Нахдж – уль - Балага
 

ЗАПОВЕДЬ 31

Адресована Хасану бин Али — да будет мир над ними обоими, — написана в лагере Хадирин при выступлении из Сиффина

От отца, вскорости к смерти отходящего, испытаниям времени подвергнутого, от жизни отвратившегося, перед тяготами мирскими смирившегося, живущего в местопребывании мертвых, завтра же готового к ним отправиться; сыну, надеждой на недосягаемое томимому, следующему путем в небытие отошедших, жертве страданий, заложнику тяжких дней испытаний, кто был для трудностей мишенью, для мира — рабом, ведущий дела с обманом, должник — желаний, смерти — пленник, невзгодам — союзник, горестям — спутник, кто есть жертва бедствий, находящийся во власти страстей, и кто за умершими последует. И после этого: вот, надлежит тебе знать, постиг я, что этот мир отворачивается от меня, обрушивающиеся невзгоды времени и приближение мира загробного не оставляют мне [времени] для поминания кого-либо помимо меня самого, и для заботы о том, что позади меня. Но едва я в заботах своих замкнулся, оставив заботы чужие, как мой разум меня защитил и от помыслов суетных меня охранил, дела мои для меня прояснились и направили меня к серьезному размышлению, за которым нет места игривому настроению, и к правде, к которой ложь не примешивается. И нашел я, что ты — часть меня, нет, ты — это весь я, так что если что-либо постигает тебя, оно и меня постигает, и если смерть настигает тебя, то она и меня настигает, так что дела твои суть мои собственные дела, и написал я тебе это письмо, ища поддержки посредством него, не важно, остался я жив или в небытие отправился. Вот, заповедую я тебе быть богобоязненным, сынок, соблюдать Его повеления, наполнять сердце свое Его поминанием, верви Его держаться крепко. И нет связи прочнее, нежели та, что существует между тобой и Аллахом, если ты держишься ее! Оживи сердце свое праведным наставлением, и умертви его аскезой, укрепи его убежденностью, освети его мудростью, обрати его к скромности поминанием смерти, заставь его поверить в исчезновение и прозреть тяготы этого мира, пусть же остережется оно силы времени и жестокой смены дней и ночей, яви ему истории об ушедших, напомни ему, чтó постигло первых, пред тобою живших, пройди по строением их и руинам и взгляни на то, что сделали они и что покинули, и куда пришли и где остались! И вот, найдешь ты, что покинули они своих возлюбленных и остались в одиночестве, и спустя немного лишь ты станешь одним из них. Так сделай праведным свое местопребы¬вание, и не продавай мир загробный за цену дольнего, и не говори о том, чего не знаешь, и не рассуждай о том, что тебя не касается. И удержись от пути, на котором опасаешься, что постигнет тебя за¬блуждение, ведь удержание из опасения заблуждения лучше полного опасностей выступления. И если будешь призывать творить благо, сам приобретешь его. и запрещай запретное десницей своей и языком своим, и держись подальше, как только сможешь, от творящего его, и борись на пути Аллаха истинным борением, и да не собьет тебя с пути Аллаха чье-либо порицание. Бросайся навстречу опасности во имя правды где бы то ни было и в законах религии глубоко разбирайся, душу свою облачи терпением перед лицом неодобряемого, поскольку терпение во имя Истины — это лучшая манера поведения! И прибегай душою к Господу своему во всех делах своих, ведь тем самым обретешь ты убежище в пещере безопасной, под защитой мощной. И проси в нуждах своих только у своего Господа, ведь в руке Его — дарование и удержание, и стремись доброе приумножать, и завет мой уразуметь, и не отходи от него в сторону, ведь лучшая речь — та, что приносит пользу. И знай, что нет добра в знании, пользы не приносящем, и не приносит пользы знание, чье получение недозволено. Сынок, вот, как увидел я, что достиг лет преклонных, и как увидел я, что постигла меня слабость, поспешил я со своею тебе заповедью, явив в ней важные мысли, покуда не постигла меня окончательная участь ранее, нежели передам тебе то, что в душе моей накопилось, или прежде чем постигнет меня слабоумие так же, как постигла слабость телесная, или, опередив меня, постигнут тебя страсти и превратности мирские, так что станешь ты подобен верблюду упрямому. Поистине, сердце юноши подобно земле незасеянной, что приемлет в себя все, что брошено. И устремился я к тебе с наставлением прежде чем сердце твое зачерствеет и разум твой будет занят (другими вещами), так, чтобы успел ты серьезным умом воспринять вещи, познание и испытание которых позволят тебе избежать опыт других людей, так, чтобы самому через это не проходить, и не иметь надобности печальный опыт претерпевать, и так придет к тебе знание того, что мы испытали, и разъяснение того, что нам могло быть неясным. Сынок, даже не достигнув возраста моих предшественников, я все же на деяния их взирал и об истории их размышлял, и по руинам, от них оставшимся, я бродил, покуда не стал подобным одному из них, и благодаря тому, что достигли меня [сведения] обо всех их деяниях, я как будто прожил жизнь от первого из них до последнего, распознав чистоту от грязи и пользу различив от убытка, и так их избранные деяния я для тебя отобрал, явив тебе деяния их примечательные и отбросив деяния, не заслуживающие внимания, и вот, поскольку я думаю насчет тебя как думает любящий отец, я собрал их, замыслив, чтобы были они тебе наставлением, когда начинаешь ты достигать возраста человека опытного, с намерениями здравыми, с душою чистою. Замыслил я начать твое обучение с изучения Книги Аллаха — Превелик Он и Преславен — и толкования ее, законов Ислама и повелений его, разрешенного его и запретного его и не преступлю [в твоем обучении] пределов сего. Затем стал я опасаться, что обуяет тебя то, в чем люди разногласят промеж собою в своих мнениях и предрассудках, и хоть и неприятно было мне замышлять разъяснение тебе этих вопросов, это было лучше для меня, чем оставить тебя в положении, по поводу которого я не уверен в том, что оно не приведет тебя к гибели. Я надеялся, что тем самым Аллах направит тебя на путь, который правилен для тебя, и поведет тебя к твоей цели, так что я обязался написать тебе это свое завещание. Знай же, сынок, что милее всего для меня, если бы ты воспринял из этого завещания заповедь о богобоязненности, чтобы ограничиться лишь тем, что предписал Аллах для тебя, а также следованием путем твоих отцов и праведных предков, ведь они не пренебрегали тем, чтобы за душою своею, подобно тебе, следить, и также, подобно тебе, они размышляли, а затем взяли они на себя заботу о том, что узнали, отстранившись от того, к чему касательства не имели, и если не сможет сердце твое принять это раньше, нежели изучит подобно тому, как они изучали, то да устремишься ты прежде к пониманию и изучению, нежели к обуянию сомнениями и ведению споров. И начни прежде, чем приступишь к изучению, с испрашивания помощи у своего Господа, и Его соизволения даровать тебе успех, отстраняясь ото всего, что тебя к сомнению обращает и с пути верного сбивает. И как только удостоверишься ты, что сердце твое очистилось и стало богобоязненным, и мнение твое сформировалось и обрело целостность, и стала забота твоя единой заботой, тогда взгляни на то, что я тебе разъяснил, но если не обрела душа твоя желаемой целостности, чистоты взора и помыслов, то знай, что тогда ступаешь ты по земле подобно слепой верблюдице, падая в темноту. Но изучающий религию — не из тех, кто падает или путает, так что лучше ему воздержаться от этого. Так постигни же, сынок, это мое завещание и знай, что Владыка смерти, Он же — и Владыка жизни, и что Творец, Он же — и Умертвитель, и Уничтожитель, Он же — и Воскреситель, и Бедствие насылающий, Он же — и Избавитель и что мир не пребывает на оказанных ему Аллахом милостях и бедствиях, и воздаяниях в День Воскресения либо на том, что Он пожелает из неведомого тебе, и если что-то тебе из этого непостижимо, то отнеси его за счет своего неведения, ибо был ты сотворен невежественным, а впоследствии был научен, и есть множество вещей, о которых ты в неведении пребываешь, пред коими разум твой находится в изумлении, а взор твой — в блуждании, затем же ты прозреваешь и видишь это [ясно]! Так прилепись к Тому, Кто тебя сотворил, оформил и облагодетельствовал, и да будет Ему оказано твое поклонение, и к Нему обращено твое устремление, и пред Ним да будут проявлены твои опасения.
