О руководстве имама Али (в письмах)
  Али (да будет мир с ним!) в подобном положении боялся восстать ради получения своего права на халифат. Он боялся, что в таком случае увеличивающиеся пороки и разврат приведут к уничтожению ислама и исламского общества, ибо лицемеры кусали губы от злости, многие отвернулись от ислама, ансары стали враждовать с мухаджирами, утверждая: "Пусть будет два правителя: один назначенный нами, а другой- вами."
В подобных условиях его светлость больше думал о религии, нежели о халифате. Эта мысль побудила его отречься от халифата, ибо он знал, что стремление к халифату поставит под угрозу мусульман и уничтожит религию. Поэтому он предпочёл существование ислама и интересы мусульман своему личному праву на халифат и отказался от мысли захватить власть, отдав предпочтение загробному миру.
Однако он безвыходно сидел дома - и не заключил союза до тех пор, пока его не принудили к этому силой - для того, чтобы сохранить своё право и иметь аргументы перед темы, кто отвернулся от него. Если бы он заключил союз немедленно и по своей воле, его аргументы утратили бы силу. Однако этим делом он достиг две цели: сохранил и религию, и своё право на халифат и руководство правоверными. Это свидетельствовало о его проницательности, мудрости, терпеливости, великодушии и предпочтении общих интересов личным. Кстати, знаешь ли ты другого человека, который отказался бы от такого высокого ценного положения, охарактеризованного Аллахом как высочайшее положение в религии? Конечно, выбор этого пути из двух существовавших был более полезным, ибо привёл к сближению со Всевышним Аллахом.
Однако трое халифов и их друзья разъяснили хадисы пророка по-своему ввиду ряда причин, указанных выше. Это и не вызывает удивления, ибо, как я уже говорил, так они оценивали и комментировали любой хадис, касающийся политики назначения правителей и командующих, правительственных дел и установления законов в обществе.
Может быть, они не обращали такого внимания на религиозные вопросы и поэтому очень легко обходили их. Добившись желаемого халифата и взяв бразды правления обществом в свои руки, они начисто забывали об этих вопросах и жестоко обращались с теми, кто напоминал им об этих хадисах. Ввиду того, что они расширили исламскую религию, захватили другие страны, добились богатства и власти и не поддались вожделениям, их значение возвысилось. Люди полюбили их и, подобно им, позабыли хадисы пророка.
После них к власти пришли Омейяды, не имевшие иной цели, кроме уничтожения семейства пророка и отомщения им. Учитывая вышесказанное, в то время от хадисов не дожно было остаться и следа, однако они всё же дошли до нас. Этих хадисов достаточно, чтобы доказать истину.

Ш
ПИСЬМО ВОСЕМЬДЕСЯТ ПЯТОЕ
7/рабиоль-аввала/1330

Просьба привести примеры о несоблюдении указаний хадисов.
Получил твоё последнее письмо. При разъяснении того, что я считал невозможным, ты сотворил чудо, а твои представления неясных вещей в самом ясном виде ввергают человека в изумление. Непорочен Тот, кто сделал ветви древа аргументов мягкими для тебя и вручил тебе ключ к разъяснению всех проблем! Ты достиг вершин, куда не могут дойти обычные человеческие рассуждения. Ты завоевал то, к чему устремлены все мечты.
Я думал, что между этими событиями и хадисами не существует никакой связи, но ты доказал обратное.
Было бы хорошо, если бы ты указал на случаи несоблюдения указов и хадисов пророка, чтобы пуще прежнего прояснить истину! Поэтому прошу тебя привести подобные примеры из книг суннитских писателей.

С
ПИСЬМО ВОСЕМЬДЕСЯТЬ ШЕСТОЕ
8/рабиоль-аввала/1330

1 - Трагедия, случившаяся в четверг.
2 - Причина отказа пророка (да благословит Аллах его и род его!) от данных им указов.
1 - Существует множество случаев, когда они не выполнили указаний пророка. Среди них достаточно упомянуть на трагедию в четверг, известнейшее событие и самую большую беду.
Авторы книг "Сахих" и другие суннитские писатели отметили это событие в своих книгах. О нём упомянули и все историки. Например, Бухари на пятой странице четвёртой части "Сахих" со слов Убайдуллы ибн Абдуллы ибн Утбы ибн Мас'уда, слышавшего от Ибн Аббаса, рассказал, что перед смертью пророка (да благословит Аллах его и род его!) в его доме собрались люди, в числе которых был Умар ибн Хоттаб. Пророк (да благословит Аллах его и род его!) сказал: "Принесите мне всё необходимое для того, чтобы я написал вам то, благодаря чему вы не впадёте в заблуждение." Умар сказал: "Он испытывает огромную боль. У нас есть Коран. Книги Аллаха для нас достаточно."
Загорелся спор. Некоторые утверждали, что нужно принести бумагу, чтобы пророк написал то, благодаря чему мусульмане не впадут в заблуждение. Другие повторяли слова Умара. Как только усилился шум разногласий, пророк приказал всем встать.
Ибн Аббас постоянно повторял: "Трагедия случилась тогда, когда своими разногласиями и громким спором они помешали пророку написать то, что он хотел."
В достоверности этого хадиса не существует никаких сомнений. Бухари привёл его в нескольких местах своей книги "Сахих",* а Муслим - в своей книге "Сахих" в конце завещаний пророка, на странице 14 второй части.

* На странице 22 первой части книги "Наука" и других случаях.

