ВЕДОМЫЙ ПО ПУТИ
 
Встреча с сейидом Мухаммадом Бакыром ас-Садром

По пути к сейиду Мухаммаду Бакыру ас-Садру Абу Шуббар был со мной очень почтителен. Он рассказал об известных алимах, о таклиде, пока мы наконец не вошли в дом. Сейида Садра мы увидели в окружении множества студентов. При нашем появлении он встал, приветствуя нас, я был представлен, он тепло со мной поздоровался и усадил меня рядом с собой. Затем он начал расспрашивать меня о Тунисе и Алжире, об известных алимах, таких, как Хыдр Хусейн и Захир ибн Ашур и других. Мне нравилась его манера общения, несмотря на его высокое положение и уважение, которым он пользовался среди студентов, я обнаружил, что с ним очень легко разговаривать, было такое ощущение, будто мы давно знакомы.
Присутствовать на этой встрече было очень интересно: я слышал вопросы студентов и ответы на них. Я оценил идею таклида - выбора муджтахида из ныне живущих алимов, могущего ответить на любой вопрос прямо и ясно. Шииты это настоящие мусульмане - понял я - они поклоняются Одному Аллаху и верят в посланническую миссию нашего Пророка Мухаммада (МЕИБ). С начала у меня было подозрение, что все, виденное мной - это спектакль, или, как они говорят, "такыйя", т.е. они только делают вид, а на самом деле не верят; в то, что говорят. Но эти подозрения быстро исчезли, ведь невозможно представить, чтобы сотни людей, которых мне приходилось видеть и слышать, координировали свои действия в этом представлении, да и зачем они должны это делать? Кто я такой, чтобы они до такой степени прибегали к "такыйя" в общении со мной. И все их книги, будь то старые, написанные несколько столетий назад, или современные, все открыто признавали Единство Аллаха и восхваляли его посланника Мухаммада (МЕИБ). Здесь, в доме Сейида Мухаммада Бакира ас-Садра, известного религиозного авторитета в Ираке, всякий раз, когда упоминалось имя Мухаммада (МЕИБ), все хором в один голос восклицали: "Да благословит Аллах Мухаммада и его семью".
Когда подошло время молиться, мы покинули дом и отправились в мечеть, располагавшуюся по соседству, и Сейид Мухаммад ас-Садр предстоял на послеполуденном и предвечернем намазе. Мне казалось, что я нахожусь среди сподвижников Пророка, особенно когда один из присутствующих волнующим голосом прочитал торжественную молитву, и, когда он закончил, все воскликнули: "Да благословит Аллах Мухаммада и его семью". Молитва в основном была посвящена воспеванию славы Аллаху Величайшему, Мухаммаду (МЕИБ) и его семье.
После молитвы Сейид сел в михрабе, и люди стали по очереди подходить и приветствовать его, некоторые задавали частные вопросы, некоторые - вопросы общего порядка, и он отвечал на них соответственно. Получив ответ на свой вопрос, человек целовал его руку и отходил. Какое счастье иметь такого достойного имама, который дает людям знания и решает их проблемы!
Сейид проявил по отношению ко мне такую заботу и великодушие, что я совсем забыл про свою семью, свой клан. Наверное, если бы мне пришлось провести у него месяц, то я стал бы шиитом - такое впечатление производили на меня его манеры, скромность и доброта. Стоило мне только на него посмотреть, как он улыбался и спрашивал, не нужно ли мне чего-нибудь, на протяжении четырех дней мы практически не разлучались, если не считать времени, потраченного на сон. Со всего мира к нему приезжали гости, это были саудовцы из Хиджаза, люди из Бахрейна, Катара, Объединенных Арабских Эмиратов, Ливана и Сирии, Ирана, Афганистана, Турции и Черной Африки. Сейид говорил с каждым из них и все они покидали его счастливые и успокоенные.
Мне хотелось бы упомянуть здесь об одном деле. С ним обратились к сейиду в моем присутствии, и он его решил. Причина моего рассказа - историческая важность данного примера. Мусульмане должны знать, что они потеряли, отступив от законов Аллаха.
Четыре человека, судя по акценту иракцы, пришли к Сейиду Мухаммаду Бакыру ас-Садру. Один их них унаследовал дом от своего деда, который умер несколько лет назад, и продал его другому человеку (этот человек был среди пришедших). Через год после заключения сделки приехали два других брата и доказали, что они тоже законные наследники умершего человека. И вот они вчетвером сели напротив сейида и каждый предъявил кучу бумаг и документов. Сейид все почитал, затем, поговорив несколько минут с этими людьми, вынес справедливый приговор. Покупателю он дал полное право пользоваться домом, а продавцу велел выплатить братьям их долю от той суммы, которую он получил за дом. После этого все встали, поцеловали руку сейида и обняли друг друга. Пораженный увиденным, я спросил сейида:
- Инцидент исчерпан?
- Да, - ответил он, - каждый получил то, что ему положено, слава Аллаху.
Таким образом, за столь короткое время, всего за несколько минут, проблема была решена. Я рассказал, что в нашей стране подобное дело заняло бы лет десять, кто-то из истцов за это время мог бы умереть и его сыновья продолжили бы дело отца, а официальная цена тяжбы могла бы превысить стоимость самого дома. Дело передавалось бы из магистрального суда в апелляционный суд на пересмотр дела, и в результате никто не был бы удовлетворен, между людьми и кланами поселилась бы ненависть.