И знай же, сынок, что никто не пророчествовал об Аллахе — Преславен Он — так, как Посланник — да благословит Аллах его и его род, — так считай его своим руководителем, к спасению водителем, и я не пожалею сил в твоем наставлении, и как бы ты ни старался, ты не достигнешь о себе заботы такой, какую я о тебе имею.
И знай же, сынок, что если бы был у Господа твоего сотоварищ, то явились бы к тебе от него посланники, и лицезрел бы ты следы его царства и власти, и ведал бы ты его деяния и описания, но, однако, Он — Господь Единый, как Он Сам Себя описал, не противостоит Ему в царствии никто, Он — не преходящий и не прейдет [вовек]. Он — Первый среди всего, без предначалия, и Последний после всего, без окончания. Превыше Он того, чтобы господство Его сердцем или взором постигалось. И если ведомо тебе сие, то поступай так, как надлежит поступать подобному тебе по малости его положения, по слабости его мощи, по множеству его слабостей, по величию нужды его в Господе своем в стяжании Ему повиновения, в наказании Его опасении, в боязни Его гнева: поистине, Он не повелевает тебе ничего, кроме добродетели, и не отвращает тебя ни от чего, кроме мерзости.
Сынок, я уже сообщал тебе о мире и его состоянии, о его прехождении и умирании, и сообщал тебе о мире загробном и ожидающем тамошних обитателей воздаянии, и привел тебе в отношении сего притчи, дабы ты ими наущался и сообразовывал свои действия с ними. Поистине, пример постигшего [сущность] этого мира подобен примеру людей странствующих, кои, утомившись местом засухи и опустошения, устремились к месту плодородия и цветения. И постигли они трудности на пути, и разлуку с товарищами пришлось им снести, и ужасы путешествия, и скудость пропитания, дабы достигнуть желаемого места проживания, назначенного местопребывания. Поэтому ни в чем из этого (из трудностей) не находят они боли и не считают никакого вложения своего в это пропащим. И ничто им не мило так, как все, что к конечной стоянке их приближает, что к конечной цели их устремляет.
Пример же тех, кто дольним миром обманулся, подобен примеру тех, кто жил в месте плодородном, но покинул его, устремившись к месту засушливому, и нет им ничего более мерзкого и отвратительного, нежели то, что их с прежнего места сгоняет, и неожиданно к новому месту устремляет, тому, к которому они путешествие свое совершают.
Сынок, сделай сердце свое весами мерными между собой и остальными, и возлюби для другого то, что любишь и для себя, и невзлюби для него то, что не любишь и для себя, и не притесняй, так же как не любишь быть притесняемым, и праведно поступай, так же как любишь, чтобы и с тобою праведно поступали, и для себя мерзостным почитай то, что для других мерзостью почитаешь, и от людей принимай то, что сам им предоставляешь, и не говори того, чего не знаешь, хоть бы и мало было того, что ты знаешь, и не говори того, что не любишь, чтобы говорили тебе.
И знай, что самодовольство противоречит успеху и смущает разум. Так что старания свои приумножь и не будь сокровищницей для другого, и если ты направлен на прямой путь, то будь самым богобоязненным перед своим Господом.
И знай, что перед тобой путь долгий простирается, полный тяжких испытаний, и что ты можешь лишь стремиться преодолеть его надлежащим образом, запасшись необходимой провизией, но с легкой поклажей. Не стоит свою спину сверх меры нагружать, иначе тяжесть будет для тебя наказанием, и если встретится тебе в нужде пребывающий, кто понесет твою поклажу до Дня Воскресения, и возвратит тебе ее в день, когда будешь ты в ней нуждаться, то найми его и поклажу свою водрузи, сколько можешь провизии туда нагрузи, а не то потребуется тебе, а ты не найдешь. И найми (в попутчики) просящего у тебя в долг, когда ты в богатстве пребываешь, дабы возвратил он тебе, когда нужду испытаешь.
И знай, что пред тобою лежит тропа непроходимая, где идущий налегке пребывает в лучшем состоянии, нежели обремененный, а медленно ступающий — в худшем положении, нежели быстро стремящийся, и что нет там конечной точки иначе как в раю или в аду, так наставь свою душу перед выступлением и приготовь жилище перед заселением, «ведь нет после смерти ни приготовления, ни к миру сему возвращения».
И знай, что Тот, в Чьей руке сокровищницы небес и земли, дозволил тебе обращаться к Нему с молитвой, и обетовал тебе на нее ответствовать, и наказал тебе, чтобы было даровано, просить, и о милости Его, дабы была оказана, молить, и не сделал между Ним и тобой ничего, что сокрыло бы тебя от Него, и не отправил тебя к посреднику, чтобы заступился перед Ним, и не запретил тебе, если ты оступился, покаяние, и не поспешает Он со Своим мщением, и не позорит тебя при обращении, и не унижает, когда достоин ты унижения, и не затрудняет принятие твоего обращения, и не допрашивает о твоих преступлениях, ни в милости Своей не разочаровывает, но сделал твое удержание от преступления добродетелью, считая за одно твое злодеяние, но считая за десять одно твое добродеяние, раскрыв для тебя врата покаяния и врата обращения к милости Его, так что Он слышит твой призыв, когда бы ты ни обратился, и распознает шепот твой, если ты шепотом молился. Нужды свои ты пред Ним представляешь, душу свою пред Ним раскрываешь, в заботах к Нему мольбу воссылаешь, причины своих бедствий открыть Его умоляешь, в делах своих к помощи Его прибегаешь, из сокровищницы милости Его черпать умоляешь то, что никто, кроме Него, не способен даровать, из долголетия, и здравия телесного, и множества благостей. Затем ключи от сокровищницы Своей в руки твои передал тем, что просить Его разрешение дал, и когда пожелаешь, врата Его милости молитвой раскрываешь, дожди Его милости на себя обращаешь, и да не разочарует тебя в принятии молитвы задержка, ведь дарование — по степени намерения. Возможно, задержан был ответ [на молитву], дабы более великим было просящему воздаяние, дабы более крупным было надеющемуся дарование. И возможно, просил ты чего-то, но тебе не дадено, а лучшее его будет тебе даровано, рано или поздно, либо отказано тебе во имя лучшего для тебя; возможно, просимое тобою твою религию разрушило бы, будь оно даровано, так что да будет просимое тобою в том, чья красота не прейдет и чья ноша тебя не отяготит; что же до богатства, то оно с тобою не останется, и ты не останешься с ним.
И знай, сынок, что, поистине, ты создан для жизни грядущей, не здешней, для исчезновения [из этого мира], а не для пребывания, для смерти, не для жизни, и что ты находишься в месте, тебе не принадлежащем, в обители, где только запасаются припасами, на дороге, ведущей к жизни грядущей, и что ты — добыча смерти, от которой не спасется убегающий от нее, и не ускорит приход стяжающий ее, и непременно она его постигнет, и будь о ней всегда настороже, чтобы не постигла она тебя в плохом состоянии, помышляя душу обновить покаянием, но создаст она преграду между Ним и тобою, и тогда погубил ты душу свою.