Ахмад упомянул этот хадис в своей книге "Маснад"* со слов Ибн Аббаса. Хадис отмечен и другими суннитскими писателями.
Однако при его передаче хадиса они изменили смысл слов Умара, ибо на самом деле Умар сказал: "Пророк бредит, он лишился ума." Они изменили это высказывание на следующее: "Пророк испытывает сильную боль." А сделали они это для того, чтобы хоть как-нибудь скрыть неприличность этих слов. Подтверждением к этому является хадис, приведённый Абу-Бекром Ахмадом ибн Абдул-Азизом Джухари в книге "Аль-Сакифа"** со слов Ибн Аббаса о том, что перед смертью пророка (да благословит Аллах его и род его!) в его доме находились люди, в числе которых был Умар ибн Хоттаб. Пророк Аллаха (да благословит Аллах его и род его!) сказал: "Принесите мне чернила и бумагу, чтобы я написал вам письмо, благодаря которому вы никогда не впадёте в заблуждение после меня." Тогда Умар произнёс слова, означавшие, что пророк испытывает сильную боль, а затем добавил: "Для нас достаточно Книги Аллаха." Находившиеся в доме пророка люди стали спорить. Одни говорили, что надо принести бумагу и чернила, чтобы пророк написал письмо. Другие повторяли слова Умара. Когда их разногласия увеличились, пророк разгневался и воскликнул: "Уйдите прочь от меня!"
Как видишь, в этом хадисе приведено значение слов Умара, а не сами слова. На это указывает и тот факт, что повествователи, не указавшие имя возразителя (Умара), в точности привели его слова. Бухари на сто восемнадцатой странице второй части своей книги "Сахих" со слов Кубайсы рассказал, что Ибн Айана слышал от Салмана Ахвал, а тот от Сайда ибн Джубайра, как Ибн Аббас сказал: "Был четверг.

* Первая часть, страница 325.
** Об этом упомянуто на странице 20 второго тома комментариев к "Нахдж ал-Балаге" Ибн Абил-Хадида.

Какой ужасный четверг!" Затем он заплакал и пролил столько слез, что мелкие камни под его ногами стали совершенно мокрыми. Наконец, он продолжил: "Боль пророка (да благословит Аллах его и род его!) усилилась. В это время он сказал: "Принесите мне бумагу, чтобы я написал вам то, благодаря чему вы никогда не впадёте в заблуждение." В это время разгорелся спор, хотя нельзя спорить в присутствии пророка. Некоторые сказали: "Пророк лишился ума." Пророк сказал: "Оставьте меня. Это для меня лучше, чем то, что вы мне приписываете." Перед смертью пророк завещал три вещи: изгнать язычников с Аравийского полуострова, награждать прибывающие в Медину делегации так, как он награждал их сам, а третье я позабыл."*
Этот хадис приведён Муслимом в его книге "Сахих", Ахмадом в книге "Маснад" со слов Ибн Аббаса,** а также другими повествователями.
Муслим в главе "Завещание" книги "Сахих" привёл другой вариант этого хадиса со слов Сайда ибн Джубайра, слышавшего от Ибн Аббаса. Согласно этому варианту, Ибн Аббас сказал: "Был четверг, но какой четверг!" Затем он заплакал, и слезы лились на его щёки подобно нити жемчуга. Наконец, он продолжил: "Пророк приказал: "Принесите мне чернила и баранью лопатку или бумагу и чернила, чтобы я написал для вас письмо, благодаря которому вы не впадёте в заблуждение после меня." Однако некоторые сказали: "Пророк Аллаха бредит.""***

* Это позабытое третье было ничем иным, кроме того, что хотел написать пророк, чтобы спасти мусульман от заблуждения. Политика вынудила повествователей хадисов позабыть это третье завещание пророка, хотя муфтий Ханафи в своей книге "Сур" упомянул его.
** Часть первая, страница 22.
*** Ахмад упомянул об этом на странице 355 первой части книги "Маснад"., Это отмечено и другими повествователями.

Изучивший упомянутые в книгах "Сахих" события печального четверга поймёт, что первым, кто сказал, что пророк бредит, был Умар. Затем другие подтвердили его мнение. Если ты помнишь, в первом хадисе* Ибн Аббас сказал: "Люди, находившиеся в доме пророка, стали спорить. Некоторые утверждали, что нужно принести бумагу, чтобы пророк написал то, благодаря чему мусульмане не впадут в заблуждение. Другие подтверждали слова Умара, т.е. говорили, что пророк бредит и лишился рассудка."
В предании, приведённом Табарани в книге "Оусат" со слов Умара,** говорится:
"Когда пророк (да благословит Аллах его и род его!) заболел, он сказал: "Принесите мне бумагу и чернила, чтобы я написал вам то, благодаря чему вы никогда не впадёте в заблуждение после меня." Женщины, находившиеся за занавесью, сказали: "Разве вы не слышите, что говорит пророк?" Я сказал: "Вы, женщины, подобны женщинам, окружавшим Йусуфа. Каждый раз, когда пророк болеет, вы сжимаете свои глаза (чтобы заплакать), а когда ему становится лучше, вы вешаетесь ему на шею." Пророк сказал мне: "Оставь их, ибо они лучше тебя.""
Как видишь, здесь мусульмане не выполнили указа пророка. Если бы они выполнили его, то спаслись бы от заблуждения. Но было бы хорошо, если бы они по крайней мере удовлетворились невыполнением его приказа и не отвергали бы слов его светлости, сказав, что им достаточно Книги Аллаха! Как будто пророк (да благословит Аллах его и род его!) не знал о значении Книги Аллаха для них или они знали об особенностях и благе Корана больше самого пророка (да благословит Аллах его и род его!). Хоть бы они довольствовались всем этим и не огорчили пророка словами "Он бредит" в то время, когда он находился в предсмертной агонии.

