О руководстве имама Али (в письмах)
  Он был непорочным, великим, добрым человеком, ведущим дела.

والوصى الولى و الفارس المعلم

تحت العجاج عير الكها م
Он был наследником, повелителем и героем со знаменем в руках, уничтожавшим врагов и рассеивавшим их ряды.

و وصى الوصى ذى الخطه الفصل

و مردى الخصوم يوم الخصام
Он наследник, наследник того наставителя на праведный путь, нападавшего на врагов и уничтожавшего их на поле битвы.

Касир ибн Абдуррахман ибн Асвад ибн Амер Хазаи, известный как Касир Иззе, сказал:

وصى النبى المصطفى و ابن عمه

و فكا ك اعناق و قاضى مغارم
Наследник пророка и сын его дяди, освободитель людей и возвращающий долги должников.

Абу-Тамам Таи в своей касиде, строки которой заканчиваются на букву "р", пишет:

و من قبله احلفتم لوصيه

بداهية دهياء ليس لها قدر
Вы заранее поклялись его наследнику, что будете поддерживать его в чрезвычайно трудном деле.

فجئيم بها بكرا عوا نا و لم يكن

لها قبلها مثلا عوا ن ولابكر
Вы создали это трудное дело, нанесли последовавшие друг за другом страшные удары, которым не было прецендента.

اخوه ا ذاعد الفخار و صهره

فلا مثله اخ و لامثله صهر
Он был его братом в то время, когда это считалось достоинством, и был его зятем. Нельзя найти другого такого брата и зятя.

وشد به ازر النبى محمد

كما شد من موسى بها رونه الا زر
Благодаря ему опора Мухаммеда стала прочной, как стала прочной опора Моисея благодаря Харуну.

Да'бал ибн Али Хазаи в элегии по случаю гибели предводителя мучеников имама Хусейна (да будет мир с ним!) пишет:

راس ا بن بنت محمد و وصيه

يا للرجال على قناة يرفع
О, люди! Голова сына дочери Мухаммеда и его наследника наколота на копьё.

Абу-Тейб Матнаби в ответ тем, кто осуждал его по той причине, что он перестал восхвалять семейство пророка, сказал:
و تركيب مد حى للوصى تعمدا

اذ كان نورا مستطيلا شا ملا
Я специально прекратил восхвалять наследника, ибо он - недосягаемый свет.

و ا ذا استطال الشى قام بنفسه

و صفيات ضوء الشمس تذهب با طلا
Когда что-то обретает силу, оно встаёт на свои ноги (не нуждается в помощи). Описывать свет солнца - это всё равно, что говорить пустые слова.
Абуль-Касим Тахер ибн Хусейн ибн Тахир Алави включил в свой сборник следующее стихотворение, восхваляющее семейство пророка:

هوا ابن رسول اللّه و ابن وصيه

و شبههما شبهت بعد التجارب
Он сын пророка Аллаха и сын его наследника. Подобно им, он не сравним ни с кем.
Существует множество других стихотворений, которые не могут поместиться в одном письме.

Ш
ПИСЬМО СТО ДЕВЯТОЕ
23/рабиоссани/1 330

В девятнадцатом письме я сказал, что некоторые из ваших противников сомневаются в правильности вашей ссылки на имамов из семейства пророка в основных и второстепенных принципах религии. Я обещал поговорить с тобой об этом. Думаю, сейчас настало время для этого. Прошу тебя дать ответ, способный рассеять их сомнения.

С
ПИСЬМО СТО ДЕСЯТОЕ
29/рабиоссани/1330

1 - Следование шиизму имамами из семейства пророка.
2 - Превосходство шиитов в науках со времён соратников пророка.
3 - Шиитские писатели во времена табеинов и их последователей.

1 - Сведущие люди, несомненно, знают, что шииты, являющиеся приверженцами имамов, всегда следовали примеру непорочного семейства пророка (да благословит Аллах его и род его!) в основных и второстепенных принципах религии и ни на йоту не отклонились от него.* Поэтому мнение шиитов в основных и второстепенных религиозных принципах, а также других науках, связанных с Кораном и традициями пророка, является мнением имамов. В этих вопросах они не доверяют никому, кроме имамов. Таким образом, они исповедуют религию Аллаха и приближаются к Всевышнему лишь путём религии имамов из семейства пророка.
Они не видят причины отказаться от имамов и последовать за другими. Так поступали жившие в прежние эпохи шииты. Со времён предводителя правоверных имама Али, имама Хасана, имама Хусейна и девяти имамов из рода имама Хусейна (да будет мир с ними!) до сегодняшних дней шииты живут по этому принципу.
Каждый из имамов (да будет мир с ними!) обучили основным и второстепенным религиозным принципам большое число своих соратников. Эта многочисленная группа праведных и благочестивых шиитов обучила этим принципам других людей, которые, в свою очередь, передали эти принципы следующему поколению. Таким образом каждого поколение передавало эти религиозные принципы следующему, пока очередь не дошла до нас.

* Иракский еженедельник "Аль-Махди" опубликовал это письмо за подписью Абул-Хусейна Шарафоддина Мусави в двух своих номерах.

