ПИСЬМА
 

ПИСЬМO 1

Адресовано жителям Куфы и написано Его Светлостью (А) во время перехода из Медины в Басру

От раба Божьего Али, Повелителя Правоверных, жителям Куфы, передовым ансарам, вождям арабов. А после этого: вот, сообщу я вам о деле Усмана, так что слышание о нем станет подобно (вашему) лицезрению его Люди возмущались против него, но я был среди мухаджиров тем, кто более остальных требовал (с него) дать (людям) удовлетворение и менее остальных порицал его. Что до Талхи и Зубайра, то легчайшая поступь их против него была громогласна, тишайший голос их — ужасным. И Аише также были свойственны порывы гнева против него, и сговорилась против него группа людей, и убили его. Люди же принесли мне присягу, не будучи ни принужденными, ни силой приведенными, но соглашаясь и по свободному выбору. Знайте же, что место хиджры [Медина] было жителями покинуто, людьми оставлено и, стало, как кипящий котел, где (дух) бунтовской укрепился встал крепко на ось, — так устремитесь к вашему повелителю, спешите к джихаду с вашим противником, если на то есть воля Аллаха, Могучего и Всевышнего.

ПИСЬМO 2

Адресовано им же, после победы над Басрой

Да вознаградит вас Аллах, жители этого города, за [помощь одному из] Людей Дома Пророка вашего (С) лучшим из того, чем вознаграждает Он действующих в покорном послушании, благодарящих за Его благодеяния, ибо вы услышали — и покорились, вас призвали — и вы ответили.

ПИСЬМO 3

Адресовано судье Шурайху ибн аль-Харису. Сообщается, что Шурайх ибн аль-Харис, занимая должность судьи Повелителя Верующих — да будет над ним мир, — приобрел дом за 80 динаров. Когда сведения об этом достигли Его Светлости (А), он (А) призвал к себе Шурайха и сказал

Стало мне известно, что ты приобрел дом за 80 динаров, и написал на него купчую, и призвал к тому свидетелей. Шурайх ответил ему (А): «Так все и было, о Повелитель Верующих». И обратил он (А) на него гневный взор и сказал: О Шурайх, остерегись, ибо придет за тобой тот, кто не взглянет в твою купчую, и не спросит у тебя ее истолкования, но кто выведет тебя из него (дома) отринутым и препоручит тебя могиле твоей покинутым. Так смотри, о Шурайх, чтобы не приобрел ты этот дом из того, чем не владеешь, уплатив его цену с того, на что права не имеешь! А не то потеряешь и дольний мир, и загробный! А если бы пришел ты ко мне при совершении этой покупки, то я составил бы тебе грамоту на этом свитке, так что не возжелал бы ты приобрести этот дом и за дирхем, чего же говорить о большем. И вот текст этого документа: «Вот рабом скромным приобретенное у умирающего, в дорогу собранного, купил он у него дом обмана, находящийся в краю людей преходящих, в области в иной мир отходящих. И имеет дом сей четыре границы: первая граница на источнике бед завершается, вторая граница к источнику несчастий устремляется, третья граница на страсти разрушительной кончается, четвертая же граница в шайтана лживого упирается, и в эти пределы двери дома сего отворяются. Приобрел его страстями обуреваемый у другого, смертию одолеваемого, ценой выхода из почета удовлетворения и вхождения в нужды и убытка унижение. То, чего достиг этот человек в результате своей покупки, станет добычей того, что тела царские разлагает, жизни притеснителей обрывает, владения фараоновы разрушает, равно как и хосроевы, и кесаревы, и туббинские, и химьярские, кто богатство к богатству прибавляет, и его приумножает, и строил, и воздвигает, и украшает, благородный облик придает, сокровища собирает и охраняет, и о потомстве своем измышляет — все это приведет к месту представления и расчета, воздаяния и наказания; но когда вынесен приговор подобный, «в убытке тогда пребывают суетные» (Коран 40:78). Засвидетельствует об этом разум, когда вырвется он из плена страстей и оградится от мирских прелестей».

ПИСЬМO 4

Адресовано некоторым командирам его (А) армии

Вот, если под сень покорности они возвратятся, то это — то, чего мы от них желаем, но если вызовут дела их в народе разделение и неподчинение, тогда выступи с теми, кто тебе подчиняется, против тех, кто тобой возмущается, и довольствуйся теми, кто за тобой устремился, пренебрегая теми, кто от тебя отбился, ведь что до малодушных, то отсутствие их лучше, нежели присутствие , в сидении их больше пользы, чем в их выступлении.

ПИСЬМO 5

Адресовано аш-Асу бин Кайсу, наместнику Азербайджана

Поистине, в деле твоем нет для тебя лакомого куска, но это — возложенное на твои плечи доверие, на тебе лежит попечение (о людях) от имени стоящих выше тебя. Не надлежит тебе быть притеснителем тех, кого ты должен опекать, и не должен ты собою рисковать, иначе как будучи полностью уверенным в себе. В руках твоих — имущество Аллаха, Могуч Он и Всевышен, и ты – среди хранителей его, покуда ты мне его не вручишь. Тогда и я не буду тебе худым повелителем, мир с тобой!