* Хадис, приведённый Бухари со слов Убайдуллы ибн Абдуллы ибн Утбы ибн Мас'уца, слышавшего от Ибн Аббаса.
** Об этом упомянуто на странице 138 третьей части книги "Кенз аль-уммаль".

Ох, какое позорное слово они сказали пророку (да благословит Аллах его и род его!) в его предсмертные часы!
Как будто они не сочли достаточным нарушение указа пророка и Книги Аллаха и не слышали, как Коран днём и ночью провозглашает: "Берите то, что вам даёт пророк, и воздержитесь от того, в чём он откажет/1 (Сура "Переселение", аят 7.)
Как будто перед тем, как сказать, что пророк бредит, они не читали следующий аят из Священного Корана: "Сие (Коран), поистине, принесено достойным вестником (от Бога), кому у Властелина трона даны сила и почёт, кому дано повелевать и верным быть перед доверием Его. (О люди!) Ваш собрат не одержим." (Сура "Свёртывание", аяты 19-22.)
Как будто они не читали Коран, в котором говорится: "Поистине, сие есть слово достойного посланника (Аллаха), а не поэта, - о, как же мало веруете вы! Не прорицателя, - о, как же мало вас увещевают! Сие - послание Владыки всех миров." (Сура "Неотвратимое", аяты 40-43.)
Как будто они не ведали, что Аллах сказал: "Ваш верный друг с пути не сблился, его никто не заблудил, и речь ведёт он не с пристрастью, а лишь по откровению, которое ниспослано ему." (Сура "Звезда", аяты 2-4.)
Как будто они не слышали других аятов, в которых ясно говорится, что их пророк непорочен, а его слова - не бред и не бессмыслица. Кроме того, ум непосредственным образом постигает непорочность пророка и то, что его слова не могут быть бредом.
Однако истина заключена в том, что они знали, что его светлость (да благословит Аллах его и род его!) желал укрепить союз халифата и в очередной раз подчеркнуть хадис о халифате Али и непорочных имамов (да будет мир с ними!). Поэтому они помешали ему сделать это. Об этом упомянул второй халиф в своём разговоре с Ибн Аббасом.*

* См. стр. 114 третьего тома комментариев к "Нахдж ал-Балаге" Ибн Абил-Хадида.

Сравнив приказ пророка (да благословит Аллах его и род его!) "Принесите мне бумагу и чернила, чтобы я написал вам то, благодаря чему вы не впадёте в заблуждение" и его хадис Сакалайн ("Я оставляю вам на память две вещи, благодаря которым вы не впадёте в заблуждение: Книгу Аллаха и своё семейство"), ты поймёшь, что оба эти хадиса касаются одной темы, и пророк (да благословит Аллах его и род его!) перед смертью хотел подробнее написать то, что он отметил в хадисе Сакалайн.
2 - Однако почему его светлость переменил своё решение и отказался написать письмо? Причина заключена в том, что он был вынужден отказаться от этого после их слов, ибо эти слова уничтожили бы всё воздействие его письма и не привели бы ни к чему, кроме интриги и разногласий после его смерти. Тогда все стали бы спорить о том, является ли это письмо - да хранит нас Аллах от этой мысли! - бредом или нет. Ведь стали же люди спорить и обсуждать этот вопрос в присутствии самого пророка. В тот день его светлость не имел иного выхода, кроме как приказать им выйти. Если бы он настаивал на том, чтобы написать письмо, они стали бы настаивать на том, что он бредить, а их сторонники в конце жизни пророка стали бы доказывать сумасшествие пророка и написали бы множество книг о необходимости отрицать слова пророка (да благословит Аллах его и род его!) и тех, кто ссылается на эти слова.
Именно по этой причине мудрый пророк отказался от мысли оставить письмо, чтобы лишить своих противников повода для отрицания его пророчества. С другой стороны, пророк (да благословит Аллах его и род его!) знал, что Али и его сторонники (а также люди с непорочными душами) подчиняться его приказу независимо от того, напишет он его или нет, а другие люди в любом случае не станут ему подчиняться. В подобном положении было лучше отказаться от мысли написать письмо, ибо оно не привело бы к иным последствиям, кроме интриг и разногласий. Эта истина ни от кого не скрыта.