Сегодня эти предписания сверкают как полуденное солнце. Мы придерживаемся тех же основных и второстепенных религиозных принципов, что и имамы из семейства пророка (да будет мир с ними!). Эту религию со всеми её мельчайшими деталями передали нам наши отцы, которые унаследовали её от своих отцов и дедов, а также предков, живших при имаме Аскари, имаме Хади, имаме Джаваде, имаме Резе, имаме Казиме, имаме Садыке, имаме Багире, имаме Саджаде, имаме Хусейне, имаме Хасане и предводителе правоверных имаме Али (да будет мир с ними!). Сегодня мы не можем привести имена всех шиитов, которые были соратниками имамов и, обучившись религиозным предписаниям и исламским наукам, сохранили и передали их следующим поколениям.
Достаточно взглянуть на произведения известных нам шиитов и привести выдержки из некоторых из них, ибо упомянуть все книги в этом письме невозможно. Они вдохновлялись светом науки имамов из семейства Мухаммеда (да благословит Аллах его и род его!), черпали свои знания из бескрайнего океана их мудрости и слышали эти ценные замечания из их уст.
Таким образом, эти строки являются отражением их мудрости и знаний. Они были написаны в их эпоху, а затем стали источником и документом для шиитов. Так выявляется превосходство приверженцев семейства пророка над другими мусульманами, ибо мы не знаем ни одного из основателей четырёх толков суннитского вероисповедания, в эпоху которого была бы написана книга о суннитской религии. Люди просто привыкли к ним, и после их смерти число их последователей постепенно увеличилось.
Причина этого роста заключается в том, что правители ограничили право подражания этими четырьмя толками. Так предводителями мусульман во второстепенных религиозных принципах стала эта четвёрка. Эти четверо людей в свою эпоху были такими же факихами и повествователями хадисов, как и другие. В их времена никто не придавал значения записи и сохранению их высказываний, однако шииты с самого начала собирали высказывания непорочных имамов (да будет мир с ними!), ибо считали необходимым обращаться лишь к этим высказываниям при решении своих религиозных проблем. Они прилагали максимум усилий для того, чтобы не упустить ни одного слова из изречений имамов, стремясь сохранить ту единственную науку, которая - с точки зрения шиитов - приемлема Аллахом.
Тебе достаточно знать, что лишь в эпоху имама Садыка (да будет мир с ним!) записано четыреста принципов. Это четыреста томов книг, каждый из которых написан одним писателем. Эти книги содержат фетвы имама Садыка (да будет мир с ним!) в его эпоху. Соратники имама Садыка (да будет мир с ним!), помимо этих четырёхсот книг, имеют и другие произведения, о которых ты вскоре узнаешь, если на то будет воля Аллаха.
Однако ни один из четырёх предводителей суннитов при своей жизни не обладал значением, которым обладали имамы из семейства пророка для шиитов. Это значение было уделено четырём предводителям суннитов после их смерти. Ибн Халдун в предисловии книги о фикхе признал этот факт, как признали его некоторые из суннитских улемов.
Несмотря на это, мы не сомневаемся в том, что их религия была именно той, которую исповедуют сейчас их последователи, и что их знания были переданы из поколения в поколение и записаны в книгах. О каждой религии лучше всех известо последователям этой религии. Так, шииты лучше других знают о религии своих имамов, ибо они поклоняются Аллаху на основе этой религии и не считают другие пути приемлемыми для приближения к Аллаху.

