать своей Умме отойти от прямого пути. Ситуация оказалась намного серьезнее. У Умара нашлись сторонники, с которыми он, очевидно, заранее договорился, и они устроили такой шум и базар, забыв, или сделав вид, что забыли, слова Аллаха, Всевышнего:
"О вы, которые уверовали! Не возвышайте ваши голоса над голосом Пророка и не разговаривайте с ним так же громко, как говорите между собой, а не то ваши дела будут тщетны и вы даже не будете знать [об этом]".
(Святой Коран, 49:2)
В этом инциденте они пошли дальше повышения голоса и громкой речи - они обвинили Пророка в том, что он бредит - да простит меня Аллах - они подняли страшный шум и затеяли в присутствии Посланника ссору, превратившуюся в настоящую битву на словах.
Я думаю, что большинство сподвижников было с Умаром, и поэтому Посланник Аллаха решил, что писать документ бесполезно. Он понял, что раз они не проявили к нему должного уважения и не подчинились приказу Аллаха не повышать голос в его присутствии, то они не подчинятся приказу Его Посланника.
Мудрость подсказала Посланнику не писать этот документ, ведь если это завещание было так атаковано при жизни Посланника, то можно представить, что было бы после его смерти.
Критики скажут, что он действительно бредил, и возможно для убедительности они вспомнят о некоторых сомнительных, по их мнению, приказах, отданных Пророком со смертного одра.
Взывая к Аллаху о прощении, я отказывался верить, что такие слова могли быть сказаны в присутствии Посланника, как я мог убедить себя и свою свободную совесть, что действия Умара ибн Хаттаба были спонтанными, в то время, как его друзья и все присутствовавшие во время этого инцидента плакали, пока их слезы не пропитали камни, и назвали этот день бедствием для мусульман. Тогда я решил отбросить все оправдания, которые давались, чтобы объяснить этот инцидент, и даже пытался отвергнуть всю историю, расслабиться и забыть об этой трагедии, но все книги ссылались на нее, подтверждая ее аутентичность, не давая ей при этом осмысленного оправдания.
Я стал склоняться к шиитской позиции в объяснении этой истории, ибо она оказалась весьма логичной и связной.
Я до сих пор помню слова Сейида Мухаммада Садра, когда я спросил его:
- Как наш господин Умар, один среди всех сподвижников, понял, что именно собирается написать Посланник? Как вы настаиваете, это могло быть только назначение Али его преемником. Это показывает, что Умар был весьма умным человеком.
Сейид Мухаммад Садр сказал:
- Умар не был единственным, кто предвидел, что собирался написать Посланник. Большинство присутствующих понимали ситуацию также как и Умар, потому что Посланник до этого уже высказывался по этому вопросу, он говорил: "Я оставляю вам две вещи: Книгу Аллаха и Ахль уль-Бейт с их потомками, если вы последуете за ними, вы никогда не собьетесь с пути после меня". И во время болезни он сказал им: "Дайте мне написать документ, если вы последуете тому, что он будет содержать, вы никогда не собьетесь с пути". Все присутствующие, включая Умара, поняли, что Посланник Аллаха хочет повторить то, что он уже сказал при Кадыр Куме, а именно, приказ следовать Книге Аллаха и Ахль уль-Бейт, главой которых является Али. Это все равно, что Пророк сказал бы: "Следуйте Корану и Али". Как свидетельствуют историки, подобные вещи он говорил много раз.
Большинство курайшитов не любили Али: он был молод, он ущемлял их высокомерие, и он убил многих героев из их племени. Но они не осмеливались противостоять Посланнику Аллаха, как они сделали во время договора при Худайбийи, или когда Посланник молился за лицемера Абдаллаха ибн Аби, а также во многих других случаях, описанных в книгах. Эта история - одна из них, вы видите, что возражение против написания документа подстегнуло некоторых присутствующих в доме на страшную дерзость: они подняли шум в присутствии Пророка.
Такая трактовка вполне соответствует высказыванию Пророка. Но заявление Умара: "У вас есть Коран и вам этого достаточно, ибо это Книга Аллаха", - не соответствует высказыванию Пророка, в котором он приказывает следовать Книге Аллаха и Ахль-уль-Бейт вместе. Это выглядит так, как будто он хотел сказать: "У нас есть Книга Аллаха, и этого достаточно для нас, поэтому нам не нужны Ахль уль-Бейт". Я не вижу никаких других разумных объяснений этого инцидента, если только не имелось в виду: "Повинуйтесь Аллаху, но не Его Посланнику". Но такой вариант неприемлем и неразумен. Если я отброшу свои эмоции и предубеждение и буду основываться только на ясном и свободном рассудке, то я очень быстро приду к заключению, что Умар был первым, кто отверг Сунну Пророка, когда он сказал: "Этого достаточно для нас, ибо это Книга Аллаха".