Упоминание о смерти
Сынок, почаще вспоминай о смерти и о месте, куда ты отправишься неожиданно и которого ты после смерти достигнешь, так что если придет она к тебе, будешь ты настороже, себя к ее приходу должным образом приготовив, так что не застанет она тебя врасплох пришествием неожиданным. Берегись, дабы не оказаться введенным в заблуждение стремлением людей к мирской жизни и их привязанностью к ней. Аллах тебя об этом предупредил, а мир о смертности своей сообщил и зло свое пред тобою явил. Поистине, кто за мирскою жизнью устремляется, подобен лающим собакам или хищникам, друг друга пожирающим, друг друга ненавидящим. Сильный слабого пожирает, большой малого притесняет. Некоторые — как скот привязанный, а некоторые — как отвязанный, пути свои потерявший, в разные стороны разбредающийся. Несущие убыток стада, кочующие по непроходимым долинам. Нет им ни пастуха, чтобы удержать, ни смотрителя, чтобы в стада собирать. Мир направил их по пути слепоты, глаза для распознания маяков руководства отнял, так что в дикости своей они блуждают, в ней утопают и наслаждение получают, сделав ее своим господом, и играет она с ними, и играют с нею, и забывают, что за нею.

Умеренность в стремлении к цели
Но постепенно желтеет сумрак, как будто путешественники пришли, и те, кто поспешал, скоро достигнут цели. И знай же, сынок, кто едет на повозке днем и ночью, тот постоянно движется, даже если сам неподвижен, и покрывает расстояние, даже если сам сидит и отдыхает. Знай же со всей убежденностью, что ты не осуществишь всех своих желаний, и не преступишь порог жизни, тебе отмеренной, и что ты — на пути тех, что жили прежде тебя, так что прояви скромность в стяжании и умеренность в приобретении, ведь, поистине, многое стяжание ведет к разорению; и не всякий стяжающий получает, и не всякий скромный не получает. Береги себя ото всяких низостей, даже если ведут они тебя к задуманной цели, ибо для чести утраченной не найдешь ты себе замены. И не будь рабом другого человека, в то время как Аллах сделал тебя свободным. И что доброго в добре, добытом через зло, и в отдохновении, добытом через притеснение?! Берегись, чтобы кони стяжательства не привели тебя к уничто¬жению. И если сможешь сделать так, чтобы не было между тобой и Аллахом никакого благодетеля, то сделай, ибо получишь надлежащее тебе и добудешь свою долю, и ведь малое от Аллаха — Преславен Он — лучше и благороднее многого, полученного от Его творений, хотя все и так принадлежит Ему.