2 - Исследователи прекрасно знают, что шииты раньше всех принялись за составление исламских наук, так как в послеисламскую эпоху никто, кроме Али (да будет мир с ним!) и его учёных шиитов, не помышлял об этом деле. Может быть, причиной тому были разногласия асхабов по поводу дозволенности или недозволенности этого дела.
Как отметили многие писатели, в частности Аскалани в предисловии книги "Фатх аль-бари" (стр. 4), Умар ибн Хоттаб и другие не желали составления книг об исламских науках, опасаясь, как бы хадисы не смешались с Кораном.
Однако Али (да будет мир с ним!), а также дети и наместники имама Муджтабы (да будет мир с ним!) и некоторые асхабы считали это дело правильным. Так продолжалось до тех пор, пока в конце эпохи табеинов все единодушно признали дозволенность этого дела. Тогда, согласно утверждению Муджахида и Ата, и была написана книга Ибн Джариха "История". По словам Газзали, это первая книга, написанная в постисламскую эпоху. Однако правильнее сказать, что это первая книга, написанная нешиитами в постисламскую эпоху. Затем была написана книга Моутамара ибн Рашеда Сан'ани в Йемене, а затем - книга Моута Малика. В предисловии книги "Фатх аль-бари" говорится, что Раби ибн Сабих был первым, кто написал книгу. Он жил в конце эпохи табеионов.
Так или иначе, все единодушно признают тот факт, что никто, кроме шиитов, не написал книги в первые десятилетия после прихода ислама.
Имам Али (да будет мир с ним!) и его шииты принялись за это дело с самого начала возникновения ислама. Первой книгой, которая была составлена предводителем правоверных (да будет мир с ним!), был Коран.
После похорон пророка (да благословит Аллах его и род его!) Али (да будет мир с ним!) поклялся не надевать абу, кроме для намаза, до тех пор, пока не соберёт коранические аяты в одну книгу.
Он составил Коран в порядке ниспослания аятов, указав при этом на всеобщие и особые, законченные и обусловленные, однозначные и многозначные, отменяющие и отменённые аяты, а также обязательные и необязательные предписания и порядок их выполнения. Он также отметил поводы и случаи ниспослания аятов и разъяснил некоторые трудные вопросы. Ибн Сейрин всегда говорил:* "Если бы у нас был этот Коран, мы постигли бы истинные науки."
Конечно, собрать Коран намеревались и другие близкие соратники пророка, однако им не удалось составить Книгу Аллаха в порядке её ниспослания. Ни один из них не упомянул при этом важные детали, отмеченные предводителем правоверных. Поэтому Коран, составленный имамом, больше похож на комментарий. Затем он написал книгу для Фатимы Захры (да будет мир с ней!), впоседствии ставшей известной для непорочных детей этой великой женщины как "Книга Фатимы (да будет мир с ней!)". В неё были включены мудрые изречения, поговорки, наставления и хадисы, помогающие её светлости легче переносить кончину своего отца, пророка Аллаха (да благословит Аллах его и род его!). Затем имам Али написал книгу о выкупах, которые следует выплачивать при нанесении телесных поверждений и убийствах. Он назвал эту книгу "Сахифа". Ибн Са'д в конце своей известной книги "Аль-джаме" привёл эту книгу со ссылкой на предводителя правоверных (да будет мир с ним!). Я видел, что Бухари и Муслим упоминают об этой книге и несколько раз привели выдержки из неё. В числе приведённых ими повествований можно указать на следующее.
А'маш со слов Ибрахима Тими, а тот со слов своего отца повествует, что Али (да будет мир с ним!) сказал: "У нас нет иной книги для чтения, кроме Корана и этой Сахифы." Затем имам показал эту книгу, в которой было написано о ранах и увечиях, а также о том, что Медина входит в запретную зону, границы которой доходят до гор Айр и Сур. Тот, кто совершит в этой зоне преступления или приютит преступника, будет проклят Аллахом, ангелами и всеми людьми.
Этот хадис приведён Бухари на странице 11 четвёртой части книги "Фараиз". Муслим упомянул его на странице 523 первой части книги "Сахих". Имам Ахмад Ханбал включил в свою книгу "Маснад" большое число повествований из этой книги.

* Об этом упомянул Ибн Хаджар в книге "Саваик" и другие.

Так, на странице 100 первой части книги "Маснад" со слов Тарука ибн Шахаба он повествует: "Я видел, как Али (да будет мир с ним!) поднялся на минбар и заявил: "Клянусь Аллахом, у меня нет иной книги, годной для чтения вам, кроме Корана и этой Сахифы." Он повесил эту книгу на свой меч, а получил он её от пророка Аллаха (да благословит Аллах его и род его!)."
В предании со слов Абдул-Малика говорится, что однажды Абу-Джафар (да будет мир с ним!) попросил у Али его книгу. Джафар принёс её. Её листы были завёрнуты трубочкой толщиной в человеческую ляжку. В ней было написано: "Женщины ничего не наследуют из земель своего мужа." Имам Абу-Джафар (да будет мир с ним!) сказал: "Клянусь Аллахом, это почерк Али и пророка Аллаха (да благословит Аллах его и род его!)."
Некоторые из шиитов его светлости, следуя примеру предводителя правоверных, с тех самых времён стали писать книги. По словам Шахр-Ашуба, так поступили Салман и Абу-Дар. Шахр-Ашуб отметил: "Первым писателем книг в исламе был Али ибн Абу-Талиб. Затем к нему присоединились Салман Фарми, затем Абу-Дар, а впоследствии Абу-Рафе, освобождённый пророком Аллаха (да благословит Аллах его и род его!) и ставший казначеем всеобщей казны предводителя правоверных (да будет мир с ним!). Он был близким другом имама, ведавшим о величии его светлости. Он написал книгу "Сенан", составленную из хадисов Али (да будет мир с ним!). Эта книга обладает для нас огромным значением, и все учёные различными способами приписали эту книгу ему."
Другим писателем был Али ибн Абу-Рафе. Согласно его биографии в книге "Аль-исабат", он родился при жизни пророка (да благословит Аллах его и род его!), и его светлость дал ему имя Али. Он написал книгу о фикхе на основе религии имамов из семейства пророка. Имамы (да будет мир с ними!) почитали эту книгу и советовали своим шиитам обращаться к ней. Муса ибн Абдулла ибн Хасан рассказывает, что однажды кто-то спросил его отца о ташаххуде (слов исповедания ислама - прим. перев.). Его отец приказал принести книгу сына Абу-Рафе и прочитал эти слова из этой книги.
Автор книги "Роузат аль-джинат" признал, что это первая книга о фикхе, написанная шиитами, однако он ошибается.
Ещё одним писателем тех времён был Убайдулла ибн Абу-Рафе, сторонник имама Али. Именно он слышал и передал следующие слова пророка Аллаха (да благословит Аллах его и род его!), обращённые к Джафару Тайару: мТы похож на меня сотворением и характером." Многие передали этот хадис с его слов. Например, Ахмад ибн Ханбал привёл его в книге "Маснад", Ибн Хаджар - в первой части книги "Аль-исабат", отметив, что автором хадиса является Убайдулла ибн Аслам, ибо его отца звали Асламом. Убайдулла написал книгу о соратниках пророка (да благословит Аллах его и род его!), участвовавших в сражении Сеффейн. Ибн Хаджар в своей книге "Аль-исабат" неоднократно ссылается на эту книгу.*
В числе первых писателей нужно упомянуть и Рабиата ибн Сами. Он написал книгу о закате на животных и привёл в ней хадисы, рассказанные имамом Али (да будет мир с ним!) со слов пророка Аллаха (да благословит Аллах его и род его!).
Нельзя не упомянуть об Абдулле ибн Хорре Фарси. Он автор сборника хадисов, в котором приведены хадисы пророка Аллаха (да благословит Аллах его и род его!) со слов Али (да будет мир с ним!).
Среди этой группы следует упомянуть и Асбага ибн Набатата, верного друга предводителя правоверных (да будет мир с ним!). Именно он поведал о соглашении Малика Аштара и завещании имама Али (да будет мир с ним!) его сыну Мухаммеду. Наши писатели приписывают ему это со ссылкой на достоверные источники.