ПИСЬМO 6

Адресовано Муавии

Поистине, присягали мне люди, присягавшие Абу Бакру, Умару и Усману той же самой присягой, поэтому не мог присутствующий выбирать и не мог отсутствующий отрицать, поистине, совет надлежит мухаджирам и ансарам, и если собрались вокруг некоего человека и именовали его имамом, то было это к довольству Аллаха, если же кто вышел из общего дела неподчинением или нововведением, то вернут они его на оставленную позицию, а если откажется, то станут они сражаться с ним за следование путем, отличным от пути верующих, так что Аллах наставит его на то, от чего он отвратился. Жизнью своею клянусь, о Муавия, если рассмотришь ты [это дело] разумом своим, не будучи подвластным своим страстям, то найдешь меня самым невинным из людей по отношению к крови Усмана и поймешь, что был я от него отстранен, если только [заведомо] ты не судишь предвзято — тогда суди предвзято, — как тебе заблагорассу¬дится! И да будет мир с тобой.

ПИСЬМO 7

Адресовано ему же

Вот, получил я от тебя пространное увещевание и витиеватое, составил ты его по своему заблуждению, направил ты его на основании ложного мнения, это — писание человека, не имеющего ни зрения, которое бы его направляло, ни вождя, который бы его наставлял; вот, призвали его собственные желания, и он ответил, и вело его заблуждение — и он последовал, выйдя вздор изрекающим, в заблуждение впадающим. В продолжение этого же письма: Поскольку присяга — единая, мнение здесь не раздваивается, возможность выбора не предоставляется. Кто из [присяги этой] выйдет, тот — бунтовщик, а кто о ней пускает кривотолки, тот — лицемер.

ПИСЬМO 8

Адресовано Джариру бин Абдалле аль-Баджали, которого Его Светлость (А) послал к Муавии

Вот, когда получишь ты это мое послание, приведи Муавию к решению определенному, к направлению строго намеченному, затем же поставь его перед выбором между войной, которая отправит его в изгнание, и миром унизительным, и если выберет войну, то оставь его с этим, а если выберет мир, то возьми с него присягу. И да будет мир с тобой.

ПИСЬМO 9

Адресовано Муавии

Вот, народ наш замыслил убить нашего Пророка (С), обрубив наш корень, и строили против нас козни, и чинили нам притеснения, отрезая нас от жизненных благ, окружили нас страхом, заставили искать убежища в скалистых горах, распаляя для нас пламя войны, но даровал нам Аллах стойкость учение Его защищать и силу, дабы за достоинство Его постоять. Верующий из нас стремился себе в том награду [небесную] стяжать, неверующий же [помогал, ибо] желал родственные связи не порывать. А кто принял Ислам из числа курайшитов, обезопасил себя от бедствий, которые пришлось претерпеть нам благодаря договорам, что их ограждали, или племени своему, что на защиту его выступали, и от битвы он был в стороне, в месте безопасном. И вот, Посланник Аллаха — да благословит Аллах его и его род — когда пыл сражения докрасна раскалялся, — и строй людей колебался, высылал он вперед людей своего Дома защитить своих сподвижников от жара мечей и копий, и убили Убайду бин аль-Хариса в день Бадра, и убили Хамзу в день Ухуда, и убили Джафара в день Му’ты. И желал тот, кого, если захочу, могу по имени назвать, той же доли, что и они себе желали — мученичества, однако же конец их был приближен, его же участь — отсрочена. И что за удивительные времена! Вот, я поставлен вместе с тем, кто ни стремления, подобного моему, не выказывал, ни прошлого, подобного моему, не имел, подобного коему никто не удостоился, разве что говорит он о том, чего я не знаю, и не думаю, чтобы Аллаху было подобное ведомо (из славных страниц его прошлой жизни, которых на самом деле не было. — Т.Ч.). Но — слава Аллаху, в любом случае. Что же до твоей просьбы передать в твои руки убийц Усмана, то я рассмотрел это дело и не считаю для себя возможным передать их ни тебе, ни кому-либо другому, и, жизнью своею клянусь, если не прекратишь ты сеять раздор и заблуждение, то познакомишься с ними, когда вскорости они потребуют тебя и не озаботят тебя тем, чтобы искать их на суше и в море, в горах и на равнине. Напротив, когда они будут искать тебя, результат этих поисков будет болезнен для тебя, и нанесут они тебе такой визит, что не обрадует тебя их появление. И да будет мир с теми, кто этого заслуживает.