Заповедь молчания
Легче исправить то, что случайно утратилось из-за твоего молчания, чем обнаружить убыток из-за своих речей. То, что в котле, сохраняется, если плотно закрыть крышку. Сохранение того, что в твоих руках, мне милее, нежели стяжание того, что в руках другого. Горечь разочарования милее, чем вымаливать что-либо у людей. Ремесло праведника лучше богатства грешника, человек — лучший хранитель своих секретов, но как часто человек стремится к тому, что причиняет ему убыток! Тот, кто многоречив, изрекает ерунду, тот же, кто размышляет, прозревает. Водись с праведниками, и ты станешь одним из них, сторонись злодеев, и ты обезопасишь себя от них. До чего мерзко пропитание из запретного! Притеснение слабого — самое мерзостное притеснение! Когда снисходительность неуместна, строгость — лучшая снисходительность! Возможно, лекарство — это болезнь, а болезнь — лекарство. Возможно, правильный совет дает недоброжелатель, а ошибочный — доброжелатель. Берегись полагаться на суетные надежды, они есть товар для людей недалеких. Разум — хранитель опыта, а лучший твой опыт — то, что преподнесло тебе урок. Стремись использовать возможность, пока она не обратилась в горестный час. Не всякий стремящийся достигает цели, и не всякий уходящий возвращается. Убыток — в потере провизии [для судного дня] и плохое состояние в День Воскресения. Для всякого дела — последствия. К тебе неизбежно придет то, что было тебе предписано. Торговец рискует, а в малом прибыли может быть больше, нежели в большом! Нет пользы ни в низком помощнике, ни в подозрительном товарище. Иди со своей эпохой, пока она подчиняется тебе, и не рискуй чем-либо понапрасну, желая обрести большее, и берегись, чтобы не овладело тобою чувство враждебности. Старайся сохранить связь с братом своим, даже если он стремится порвать с тобой; и если он отвратится, прояви к нему доброту и ищи к нему приближения, если проявит скаредность, потрать на него, если отдалится, приблизься, если будет жесток, будь снисходителен, если провинится, прости его, как будто ты — его раб и как будто он — твой милостивый хозяин. Но берегись, чтобы не поступать так незаслуженно, чтобы не вести себя так с тем, кто этого недостоин. Не бери врага друга своего себе в друзья, тем ты проявишь к другу враждебность, и давай правдивое наставление брату своему, будь оно горьким или приятным, проглоти гнев свой, ибо не видел я поступка слаще и приятнее этого последствиями. Будь снисходительным к тем, кто жесток к тебе, и он также вскоре станет к тебе снисходителен, врага своего отличай, ибо в этом — сладость двух успешных дел. И если замыслил ты прервать с кем-либо дружбу, оставь ему отходной путь, чтобы мог он восстановить ее, если однажды потребуется. И кто думал о тебе доброе, то оправдай его мысли, и не пренебрегай интересом своего брата, полагаясь на ваш с ним договор, ибо он — не твой брат, если ты в небрежении о его интересах. И да не будут твои родственники самыми обездоленными людьми в твоем окружении, и не беги за тем, кто от тебя отвращается. И да не будет твой брат в обрывании родственных уз сильнее тебя в их соблюдении, и да не будет он в злодеянии сильнее тебя в благодеянии. Да не возвеличится в твоих глазах зло притесняющих тебя, ибо они преуспевают в собственном убытке и твоей пользе. И не заслуживают радующие тебя огорчения от тебя воздаянием. И знай, сынок, что средства существования суть двух видов: те, что ты требуешь, и те, что требуют тебя, так что если ты не достигнешь их, они настигнут тебя. Что может быть отвратительнее подобострастного преклонения в нужде и жестокости в изобилии! Тебе в этом мире надлежит лишь то, что делает благим твое пребывание [в мире будущем], и если ты станешь оплакивать то, что было упущено из твоих рук, то оплакивай тогда и все то, что в них не попало. Руководствуйся случившимся с тобой относительно того, что еще не случилось, ибо явления друг на друга похожи; и не будь из числа тех, кому увещевание не приносит результата, покуда ты не причинишь им боль, поскольку разумные наущаются наставлением, а животные — лишь избиением. Отврати от себя заботы величием терпения и добродетельной убежденностью. Кто преступил предписанное, совершил нарушение. Попутчик — как родственник. Товарищ — тот, чья дружба ощущается и в его отсутствие. Суетные измышления — сотоварищи слепоты, зачастую далекий — ближе близкого, а близкий — дальше далекого. Одинок тот, у кого нет друга. Кто враждебен истине, у того — путь узок, кто же ограничивается своими возможностями, у того — прочное местопребывание. И самая прочная связь, которой ты можешь держаться, — та, что между тобой и Аллахом — Преславен Он. И кто не заботится о тебе, тот твой враг. Иногда отчаяние — достижение, если жадность ведет к разрушению. Не всякое бесчестие бывает явлено, и не всякая возможность осуществляется. Возможно, зрячий ошибается в своей цели, а слепой следует правильным путем. Отдали зло, ибо всегда успеешь его приблизить. Отстранение от родственной связи с невеждой сродни укреплению родственной связи с разумным. Кто полагается на здешний мир, того он предаст, а кто возвеличивает его, того унизит. Не всякий стрелок попадает в цель. Если меняется власть — меняется эпоха. Осведомись о спутнике прежде, чем отправишься в путь, и о соседе — прежде, чем заселишься в дом. Берегись помянуть в речах своих то, что может вызвать насмешку, даже если ты передаешь это от другого.