В ответ на мои слова Абу Шуббар сказал:
- У нас происходят такие же вещи, если не хуже.
- Какие? - спросил я.
- Если люди идут в государственные суды, они проходят примерно через те же трудности, что ты только что описал, но если они приходят к авторитетному религиозному лицу, предавая себя исламскому закону, он рассматривает и решает их дело за несколько минут, как ты только что видел. А что может быть лучше, чем Закон Аллаха, для людей, которые имеют разум? Сейид ас-Садр не взял с них ни гроша, но если бы они пошли в государственный суд, им пришлось выложить огромную сумму. :
- Слава Аллаху! - воскликнул я, - Мне трудно поверить собственным глазам! Если бы я не видел всего этого лично, то точно никогда бы не поверил.
Абу Шуббар возразил мне:
- Не стоит отрицать это, брат, тем более, что это очень простой случай по сравнению с другими, более сложными, где пролилась кровь. И тем не менее, религиозные авторитеты решают их, это занимает у них несколько часов.
- Получается, что у вас в Ираке две формы правления: государственная и клерикальная.
- Нет, у нас только одна форма правления - государственная, но мусульмане шиитского мазхаба, следующие за религиозными авторитетами, не имеют ничего общего с этим государственным правлением, потому что оно не исламское. Они подвластны этому правительству в вопросах гражданства, налогов, гражданских законов и персонального статуса, и если мусульманин, следующий за религиозным авторитетом, поссорится с мусульманином, который не следует за таковым, то, поскольку последний не согласится идти к религиозному авторитету, дело должен рассматривать государственный суд. Но если два мусульманина, следующие за религиозным авторитетом, поссорятся между собой, то нет никаких проблем: с решением, принятым этим авторитетом, согласятся все стороны. При этом надо отметить, что религиозные авторитеты рассматривают дела день - другой, в то время, как другие суды растягиваются на месяцы и годы.
Благодаря этому случаю я почувствовал, какое благо несет нам правление Аллаха, слава Ему, Всевышнему, и это помогло мне понять слова Аллаха в Его Благородном Коране:
"... А те, которые не судят согласно тому, что ниспослал Аллах, - они и есть неверные".
(Святой Коран, 5: 44)
"...А если кто-либо не судит соответственно ниспосланному Аллахом, те - притеснители ".
(Святой Коран, 5: 45)
"А кто не будет судить согласно тому, что ниспослал Аллах, тот грешник".
(Святой Коран, 5: 47)
Этот случай разбудил во мне чувства негодования и возмущения в адрес тех, кто заменил справедливые законы Аллаха на несправедливые, человеком созданные законы. Они пошли дальше и с бесстыдным сарказмом критикуют божественный закон и осуждают его за варварство и антигуманность, потому что он накладывает ограничения, приказывает отрубать руку вору, закидывать камнями прелюбодея и казнить убийцу. Откуда пришли все эти чуждые нам и нашей культуре теории? Нет сомнения в том, что они пришли с Запада, от врагов Ислама, которые знают, что если применить к ним Закон Аллаха, это приведет к их неминуемому уничтожению, ведь все онм - воры, предатели, прелюбодеи, преступники и убийцы.
За время моего пребывания в доме Сейида Садра мы обсудили с ним массу вопросов, я расспросил его обо всем, что узнал за последнее время от своих новых друзей: об их вере, о том, что они думают о сподвижниках Пророка (МЕИБ), об Али и его сыновьях..., а также многие другие вопросы, по которым наши мнения расходились.
Я спросил сейида Садра об Имаме Али, почему во время азана шииты свидетельствуют, что он "Валийу-л-Лах" (Друг Аллаха). Он ответил мне следующим образом:
- Господин правоверных, Али, да благословит его Аллах, был одним из тех слуг Аллаха, которых Он избрал и удостоил высокой чести: на них была возложена ответственность за Послание после ухода Пророка. Эти слуги - доверенные лица Пророка (МЕИБ), ведь каждый пророк имеет свое доверенное лицо, и Али ибн Абу Талиб - доверенное лицо нашего Пророка (МЕИБ).
Мы оказываем ему предпочтение перед другими сподвижниками Пророка (МЕИБ), потому что Аллах и Пророк оказывали ему такое предпочтение, имеется масса доказательств этого факта. Некоторые их них выводятся логически, другие мы находим в Коране и Сунне, и в этих доказательствах нельзя сомневаться, ибо они были тщательно исследованы и подтверждены нашими учеными, написавшими массу книг на данную тему, а также учеными суннитских мазхабов. Омейяды сильно потрудились, чтобы скрыть правду, борясь с Али и его сыновьями и в конце концов убив их. Они приказывали людям, иногда силой, ругать их, и поэтому последователи Али стали свидетельствовать, что он "Друг Аллаха". Мусульманин не станет бранить друга Аллаха, вопреки приказам деспотичного правления, ведь слава только у Аллаха, Его Посланника и у тех, кто уверовал. Этот момент стал поворотным пунктом в истории, дошедшим до нас через поколения: справедливое дело Али и несправедливые деяния его врагов. Поэтому наши ученые считают, что свидетельствование в молитве того, что Али - друг Аллаха - похвальное действие. В религиозных ритуалах, так же, как и в обычном каждодневном поведении, есть много похвальных действий, за которые мусульмане будут вознаграждены, но если они не совершали их, то они не будут наказаны. v Например, похвальным для мусульман считается после шахады сказать: "И я засвидетельствую, что Рай и Ад действительно существуют, и Аллах воскресит людей из их могил".