* См. биографию Джубайра ибн Хобаба ибн Манзара Ансари в первой части книги "Аль-исабат".

В числе этой группы нужно назвать и Салима ибн Кейса Халали, соратника предводителя правоверных (да будет мир с ним!). Салим передал хадисы со слов имама (да будет мир с ним!) и Салмана Фарси. Он написал книгу об имамате, о которой упомянул имам Мухаммед ибн Ибрахим На'мани в книге "Аль-гийбат". При этом он заявил, что среди шиитских учёных и повествователей хадисов не существует разногласий по поводу того, что книга Салима ибн Кейса является одной из главных компетентных книг, включающих в себя науку и хадисы семейства пророка с первых же лет возникновения ислама.
Эта книга - одна из тех, к которой обращаются шииты.
Некоторые из современных шиитских писателей написали книги о тех, кто первым взял перо в руки в постисламский период. Интересующиеся этой темой могут обратиться к этим книгам, в частности книге "Аль-зариэ" покойного Бузурга Техрани.

3 - Однако перейдём к нашим древним писателям второго поколения, т.е. поколения табеинов. Должен признаться, что это письмо не может включить в себя все их имена. Подробные разъяснения по этому поводу можно найти в тех же книгах шиитских учёных.*
В этот период свет семейства пророка был особенно ослепительным, хотя очень часто был скрыт за тёмными тучами жестокости угнетателей. Причина этому заключается в том, что трагедия кровопролитного сражения при Кербеле опозорила врагов семейства Мухаммеда (да благословит Аллах его и род его!) в глазах умных и сведущих людей. Она привлекла внимание исследователей к бедствиям семейства пророка, начавшимся с кончиной пророка Аллаха (да благословит Аллах его и род его!). Эта трагедия встряхнула людей и побудила их задуматься о главной причине этих бедствий и найти их основной корень. Они стали искать и, наконец, нашли его.

* Книги Наджаши, Мунтахи аль-Макам, Шейха Абу-Али, Мирзы Мухаммеда и других.

Поэтому мусульмане, в жилах которых текла храбрая кровь, поднялись во имя поддержки и сохранения значения семейства пророка, ибо человеческая натура склонна к защите угнетённых и борьбе с угнетателями.
После этой трагедии мусульмане как бы вступили в новый этап и стали сторонниками имама Али ибн Хусейна Зейноль-Абедина (да будет мир с ним!). Они перенимали у имама основные и второстепенные религиозные принципы и обращались к нему по всем вопросам в связи к Кораном, хадисами и исламскими науками. После его кончины они примкнули к его сыну имаму Багиру (да будет мир с ним!). Таким образом, соратники этих двух имамов (имама Саджада и имама Багира) считаются предками шиитов. Их число достигало нескольких тысяч, а число известнейших из них, чьи имена и биографии упомянуты в книгах - около четырёхсот человек. Они написали свыше десяти тысяч томов книг, предания которых передавались из поколения в поколение.
Некоторые из соратников этих двух имамов дожили до времён имама Садыка (да будет мир с ним!) и стали приверженцами этого имама. Благодаря этому имаму они до краёв наполнили чаши своих познаний.
Одним из этих людей был Абу-Саид Абан ибн Тагаллуб ибн Риах Джарири. Он прекрасно знал Коран, фикх, хадисы, методологию, был замечательным комментатором. Он был одним из компетентнейших лиц, ибо видел всех трёх имамов (да будет мир с ними!) и перенял у них знания и множество хадисов. Достаточно знать, что лишь от имама Садыка (да будет мир с ним!) - согласно утверждению Мирзы Мухаммеда в биографии Абана в книге "Мунхидж аль-макал" со ссылкой на Абана ибн Усмана и имама Садыка (да будет мир с ним!) -он перенял 30 тысяч хадисов.*

* Это отмечено многими великими повествователями хадисов, в частности Шейхом Бахай в книге "Ваджиза".