Мнение о женщине
Остерегайся советоваться с женщинами, ибо их мнение слабо, а их взгляды переменчивы. Покрывай их взоры покрывалами, ибо строгость покрывала способна дольше их удерживать, и их выход [наружу] — не хуже, нежели возможность непроверенному человеку посещать их, и если найдешь возможным, чтобы не знали они никого, кроме тебя, то делай так. Не доверяй женщине дел, кроме ее личных, ибо женщина — рейхан (ароматный цветок. — Т.Ч.), а не кахраман (здесь: диктатор. — Т.Ч.). Не обольщай душу ее величанием, не поощряй ее вмешиваться в дела других. Не проявляй неуместного подозрения, ибо это правильную женщину ведет ко злу, а праведную — к сомнениям. И дай каждой из служанок своих работу, за которую ты можешь спросить ее, так не станут они перепоручать работу одна другой. И почитай родственников своих, ибо они — крылья, на которых ты воспаришь, корень твой, к которому — твое возвращение, десница твоя разящая.

Молитва
Препоручи Аллаху религию твою и мирскую жизнь твою и проси Его даровать тебе лучший надел в ближайшем и далеком, в здешнем мире и в загробном, и да будет с тобою мир.

ПИСЬМО 23

Адресовано Муавии

Совратил ты людей многих, предав их своим заблуждением, бросив их в твоего моря пучину, где покрыла их темнота, страсти играют ими и от прямого пути удалились, спиною к нему обратились, назад устремились, по своим мнениям, заблуждениям, кроме тех, кто взором ясным обладал, и от тебя вовремя отстал, после того как сущность твою распознал, и от службы тебе к Аллаху убегал, покуда ты им бедствия причинял и с прямого пути их сбивал. Так побойся же Бога в душе своей, о Муавия, забери узду свою у шайтана, ибо скоро прейдет этот твой мир и ожидает тебя близкое загробное существование, и да будет с тобой мир.

ПИСЬМО 33

Адресовано Кусаму бин аль-Аббасу, назначенному им (А) правителем Мекки

Вот, мой наблюдатель на Западе написал мне и сообщает, что были направлены на хаджж люди из аш-Шама (Сирии), сердцем слепые, слухом глухие, взора не имеющие, облекающие истину ложью, подчиняющиеся созданию, бунтуя против Создателя, питаясь мирским молоком во имя религии, покупая [довольство] ближайшее за цену отдаленного, назначенного праведникам и истинно верующим; но не будет добра, кроме как творящему его, и не воздастся злом, кроме как поступающему по нему. Так стой на том, на чем стоишь, стоянием человека разумного, опытного, доброжелательного, мудрого, за указаниями властей следующего, имаму своему подчиняющегося. Берегись того, за что, возможно, придется тебе извиняться, и в богатстве не возвышайся, и в беде не отчаивайся, и да будет с тобою мир.

ПИСЬМО 34

Адресовано Мухаммаду бин Аби Бакру. Али (А) стало известно о том, что Мухаммад (С) разгневался из-за того, что Али (А) заменил его Маликом аль-Аштаром на посту правителя Египта (а тот по пути скончался)

Вот, меня достигли сведения о гневе твоем из-за назначения аль-Аштара на твое место, но я не поступил так ни из-за недостатка прилагаемых тобою усилий, ни дабы понудить тебя к большему усердию. Забрав бывшую у тебя власть, я поставил бы тебя над тем, что было бы легче тебе в управлении и давало бы тебе более привлекательное положение. Поистине, человек, которому я хотел доверить управлять Египтом, был для меня человеком доброжелательным, а к врагам нашим — беспощадным, и да смилостивится над ним Аллах! Но вот, подошли дни его к завершению, и отправился он со смертью на свидание, я же остался им вполне доволен; да будет Аллах также доволен им и да приумножит его воздаяние. Теперь же — будь на страже своих врагов, и поступай сообразно своему ясному взору, приготовься сражаться с теми, кто выступает с тобою на сражение, и призывай на путь Господа своего, и приумножь стяжание помощи у Аллаха, дабы Он избавил тебя от твоих забот и помог тебе в том, что обрушивается на тебя, если Аллах того пожелает.

ПИСЬМО 35

Адресовано Абдаллаху бин аль-Аббасу и написано после убийства Мухаммада бин Аби Бакра

Вот, Египет был захвачен, а Мухаммад бин Аби Бакр — да смилостивится над ним Аллах — пал смертью мученика, и перед ликом Аллаха мы почитаем его как сына праведного, работника добродетельного, как меч разящий, как опору защитную. Я призывал людей присоединиться к нему, призывал их поддержать его прежде, нежели произошло это событие, призывал их тайно и открыто, снова и снова, и среди них были те, кто явился подневольно, и были такие, кто отговорился лживыми отговорками, и те, кто отстранился от моего призыва. Я прошу Аллаха Всевышнего, чтобы Он даровал мне скорейшее от них избавление; и, клянусь Аллахом, если бы не мое стремление при встрече с врагом снискать смерть мученика и не приготовление души моей к неизбежной смерти, мне было бы милее не находиться с ними ни одного дня, не встречаться ни с одним из них никогда.