ПИСЬМO 10

Адресовано ему же

О, что ты будешь делать, когда будут сорваны с тебя покровы мира сего, который развлекается в наслаждениях и заманивает своими прелестями? Он призвал тебя, и ты ответил на его призыв, повел тебя, и ты [покорно] последовал, приказал тебе, и ты подчинился. Но, поистине, скоро явится вестник, который сообщит тебе то, от чего нету щита спасительного, — так отвратись от этого [гибельного] пути, осознай неизбежность расчета, приготовься к [неизбежному] готовому быть ниспосланным на тебя, и не обращай к заблудшим слуха своего, а если откажешься так поступить, то возвещу тебе о том, чем пренебрег ты в душе своей, ведь тогда ты — человек беспечный, у которого шайтан уже урвал свою добычу и возложил на тебя свою надежду, овладев духом твоим и кровью. И когда, о Муавия, были вы защитой для вверенных в ваше попечение, заботясь о благе уммы? Не ступая передовым шагом, не имея громкой славы? Прибегаю к помощи Аллаха от повторения прежних неудач. И остерегаю тебя от того, чтобы продолжал ты пребывать в соблазнительной беспечности, [сильно] различаясь во внутренности своей и внешности. Вот, призвал ты к войне — лучше оставь людей в покое и выйди сразиться со мною [один на один], избавь обе партии от сражения, дабы распознать, кто из нас имеет порчу в своем сердце и пелену на взоре! Я — отец Хасана, убивший деда твоего, и брата, и дядю, разрубив их в день Бадра, и меч этот — при мне, и с тем же сердцем повстречаюсь я со своим врагом, и религию свою я не поменял, и пророка нового себе не избрал. И, поистине, я — на пути, который вы, бунтовщики, оставили и на который ранее встать вас силой заставили. И утверждал ты, что вышел искать возмездия за кровь Усмана, хотя ведомо тебе было, где кровь Усмана пролилась, и требовал бы возмездия оттуда, если уж требуешь, — похоже, я вижу, что ты стонешь под укусами войны стоном верблюда под тяжкой ношей, и похоже, что твоя община, обезумев от постоянных ударов, неизбежности смерти и [вида] одних жертв, следующих за другими, призывает меня к Книге Аллаха, в то время как ваша община — либо неверная, истину отрицающая, либо вероломная, присягу нарушающая.

ЗАПОВЕДЬ 11

Посредством ее Его Светлость (А) напутствовал свою армию

И если нападете вы на врага или же он нападет на вас, то да будет ваш лагерь расположен рядом с возвышениями, либо на горных вершинах, либо на излучинах рек, чтобы послужили они вам убежищем, а для других — препятствием. И да будет сражение ваше — с одного направления или с двух, и поставьте себе наблюдателей на горных вершинах и на возвышениях, так, чтобы не подобрался к вам враг с опасного фланга или с места, которое вы считали надежным. И знайте, авангард армии — это ее глаза, а глаза авангарда — разведчики. И остерегайтесь разделения в вашем стане: и если атакуете, то атакуйте все вместе, и если совершаете переход, то отправляйтесь все вместе, и если застала вас ночь, то окружайте себя кольцом из копий и не предавайтесь сну, кроме как слегка вздремнув на привале.

ЗАПОВЕДЬ 12

Посредством ее Его Светлость (А) наставлял Макиля бин Кайса ар-Рияхи, когда направил того в Сирию во главе трехтысячного передового отряда

Бойся Аллаха, с Которым встреча твоя неизбежна и кроме как на Котором участь твоя не завершается. И не сражайся кроме как с теми, кто сражается с тобой. И следуй двумя временами прохлады (т.е. утром и вечером. — Т.Ч.), и прерывайся на сон в середине дня, и давай людям передышку в пути, и не следуй в начале ночи, ибо Аллах предопределил ее для отдыха, предназначив ей быть временем стоянки, а не перехода, и давай в начале ночи телу своему отдохновение и вьючным животным также дай облегчение. И если уверишься, что забрезжил рассвет и засияла заря, то продолжай путь с благословением Аллаха. А если повстречаешь врага, то встань посреди своих сподвижников, и не приближайся слишком к врагу, подобно желающему начать схватку, и не отдаляйся слишком далеко, подобно тем, кто боится битвы, покуда не придет к тебе мой приказ, и да не приведет вас ненависть к ним к тому, что вступишь в сражение с ними прежде, нежели сможешь увещевать их и предостеречь.

ПИСЬМO 13

Адресовано двум командирам его (А) армии

Вот, я поставил над вами и вашими подчиненными командиром Малика бин Хариса аль-Аштара, так слушайте его и повинуйтесь, и сделайте его себе броней и щитом, ведь, поистине, он — из тех, за кого не надо опасаться, что совершит он ошибку или проявит слабость, либо нерасторопность, когда требуется поспешить, либо спешку, когда необходимо повременить.

ЗАПОВЕДЬ 14

Наставление армии перед сражением в Сиффине

Не сражайтесь с ними, покуда они первыми не начнут, ведь вы, слава Аллаху, сражаетесь за правое дело, и ваше оставление их, покуда не начнут первыми — еще одно доказательство вашей правоты. И если с соизволения Аллаха обратятся они в бегство, то не убивайте убе¬гающих и не бейте беззащитных, и не добивайте раненых, и не причиняйте боли женщинам, даже если они задевают вас оскорблениями, и хулят ваших командиров, ведь, поистине, они — слабы и мышцей, и душой, и разумом; поистине, нам велено оставлять их в покое, даже если они и многобожницы; и даже в Джахилию если мужчина бил женщину камнем или палкой, то потом порицался за это он сам и его потомки.


МОЛИТВА 15

Он — да будет над ним мир — произносил ее, когда встречался с врагом в сражении

Господи, к Тебе сердца устремляются, к Тебе шеи тянутся, к Тебе взоры обращаются, к Тебе ноги стремятся, к Тебе тела простираются. Господи, вот, скрытая вражда себя проявляет, и вот, чаша злобы [ныне] закипает. Господи, мы вопием к Тебе из-за Пророка нашего (С) отсутствия, из-за врагов наших множества, из-за страстей наших разрозненности, «Господи, разреши между нами и между народом нашим по Истине, ведь Ты — лучший из разрешающих!» (Коран 7:89).