Он обладал высоким значением в глазах этих имамов. Мы видим, что имам Багир (да будет мир с ним!) - в то время, когда оба они находились в Медине - сказал ему:
"Сиди в мечети и давай фетвы людям. Я хочу, чтобы в числе моих шиитов все видели такого человека, как ты."
Имам Садык (да будет мир с ним!) сказал ему:
"Разговаривай и спорь с жителями Медины! Я хочу, чтобы в числе повествователей хадисов и моих приверженцев был такой человек, как ты."
Когда Абан входил в Медину, все окружали его, оставив других учёных. В мечети для него освобождали особый ряд пророка.
Имам Садык (да будет мир с ним!) сказал Салиму ибн Аби-Хабату: "Иди к Абану ибн Тагаллубу, ибо он слышал от меня множество хадисов. Всё, что он тебе расскажет, ты можешь рассказывать непосредственно от моего имени."
Его светлость также сказал Абану ибн Усману: "Абан ибн Тагаллуб передал 30 тысяч хадисов от моего имени. Ты также запомни и рассказывай их."
Каждый раз, когда Абан приходил к имаму Садыку (да будет мир с ним!), его светлость пожимал его руку и обнимал его, приказывал подложить ему подушку за спину и сам садился напротив него.
Когда имаму (да будет мир с ним!) сообщили о смерти Абана, он сказал: "Клянусь Аллахом, смерть Абана причинила боль моему сердцу."
Абан скончался в 141 году хиджры.
Абан передал повествования со слов Анаса ибн Малика, А'маша, Мухаммеда ибн Мункадира, Самака ибн Хараба, Ибрахима Нахаи, Фузайла ибн Амро и Хакама. Муслим и другие суннитские писатели ссылаются на его хадисы. Об этом я упомянул в шестнадцатом письме.
Если Бухари не упомянул его хадисы, это не умаляет значения Абана, ибо он был последователем имамов из семейства пророка (да будет мир с ними!), т.е. имама Садыка, имама Казима, имама Резы, имама Джавада и имама Хасана Аскари (да будет мир с ними!).
Бухари не привёл хадисы не только со слов этих великих имамов, но даже со слов предводителя юношей рая имама Хасана (да будет мир с ним!). Он передал хадисы Марвана ибн Хакама, Умрана ибн Хатана, Акрамата Барбари и подобных им людей. Воистину, все мы от Аллаха и к Нему возвратимся!
Абан имеет ценные произведения, в числе которых можно указать на комментарий "Кариб аль-Коран". Для разъяснения приведённых в Коране слов (с литературной точки зрения) он использовал стихотворения арабских поэтов.
Абдуррахман ибн Мухаммед Азади Куфи впоследствии собрал книги Абана, Мухаммеда ибн Саиба Калби, Ибн Рука и Атии ибн Хариса в один сборник. Затем он разъяснил моменты, по которым между ними существовали разногласия, а также моменты, в которых они были единогласны. Поэтому порой книга Абана изучается в отдельности, а порой - вместе с другой книгой. Наши писатели привели выдержки из этих книг со ссылкой на компетентные источники.
Абан написал также две другие книги под названиями "Аль-фазаил" и "Сеффейн". Один из четырёхсот указанных выше принципов, являющихся источниками шиитов во второстепенных религиозных предписаниях, написан Абаном. Все его книги признаны компетентными. Подробности приведены в различных книгах современных писателей.
В числе этой группы также следует указать на Абу-Хамзеха Сомали, Сабита ибн Динара. Он считается одним из известнейших шиитов. Он учился у имама Зейноль-Абедина, имама Багира и имама Садыка (да будет мир с ними!), был крайне близок к ним и любим этими имамами.
Имам Садык (да будет мир с ним!) восхвалил его следующим образом:
"Абу-Хамзех обладает тем же значением для своей эпохи, что Салман Фарси для своей."
Имам Реза (да будет мир с ним!) сказал о нём: "Абу-Хамзех для своей эпохи подобен Лукману для его времени."
Он также написал комментарий к Корану, на который ссылается имам Табарси в своём комментарии "Маджма аль-байан".* Он написал книгу "Аль-навадир". В книге "Рисалат аль-хукук"** он привёл предания со слов имама Зейнолъ-Абедина (да будет мир с ним!).
Он также написал утреннюю молитву его светлости, сияние которой превосходит сияние солнца и луны.
Он привёл предания Анаса и Шааби. С другой стороны, Ваки, Абу-Наим и другие шииты и сунниты упомянули его хадисы. Об этом я упомянул в шестнадцатом письме.
Там же ты можешь найти имена других учёных, которые обучались у имама Саджада (да будет мир с ним!), но уже не были учениками имама Багира и имама Садыка (да будет мир с ними!).
В числе этих людей можно назвать Абуль-Касима, Бурида ибн Муавию Аджали, Абу-Басира младшего, т.е. Лейса ибн Мурада Бахтари Муради, Абул-Хасана, Зарарата ибн А'йану, Абу-Джафара Мухаммеда, Муслима ибн Рабаха Куфи, Таифи, Сакафи и других учёных, которые, подобно ярким факелам, осветили людям путь истины. Их значение неописуемо.
Однако эти четверо людей достигли столь высокой степени, что имам Садык (да будет мир с ним!), упоминая о них, говорил:
"Они - хранители дозволенного и недозволенного Аллахом."
Он также сказал: "Я не знаю никого, кто возродит память о нас, кроме Зарарата, Абу-Басира Лейса, Мухаммеда ибн Муслима и Бурида. Если бы не они, никто не понял бы предписаний."