ПИСЬМО 36

Ответ Али (А) на его брата Акиля бин Аби Талиба, содержащее упоминание об армии, направленной Повелителем Верующих (А) сражаться с врагом

Направил я ему армию многочисленную из мусульман, а когда достигло его известие об этом, обратился в бегство и отступил покаянно, и настигли они его по дороге, когда солнце начало садиться, и имели они между собой непродолжительную стычку, так что час спустя он спасся полумертвый, когда тащили его за шею и осталось в нем лишь последнее дыхание, после чего сумел он удрать с большим трудом. Так отстранись от курайшитов и оставь их скитаться в заблуждениях, метаться в разброде, стремясь к уничтожению, вот, они собрались воевать против меня, как прежде воевали с Посланником Аллаха — да благословит Аллах его и его род и да приветствует, так да постигнет курайшитов воздаяние за то, как поступают со мной! Ведь они порвали со мной родственные связи и отняли у меня власть, [завещанную] сыном моей матери [Посланником Аллаха (С)]. Что же до спрошенного тобою мнения моего о сражении, то мнение мое: сражаться с теми, кто считает сражение для себя дозволенным, покуда не повстречаюсь я с Аллахом (т.е. до смерти. — Т.Ч.). Не прибавит мне силы множество людей в моем окружении, не усилит мой страх их от меня отступление, и не считай сына своего отца — даже будь он предан людьми — трепещущим трусом, покорно преклоняющимся перед творимой несправедливостью, либо спокойно вручающим бразды правления тому, кто тянет их на себя, либо позволяющим своей спине быть использованной всяким наездником, что вскочит на нее; однако же, он таков, как сказал человек из Бану Салим:

Если ты спрашиваешь, каков я, то я
терпелив и пред лицом судьбы притеснений тверд.
Я не позволяю себе горевать так, чтобы
радовался враг или опечалился друг.


ПИСЬМО 37

Адресовано Муавии Преславен Аллах! Что сильнее твоей привязанности к страстям нововведений, к болезни одичания, когда истинами ты пренебрегаешь, а договоры порываешь, за которые Аллах взыщет, а для рабов его они будут доводом? Что до множества доводов твоих об Усмане и убийстве его, то ты помогал Усману лишь тогда, когда тем самым помогал и себе самому, и оставил его, когда ему [действительно] потребовалась помощь. И да будет с тобою мир.

ПИСЬМО 38

Адресовано жителям Египта, когда Али (А) назначал аль-Аштара наместником

От раба Божьего Али, Повелителя Верующих, народу, что явили [праведный] гнев ради Аллаха, когда было выказано Ему неповиновение на земле Его, и пренебрегаемы оказались права Его, и коснулось притеснение как праведного, так и бунтовщика, местного и пришельца, так что не осталось ничего одобряемого, по которому бы поступали, и ничего запретного, которым бы пренебрегали. И вот, после этого я направляю вам раба из рабов Аллаха, что не спит во дни страха, не бежит от врага в минуты опасности, к бунтовщикам беспощаднее, чем пламя нещадное, он — Малик бин аль-Харис, брат Мазхиджа. Слушайте его и подчиняйтесь повелениям его, в том, что истине соответствует, поистине, он меч из мечей Аллаха, чье острие не тупится и при ударе не промахнется: и если прикажет вам выступить, то выступайте, если прикажет стоять, то стойте, ведь, поистине, он не выступает и не атакует, не опережает и не отсрочивает иначе как по моему повелению, и я предпочел его для вас, нежели для себя, дабы был он вам верным наставником, а вашим врагам являл жесткость непримиримую.

ПИСЬМО 39

Адресовано Амру бин аль-Асу

Поистине, ты обратил свою религию на службу мирским интересам человека, чье нечестие ни для кого не секрет, чье покрывало сорвано, так что благородный оскверняется в его присутствии, одурачивается разумный в его компании, и ты следуешь по его стопам, ища его отличия, как собака, ступающая за львом, взирая на его лапы и ожидая, чтó перепадет ему из его добычи, так погубил ты и мирскую свою жизнь, и загробную! А если бы к истине ты прилепился, то наверняка желаемого бы добился. И если даст мне Аллах возможность добраться до тебя и до сына Абу Суфиана, то воздам вам тем, что вы сами себе приготовили, но если сумеете вы этого избежать и останетесь живы, то что ожидает вас впереди — еще хуже для вас. Да будет с вами мир.

ПИСЬМО 40

Адресовано одному из наместников

Вот, достигли меня о тебе сведения, что сделал ты нечто, чтобы прогневить Господа своего, и проявить неподчинение имаму своему, и предать доверие, оказанное тебе. Дошло до меня, что ты опустошал землю, подбирая все, что было у тебя под ногами, пожирая все, что попадало тебе в руки, так дозволь мне совершить над тобою расчет и знай, что расчет Аллаха будет тяжелее, чем расчет людей. Мир с тобой.

ПИСЬМО 41

Адресовано одному из его наместников

Вот, даровал я тебе долю своего доверия, сделав тебя своим знаменем и ближайшим сподвижником, и никто из моих родственников не пользовался у меня большим доверием, нежели ты, в том, что был мне симпатичен, верно мне помогал и доверие, возложенное на него, оправдывал. Но когда ты увидел, что судьба расправилась с твоим двоюродным братом, враг выступил на войну, безопасность людей нарушена и община эта оказалась беспутною, разделенною, обратился ты спиною к двоюродному брату своему, и отвратился от него, когда и другие отвратились, покинул его вместе с остальными покидающими, предал его вместе с остальными предающими, ты к брату своему двоюродному сочувствия не проявил и доверия, на тебя возложенного, не оправдал. Как будто ты не хочешь стяжать довольство Аллаха своим джихадом, как будто не пришло к тебе разъяснение [истины] от твоего Господа, как будто строил ты козни против этой общины, стяжая мирские блага, следя за невнимательностью [ее членов], дабы прибрать к рукам их долю. И как только стало тебе возможным нарушить доверие уммы, ты поспешил обратиться и напасть на них и сделал быстрый прыжок, чтобы урвать себе что возможно из их имущества, предназначенного вдовам и сиротам из их числа, как проворный волк, разрывающий раненую, беспомощную козу. Затем ты переправил все это в Хиджаз с гордо выпяченной грудью от приобретенного, ничуть не стесняясь захваченного, как будто ты — да не постигнет отчаяние никого, кроме тебя — направил семье своей наследство, от отца и матери полученное — Преславен Аллах! Ужели ты не веруешь в Воскресение? Или не страшишься точного расчета? О ты, кто считался — раньше — среди нас из первейших разумом, как ты можешь наслаждаться едой и питьем, когда знаешь ты, что ешь запретное и пьешь запретное, покупаешь рабынь и заключаешь браки на деньги сирот и обездоленных, верующих и муджахидов, для которых Аллах это имущество предназначил, через которых Он эти города укрепил! Побойся же Аллаха и возврати этим людям их добро, ибо если не сделаешь, а Аллах позволит мне добраться до тебя, я попрошу у Аллаха прощения за тебя и ударю своим мечом, которым я не разил никого, кто после этого не отправился бы в ад! И, Аллах свидетель, если бы и Хасан и Хусейн сотворили то, что ты сотворил, не было бы у меня для них снисхождения, и не заслужили бы они доброго моего отношения, лишь только после того, как взыскал бы я с них должное и разрушил бы зло, ими произведенное. Я клянусь Аллахом, Господом миров, мне не доставит удовольствия считать законно мне принадлежащими деньги, взысканные тобой с их имущества, чтобы оставить их в наследство своим преемникам; образумься и представь, что ты достиг конца своей жизни и будешь похоронен в земле сырой, и вот, явлены пред тобой твои деяния в месте, где вопиет притеснитель в отчаянии, где желает потративший зря свою жизнь возвращения, «но теперь никто не убежит» (Коран 38:3).