Я сказал:
- Наши ученые считают, что приоритетное право на наследование халифата было у нашего господина Абу Бакра Сиддыка, затем у нашего господина Омара Фарука, затем у нашего господина Османа, а затем у нашего господина Али, да благословит их всех Аллах.
Сейид немного помолчал, и затем ответил мне:
- Пусть говорят, что хотят, но они не смогут доказать своих слов на основании легальных источников. Кроме того, их слова противоречит их собственным книгам. Там написано, что лучший из людей - это Абу Бакр, за ним идет Осман, и нет вообще никакого упоминания об Али, они превратили его в обычного человека. Правда, наиболее поздние историки все же стали упоминать Али ради упоминания четырех праведных халифов.
Тогда я спросил его о кусочке глины, которого они касаются лбом, когда совершают поклон во время молитвы, его называют "Турба ал-Хусейн".
- Все мы совершаем поклон земле, - ответил сейид, - но не поклоняемся земле, как некоторые нас обвиняют. Мы поклоняемся только Аллаху, хвала Ему, Всевышнему. Мы, как и сунниты, считаем, что лучше всего совершать саджда на земле или на чем-то несъедобном, произведенном землей, и нежелательно молиться на чем-либо другом. Посланник Аллаха (МЕИБ) имел обыкновение во время молитвы сидеть на земле, и у него был кусочек глины, смешанный с соломой, на который он падал ниц. Он также учил своих сподвижников совершать саджда на земле или на камне и запрещал использовать для этого край своей одежды. Мы рассматриваем эти предписания, как важные и необходимые для исполнения.
Имам Зайн ал-Абиден Али ибн Хусейн (Мир им обоим) взял турбу (кусок глины) с того места, где находится могила его отца Абу Абдаллаха, потому что земля в этом мете благословенна и очищена пролитой здесь кровью Предводителя мучеников. Его последователи продолжают эту практику и о сей день.
Мы не говорим, что без турбы молитва недействительна, мы считаем, что саджда совершается правильно, если используется любая глина или камень, желательно взятые со святого места, или коврик из пальмовых листьев или аналогичных материалов.
Я спросил о ритуале поминания нашего господина Хусейна (Да благословит его Аллах):
- Почему шииты рыдают и бьют себя по щекам и другим частям тела, пока не польется кровь, в то время как это запрещено Исламом, ведь Пророк (МЕИБ) сказал: "Тот, кто бьет себя по щекам, рвет одежду и призывает к Джахилиййи, тот не из нас".
Сейид ответил:
- Это верное высказывание и нет никаких сомнений в его правдивости. Но оно не относится к погребению Абу Абдаллаха, призыв отомстить за Хусейна и последовать его путем - это не призыв к Джахилиййе. Шииты - это всего лишь люди, и среди них есть образованные и не очень образованные, у них есть чувства и эмоции. Если они теряют контроль над своими эмоциями во время годовщины мученической смерти Абу Абдаллаха, вспоминая, что случилось с ним, его семьей, и его сподвижниками, начиная от упадка и пленения и кончая убийством, то ведь они будут вознаграждены за эти порывы души, ведь они делают это ради Аллаха. Аллах, Хвала Ему, Высочайшему, награждает людей за их намерения. На прошлой неделе я прочел официальные сообщения египетского правительства о случаях самоубийства, которые последовали за смертью Джамал Абдул Нассера. Произошло восемь таких случаев, люди расставались с жизнью, бросаясь с высоких зданий, прыгая под поезда, и кроме этого, множество людей было ранено. Это только один из примеров, где эмоции одержали верх над такими рациональными людьми, как мусульмане. И они убили себя из-за смерти Джамала Абдул Нассера, который умер по естественным причинам, однако, это не дает нам права осуждать суннитов и судить их за неправоту. С другой стороны, сунниты не имеют права обвинять шиитов за то, что они оплакивают своего Предводителя мучеников. Эти люди пережили и до сих пор переживают трагедию Хусейна. Даже Посланник Аллаха (МЕИБ) оплакивал своего сына Хусейна, и Джибриль также оплакивал его.
- Почему шииты украшают могилы своих святых золотом и серебром, в то время, как это запрещено Исламом?
- Это делают не только шииты, и это не запрещено. Посмотрите на мечети наших суннитских братье в Ираке, Египте, Турции или еще где-нибудь в исламском мире, все они украшены золотом и серебром. Более того, могила Посланника Аллаха (МЕИБ) в светозарной Медине и Ка'аба, Дом Аллаха, в благословенной Мекке каждый год покрываются новыми покрывалами, расшитыми золотом, которые стоят миллионы. Так что эти вещи не являются исключительно шиитскими.
- Саудовские алимы говорят, что прикасаться к могилам святых и призывать к ним с просьбой о благословении - политеизм. Каково ваше мнение на этот счет?