* В комментарии к аяту "Скажи: "Я не прошу у вас наград за это, любви лишь к ближним я прошу11" из суры "Советы" он привёл выдержки из комментария Абу-Хамзеха.
** Наши писатели привели высказывания Абу-Хамзеха из его книг. Книгу "Рисалат аль-хукук" Садроддин Мусави резюмировал и опубликовал в виде книги для мусульманских детей и юношей, чтобы они выучили её наизусть. Да воздаст ему Аллах добром за это!

Имам также заявил: "Обрадуй смиренных вестью о рае." Затем он привёл имена этой четвёрки. В продолжительной речи, в которой он упомянул этих людей, он отметил: "Мой отец считал их хранителями дозволенного и недозволенного Аллахом. Они были чашой его науки. Сегодня они являются хранителями моих тайн. Они были верными соратниками моего отца и останутся яркими звёздами среди моих шиитов при жизни и после смерти. Посредством их Аллах выявит и уничтожит всякое новшество. Они разрушат все планы врагов этой религии и уничтожат искажения тех, кто скажет неправду об имамах."
Существуют и другие высказывания имама, свидетельствующие о мудрости и величии этих людей. Привести все эти высказывания в этом письме невозможно.
Несмотря на это, враги семейства пророка выдвинули лживые обвинения против этих людей. Я подробно рассмотрел эту тему в своей книге "Мухтасар аль-калам фи муаллифи шиэ фи садриль-ислам".
Однако эти обвинения никоим образом не умаляют их значения перед Аллахом, пророком и правоверными. Подобно тому как завистники пророков своей завистью лишь возвысили их значение, зависть этих людей помогла распространению их идеологии и её внедрению в сердца умных людей.
В эпоху имама Садыка (да будет мир с ним!) наука чрезвычайно широко распространилась. Шииты его отца пириезжали к нему со всех точек исламских земель. Его светлость встречал их с распростёртыми объятиями, сближался с ними и не жалел своих сил для повышения уровня их осведомлённости. Он направил все свои усилия на обучение их тайнам наук и ознакомил их со всеми тончайшими деталями.
Абул-Фатх Шахрестани отмечает это в своей книге "Народы и вероучения", упомянув об имаме Садыке (да будет мир с ним!), и пишет:
"Он (имам Садык) обладал совершенными познаниями в религии, абсолютной мудростью, чрезвычайным благочестием в мирских делах и редким превосходством над вожделениями. Затем он добавляет: "Некоторое время он в Медине обучал наукам своих шиитов, поверяя своим друзям научные тайны. Затем он уехал в Ирак и жил там некоторое время. Он никогда не протестовал против правителей и не спорил с ними из-за халифата (ибо в те времена благоприятными были лишь культурные условия)."
Он также пишет: "Тот, кто бросился в море познаний, никогда не станет помышлять о реке. Тот, кто стоит на вершине истины, не боится спуститься вниз (и не иметь внешнего поста)."
Истина побуждает говорить и справедливого, и упрямого человека.
Многие соратники имама Садыка (да будет мир с ним!) достигли столь высокой степени в своих познаниях, что стали руководителями, светлыми факелами, морем познаний и яркими звёздами для других."
Число этих людей, биографии которых приведены в различных книгах, достигло четырёх тысяч человек. Это были мусульмане из Ирака, Хиджаха, Персии и Сирии. Они написали книги, пользующиеся широкой популярностью среди шиитов. Четыреста принципов избраны из книг этих же писателей. Четыреста принципов - как было отмечено ранее - это четыреста томов книг, написанные четырьмястами соратниками и учениками его светлости. В них приведены фетвы имама Садыка (да будет мир с ним!), ставшие критерием деяний мусульман после кончины его светлости. Затем улемы и доверенные лица имамов резюмировали эти книги и собрали некоторые из них в отдельные сборники, чтобы желающие ознакомиться с какой-либо определённой темой могли сделать это быстрее и легче. Так были написаны четыре книги, ставшие лучшим источником и документом шиитов в основных и второстепенных религиозных предписаниях с тех самых времён до сегодняшних дней.
Эти четыре книги состоят из: "Кафи" (произведение покойного Калини), "Тахзиб", "Истибсар" (произведение Шейха Туси) и "Мин ла яхзароль-факих" (пера покойного Саддука). Доказано, что эти книги были написаны именно этими писателями и не подверглись искажениям.
Среди этих книг книга "Кафи" является древнейшей, величайшей, лучшей и достовернейшей. В неё включено 16199 хадисов, что намного превосходит число хадисов, упомянутых в шести книгах "Сахих" суннитских писателей. На это указали покойный Калини и другие учёные.