И если некоторые правители отбрасывали Сунну Пророка, заявляя, что она противоречива, они только повторяли пример из ранней истории Ислама. Но я не хочу нагружать одного Умара ответственностью за это происшествие и за то, что в последствии умма утратила водительство. По справедливости, я думаю, что ответственность должна лечь на него и на тех, кто тогда поддержал его в оппозиции по отношению к Посланнику Аллаха.
Меня поражают те, кто читают от этом происшествии и чувствуют себя при этом как ни в чем не бывало. Вопреки тому факту, что это было одно из "величайших бедствий", как назвал его Ибн Аббас. Еще больше меня удивляют те, кто, охраняя честь сподвижников, исправляют их ошибки пусть даже ценой чести и достоинства Пророка, а также ценой Ислама и его основ.
Почему мы увиливаем от правды и стараемся уничтожить ее, если она не согласуется с нашими капризами... Почему мы не можем понять, что сподвижники были такие же люди как и мы, со своими причудами, предубеждениями и интересами, они могли совершать ошибки или быть правыми!
Но мое удивление постепенно исчезло, когда я почитал Книгу Аллаха, в которой Он рассказывает нам истории о пророках - да благословит их всех Аллах и ниспошлет на них мир - и о неповиновении им людей, с которым они сталкивались, вопреки всем чудесам, которые они творили. Господи! Сделай так, чтобы наши сердца не отклонились от того пути, по которому ты нас ведешь, и даруй нам от Твоего милосердия, ведь Ты, поистине, Самый Щедрый из дарящих!
Я начал понимать, на каком основании шииты так относятся ко второму халифу: они считают его ответственным за многие трагические события в истории Ислама, начиная с "Бедствия четверга", когда исламская умма была лишена письменного руководства Посланника Аллаха.

3. Сподвижники в военном походе под командованием Усамы
Вкратце история такова.
Пророк организовал военный поход в Малую Азию за два дня до своей смерти. Он назначил Усаму ибн Зайд ибн Харифа, которому было тогда восемнадцать лет, главнокомандующим, в то время, как в этом походе должны были участвовать такие важные люди, как Абу Бакр, Умар, Абу Обайда и другие известные сподвижники. Некоторые из них выражали недовольство этим шагом, они спрашивали, как можно назначать такого молодого человека командиром. Фактически это были те самые люди, которые прежде возражали против назначения отца Усамы предводителем войска. Они были так упорны в своих возражениях, что рассерженный Пророк, несмотря на лихорадку, был вынужден встать с постели и выйти, с обвязанной головой, поддерживаемый с двух сторон, и едва касаясь ногами земли (Да будут мои родители жертвой за него). Он поднялся на минбар и, воздав хвалу Аллаху, сказал:
- О мой народ! До меня дошло, что некоторые из вас протестуют против моего назначения Усамы командиром отряда. Вы сейчас возражаете против назначения Усамы главнокомандующим также, как прежде вы возражали против назначения его отца. Клянусь Аллахом: его отец был достоин этого назначения, и его сын также достоин этого назначения(6).
Он убеждал их начать выступление без промедления, продолжая повторять: "Пошлите отряд Усамы", Разворачивайте наступление отряда Усамы", "Вышлите вперед отряд Усамы"... Он убеждал их снова и снова, но сподвижники реагировали крайне вяло и разбили лагерь под Джарфом.
Сталкиваясь с подобными событиями, я спрашиваю себя: "Что это за дерзость по отношению к Аллаху и его Посланнику? Откуда все это неповиновение приказам благословенного Посланника, который был так заботлив и добр по отношению ко всем верующим?"
Я не могу, и вряд ли кто-нибудь сможет, придумать приемлемое объяснение всех этих дерзких ослушаний. Обычно, сталкиваясь с подобными фактами, бросающими тень на сподвижников, я старался отрицать или игнорировать их, но в данном случае это невозможно сделать, все историки и ученые, как шиитские, так и суннитские, подтверждают подлинность этих событий.