ЗАПОВЕДЬ 16

Наставление сподвижникам перед началом войны

Да не обратит вас в отчаяние ни отход, за которым следует нападение, ни отступление, за которым следует наступление, отдавайте должное мечам, организуйте для места [вражеских] тел, души свои приготовьте к нанесению ударов копьями и яростной схватке мечами, и приглушите свои голоса: ведь в этом лучший способ для изгнания малодушия. И, клянусь Тем, кто раскрыл семя и сотворил душу, они не смирились перед Богом, но лишь искали мира для себя, затаив неверие, а когда нашли себе в том помощников, явили его открыто.

ПИСЬМO 17

Адресовано Муавии в ответ на его

Что до твоего требования у меня Сирии, то не таков я, чтобы даровать тебе сегодня то, в чем отказал тебе вчера. Что же до твоих слов: поистине, война поглотила арабов настолько, что остались лишь последние издыхания, то ведь, поистине, кого поглотила истина, тому дорога в рай, а кого поглотила ложь, тому дорога в ад. Что же до нашего равенства в искусстве войны и численности войска, то ты не можешь быть более действенным в своих сомнениях, чем я в моей твердой убежденности, а люди Сирии не более устремлены к благам этого мира, нежели люди Ирака — к благам последующего. Что же до твоих слов: вот, мы оба — сыновья Абд Манафа, — то оно-то так, да ведь ни Умаййя не таков, как Хашим, ни Харб — как Абд аль-Мутталиб, а Абу Суфиан не таков, как Абу Талиб, мухаджир не таков, как выпущенный на свободу пленник, родной не таков, как приемный, правдивый не таков, как лгущий, а верующий не таков, как лицемер. Тяжела участь потомков, следующих за предками, ввергнутыми в огненную геенну. И, кроме того, у нас есть преимущество пророчества (родство с Пророком. — Т.Ч.), посредством которого мы низвергали вельможу и возвышали униженного. И когда ввел Аллах арабов в Свою религию толпами и смирилась пред Ним эта община, добровольно либо по принуждению, были и вы из числа вошедших в религию: либо из жадности, либо из страха, в то время, когда уже проследовали перед вами предшествующие и когда мухаджиры первыми [успели] стяжать свое достоинство. Так не делай себе для шайтана удела и не делай его для души своей наставником, и да будет с тобой мир!

ПИСЬМO 18

Адресовано Абдаллаху бин Аббасу, наместнику Басры

Знай же, что Басра — пристанище Иблиса и рассадник ересей, так удовлетвори ее жителей наилучшим с ними обращением, и развяжи узел страха на их сердцах. Вот, стало мне известно о твоей строгости с сыновьями Тамима (племенем тамим. — Т.Ч.), о твоей жестокости по отношению к ним, но ведь Бану Тамим таковы, что не закатится над ними звезда, как уже взойдет для них новая, и не превзошел их никто в воинственности ни в Джахилии, ни в Исламе, и, поистине, у них по отношению к нам — родство близкое и близость особая, за соблюдение коей мы будем вознаграждены, а за порывание коей — осуждены. Да смилостивится над тобой Аллах, о Абдаллах бин Аббас, будь сдержан в том, что у тебя в руке и на языке, в добром и злом! Поистине, мы в этом — сподвижники, так оправдай мое лучшее мнение о тебе, и да не будет мне в этом мнении разочарования, и да будет с тобой мир!

ПИСЬМO 19

Адресовано одному из его (А) наместников

Вот, землевладельцы твоего края жалуются на тебя за жестокость и жестокосердие, жесткость и грубость, рассмотрел я это дело, и нашел, что поскольку они язычники, их нельзя слишком приблизить, но нельзя и отвергать и притеснять, поскольку с ними заключен договор. Так облачись же по отношению к ним в одеяние мягкости со вплетением жесткости, поступай с ними между мягкостью и жесткостью и поставь их в положение между приближением [к себе] и отчужденностью, между близостью и отдаленностью, если пожелает Аллах.

ПИСЬМO 20

Адресовано Зияду, сыну своего отца, заместителю наместника Басры Абдаллаха бин Аббаса, в то время как Абдаллах был назначен Его Светлостью (А) наместником также и над окрестностями Ахваза, Фарса, Кермана и проч.

Вот, я клянусь перед Аллахом самой искренней клятвой, если станет мне известно, что ты покусился на казну мусульман — в малом или большом — я обрушу на тебя такое бедствие, что оставит оно тебя с пустыми руками, с [тяжко] нагруженным горбом, глубоко униженным в делах, [а пока] да будет с тобою мир.

ПИСЬМO 21

Также адресовано Зияду

Оставь же расточительность и будь предусмотрительным, вспоминай сегодня о дне завтрашнем, удерживай [себе] из имущества по мере необходимости и откладывай про запас на день, когда в нужде пребывать будешь. Ужели ты рассчитываешь, что Аллах дарует тебе удел умеренных, в то время как ты — из превозносящихся? Иль ожидаешь, что, хотя ты наслаждаешься роскошью, не наделяя из нее ни вдову, ни обездоленного, сделает тебя достойным награды милосердных? Поистине, человеку воздается по прошлым делам, и ожидает его впереди то, что он сам себе приготовил, — и да будет с тобой мир.

ПИСЬМO 22

Адресовано Абдаллаху бин Аббасу, да будет милостив к нему Всевышний Аллах, который, бывало, говорил: «Не получал я столько пользы даже от речей Посланника Аллаха — да благословит Аллах его и его род, — как от этих речей!»