Ш
ПИСЬМО ВОСЕМЬДЕСЯТ СЕДЬМОЕ
19/рабиоль-аввала/1330

Доводы для разъяснения этого события.
Может быть, его светлость, приказывая принести бумагу и чернила, вовсе не намеревался что-либо написать, а хотел проверить своих соратников, чтобы узнать, насколько усовершенствовался их ум и поймут ли они, что он уже всё сказал им или нет. Аллах помог Умару понять это (что всё необходимое сказано в Книге Аллаха), однако другие соратники не поняли этого. Поэтому Умар помешал им принести бумагу и чернила.
Таким образом, следует расценить его поступок как преклонение перед Всевышним Аллахом и признаком величия Умара. Некоторые разъяснили это событие таким образом. Однако следует заметить, что предложение "Не впадёте в заблуждение" не подтверждает это разъяснение, ибо является вторым ответом на приказ "принесите".
Таким образом, хадис означает, что если бумага и чернила будут принесены, пророк напишет то, благодаря чему мусульмане не впадут в заблуждение.
Вполне ясно, что произнесение таких слов только ради проверки является своего рода открытой ложью, что никак не подходит к пророкам, в особенности в случае, когда отказ от выполнения указа пророка является лучше, чем его выполнение (ибо удовлетворяет Аллаха). Кроме того, этот ответ несовершенен и с других точек зрения. Поэтому нужно привести другой аргумент. В конечном итоге в ответ можно сказать, что приказ пророка не был обязательным к исполнению, чтобы отказ от его выполнения был грехом, а рассуждающий об этом приказе и отказавшийся выполнить его был признан грешником. Это было лишь своего рода совещание, проводимое соратниками, в частности Умаром, с пророком. Умар знал, что может выбрать правильный путь и будет вдохновлён Аллахом. Поэтому, любя пророка, он не хотел, чтобы пророк испытал лишние страдания и написал письмо, находясь в крайне тяжёлом болезненном состоянии. Умар понял, что будет лучше не приносить бумагу и чернила.
Существует и следующая возможность: Он боялся, что пророк издаст указ, который люди будут не в состоянии выполнить и таким образом заслужат наказания, ибо хадис не оставляет места сомнениям.
А, может быть, он боялся лицемеров, которые могли исказить смысл письма, написанного пророком в состоянии болезни. Поэтому он сказал: "Нам достаточно Писания Аллаха", ибо Аллах указал: "Я не оставил в Книге ничего без внимания.", а также сказал: "Я завершил для вас сегодня вероустав религии (ислама)."
По-видимому, Умар был уверен в том, что мусульмане избегут заблуждения, учитывая совершенство религии и завершение благов Аллаха. Поэтому он не почувствовал нужды в написании того, что предотвратит заблуждение.
Это были мнения суннитских учёных. Как видишь, к ним можно придраться, ибо предложение "не впадёте в заблуждение" доказывает, что приказ был обязательным к исполнению, а отказ от его выполнения - грехом. Попытка сделать то, что может предотвратить заблуждение, является обязательной. Гнев пророка и его приказ покинуть его комнату- когда они не придали значения его приказу - в очередной раз доказывает, что в этом случае пророк отдал приказ, а не советовался со своими соратниками.
Некоторые могут возразить, что если бы приказ был обязательным к исполнению, пророк не отказался бы от него при первых же признаках его невыполнения, как не отказался от проповедования ислама по причине вражды и противоборства язычников.
В ответ я скажу: Если это правда, она доказывает лишь то, что пророку было необязательно писать письмо, что не противоречит необходимости принести бумагу и чернила, хотя он приказал им это сделать и объяснил, что этим делом спасёт их от заблуждения и подарит вечное руководство. Но почему между этими двумя действиями нет противоречия? Суть дела заключена в том, что выполнение приказа необходимо для тех, кому дан приказ, а не для того, кто приказывает, в особенности если польза от этого приказа достаётся выполнившим его. А мы разговариваем именно об обязанности тех, кому был дан приказ, а не обязанности пророка.
Кроме того, может быть, это приказ был необходим к исполнению и для пророка, однако пререкания соратников и слова о том, что пророк бредит, освободили его от этой обязанности, ибо в таком случае письмо - как уже упоминалось - не принесло бы иных результатов, кроме интриг и разногласий.
Некоторые утверждают, что Умар не понял из этого хадиса, что письмо пророка сохранит всех мусульман от заблуждения. Из предложения "не впадёте в заблуждение" он понял лишь то, что все члены уммы, от мала до велика, не проведут собрания, которое не введёт их в заблуждение. Зная о том, что собрания мусульман никоим образом не могут свести их с пути истины, Умар не видел необходимости в письме и подумал, что пророк (да благословит Аллах его и род его!) ввиду своей любви к мусульманам желает ещё раз сохранить их от заблуждений. Поэтому он и сказал те слова в ответ на приказ пророка Аллаха (да благословит Аллах его и род его!), т.е. выразил своё мнение. Ввиду этого выполнение приказа не было обязательным для пророка, он хотел сделать это лишь из любви к своему народу.
Это были все доводы, приведённые в связи с этим событием. Однако тот, кто тщательно изучит этот хадис, поймёт, что все эти доводы далеки от истины, ибо предложение "не впадёте в заблуждение", как было сказано, свидетельствует о необходимости выполнения указа пророка, а гнев пророка (да благословит Аллах его и род его!) указывает на то, что его соратники отказались выполнить обязательный указ.
Таким образом, будет лучше сказать в ответ следующее:
Это был особый случай, как бывают внезапными некоторые слова или очень редкими некоторые поступки. Это событие противоречит обычному ходу жизни некоторых людей, и мы не знаем о его подробностях. Да наставит нас Аллах на путь истины!