- Если тот, кто касается могилы и призывает к мертвому, думает, что это может причинить вред или принести удачу, то это политеизм, в этом нет никаких сомнений. Мусульмане монотеисты, и они знают, что только один Аллах может приносить вред или добро. Но тот, кто, призывая святых и Имамов (да благословит их всех Аллах), понимает, что они могут быть посредниками в его обращении к Аллаху, то это не политеизм. Все мусульмане, сунниты и шииты со времен Пророка и до наших дней согласны в этом вопросе, за исключением ваххабитов, саудовских алимов, вставших со своим новым кредом в оппозицию ко всем остальным мусульманам. Они вызывают серьезные волнения среди мусульман, обвиняют их в богохульстве, проливают их кровь и даже бьют старых паломников на пути к Дому Аллаха в Мекке только за то, что те говорят: "О Посланник Аллаха, мир тебе", - и они никогда и никому не позволяют прикоснуться к священной могиле. У них было столько дебатов с нашими алимами, но они продолжают упорствовать в своей самонадеянности.
Сейид Шараф ад-Дин, известный шиитский ученый, совершал Хадж к Дому Аллаха во время правления Абдуль Азиза ибн Сауда, и он был одним из алимов, которых согласно традиции пригласили в королевский дворец на празднование -Ид аль-Адха в обществе короля. Когда подошла его очередь пожать королевскую руку, Сейид Шараф ад-Дин вручил королю в качестве подарка Коран в кожаном переплете. Король взял Коран, приложил его ко лбу и поцеловал. Тогда Сейид Шараф ад-Дин сказал: "О Король, почему ты целуешь этом переплет и оказываешь ему такие почести, ведь он сделан из простой козьей кожи?" Король ответил: "Я оказываю почести Святому Корану, а не козьей коже". Тогда Сейид Шараф ад-Дин сказал: "Мы делаем то же самое, когда целуем ограду гробницы Пророка (МЕИБ), мы знаем, что она сделана из железа и не может вредить или приносить удачу, но мы имеем в виду то, что находится за этим железом и деревом, мы хотим оказать почесть Посланнику Аллаха (МЕИБ) так же, как ты хотел оказать почесть Святому Корану, когда целовал покрывающую его козлиную кожу".
Все присутствующие были впечатлены словами сейида и воскликнули : "Ты прав!" И короля вынудили разрешить паломникам целовать реликвии, связанные с Пророком (МЕИБ). Это длилось до тех пор, пока приказ короля не был отменен его преемником. И дело не в том, что ваххабиты боятся, как бы мусульмане не стали придавать Аллаху сотоварищей. Скорее ими движут политические мотивы: они хотят, противодействуя всей умме и убивая мусульман, укрепить свой авторитет и власть над ними. История же дает нам множество свидетельств того, сколько вреда они принесли Исламу.
Я спросил его о суфийских орденах и он ответил мне коротко:
- В суфизме есть позитивные и негативные аспекты. Позитивные аспекты включают самодисциплину, аскетичную жизнь, отказ от мирских удовольствий и стремление вознестись к вершинам горнего мира. Негативные стороны - это изоляция от внешнего мира, эскапизм, ограничение упоминания имени Аллаха определенным числом и другие практики. Ислам, как известно, дозволяет все хорошее и запрещает все вредное, и все, чему учит Ислам - позитивно.


Скептицизм и сомнение

Ответы сейида Садра были ясными и убедительными, но такому человеку как я было очень трудно их усвоить. Двадцать пять лет я основывал свою жизнь на прославлении и уважении сподвижников Пророка, особенно четырех праведных халифов. Посланник Аллаха велел нам следовать их учению, особенно учению Абу Бакра ас-Сиддыка и Умара аль-Фарука, но я ни разу не слышал, чтобы кто-то упоминал их имена со времени моего прибытия в Ирак. Вместо этого здесь часто звучали странные, неизвестные мне имена Двенадцати Имамов. И еще я услышал о том, что Пророк перед смертью назначил Али своим преемником. Как можно было в это поверить? Ведь тогда получалось, что все мусульмане и сподвижники Пророка - а они были лучшими из людей - после его смерти пошли на противостояние Али, да почтит его Аллах. А нас с детства учили, что сподвижники Пророка - да благословит всех их Аллах - уважали Али и прекрасно знали его высокие человеческие качества. Они знали его как мужа Фатимы аз-Захры и отца Хасана и Хусейна, а также как "врата в град знаний". Наш господин Али знал Абу Бакра ас-Сиддыка, человека, который первым принял Ислам, вместе с Пророком находился в пещере, о чем Всевышний Аллах говорит нам в Коране, ему Пророк поручал предстоять на намазе во время своей болезни, и о нем он сказал: "Если бы я выбирал очень близкого друга, то я выбрал бы Абу Бакра". Именно поэтому мусульмане избрали его халифом. Имам Али знал качества нашего господина Умара, человека, который по воле Аллаха прославил Ислам, и Посланник Аллаха называл его Фаруком, то есть различающим правильное от неправильного. Имам Али также хорошо знал качества нашего господина Османа, в присутствии которого ангелы Милосердного испытывали стыд, он создал армию "Усра", и Посланник Аллаха назвал его "Зуль-нурайн" - обладатель двойного света. Как могут наши братья шииты игнорировать все это или притворяться, что игнорируют, придавая этим личностям черты обычных людей, подвластных всевозможным прихотям и жадности, и считать, что они отклонились от прямого пути и не повиновались приказам Посланника после его смерти. Это невероятно, ведь мы знаем, как эти люди всегда спешили выполнить приказы Посланника, они убивали своих сыновей и отцов, членов своего клана ради прославления Ислама и его окончательной победы. Тот, кто убил своего отца и сына, не может быть подвержен таким мирским мимолетным амбициям, как положение халифа, и игнорировать приказ Посланника Аллаха.