И вот, бывает, радует человека обретение вещи, что и так бы его не миновала, и огорчает потеря вещи, что никак бы ему не надлежала, — так да будет радость твоя о том, чтó приготовил ты для следующей жизни, и да будет огорчением тебе то, чтó ты для нее упустил, а что до собранного тобой в этом мире — то не слишком о нем радуйся, а что упущено тобою в нем — так не стоит о том и печалиться, и да будет забота твоя о том, чтó после смерти.

ЗАВЕЩАНИЕ 23

Произнесено незадолго до мученической смерти как завещание, когда его (А) ударил мечом Ибн Мульджам — да проклянет его Аллах

Вот моя вам: да не станете вы придавать никого Аллаху в сотоварищи, а что до Мухаммада — да благословит Аллах его и его род, — то да не утратите вы его сунны. Восставьте эти два столпа, зажгите сии два светильника, и да оставит вас всякое бедствие! Вчера я был вам сподвижником, сегодня являюсь вам примером, а завтра я с вами расстанусь. Если останусь, то я — хозяин над [отмщением] за свою кровь, если же уйду, то уход мой — обетованный мне, и если прощу, то прощение мне — [к Аллаху] приближение, для вас же — добро, посему прощайте: «Ужели ль не желаете вы, чтобы простил вам Аллах?» (Коран 24:22). Аллах свидетель, внезапная смерть не отвращает меня, и на¬ступление неизбежного не страшит меня, ведь я был некем иным, как путешественником, цели достигшим, либо искателем, [цель свою] нашедшим, «а то, что у Аллаха, — лучше для праведных» (Коран 3:198). Комментарий Сайида ар-Рази: Часть этой речи уже была приведена в предыдущих речах, но здесь присутствует дополнение, вызвавшее необходимость ее повторения.

ЗАВЕЩАНИЕ 24

Написано для распорядителя его (А) имуществом, по возвращении из Сиффина

Вот то, что повелевает раб Аллаха Али бин Абу Талиб. Повелитель Верующих, относительно своего имущества, стремясь к лику Аллаха, дабы вывел Он его в райские сады и даровал ему безопасное упокоение. В продолжение этого же документа: И вот, встанет над ним [распорядителем] Хасан бин Али, который возьмет себе, сколько положено, и раздаст, сколько положено, и если случится что-нибудь с Хасаном, пока Хусейн жив, то он займет место распорядителя после него и станет распоряжаться соответственно. Поистине, для сыновей Фатимы из надела садаки (благотворительного надела. — Т.Ч.) Али [причитается] столько же, сколько и другим сыновьям Али. Но я поставил распоряжаться им сыновей Фатимы из стремления к лику Аллаха и близости к Посланнику Аллаха — да благословит Аллах его и его род, — в уважении к его чести и почитании его потомства. И надлежит поставленному над ним оставить основную часть имущества как она есть, и расходовать из прибыли с него, как повелено и заповедано, и не надлежит ему продавать саженцы пальмовых деревьев с земельного надела этих поселений, покуда земля не превратит их в плантации. А что до наложниц, что были у меня, — если у какой из них ребенок, или она беременна, она будет оставлена (при доме) во имя ее ребенка, и попадет в его (сына) долю, если же ребенок умрет, а она останется жить, то она свободна, узы ее распутаны, и свобода ей дарована. Комментарий Сайида ар-Рази: Что до его высказывания — да будет над ним мир — в данном завещании: «…и не надлежит ему продавать саженцы пальмовых деревьев», то для обозначения саженцев здесь использовано слово вадийа, синоним слова аль-фасиля, мн. ч. вадий. Что же до его — да будет над ним мир — выражения: «…покуда земля не превратит их в плантации», то это выражение — одно из наиболее красноречивых, означающих, что земля приумножает ростки пальмовых деревьев так, что образ ее преображается на глазах у наблюдателя, так что он, наблюдавший ее до прорастания, охарактеризует ее теперь как совсем другую землю.

ЗАПОВЕДЬ 25

Его Светлость (А) писал ее для тех, кого назначал он распорядителями благотворительных средств (садака). Как сказал Сайид ар-Рази: «Мы привели здесь отдельные ее части, дабы было известно, что он (А) — да будет над ним мир — устанавливал истину и являл примеры справедливости равно в большом и в малом, в общем и частном»