С
ПИСЬМО ВОСЕМЬДЕСЯТ ВОСЬМОЕ
11 /рабиоль-аввала/1330

Эти доводы неприемлемы.
Да, тот, кто обладает силой веры и справедливостью рассуждений, должен судить верно и говорить правду.
В ответ на эти доводы я могу добавить к твоим замечаниям некоторые из своих. Право вынести решение по этому вопросу я предоставляю тебе.
В своём первом ответе ты сказал, что, может быть, пророк, приказывая принести бумаги и чернила, вовсе не намеревался писать что-либо, а лишь хотел проверить своих соратников. Я добавлю, что этот приказ был издан в последние часы жизни его светлости. Это было время не для проверок, а последних наставлений и завещаний исламской умме о самом главном. Находящемуся при смерти человеку не до шуток. Он думает о самом главном для себя и своих близких, в особенности если умирающим является пророк.
Если его его светлость не мог проверить их на протяжении всей своей жизни, когда был здоров, как он мог сделать это в последние часы своей жизни? Кроме того, приказ пророка (да благословит Аллах его и род его!) удалиться ясно доказывает его гнев и раздражение. Если бы люди поступили верно, не выполнив приказ, пророк выразил бы радость и удовлетворённость по этому поводу.
Внимательно изучив хадис и дойдя до предложения о том, что пророк бредит, каждый человек поймёт, что они знали, что пророк желал написать то, что было нежелательным для них. Поэтому они и произнесли те слова и начали спорить и пререкаться в присутствии пророка. Слезы Ибн Аббаса после этого события и его характеристика этого события как трагедия являются ещё одним аргументом для отрицания этого довода.
Отговорщики также заявили, что Умар всегда выбирал правильный путь, а Аллах вдохновлял его на это.
Никто не станет даже слушать этих слов, ибо они означают, что в этом случае правда была на стороне Умара, а не пророка (да благословит Аллах его и род его!), а вдохновение Умара было вернее откровения, переданного правдивым и надёжным пророком.
Было также сказано, что Умар любил пророка и не желал, чтобы он причинил себе лишние мучения, написав это письмо.
Однако ты знаешь, что это завещание успокоило бы душу пророка (да благословит Аллах его и род его!), освежило бы его сердце, озарило бы его глаза и обезопасило бы его умму от заблуждений. Кроме того, это был приказ и желание пророка, и никто не имеет право отклонять его. Он хотел, чтобы были принесены бумага и чернила, и приказал сделать это. Кто же имеет право не выполнить его приказ? Ведь в Священном Коране сказано: "Не подобает верующим жёнам и мужам, когда решён вопрос Аллахом и Его пророком, своё решенье делу (выдвигать). Ведь кто Аллаху и пророку непослушен, тот заблудился явным заблужденьем." (Сура "Соумышленники", аят 36.)
Кроме того, пророку было тяжелее слушать отказы от выполнения его приказа и громкие споры и пререкания, нежели написать завещание, которое сохранило бы его умму от заблуждений. Кстати, как мог в ответ на приказ пророка заявить, что "он бредит" тот, кто не мог перенести мук пророка вследствие написания письма?
Неверными являются и слова тех, кто утверждает, что Умар заявил "Нам достаточно Писания Аллаха" по той причине, что Аллах сказал: "Я не оставил в Книге ничего без внимания", а также отметил: "Я завершил для вас сегодня вероустав религии (ислама)", ибо эти два аята не оберегают людей от заблуждения и не гарантируют им руководство. Каким же образом можно ингорировать возможность написания того письма, опираясь на эти аяты?
Если бы Священный Коран был залогом безопасности от заблуждений, в этой умме не возникли бы заблуждения и разрозненность, на устранение которых нет никакой надежды.*
Последний довод гласит, что Умар не понял из этого хадиса, что письмо пророка спасёт каждого мусульманина от заблуждения. Он подумал, что это письмо станет причиной того, что на собраниях мусульман не будут приняты решения, ввергающие в заблуждение. Было также отмечено, что Умар знал, что собрание уммы никогда не приведёт к заблуждению, и это письмо не окажет воздействия независимо от того, будет оно написано или нет. Поэтому в тот день он помешал пророку написать письмо и сказал те слова.
Это утверждение имеет ещё один недостаток, помимо упомянутого тобой. Умар не был столь далёк от познания истинного значения слов хадиса, ибо всё, что ясно для других людей, не представляет тайны и для него. И грамотные, и неграмотные люди поняли из слов пророка, что его письмо может сохранить всех людей от заблуждения.

* Ты прекрасно знаешь, что пророк не сказал, что намеревается написать предписание, чтобы в ответ ему было сказано, что нам достаточно предписаний Книги Аллаха. Если даже предположить, что он намеревался написать указ, кто знает, может, письмо пророка (да благословит Аллах его и род его!) устранило бы опасность заблуждения. Поэтому нельзя было отказать пророку в бумаге и чернилах ввиду того, что им было достаточно предписаний Корана. Если бы это письмо не имело иных результатов, кроме спасения от заблуждения, нельзя было помешать пророку написать его, ссылаясь на совершенство Священного Корана. Как ты знаешь, умма крайне нуждается в хадисах, и Коран, несмотря на всё своё совершенство, не может устранить нашу потребность в хадисах, ибо понять все указы Корана без помощи хадисов могут не все. Если бы Коран не нуждался в разъяснениях пророка, Аллах не приказал бы пророку разъяснять коранические аяты и не сказал бы! "Мы ниспослали тебе Коран, чтобы ты разъяснил Его людям."