Поэтому я не мог поверить во все, что говорили шииты, хотя во многих вещах они меня убедили. Я оставался в состоянии сомнения и недоумения. Сомнение вызывали слова шиитских алимов, которые казались вполне разумными и логичными. Но я не мог поверить, что сподвижники Пророка - да благословит из всех Аллах - дошли до такого морального падения и были простыми людьми, как все мы, что они не были проникнуты светом Послания и не получили просветление от Мухаммада. Бог мой, как это могло быть? Могли ли сподвижники Пророка быть такими, как их описывают шииты? Самое главное заключалось в том, что эти сомнения и затруднения породили во мне неуверенность и осознание того, что для достижения истины необходимо изучить массу пока скрытой информации.
Приехал мой друг и мы совершили путешествие в Кербелу. Там мне удалось пережить трагедию нашего господина Хусейна так, как ее переживают его последователи. Только тогда я понял, что он не умер обычной смертью. Люди собрались вокруг его гробницы как бабочки и рыдали так горько и печально, будто Хусейн только что пал мучеником. Мне не приходилось раньше видеть, чтобы люди так плакали. Вскоре я услышал голос оратора, который описывал события в Кербеле, прерывая свое выступление рыданиями и причитаниями, так что аудитория теряла контроль над собой и впадала в экстаз. Я дал волю своим чувствам и плакал не переставая, ощущая себя раздавленным, в этот день я почувствовал такую веру, какой прежде никогда не испытывал. Я представлял, будто я нахожусь в рядах врагов Хусейна и внезапно перехожу на его сторону, чтобы оказаться одним из тех, кто ради него жертвует своей жизнью. Оратор рассказал историю о Хурре, который был одним из предводителей войска, атаковавшего Хусейна в этой битве. Он остановился посреди поля битвы, дрожа как лист, и один из его друзей спросил его : "Ты боишься смерти?" Он ответил: "Нет, клянусь Аллахом, но я выбираю между Раем и Адом". Ударив лошадь, он направился в сторону Хусейна и спросил его: "Раскаяние ли это, о сын Посланника Аллаха?"
Услышав это, я не смог справиться с собой и упал на пол, рыдая. Мне казалось что это я нахожусь на месте Хурра, и это я спрашиваю его: "Раскаяние ли это, о сын Посланника Аллаха? Прости меня, о сын Посланника Аллаха!" Голос оратора был таким волнующим, что люди плакали и причитали, и когда мой друг услышал мой плач, он обнял меня, как мать обнимает свое дитя, рыдая и призывая: "О Хусейн... о Хусейн..."
Были моменты, в течение которых я понял значение настоящего плача, я почувствовал, как мои слезы омыли мое сердце и тело изнутри, и тогда я понял значение высказывания Посланника: "Если бы вы знали то, что знаю я, вы бы меньше смеялись и больше плакали".
Весь день я чувствовал себя подавленным и угнетенным, несмотря на попытки моего друга как-то успокоить и приободрить меня, он предлагал мне перекусить, но я полностью потерял аппетит. Я попросил его повторить рассказ о мученической смерти Хусейна, потому что мои знания об этом ограничивались лишь тем, что говорили наши учителя. А они рассказывали, что враги Ислама убили наших господ Умара, Османа и Али, и что те же враги убили нашего господина Хусейна. Вот и все, что мы знали. У нас действительно был обычай отмечать Ашуру, как один из исламских праздников, в этот день раздавали милостыню, готовили всевозможные кушанья, маленькие мальчики шли к старшим, и те давали им немного мелочи на сладости и игрушки. Однако, в некоторых деревнях было несколько обычаев, касающихся Ашуры: в этот день люди не зажигали огонь, не работали, не женились и не отмечали никаких счастливых событий. Мы принимали эти довольно странные обычаи за чистую монету без всяких объяснений, и наши религиозные лидеры говорили нам о величии Ашуры и о том, как она благословенна.
Потом мы посетили могилу Аббаса, брата Хусейна. Я ничего о нем не знал, но мой друг рассказал мне о его храбрости. Мы также встретились со многими религиозными лидерами, чьи имена мне трудно вспомнить полностью, но я могу назвать их фамилии: Бахр Улюм, Сейид Хаким, Кашиф Хита, Язин, Табатабаи, Фейрузабади, Азад Хайдар и другие. Все они оказали мне честь побыть в их обществе.
Это действительно благочестивые религиозные лидеры, обладающие всеми чертами достоинства и благородства, шиитская умма уважает их и дает им пятую часть своих доходов.
Благодаря этим средствам они финансируют религиозные школы, открывают новые учебные заведения, создают издательства и поддерживают студентов, которые приезжают к ним со всех концов исламского мира.
Они независимы и никак не связаны с правительством, в отличие от наших религиозных лидеров, которые не скажут и не сделают ничего без разрешения властей, ведь государственные чиновники платят им зарплату, назначают на должности и увольняют, если захотят.
Это был новый мир, который я открыл, или вернее, Аллах открыл мне. Мне стало нравиться то, от чего я раньше старался держаться подальше, и я постепенно входил в тот мир, которому раньше противился. Из этого нового мира ко мне пришли новые идеи, подтолкнувшие меня к исследованиям и поиску новых знаний, которые должны привести к желаемой истине. Я всегда думаю об этой истине, когда читаю высказывание Пророка: "Сыны Израиля были разделены на семьдесят одну группу, христиане были разделены на семьдесят две группы, и моя умма будет разделена на семьдесят три группы, все они, кроме одной, кончат в Аду".