ПИСЬМО 42

Адресовано Умару бин Аби Салама аль-Макзуми*, который сначала был поставлен Повелителем Верующих (А) правителем Бахрейна, но потом смещен и заменен ан-Нуманом бин Аджланом аз-Зураки

Вот, поставил я Нумана бин Аджлана аз-Зураки правителем Бахрейна, отстранив тебя от этой должности безо всякого порицания тебе и безо всякого упрека; ты был прилежен в своем наместничестве и оправдал оказанное доверие, так что приди ко мне, не будучи ни униженным, ни оскорбленным, ни заподозренным, ни опороченным, просто задумал я выступить против притеснителей аш-Шама (Сирии) и желаю, чтобы был ты со мною, ведь ты — из тех, на кого я полагаюсь в джихаде с врагом и в восстановлении столпов религии, если захочет Аллах.

ПИСЬМО 43

Адресовано Маскале бин Хубайре аш-Шайбани, наместнику Ардашир Хурры (Иран)

Достигло меня известие о твоем поступке; если ты его совершил, то прогневил Господа своего, и проявил неподчинение имаму своему: что ты распределяешь собственность мусульман, добытую их копьями и лошадьми, над коей кровь их пролилась, меж теми, кто близок тебе [по родству] из числа арабов твоего племени [бедуинов]. Клянусь Тем, Кто семя оплодотворил и душу живую сотворил, если было это в действительности, ты найдешь у меня унижение, и на весах будет твоему весу облегчение, так что правами Господа своего не пренебрегай и за счет религии мирской жизни своей не улучшай, иначе будешь ты в делах своих среди потерпевших наибольший убыток. Нет же, поистине, права мусульман, тех, что окружают тебя, и тех, что окружают меня, на эту собственность равные — поэтому ко мне они прибегают и долю свою забирают.

ПИСЬМО 44

Адресовано Зияду бин Абихи, когда достигло Его Светлости (А) известие о том, что Муавия написал Зияду, желая обманом заполучить его в союзники и приписав ему кровное родство с собой

Вот, я узнал, что Муавия написал тебе, дабы разум твой смутить, остроту его притупить, так берегись же его, ведь он — шайтан: подходит к человеку спереди и сзади, справа и слева, чтобы застать его врасплох в миг небрежности и разумом его овладеть. Во дни Умара бин аль-Хаттаба Абу Суфиан произнес легковесное слово, порождение собственной фантазии, наущение шайтана: ни родства по нему не доказать, ни на наследство претендовать, кто же на него полагается, тот гостю незваному на пьянке уподобляется либо привязанному к седлу сосуду, который качается туда-сюда при езде. Когда Зияд прочитал, то сказал: «Он это засвидетельствовал, клянусь Господом Каабы». И это осталось в его мыслях, покуда Муавия не провозгласил его своим единокровным братом по отцу. Комментарий Сайида ар-Рази: Его выражение — да будет над ним мир — аль-вагиль означает человека, который присоединяется к пьянке, будто желая выпить с ними, не будучи одним из них. Поэтому его постоянно разворачивают и выталкивают. Что же касается слов ан-навту-ль-музаб¬заб, то они обозначают деревянную чашу, сосуд или что-то вроде этого из предметов, привязываемых к седлу; этот предмет стучит, когда наездник трогается с места или прибавляет скорость.

ПИСЬМО 45

Адресовано Усману Ибн Хунайфу аль-Ансари, который был наместником Его Светлости (А) в Басре, и написано тогда, когда он (А) узнал, что люди пригласили Усмана на гулянье и он пришел