Поступай в согласии со страхом пред Богом Единым, у Которого нет сотоварища, и не пугай мусульманина, не неволь его бременем, не взимай с него имущества более, нежели положено Аллахом, и если придешь ты в какое племя, то приступай к его водному источнику, а не входи в дома, после же ступай к ним смиренно и с достоинством, покуда не встанешь среди них и не поприветствуешь, и пусть не будет твой язык вялым в приветствии их, после же скажи: о рабы Аллаха, вот, послал меня к вам наместник Аллаха и заместитель Его, дабы взял я с вас положенное Аллахом из вашего имущества, и если Аллахом предписана доля в вашем имуществе, то передайте ее Его наместнику. И если кто скажет: нет, то не повторяй (требования), если же кто подтвердит, то иди с ним, не запугивая его и не угрожая, не давя на него и не притесняя, и возьми, что он даст тебе из золота и серебра, а если у него есть домашняя скотина или верблюды, то не входи к ним как только с его позволения, ибо их большая часть надлежит ему, а если вошел ты, то не входи так, как если бы ты господствовал над ним (хозяином) или стремился притеснить его. И не пугай скотину и не дразни ее, и не заставляй хозяина печалиться о ней, и раздели имущество на две части, и предложи на выбор, и когда он выберет, не возражай против его выбора. И продолжай так поступать, пока не останется столько, сколько требуется для удовлетворения права Аллаха на его имущество, и тогда удержи от него надлежащее по праву Аллаху. И если он попросит признать дележ недействительным, согласись с ним, снова смешай две разделенные части и повтори с ними то, что делал вначале, покуда не взыщешь надлежащее Аллаху по праву. И не взимай ни старого, ни дряхлого, ни с поломанными конечностями, ни недужного, ни болезненного [животного]. Не поручай его [имущество] никому, кроме того, в чьей религии ты уверен, достойному распоряжаться имуществом мусульман, покуда не препоручит его их наместнику, чтобы разделил он его между ними [должным образом], и не препоручай его никому, кроме как доброжелательному, богобоязненному, доверенному и бдительному, не жестокому не обременяющему, не тяготящему (их) и не утруждающему. Затем пошли нам собранное тобой, и мы поступим с ним так, как повелел Аллах. И когда доверенный твой собирает что-либо [из скота], то накажи ему, чтобы не разлучал верблюдицу с верблюжонком, и не выдаивал все ее молоко, поскольку это причинит урон верблюжонку, и да не утомит ее верховой ездой, и да поступит справедливо между ней и другими в стаде, и пусть даст отдых уставшим, и ведет легко тех, чьи подошвы стерты (копыт нет у верблюда!) и прихрамывающего и пусть ведет их к источнику, мимо которого станут они проходить, и пусть не уводит в сторону от травянистой земли бесплодными тропами. И пусть дает им отдохновение время от времени, давая им передышку у воды и травы, так, чтобы пришли они к нам с соизволения Аллаха полновесными, тучными, неуставшими и неизнуренными, дабы могли мы их поделить согласно Книге Аллаха и сунне Его Пророка, — да благословит Аллах его и его род, поистине, это будет лучше для твоего (грядущего) воздаяния и ближе к прямому пути, если пожелает Аллах.

ЗАПОВЕДЬ 26

Адресована одному из наместников Его Светлости (А), посланному собирать подати

Он (Повелитель Верующих. — Т.Ч.) наказал ему (наместнику) блюсти богобоязненность в своих тайных повелениях и скрытых действиях, там, где, кроме него, нет свидетеля и над чем, помимо него, нету попечителя. И также наказал он ему, чтобы ни одно действие во исполнение Божией воли, им явленное, не расходилось с теми, что были им сокрыты, ведь у кого не разнится сокровенное с откровенным, а дела — со словами, тот оправдал ему оказанное доверие и совершил чистое поклонение. И также наказал, чтобы тот никого не изматывал и не притеснял, и не превозносился над ними, поскольку поставлен им командиром, ведь, поистине, они — братья по вере и сподвижники друг другу во взимании налогов. И, поистине, тебе (дальше — от первого лица. — Т.Ч.) в этих сборах — предписанная доля и определенное на них право, и разделишь ты его с обездоленными, слабыми и голодными, и мы соблюдем твои права, и ты соблюдай их права, а если не соблюдешь, то в День Воскресения будешь иметь врагов больше, чем все остальные люди, и горе тому, кто стяжал себе у Аллаха враждебность бедняков, обездоленных, просящих милостыню, отверженных, долгами обремененных и скитальцев! Кто доверием злоупотребляет, кто предательски поступает, кто ни душу, ни религию свою не очищает, тот сам себе в мире дорогу к унижению и позору снискал, а в жизни грядущей — в еще большем унижении и позоре предстал. А величайшее предательство — предательство уммы, и самая мерзкая измена — измена имамам, и да будет с тобою мир.

ЗАПОВЕДЬ 27

Адресована Мухаммаду Абу Бакру — да будет доволен им Аллах, — когда он (А) назначил его правителем Египта