Здесь не место рассуждать о различных религиях, претендующих на то, что именно они правы, а остальные находятся в заблуждении. Но всякий раз, читая это высказывание, я поражаюсь и изумляюсь. Не самому высказыванию, как таковому, но тем мусульманам, которые читают его, повторяют в своих речах и отметают его, даже не проанализировав его и не попытавшись выяснить, какая часть будет спасена, а кто обречен на погибель.
Самое интересное, что каждая группа считает, что речь идет о ней. Хадис имеет продолжение: Пророка спросили: "Кто они, о Посланник Аллаха?" Он ответил: "Те, кто последуют по моему пути и по пути моих сподвижников". Найдется ли хотя бы одна группа, которая не следует Корану и Сунне, есть ли в Исламе такая группа, которая претендует на что-то другое? Если бы спросили Имама Малика или Абу Ханифу или Шафии или Ахмеда ибн Ханбала, неужели они заявили бы, что не следуют учению Корана и достоверной Сунны?
Помимо различных шиитских групп есть некоторые суннитские мазхабы, которые, как я считал одно время, отклонились от правильного пути и искажали Ислам. Все они настаивают на том, что они следуют Корану и достоверной Сунне, которая передавалась через Ахль уль-Бейт. Люди Дома Пророка лучше других знали, что говорили. Могут ли все они претендовать на то, что именно они находятся на правильном пути? Нет, ведь высказывание Пророка противоречит этому. Может само высказывание придумано или сфальсифицировано? Нет, оно принято как шиитами, так и суннитами. Может быть это высказывание вообще не имеет смысла? Бог не допустит, чтобы Его Посланник (МЕИБ) мог произносить бессмысленные и бесполезные речи, все, что он когда-либо говорил, было мудрым. Таким образом, мы приходим к единственно возможному заключению: есть только одна группа, которая идет по правильному пути, а все остальные - отклонившиеся. Эти слова Пророка вызывают замешательство и растерянность, но одновременно они подталкивают всех тех, кто действительно хочет быть спасен, к изучению вопроса и исследованиям.
В связи с этим, после встречи с шиитами я, полный сомнений, оказался стоящим перед дилеммой. Кто знает, может они говорят правду? Так не должен ли я начать изучение и исследование?
Ислам через Коран и Сунну приказывает нам изучать и сравнивать, и Всевышний Аллах говорит:
"А тех, которые радели за наше [дело], Мы наставим их на Наши пути..." (Святой Коран, 29: 69)
Также Он сказал:
"...которые прислушиваются к слову и следуют наилучшим из них. Это те, которых Аллах наставил на прямой путь, они - обладатели разума". (Святой Коран, 39: 18)
Посланник Аллаха (МЕИБ) сказал: "Изучай свою религию, пока не скажут, что ты сумасшедший". Таким образом, исследование и сравнение - это официальные обязанности каждого здравомыслящего мусульманина.
Прейдя к такому заключению, я пообещал себе и моим иракским друзьям непременно заняться исследованиями. Обнявшись, мы попрощались, было очень грустно расставаться, мы действительно полюбили друг друга. Я чувствовал, что покидаю дорогих и верных друзей, которые пожертвовали своим временем, чтобы помочь мне. Они делали это по своему собственному желанию и ничего не просили взамен, кроме одобрения Аллаха, Хвала Ему. Пророк (МЕИБ) сказал: "Если Аллах выбрал тебя, чтобы ты вел одного человека (по прямому пути), это дороже всех богатств на земле".
Я покидал Ирак, проведя двадцать дней среди алимов и их последователей, и это время пронеслось как прекрасный сон, из которого не хотелось возвращаться в явь. Я покидал Ирак, сожалея о том, что время прошло так быстро, и я должен расстаться с дорогими друзьями, которые так любят "Ахль уль-Бейт".
Я покидал Ирак и направлялся в сторону Хиджаза, стремясь к Дому Аллаха и могиле Господина первых и последних (МЕИБ).


Путешествие в Хиджаз

Прибыв в Джидду, я встретил своего друга Башира, который был очень рад меня видеть, он пригласил меня в свой дом и проявил по отношению ко мне максимум доброты. Мы проводили время, объезжая окрестности на его машине, вместе совершили Умру, несколько дней мы посвятили богослужению и благочестивым делам. Я извинился перед другом за свое опоздание из-за задержки в Ираке и рассказал о моем открытии, или, скорее, о новой вере. Это был непредубежденный и хорошо информированный человек, и он сказал мне:
- Я действительно слышал, что у них есть несколько великолепно образованных ученых, но, помимо этого, среди них есть группы вероотступников, которые создают для нас значительные трудности во время хаджа.
- Что за проблемы они создают? - спросил я.
- Они молятся вокруг могил и входят в Мекку группами, рыдая и причитая, они приносят с собой камни, на которые они падают ниц, а если они посещают могилу нашего господина Хамзы в Ухуде, они устраивают похоронную церемонию, бьют себя в грудь и причитают, как будто Хамза только что умер. Из-за всего этого саудовское правительство препятствует тому, чтобы они посещали могилы".