Соратник имама Садыка (да будет мир с ним!) и имама Казима (да будет мир с ним!) Хошам ибн Хакам написал множество книг, из которых 29 томов наиболее известны. Наши писатели ссылаются на них в своих утверждениях. Более подробно ты можешь узнать об этом из моей книги "Мухтасар аль-калам фи муаллифи шиэ фи садриль-ислам".
Книги Хошама ибн Хакама выделяются особой простотой повествования и блестящей аргументированностью. В них говорится об основных и второстепенных религиозных принципах, монотеизме и умственной философии, отрицаются манихейцы, еретики, верующие в предопределение и принуждение, лжецы с необоснованными утверждениями об Али и семействе пророка, хариджиты и христиане, отрицатели завещания Али (да будет мир с ним!) и имамов после него, а также враги его светлости, т.е. те, кто не признаёт его превосходства.
Хошам был самым сведущим в каламе, теологии и других науках во втором веке хиджры. Он один из тех, кто тщательно изучил калам в связи с имаматом и выявил заложенную в него истину. Он украсил религию внимательностью и мышлением.
Он передал хадисы имама Садыка и имама Казима (да будет мир с ними!) и обладал для них бесподобным значением. Восхваления этих имамов в его адрес не поддаются описанию.
Вначале он принадлежал к секте джахмия, однако после встречи с имамом Садыком (да будет мир с ним!) избрал путь истины и примкнул к имаму. После кончины его светлости он стал приверженцем имама Казима (да будет мир с ним!). Он считался лучшим из соратников этих двух имамов.
К сожалению, люди, которые желают погасит свет Аллаха и причисляют его к числу тех, кто приписывают Аллаху материальность, выдвигают и другие необоснованные обвинение в его адрес. Эти обвинения выдвинуты теми, кто стремится погасить в нём Божий свет и таким образом потушить сжигающий их внутренний огонь зависти и вражды к семейству пророка. Однако мы лучше всех знаем о его вероисповедании и биографии. О нашей религии он написал книги, на которые я указал. Поэтому не может быть, чтобы -хотя он и жил очень давно - от нас остались скрытыми его слова, о которых известно другим, тем более что мы близки к его религии как никто другой.
Кроме того, отзыв Шахрестани о Хошаме в книге "Народы и вероучения" не свидетельствует о том, что тот верил в материальность Аллаха. Шахрестани в своей книге "Народы и вероучения" сказал, в частности, следующее: "Хошам ибн Хакам глубоко внедряется в принципы религии, и не должен забывать обвинения, выдвинутые против мутазилитов (сектантов - рационалистов). Мнения людей скрыты за их обвинениями в адрес врагов, и их нельзя понять из их слов.
Поэтому мы видим, что Хошам в своём разговоре с торговцем осуждает его и говорит: "Ты говоришь, что Творец является всеведущим благодаря своей мудрости, и Его суть состоит в Его мудрости? Тогда он учёный, но не такой, как все учёные? Почему же ты не говоришь, что он обладает плотью, но не подобен другим?"
Шахрестани желает этими словами доказать, что Хошам верил в материальность Аллаха. Однако все знают, что если даже он сказал эти слова, этим он хотел убедить торговца. Если кто-нибудь обсуждает с другим какой-то вопрос, это не означает, что он верит в него. Возможно, Хошам хотел проверить торговца и выявить степень его научных познаний. Как признал сам Шахрестани, человек скрывает свои мнения за обвинениями в адрес противника, а не в самом обвинении.
Кроме того, если предположить, что эти слова свидетельствуют о его убеждении в материальность Господа, существует вероятность того, что он придерживался этого мнения до того, как стал шиитом, ибо, как было отмечено, ранее он принадлежал к секте джахмия, а затем был наставлен на путь семейства Мухаммеда (да благословит Аллах его и род его!) и стал одним из особых соратников шиитских имамов. Несмотря на это, ни один из наших предшественников не нашёл никаких подтверждений к обвинениям, выдвинутым против него его врагами, подобно тому как мы не нашли никаких додовод для обвинений, выдвинутых против Зарарата Ибн А'йана, Мухаммеда ибн Муслима, Моумена Така и других. Мы направили все свои усилия на это дела и поняли, что эти обвинения ничто иное, кроме злобы, вражды и лжи.
"Не думайте, что Аллах не ведает о деяниях злодеев."
Однако утверждение Шахрестани о том, что Хошам считал Али (да будет мир с ним!) Аллахом, будет поднято на смех даже многострадальными женщинами. Хошам превыше того, чтобы можно было приписать ему подобный фанатизм. Хошам своим зычным голосом произносил слова единобожия и восхвалял Аллаха. Он превыше всех этих вещей, которые хотят приписать ему невежды.