Это было первое, что пришло на ум всем людям. Умар, несомненно, знал, что пророк не боялся того, что собрания мусульман введут их в заблуждение, ибо его светлость неоднократно повторял: "Моя умма не соберётся для принятия неверного решения", "Решения моей уммы не введут её в заблуждение" и "Всегда некоторые из моей уммы найдут путь к истине". Аллах также сказал: "А тем из вас, которые уверовали и благое творили, обещано Аллахом быть властелинами земли, как сделал Он людей до вас. А вера тех, кто был Ему угоден, восполнена Им будет на земле. Их страх в покой Я превращу, коль будут Мне служить, другим не подчиняясь."
Ясные аяты и хадисы свидетельствуют о том, что исламская умма не соберётся для принятия ошибочного решения. Поэтому после всего этого неразумно предположить, что, по предположению Умара, пророк приказал принести бумагу и чернила, чтобы ещё раз подчеркнуть это. Более логично предположить, что Умар понял из этого хадиса то же, что поняли остальные люди.
Помимо всего этого, гнев пророка и его приказ оставить его подчёркивает, что они не выполнили того, что были обязаны выполнить. Если бы Умар не понял истинного смысла приказа пророка, его светлость объяснил бы ему этот смысл и положил бы конец недоразумениям. Если бы пророк хотел разъяснить им истинный смысл своего приказа, он не выгнал бы их из комнаты. Слезы Ибн Аббаса - ярчайший довод к сказанному.
Истина заключается в том, что никакие доводы не могут обелить эту трагедию, и если бы это событие было, как ты сказал, отдельным случаем, подобным внезапности некоторых слов и редкости некоторых дел, дело обстояло бы гораздо проще. Однако и этот довод сам по себе никоим образом не приемлем.

Ш
ПИСЬМО ВОСЕМЬДЕСЯТ ДЕВЯТОЕ
14/рабиоль-аввала/1330

1 - Признание ошибочности доводов.
2 - Просьба привести другие аргументы.
1 - Ты преградил путь отговорщикам и одержал над ними победу. Ты воздвиг преграду между ними и тем, чего они хотели достичь. Ты не оставил никаких сомнений в том, что сказал.
2 - Продолжи путь, на который вступил, и приведи остальные аргументы!

С
ПИСЬМО ДЕВЯНОСТОЕ
17/рабиоль-аввала/1330

Сражение Уссамата.
Если ты громким голосом говоришь об истине и на этом пути не страшишься порицаний людей, это неудивительно, ибо ты - прочная опора и надёжное убежище людей, доверяющих твоим словам и не нуждающихся в других мнениях. Ты превыше того, чтобы смешать истину с ложью. Твоё значение столь высоко, что ты не можешь скрывать истину. Твоя душа столь чиста, что не может загрязниться ложью.
Да удостоит тебя Аллах величием! Ты приказал мне упомянуть о других случаях, когда соратники пророка предпочли свои мнения святому приказу пророка (да благословит Аллах его и род его!). Достаточно вспомнить сражение Уссамата ибн Зейда ибн Хариса с римлянами, последнее сражение, происшедшее при жизни пророка (да благословит Аллах его и род его!). Пророк Аллаха (да благословит Аллах его и род его!) придавал этой войне огромное значение и приказал своим соратникам подготовиться к ней. Он лично снарядил их, чтобы укрепить их волю и решительность. Так он поступил со всеми мухаджирами и ансарами, в том числе Абу-Бекром, Умаром,* Абу-Убайдом, Са'дом и другими.
Это случилось за четыре дня до конца месяца сафар одиннадцатого года хиджры. Он снарядил их и утром, вызвав к себе Уссама, приказал ему: "Иди в страну, где погиб твой отец, и пройдись галопом по этой земле. Тебе я поручаю возглавить этой войско.** Рано утром напади на жителей Обны*** и окружи их. Но двигайся так быстро, чтобы быть там раньше, чем туда дойдёт весть о твоём приближении. Если Аллах даст тебе победу, оставайся там недолго. Возьми с собой опытных бойцов и тех, кто знает дорогу. Отправь вперёд отряд разведчиков.

* Историки единодушно признают, что Абу-Бекр и Умар находились в войске Уссамата. По этому поводу не существует никаких разногласий. Об этом можно прочесть в любой книге, где рассказана эта история, в том числе книге "Табакат" Ибн Са'да, "История" Табари, "История" Ибн Асира, "Сейрат" Халаби, "Сейрат" Зейни Дахлан и т.д.
Халаби в третьей части книги "Сейрат", упомянув об этом сражении, привёл интересный рассказ. Когда Аббасидский халиф Махди прибыл в Басру, он увидел Айаса ибн Муавию, ум и проницательность которого вошли в пословицу. Это был юноша, за которым шли четыреста улемов и учёных.
Махди сказал: "Тьфу на эти бороды! Разве среди них не было старика, что их возглавляет этот мальчишка?" Затем Махди спросил Айаса'. "Сколько тебе лет, юноша?" Тот ответил: "Столько же, сколько было Уссамату ибн Зейду тогда, когда пророк назначил его командиром войска, в котором находились Абу-Бекр и Умар." Махди воскликнул: "Да благословит тебя Аллах!" По словам Халаби, Айасу было 17 лет.
** Умар говорил Уссамату: "Пророк скончался в то время, когда ты был моим командиром." Это подтверждено многими историками и повествователями хадисов, в том числе Халаби в его книге "Сейрат".
*** Обна - местность в Сирии, расположенная между Аскаланом и Рамалой, где погибли Зейд ибн Харис и Джафар ибн Абу-Талиб, которым Аллах подарил крылья в раю.