Крылом своим над ними прострись, боком своим к ним прилепись, с лицом открытым к ним обратись, равно, не взирая [на положение], суд свой верши, чтобы вельможи не надеялись на твое снисхождение, а простые люди не разочаровались в твоем справедливом суждении, ведь, поистине, Аллах Всевышний спросит вас, о община его рабов, за все деяния — от малого до великого, и за явное, и за сокрытое, и если Он вас накажет, то это потому, что вы — величайшие притеснители, а если простит, то это потому, что он — щедрейший. И знайте, о рабы Аллаха, что богобоязненные приобретают как мир ближайший, преходящий, так и мир иной, непреходящий. и разделили этот мир с людьми этого мира, но не разделили с людьми этого мира мир иной; жили они (праведные) в мире лучшим проживанием, и питались лучшим пропитанием, и получили из него лучшие из наслаждений для [истинно] наслаждающихся, и забрали с собой (из мирских благ) то же, что забирают и притеснители превозносящиеся (т.е. ни те ни другие ничего не смогут взять с собою в загробный мир. — Т.Ч.); после же отправились в путь с полной поклажей и выручкой прибыльной. Они почувствовали вкус лишений мирских в мирском своем пребывании и удостоверились, что в будущем они — приближенные к Аллаху в загробном своем проживании. Мольба их не отвергается, доля их наслаждения не уменьшается. Так будьте настороже, рабы Аллаха, о смерти и близости ее и приготовьте все необходимое для нее, ведь придет она как повеление великое, как явление значимое, с добром, коему никогда не сопутствует зло, либо со злом, коему никогда не сопутствует добро, — и кто ближе к раю, чем работающий во имя его! И кто ближе к аду, чем работающий во имя его! Вы преследуемы смертью, и если остановитесь, она вас схватит, и если побежите, она вас догонит, ведь она прилепилась к вам плотнее, чем собственная тень. Смерть привязана к вашим хохлам, покуда мир уплывает из-под вас. Так остерегитесь огня, чья пропасть глубоко разверзается, пламя жарко распаляется, а мучение все время обновляется. Место, в котором милосердие не проявляется, там мольбам не внимают, а боль не исцеляют. И если вы в состоянии страх свой перед Аллахом усилить, а мысли свои о Нем наилучшим образом приукрасить, то первое со вторым совместите, ведь получает раб добрые мысли о господине своем по степени его перед Ним боязни, и лучший из людей мыслями его об Аллахе — проявляющий сильнейший трепет перед Аллахом. И знай, о, Мухаммад бин Аби Бакр, что я поручил тебе величайшее свое воинство — египтян, так что надлежит тебе бороться со страстями своими душевными и быть защитой для своей религии, даже если бы тебе времени не более часа было отпущено, и не гневи Аллаха во имя довольства одного из Его творений, ведь у Аллаха для него — другим замена, но для Аллаха нет из числа других замены. Читай молитву во время, предписанное для нее, и не приближай срок ее во имя отдохновения, и не откладывай срока ее по причине занятости. И знай, что все твои деяния зависят от твоей молитвы. В продолжение этой же речи: Поистине, не сравнятся имам истинного руководства и имам заблуждения, и наместник Пророка и враг Пророка. Вот, сказал мне Посланник Аллаха — да благословит Аллах его и его род: «Я не страшусь за мой народ — ни со стороны верующих, ни со стороны многобожников, ибо что до верующего, то по вере его Аллах дарует ему Свою защиту, что же до многобожника, то Аллах унизит его за его многобожие. Однако страшусь я за вас со стороны обладателя сердца лицемерного, но языка благозвучного, кто говорит то, что вы [добром] признаете, но делает то, что вы отвергаете».

ПИСЬМO 28

Написано как ответ на Муавии; как сказал Сайид ар-Рази, это — один из наилучших образцов переписки

Вот, дошло до меня твое, в котором ты поминаешь избрание Аллахом Мухаммада — да благословит Аллах его и его род — для [явления] Своей религии и поддержку Его, оказанную ему тем, кто поддержал его из числа сподвижников; да, долго от нас были скрыты эти странные вещи о тебе — что ты начал говорить нам о суде Аллаха над нами и милости Его к нам посредством нашего Пророка, и был ты в этом подобен носильщику фиников в Хаджар либо бросающему вызов своему наставнику сразиться с ним в стрельбе из лука. Ты посчитал, что лучшие люди в Исламе — такой-то и такой-то, и упомянул о деле, которое, осуществись оно, ты был бы ни при чем, а провались оно, тебя бы это и не коснулось. А что тебе за дело [судить], кто в предпочтении, а кому — предпочли и кто — в управлении, а кем — управляют! И что невольноотпущенникам (имеется в виду не вольноотпущенник в смысле раб, а тот из врагов ислама, кого отпустили из милости после осады Мекки. — Ред.) и их сыновьям до предпочтения между первыми мухаджирами и разделения их по степеням и определения их по уровням! Увы, просвистела стрела, да не из того лука, и стал судить тот, кому надлежало бы быть судимым! О человек, ужели не узришь ты своей хромоты, и не поймешь, сколь коротки твои руки, и не останешься в месте, судьбою тебе предназначенном? И что тебе до поражения побежденного и до победы победителя? Ведь бродишь ты по пустыне и от намеченного пути отвратился — ужели не видишь: то ведь не новость для тебя, я лишь по милости Аллаха это в памяти твоей освежаю, — что многие люди стали мучениками на пути Аллаха Всевышнего — из числа мухаджиров и ансаров, и каждому из них надлежит свое отличие, но вот, принял смерть мученик из нас, и про него было сказано: господин мучеников, и отметил его Посланник Аллаха — да благословит Аллах его и его род — семьюдесятью такбирами в молитве над ним! Ужели ты не видел, сколько рук человеческих отрезано на пути Аллаха Всевышнего, и каждому из этих людей надлежит свое отличие, но вот, поступили с одним из нас так, как с каждым из них, и было сказано: «Он — парящий в чертогах райских на двух крылах!», и если бы не запретил Аллах самопревознесение, то помянул бы поминающий многие отличия, кои ведают сердца верующих и кои не покидают слуха внимающих. И лучше оставь тех, чьи стрелы промахиваются, ведь мы получаем наставление от Господа, а остальные — наставление через нас. И ни древняя честь наша, ни известные преимущества не помешали нам смешиваться с вами: мы вступали в брак с вашими, а вы — с нашими на равных, хоть вы и не таковы! И как вы можете быть таковыми, если из нас — Пророк (С), а из вас — обвиняющий его во лжи, из нас — лев Аллаха, а из вас — лев возмутителей, из нас — два господина юношей райских, а из вас — адские дети, из нас — лучшая из женщин миров, а из вас — носильщица дров; да, много еще разницы меж нами и вами! О делах наших при исламе все наслышаны, и дела наши при джахилии не могут быть подвергнуты отрицанию, и Книга Аллаха вбирает в себя все оставшееся, заключенное в словах Всевышнего и Превеликого: «И ближайшие родственники ближе друг к другу по Книге Аллаха» (Коран 33:6) — и в словах Всевышнего: «Поистине, ближайшие люди к Ибрахиму — последовавшие за ним и за этим Пророком, и те, которые уверовали, а Аллах над верующими — попечитель» (Коран 3:68). И мы, во-первых, ближайшие по родству, а во-вторых, ближайшие по повиновению. И когда спорили мухаджиры с ансарами в День Навеса на основании своего родства с Посланником Аллаха — да благословит Аллах его и его род — то одолели их этим доводом, и если их успех был основан на родстве, то наше право — преимущественное перед вами, а если бы было не так, то ансары были бы более правы в своих призывах. Вот, считаешь ты, что я всяким халифам завидую и против каждого возмущаюсь, и если бы и было так, как ты говоришь, то тебя это не должно задевать и никак не должно извинять.