Вот что я скажу тебе, о Ибн Хунайф: дошло до меня, что некто из юношей Басры пригласил тебя на гулянье и ты устремился, прельщенный яркими красками и предложенными тебе чашами. Не думал я, что ты разделяешь трапезу людей, отвращающих бедняков и приглашающих богачей. Смотри же на куски, которые кусаешь, и оставь то, что кажется тебе сомнительным, и о чем уверен, что добыто законно, то бери. Поистине, для каждого следующего — руководитель [имам], им он руководствуется, светом знания его просвещается, и, поистине, имам ваш от мира двумя одеждами и двумя лепешками удовлетворился. Конечно же, вы не способны на это, но по меньшей мере споспешествуйте мне в чистоте и иджтихаде, целомудрии и честности. Клянусь Аллахом, не собрал я от этого мира ни золота, ни тучных стад, ни нарядов богатых, ни пяди земли себе не отрезал, и все, что взял я от него, — не больше чем то, что может съесть больная ослица. Все это для меня ничтожнее, чем горькая солома. Да, был у нас наделом Фадак — все, что имели мы под небом, но простерли к нему руки жадные люди, а затем отобрали его у них другие жадные, а у Аллаха — лучшее обо всем суждение. Какая разница, есть Фадак или нет, если завтра душа моя расстанется с телом, чьи останки растворятся во тьме могильной, и не останется о нем известия, и даже если могила будет расширена, сделана просторною руками копателя, завалят ее камни и сгустки глиняные, закроет проход в нее земля падающая, так что прежде всего душу свою держу я в богобоязненности, дабы пришла она успокоенная в день трепета величайшего и стояла крепко на краях скользких. Если бы я хотел, то следовал бы путем, что ведет к потокам медовым [сладости мирской], чистой пшенице и шелковым одеяниям, но не дай Бог быть обуреваемым страстями и ведомым жадностью ко вкусным яствам, когда в Хиджазе или Ямаме есть люди, не имеющие средств на лепешку либо не ведающие в пропитании насыщения, — следует ли мне лежать с наполненным чревом, в то время как вокруг меня изголодавшиеся животы и голодные печенки? Или стану подобным тому, о ком сказано:

Достаточно тебе иметь болезнь лежания с полным животом,
Когда вокруг тебя люди истосковались и по сухой коже?
Ужели удовольствуюсь тем, что люди будут говорить: «Это — Повелитель Верующих», и при этом не стану делить с ними трудности судьбы или же не буду им примером в жизненных испытаниях? Я не создан, чтобы быть озабоченным поеданием лакомств, подобно связанному животному, чья единственная — забота его кормежка, либо подобно пасущемуся свободно животному, чья забота — лишь глотать. Наполняет чрево свое кормом и забывает, для чего он ему дается, так следует ли мне пастись свободно и гулять беспечно, или же держаться за вервь заблуждения, или бесцельно скитаться по дикой пустоши? Вот, словно вижу перед собой, как один из вас говорит: «Если это — то, чем питается сын Абу Талиба, то постигнет его слабость в сражении с противником и поколеблется его мужество». Помните, что лесное дерево лучше всего подходит на древесину, в то время как зеленые ветви имеют мягкую кору, а дикий кустарник сильнее всего горит и медленнее всего потухает. Я от Посланника Аллаха как свет от света, как запястье на руке. Клянусь Аллахом, если арабы объединятся на сражение со мной, я не стану убегать от них, и если будет возможным, я устремлюсь, чтобы ловить их за шеи. И буду стремиться я к тому, чтобы очистить землю от этого человека извращенного, телом нескладного, покуда земляные крошки не будут отделены от чистых зерен. В продолжение этого же письма следует заключение: Отойди от меня, о мир, твоя узда на твоих собственных плечах, я же себя от ям твоих освободил, путы твои сбросил, скользких мест твоих избежал. Где поколения, играми твоими обманутые? Где народы, соблазненные твоими украшениями? Вот, они — добыча могил, обитатели захоронений. Клянусь Аллахом, если бы ты был личностью видимой, телом осязаемым, я исполнил бы над тобой наказания Аллаха за рабов Его, страстями соблазненных, за общины, в уничтожение обращенные, за царей, ведомых к разрушению, коих ты вывел к месту бедствия, где нет ни следования, ни выхода! Увы! Кто на скользкие пути твои встал, тот поскользнулся, кто по волнам твоим скитался, утонул, кто же от пут твоих освободился, тот поддержку снискал, и кто от тебя в безопасности, того не беспокоит даже сужение мирских стезей его, и мир сей для него — не более чем дневное пребывание, коему вскорости надлежит прекращение. Уйди от меня! Ведь, клянусь Аллахом, я не преклоняюсь пред тобой, так, чтобы мог ты унизить меня, не отпускаю вожжей твоих, чтобы ты не мог увести меня. Я клянусь Аллахом — если только Аллах не пожелает иначе, что приучу себя довольствоваться единственной лепешкой для пропитания и единственно солью для придания вкуса. Я опустошу свои глаза от слез подобно источнику, вода которого иссякла. Разве животное на выпасе не насыщается и не ложится отдыхать? Разве козы кормом своим не удовлетворяются и в загон не возвращаются? Также и Али станет есть то, что доступно ему, и обретет покой и будет благим в глазах его, если годы спустя обретет он отдохновение на пути, коим следовал за пасущимися и домашними зверями. Благословенна душа, обязанности свои перед Аллахом исполнившая, все тяготы жизни перенесшая, спать себе по ночам не позволяющая, но, если сон одолевает ее, на землю ложащаяся, используя руку как подушку, вместе с теми, кто держит очи свои бодрствующими, настороже пребывая относительно Дня Воскресения, чьи тела на постели не имеют отдохновения, чьи губы заняты Аллаха поминовением и чьи грехи стираются длительной мольбою о прощении. «Они — партия Аллаха, поистине, партия Аллаха — это те, кто в довольстве пребывает» (Коран 58:22). Бойся же Аллаха, о сын Хунайфа, обрети в собственных лепешках удовлетворение, чтобы послужили они тебе от Огня избавлением.

ПИСЬМО 46

Адресовано одному из наместников

Вот, поистине, ты из числа тех, на кого в установлении религии я полагаюсь, с чьей помощью я с высокомерием грешников сражаюсь и опасные участки границы обороняю. Ищи же помощи Аллаха во всем, что заботит тебя, добавь немного строгости в снисхождение и оставайся снисходительным там, где снисхождение необходимо. И держись строгости там, где не приемлемо ничего, кроме строгости, и простри над подданными крыло свое, встречай их с лицом открытым, будь в поведении с ними снисходительным, равно относись к ним как при взгляде поверхностном, так и при наблюдении тщательном, в указании и в приветствии, так, чтобы не стремились сильные добиться от тебя действий притеснителя, а слабые не отчаялись по поводу твоей справедливости, и да будет с тобою мир.