Я рассмеялся и сказал:
- Из-за этого вы называете их отступившими от Ислама?
- Есть и другие причины, - ответил он, - они посещают могилу Пророка (МЕИБ), но в то же время они окружают могилы Абу Бакра и Умара и бранят их, некоторые даже бросают грязь и помет на могилы".
Когда я услышал эти заявления, я вспомнил, как мой отец, вернувшись из Хаджа, рассказывал мне, что шииты бросали грязь на могилу Пророка (МЕИБ). Я не сомневаюсь в том, что отец не видел этого собственными глазами, потому что он сказал: "Мы заметили, что нескольких солдат из саудовской армии бьют паломников палками, и когда мы выразили протест против такого унизительного обращения с паломниками, они ответили нам, что это не мусульмане, это шииты, они принесли грязь, чтобы бросить ее на могилу Пророка (МЕИБ)". Отец продолжал: "Тогда мы оставили их, обругали и плюнули на них".
И теперь я слышу от своего друга, который родился в Светозарной Медине, что шииты приходят посетить могилу Пророка (МЕИБ), но грязь бросают на могилы Абу Бакра и Умара. Эти две истории показались мне очень подозрительным: я был в Хадже и видел благословенную гробницу, где скрыты могилы Пророка (МЕИБ), Абу Бакра и Умара. Они заперты и никто не может подойти к ним близко и дотронуться до двери или окна, и тем более, бросить что-либо на них. Это невозможно по двум причинам: во-первых, там нет ни одного отверстия, и во-вторых, там есть строгая охрана, крепкие солдаты следят за каждой дверью, и у каждого в руке есть плетка, чтобы бить тех паломников, которые осмелятся войти внутрь.
Очень вероятно, что некоторые саудовские солдаты в своем предубеждении против шиитов намеренно клевещут на них с помощью таких заявлений. Таким образом они хотят оправдать свою агрессию по отношению к шиитам, а также, возможно, спровоцировать других мусульман на борьбу с ними. Саудовцам выгодно, чтобы о шиитах распространялись разные слухи вроде того, что те якобы ненавидят Посланника Аллаха и бросают грязь на его могилу, таким образом они сразу убивают двух зайцев.
Один известный человек, которому я вполне доверяю, рассказал мне следующую историю: "Мы совершали обход вокруг Ка'абы, когда неожиданно у одного молодого человека началась резкая боль в желудке и его вырвало. Солдаты, охранявшие Черный камень, начали избивать этого человека, обвиняя его в осквернении Ка'абы. Его вытащили в самом жалком виде, а затем судили и казнили".
Все эти драматические истории крутились в моей голове, и я задумался на секунду о том, чем можно оправдать моего саудовского, который так поносил шиитов. Но против шиитов не было никаких серьезных обвинений, если не считать того, что они били себя по груди, плакали, и совершали "саджда" на камнях, а также молились на могилах. Я спросил себя: "Достаточное ли это оправдание для того, чтобы поносить того, кто верит, что нет Бога кроме Аллаха, и Мухаммад (МЕИБ) - его слуга и посланник? И он молится, дает милостыню, постится в Рамадан, совершает Хадж, совершает добрые поступки и воздерживается от дурных?"
.Не хотелось обострять отношения с другом, вдаваясь в бесполезные дискуссии, поэтому я сказал коротко: "Пусть Аллах просветит нас и просветит их и ведет нас по прямому пути, и пусть Аллах накажет врагов Ислама и мусульман".
Всякий раз, обходя Ка'абу во время Умры и на протяжении всего пребывания в Святой Мекке, где мне встретилось всего несколько паломников, я молился и искренне просил Аллах открыть мои глаза и вести меня к истине. Я стоял на месте Ибрахима (Мир ему) и читал аят из Святого Корана:
"И проявляйте [в служении] Аллаху достойное усердие: Он избрал вас и не наложил на вас в [исполнении обрядов] религии никакого затруднения. [Следуйте] вере отца вашего Ибрахима. Именно он назвал вас муслимами прежде, [как зоветесь] вы с этом [Писании], чтобы Посланник (т.е. Мухаммад) был свидетелем вашим, а вы [соответственно] были свидетелями для людей. Совершайте же обрядовую молитву, раздавайте закат и держитесь Аллаха! Он - ваш покровитель. И как прекрасен покровитель, и как прекрасен заступник!"
(Святой Коран, 22: 78)
И я стал призывать к нашему господину Ибрахиму, ил вернее. нашему предку Ибрахиму, как его называет Святой Коран.
О Отец! Ты, который назвал нас мусульманами, твои потомки поспорили после тебя, одни стали иудеями, другие христианами, а третьи стали мусульманами; и иудеи были разделены на семьдесят одну группу, христиане были разделены на семьдесят две группы, а мусульмане были разделены на семьдесят три группы. Все они находятся во мраке, как ты говорил своему сыну Мухаммаду (МЕИБ), но только одна группа осталась верна твоей клятве. О Отец!
Неужели это тот путь, который Аллах пожелал для своего творения? Фаталисты верят, что Аллах предопределил для души каждого человека его судьбу: быть ли ему иудеем, христианином, мусульманином, атеистом или политеистом. Или все это происходит от любви к "ближнему" миру и отклонения от приказов Аллаха, от того, что люди забыли Аллаха, и он сделал так, что они забыли самих себя.