Возьмём, к примеру, его слова об имамате и наследстве Али, свидетельствующие о превосходстве пророка Аллаха (да благословит Аллах его и род его!) над Али. Он открыто говорит: "Али считается одним из мусульман и подчинённых его светлости. Али - наследник и халиф пророка. Он один из рабов Аллаха, которым было причинено зло и которые были бессильны защитить свои права. Они были вынуждены подчиниться своим врагам. Али находился под постоянным наблюдением и не имел друзей и помощников."
Как может Шахрестани утверждать, что Хошам глубоко внедрился в принципы религии и не должен забывать об обвинениях, выдвинутых против мутазелитов, ибо о его мнении можно судить по вопросу, заданному им торговцу, а именно: "Почему ты не говоришь, что Аллах обладает плотью, но не похож на других?"?
С другой стороны, он приписывает Хошаму мнение о том, что Али является Аллахом. Разве это не открытое противоречие? Разве правильно приписывать Хошаму с его бесподобной мудростью подобный фанатизм? Нет, никоим образом! Однако делать нечего, ибо некоторые любят пустословить, проявляя таким образом свою зависть и вражду к семейству пророка и их последователям. Нет власти и силы, кроме власти и силы Всемогущего Аллаха!
В эпоху имама Казима, имама Резы, имама Джавада, имама Хади и имама Аскари (да будет мир с ними!) было написано множество книг писателей, передавших предания непосредственно со слов имамов или их учеников. Эти повествователи направили все свои усилия на иджтихад и изучения в области исламских наук. Они углубились в океан наук и достигли его дна, открыв его тайны. Они отделили истину от лжи и не пожалели усилий для сбора разрозненных материалов.
Мухаккик - да возвысит его Аллах! - в книге "Моутабар" пишет, что среди учеников имама Джавада (да будет мир с ним!) были такие учёные, как Хусейн ибн Сайд, его брат Хасан, Ахмад ибн Мухаммед ибн Аби-Наср Базнати, Ахмад ибн Мухаммед ибн Халед Барки, Шазан, Абулфазл аль-Ами, Айуб ибн Нух, Ахмад ибн Мухаммед ибн Иса и другие.
Мухаккик добавляет: "Их книги, распространённые ныне среди нас, свидетельствуют об их бесконечных знаниях."
Достаточно знать, что число книг Барки превышает сотню. Базнати написал большую книгу, известную как сборник Базнати. Хусейн ибн Сайд - автор тридцати томов книг.
В этом письме невозможно указать на все книги, написанные учениками этого имама (да будет мир с ним!). Поэтому прошу тебя обратиться к сборникам преданий.
В этих книгах обрати внимание на биографии следующих лиц: Мухаммеда ибн Санана, Али ибн Махзияра, Хасана ибн Махбуба, Хасана ибн Мухаммеда ибн Самаэ, Сафвана ибн Яхйи,*Али ибн Яктина, Али ибн Фазала, Абдуррахмана ибн Наджрана, Фазла ибн Шазана (автора 200 книг), Мухаммеда ибн Мас'уда Айаши (автора свыше 200 книг), Мухаммеда ибн Умайра, Ахмада ибн Умайра, Ахмада ибн Мухаммеда ибн Исы (приведшего предания со слов ста соратников имама Садыка), Мухаммеда ибн Али ибн Махбуба, Талхата ибн Талхата ибн Зейда, Аммара ибн Мусы Сабати, Али ибн На'мана, Хусейна ибн Абдуллы, Ахмада ибн Абдуллы ибн Махрована (известного как Ибн Хана), Садаката ибн Манзара Куси и Убайдуллы ибн Али Халаби, показавшего свою книгу имаму Садыку (да будет мир с ним!) и услышавшего хвалу имама и его следующие слова: "Разве среди них (суннитов) есть подобные книги?", Абу-Амро Табиба, Абдуллы ибн Сайда, показавшего свою книгу имаму Резе (да будет мир с ним!) и Йунуса ибн Абдуррахмана, отдавшему свою книгу на суд имама Хасана Аскари (да будет мир с ним!).
Тот, кто изучит жизнь живших в прежние эпохи шиитов, соратников девяти имамов из рода Хусейна (да будет мир с ним!), просмотрит их произведения в эпохи имамов и исследует положение тех, кто сослался на эти книги, т.е. тех, кто передал хадисы семейства Мухаммеда (да благословит Аллах его и род его!) об основных и второстепенных религиозных принципах, - а их число достигает нескольких тысяч человек - а затем соберёт и внимательно изучит биографии этих повествователей, передавших эти науки друг другу и доведших их со времён имамов (да будет мир с ними!) до сегодняшних дней, поймёт, что религия имамов из семейства пророка (да будет мир с ними!) в точности дошла до нас. Он не усомнится в том, что основные и второстепенные религиозные принципы и всё, во что мы верим, оставлено нам семейством пророка Аллаха (да благословит Аллах его и род его!). Эту истину признает каждый, за исключением упрямца и глупца.