28 сафара началась болезнь пророка, от которой он уже не выздоровел. У него поднялась температура и началась головная боль. Утром 29 сафара он увидел, что войско не спешит двинуться в путь. Пророк лично вышел к воинам, поощрил их к сражению, повязал знамя и вручил его в руки Уссамата, сказав: "Сражайся на пути Аллаха именем Аллаха и сотри с лица земли каждого, кто не верует в Аллаха!" Уссамат покинул Медину с повязанным знаменем, передал его Буриду и разбил лагерь в Джарафе. Оттуда войско не двинулось вперёд, хотя слышало приказы пророка и ясные указания о необходимости быстрого продвижения, в том числе: "Рано утром напади на жителей Обны и двигайся так быстро, чтобы добраться туда прежде, чем они получат весть о твоём приближении."
Существует множество подобных указаний пророка, не выполненных мусульманами в том сражении. Некоторые из них придрались к тому, что командиром войска был назначен Уссамат и подвергли критике его командование, хотя видели, как пророк (да благословит Аллах его и род его!) назначил его командующим и своей горячей от жара рукой повязал ему знамя. Однако всё это не помешало им высказывать критические замечания в адрес Уссамата, пока пророк Аллаха (да благословит Аллах его и род его!) не разгневался и не вышел из дома, повязав голову полотенцем,* чтобы запретить им делать это. Это случилось в субботу, десятого числа месяца рабиоль-аввала, за два дня до кончины его светлости.
Пророк Аллаха (да благословит Аллах его и род его!), разгневавшись, вышел к ним и поднялся на минбар. Воздав хвалу Всевышнему Аллаху, он - в этом единодушны все историки и повествователи хадисов - сказал: "О, люди! Что это за слова, которые, как я слышал, некоторые из вас говорят о командовании Уссамата? Ранее вы придирались к его отцу. Клянусь Аллахом, он был достоин командования армией, как достоин этого его сын!" Затем он приказал им тронуться в путь. Воины попрощались с его светлостью и отправились в лагерь Джараф, а пророк по-прежнему наставлял их поторопиться.

* Каждый из историков и повествователей хадисов, рассказавший об этом сражении, упомянул о претензиях к командованию Уссамата и о том, что пророк (да благословит Аллах его и род его!) чрезвычайно разгневался и вышел к людям, чтобы высказать им своё недовольство. Они также привели проповедь его светлости по этому поводу. См. книгу "Табакат" Ибн Са'да, а также книги "Сейрат" Халаби и Зейни Дахлана.

Физическое состояние пророка ухудшилось, и он постоянно твердил: "Оснастите войско Уссамата, отправьте в поход войско Уссамата." Его светлость повторял эти приказы, но войско по-прежнему не спешило тронуться в путь.
В понедельник двенадцатого рабиоль-аввала Уссамат пришёл из лагеря к пророку. Его светлость (да благословит Аллах его и род его!) приказал ему выступить в поход и сказал: "Иди и пусть тебя сопровождают блага и милость Аллаха!"
Уссамат попрощался с пророком и отправился в лагерь, а затем вернулся вместе с Умаром и Абу-Убайдом. Они пришли к пророку в тот момент, когда его светлость уже находился при смерти. Армия Уссамата вернулась со знаменем в Медину. Было решено отменить этот поход. Воины поговорили об этом с Абу-Бекром, настаивая на своём желании, хотя своими глазами видели, какое значение придавал пророк Аллаха этому походу и как подчёркивал быстроту действий войска. Все слышали его приказы о скорости движения войска и все видели, как его светлость лично снарядил воинов, дал Уссамату все необходимые указания, своими руками повязал его знамя и сказал: "Иди и пусть тебя сопровождают блага и милость Аллаха!" Если бы не Абу-Бекр, воины давно бы уже развязали знамя и вернулись в Медину, однако он запретил им делать это. Увидев, что халиф намерен отправить войско в поход, Умар ибн Хоттаб пришёл к нему и от имени ансаров попросил его снять Уссамата с поста командования и назначить другого командира.
Это произошло в условиях, когда пророк (да благословит Аллах его и род его!) ещё совсем недавно разгневался по поводу их придирок к командованию Уссамата и вышел к ним, повязав голову полотенцем и едва влача ноги по земле. Поднявшись на минбар, он недовольно вздохнул и сказал: "О, люди! Что это за слова, которые, как я сльЩар, некоторые из вас говорят о командовании Уссамата? Сейчас вы придираетесь к Уссамату, а ранее придирались к его отцу. Клянусь Аллахом, он был достоин командования армией, как достоин этого его сын!" Как видишь, пророк поклялся здесь именем Аллаха и приказал им отставить в сторону свою вражду, однако они по-прежнему таили в своих сердцах злобу против Уссамата и после кончины его светлости потребовали отстранить него, но халиф не согласился выполнить их требование, как не согласился с их предложением не отправлять войско в поход.
Они настаивали так долго, что халиф рассердился, вскочил и схватив Умара за бороду,* сказал: "Да будет твоя мать скорбеть о тебе, не видя тебя живым на земле! О, сын Хоттаба! Пророк назначил его командующим, а ты приказываешь мне отстранить его?"
После того как войско двинулось в поход - хотя многие не хотели этого - Уссамат вышел вперёд в сопровождении конницы из тысячи человек и двух тысяч пеших воинов. Некоторые из тех, кого снарядил порок, отказались сопровождать Уссамата, хотя пророк Аллаха (да благословит Аллах его и род его!), согласно утверждению Шахрестани в четвёртом предисловии книги "Народы и вероучения", приказал снарядить войско Уссамата. Пусть проклятие Аллаха падёт на головы тех, кто нарушил приказ пророка, отказавшись примкнуть к войску Уссамата!
Ты прекрасно знаешь, что они вначале не торопились двинуться в путь, а затем отказались сопровождать войско, чтобы укрепить основы своей политики. В этом случае они предпочли свои личные мнения выполнению ясного приказа хадиса, так как сочли сохранение личных интересов более приоритетным, нежели следование хадису пророка. Если бы они не медлили с походом и выполнили приказ пророка, выступив в поход до его кончины, то не смогли бы захватить халифат.