Я не могу заставить себя поверить в фатализм, в то, что Аллах назначает судьбу каждому индивидууму, скорее я тяготею к вере в то, что Аллах внушил нам понимание того, что хорошо, и что дурно, и послал Своих посланников, чтобы они показали нам, что хорошо, а что дурно, и объяснили сложные вопросы. Но человек попал под чары жизненных искушений и со всей своей надменностью, эгоизмом, невежеством, любопытством, упрямством, несправедливостью и тиранством отступил от прямого пути и последовал за дьяволом.
Он сам отдалился от Милосердного, и поэтому он потерял дорогу, в Святом Коране это выражено наилучшим образом в словах Аллаха:
"Поистине, Аллах ни в чем не проявляет несправедливости к людям, но люди но люди сами обижают себя".
(Святой Коран, 10: 44)
О, наш отец Ибрахим! Мы не можем обвинять ни иудеев, ни христиан за то, что они не следовали прямым путем, после того. как им этот путь был указан... Посмотри на этот народ, который спас Аллах, послав ему твоего сына Мухаммада (МЕИБ). Он вывел его из тьмы, просветил его и сделал лучшим народом в мире. И этот народ тоже разделился на многие враждующие группы, вопреки тому, что Посланник Аллаха (МЕИБ) запретил им это, сказав: "Запрещается мусульманину уходить от общения со своим братом мусульманином больше, чем три раза".
Чего только не случилось с этим народом, который разделен на маленькие враждующие государства, некоторые из них даже не знают о существовании друг друга. О отец наш Ибрахим, чего только не случилось с этим народом... Когда-то это были лучшие люди в мире; они правили от Востока до Запада, распространяли знания и просвещали другие народы.
Сегодня этот народ пребывает в тяжелейшем за всю свою историю упадке; его земли захвачены, а люди изгнаны... Мечеть Аль-Акса оккупирована сионистской шайкой и никто не в силах освободить ее. Если кто-нибудь посетит эти страны, он не найдет ничего, кроме убогой нищеты, смертельного голода, сухих неплодородных земель, болезней, плохих манер, интеллектуальной и технической отсталости, тирании, гонений и грязи. Достаточно сравнить туалеты в Западной Европе и в наших странах и посмотреть, какая большая разница между ними. Ирония заключается в том, что низкий уровень гигиены в наших странах противоречит исламскому учению, ведь Ислам учит нас, что "чистота - это признак веры, а грязь - признак дьявола". Может вера переместилась в Европу, а дьявол поселился среди нас? Почему мусульмане боятся открыто декларировать свои религиозные взгляды даже в своей стране! Почему они даже не могут быть хозяевами своего лица, не решаются отрастить собственную бороду! Мусульмане не могут носить исламскую одежду, в то время, как грешники вокруг открыто распивают алкоголь и совершают ужасное зло. Мусульмане же не могут поправить их и показать им правильный путь. Мне говорили, что в некоторых исламских странах, таких, как Египет и Марокко, действительно есть отцы, посылающие дочерей продавать свое тело из-за нужды и бедности, да не будет власти и могущества, кроме как у Аллаха Высочайшего и Могущественного.
Господи, зачем ты покинул этот народ и оставил его во тьме? Нет, Господи, пожалуйста, прости меня, на самом деле этот народ покинул Тебя и выбрал дорогу дьявола, и Ты, Мудрый, Могучий, сказал, и слова Твои - истина:
"К тем, кто отвращается от упоминания Милосердного, Мы приставим шайтанов, которые станут их закадычными друзьями".
(Святой Коран, 43: 36)
Нет сомнения в том, что деградация исламской нации, дошедшая до уровня покорности и отсталости, это знак ее отступления от прямого пути. Ее небольшая часть, одна группа из семидесяти трех, не сможет повлиять на судьбу всей нации.
Посланник Аллаха сказал:
"Вам приказано совершать добрые дела и воздерживаться от всего предосудительного, иначе Аллах отдаст вас на попечение ваших грешников, и когда ваши праведники будут взывать к вам, никто их не услышит".
Господи, мы верим в то, что Ты послал нам, и следуем за Посланником, так будешь ли ты считать нас правоверными? О Господи, пожалуйста, не отворачивай наши сердца, после того, как ты просветил нас. Прошу тебя, Господи, помилуй нас, ведь ты Дающий. О Господи, мы несправедливо обращались сами с собой, и если ты не простишь нас, и не помилуешь, мы без сомнения окажемся среди заблудших.
Когда я отправился в Светозарную Медину, мой друг Башир снабдил меня письмом к своему родственнику, живущему в этом городе, чтобы мне можно было остановиться у него на время пребывания в Медине.
Ко времени моего прибытия он уже переговорил с ним по телефону, меня тепло встретили и поместили в доме. У меня был план сразу после приезда посетить могилу посланника Аллаха (МЕИБ), поэтому я вымылся и одел свою лучшую одежду. В отличии от предыдущего визита, посетителей было совсем немного. Я постоял перед могилами Посланника Аллаха (МЕИБ), Абу Бакра и Умара, что было невозможно во время Хаджа из-за людского столпотворения. Когда я попытался дотронуться до двери гробницы для благословения, один из охранников сделал мне выговор, а когда я задержался там на некоторое время, чтобы произнести молитвы и приветствия, охранники приказали мне покинуть это место. Я пытался поговорить с одним из охранников, но это было бесполезно.