В этой жалобе нет тебе упрека.
И вот, сказал ты, что вели меня, как верблюда за кольцо, чтобы я принес присягу; Аллахом клянусь, ты задумал оскорбить меня, но на самом деле — восславил, задумал унизить меня, но сам унизился! И разве унижение для мусульманина быть притесняемым, если в религии своей он не сомневался, в уверенности своей не колебался?! Вот мой довод, что я для других предназначил, но и тебе от него досталось настолько, насколько было должным (в этой ситуации). Затем помянул ты сравнение между мною и Усманом, и надлежит [мне] ответить тебе на это из-за твоего с ним родства. Кто из нас был более к нему враждебен и более склонялся к его убийству?! Тот ли, кто стремился помощь ему оказать, а тот одергивал его и старался рот его затыкать, или тот, кого он на помощь призывал, но тот лицо от него отвращал, и участь его приближал, покуда судьба его не постигла? Нет же, клянусь Аллахом, «Аллах ведает тех, кто чинит пре¬пятствия среди вас, и кто говорит своим братьям: „Подите с нами“, а сами не выходят на сражение, кроме немногих» (Кора 33:18). Не стану я извиняться за то, что нововведениям его сопротив¬лялся, и если вменится мне в вину наставление мое ему и руководство им [на прямом пути], то ведь нередко не оказывается вины на том, кого порицают, и получает порой добрый советчик в награду подозрение. И не желал я ничего, «кроме исправления того, что было в моих силах, и успех мой — у Аллаха, на Которого я полагаюсь и к Которому обращаюсь» (Коран 11:88). И помянул ты, что нет у тебя для меня и моих сподвижников ничего, кроме меча, да, рассмешил ты этим и рыдающих! Когда наблюдал ты сыновей Абд аль-Муталлиба от врага в страхе прочь стремящимися и меча боящимися?

Подожди немного, пока Хамаль вступит в битву.
И скоро затребует тебя тот, кого ты требуешь, и приблизится к тебе тот, кого ты отдаляешь, и скоро я устремлюсь к тебе с силами ансаров и мухаджиров и тех, кто последовал за ними в добродеянии, многочисленными, пыль клубами выбивающими, саваны смертные примеряющими, едино встречи с Господом своим стяжающими, и споспешествуют им семя при Бадре сражавшихся, и мечи хашимитские, чью остроту ты уже испытал на брате своем и на дяде, на деде своем и на родне. «И это от притеснителей — недалеко» (Коран 11:83).

ПИСЬМO 29

Адресовано жителям Басры

Не скрыто от вас ряды ваши постигшее разделение и расслоение, и вот, преступников ваших я простил, от трусов ваших сбежавших меч свой отвратил и принял всякого, кто от вас явился ко мне. И если дела губительные и глупые, сбивающие с пути помыслы толкают вас отказаться от меня и противостоять мне, то знайте, что лошадей я близко пригнал и верховых животных оседлал, и если меня вы выступить против себя понудите, то выступлю на вас так, что битва Верблюжья покажется вам прикосновением кончика языка, но вместе с тем я знаю, что покорным из вас надлежит отличие, праведным из вас — заслуженное воздаяние, и нет смешения между подозреваемыми и невиновными и между вероломными и верными.

ПИСЬМO 30

Адресовано Муавии

Бойся Аллаха в твоих делах, помни о Его праве на тебя, не забывай того, незнание чего тебя не извинит, а ведь у повиновения — явные признаки и ясные стези, высокие доводы и четкая цель. Проницательные к ней устремляются, в то время как нечестные от нее отвращаются; кто от нее лицо отвращает, тот от Истины убегает, в дикой пустоши пребывает, Аллах также милость Свою для него прерывает, мщением Своим ее заменяет. Так о душе, о душе своей подумай! Вот, Аллах путь для тебя разъяснил и конец, где дела твои завершатся, тебе объяснил, но ты к цели убыточной устремился, к месту неверия обратился, но, поистине, душа твоя тебя ко злу склонила и с пути верного сбила, к разрушению обратила, на пути твоем препятствия чинила.