* Халаби и Зейни Дахлан упомянули об этом в своих книгах "Сейрат", а Джарир Табари - в описанных в книге "История" событиях одиннадцатого года хиджры. Эта история рассказана и другими писателями.

Пророк (да благословит Аллах его и род его!) хотел очистить Медину от их присутствия, чтобы спокойно передать халифат предводителю правоверныых Али ибн Абу-Талибу (да будет мир с ним!) до их возвращения и помешать возникновению разногласий и споров.
Пророк Аллаха (да благословит Аллах его и род его!) назначил семнадцатилетнего Уссамата командиром войска* для того, чтобы сломить гордыню некоторых людей и предотвратить вероятные споры о том, что люди не должны подчиняться командиру, который моложе их. Они поняли это намерение пророка и поэтому придрались к Уссамату, медлили двинуться в поход и не сделали этого, пока не скончался пророк. Порой они решали отменить приказ об этом походе, порой намеревались развязать знамя, а порой - отстранить Уссамата. Затем многие отказались сопровождать его в походе.**
Как видишь, в этом сражении мусульмане пять раз нарушили приказ пророка и предпочли свои мнения в делах политики и религии хадисам его светлости.

* Конечно, было сказано, что ему было 18, по другим преданиям - 19, а по третьим преданиям - 20 лет. Но никто не указал на то, что Уссамату было более двадцати лет.
** Он напал на жителей Обны, сжёг их дома, срубил их пальмы и пронёсся галопом по их земле. Были убито и захвачено в плен большое число людей. В тот день Уссамат убил убийцу своего отца. По милости Аллаха в войске мусульман не было ни одного убитого. Уссамат был верхом на лошади своего отца. Его лозунгом был "О, помощник уммы!" (лозунг пророка (да благословит Аллах его и род его!) в сражении Бадр). Из добычи он подарил конным две, а пешим - одну долю и взял себе столько же.

Ш
ПИСЬМО ДЕВЯНОСТО ПЕРВОЕ
19/рабиоль-аввала/1330

1 - Разъяснение их поступков во время похода Уссамата.
2 - Хадиса о проклятии отказавшихся примкнуть к этому войску не существует.
1 - Да, пророк (да благословит Аллах его и род его!) поощрил их двинуться в поход, приказал торопиться, настаивал на этом и даже, как ты заметил, сказал Уссамату, чтобы он на следующее же утром напал на жителей Обны и не отлогал это дело до полудня. Однако сразу же после этого его светлость заболел, и все опасались за его жизнь. В подобных условиях они не могли отдалиться от пророка и поэтому остановились в Джарафе, чтобы осведомиться о состоянии его светлости. Они сделали это из-за своей огромной любви к пророку. В Джарафе они ожидали одного из двух: или доброй вести о выздоровлении пророка, или укрепления основ правления того, кто возглавит общество после пророка. Поэтому нельзя осуждать их за эту остановку.
По поводу придирок к командованию Уссамата при жизни пророка следует сказать, что они высказали своё недовольство этим лишь по причине молодости Уссамата, хотя слышали и видели слова и поступки пророка в этой связи. Сами они были людьми среднего или пожилого возраста, а мы знаем, что старики не любят подчиняться молодёжи. Таким образом, это недовольство с их стороны не было чем-то новым. К этому принуждает людей их натура. (Обрати внимание!)
Что касается требования отстранить Уссамата, выдвинутого после кончины пророка (да благословит Аллах его и род его!), то некоторые учёные разъяснили это следующим образом: Они полагали, что Абу-Бекр поддержит их, ибо интересы мусульман - по их мнению - заключались в отстранении Уссамата.
Однако, если судить по справедливости, я не вижу приемлемого довода для этого требования, ибо придирки к Уссамату рассердили пророка (да благословит Аллах его и род его!) так сильно, что он вышел из дома с горящим от жара телом и повязанной головой и громким голосом в своей речи, сказанной с минбара, сообщил о неуклонности своего решения. Таким образом, лишь Аллах ведает, почему они потребовали отставки Уссамата.
Однако их решение отменить поход Уссамата и настаивание на этом при разговоре с Абу-Бекром несмотря на то, что они были свидетелями огромного внимания его светлости к этому походу и слышали неоднократно повтояемые хадисы в этой связи, связаны лишь с желанием сохранить центр ислама. Они боялись, как бы в их отсутствие язычники со всех сторон не напали на Медину, ибо после кончины пророка лицемеры сбросили с себя маски, иудеи и христиане обрели мощь, а мятежные арабские племена отказались выплачивать закат. Поэтому соратники поговорили с Абу-Бекром и попросили его не отправлять в поход войско Уссамата, однако Абу-Бекр не согласился с этим и сказал: "Клянусь Аллахом, если на меня нападут птицы и будут клевать меня, это будет для меня лучше отказа от выполнения приказа пророка Аллаха (да благословит Аллах его и род его!).1'
Это были слова Абу-Бекра. Остальные, т.е. те, кто просили Абу-Бекра отменить приказ о походе войска Уссамата, думали лишь о сохранении ислама, и поэтому к ним нельзя предъявить никаких претензий.
Однако причиной отказа Абу-Бекра, Умара и других выйти в поход вместе с войском Уссамата было желание сохранить исламское государство и халифат, благодаря чему можно сохранить религию и тех, кто её исповедует.
2 - Указанные тобой слова Шахрестани в книге "Народы и вероучения" я нашёл некомпетентными. Халаби и Зейни Дахлан в своих книгах "Сейрат" отметили, что хадиса по этому поводу не существует. Если ты знаешь подобный хадис, признанный суннитами, приведи его.