Нахдж – уль - Балага
 

ХУТБА 199

Посредством ее Его Светлость (А) давал советы своим сподвижникам

Молитву себе заповедуйте, и ее соблюдайте, и ее приумножайте, и чрез нее себя к Богу приближайте, поистине, она «для верующих — предписание, по времени расписанное» (Коран 4:103). Ужели вы не слышали ответ обладателей огня, когда они были спрошены: «Что привело вас в геенну? И сказали они: «Мы не были из числа молящихся» (Коран 74:42–43). Поистине, она (молитва) грехи счищает подобно листьев (осеннему) опаданию, она их снимает подобно вожжей (со скотины) сниманию. Посланник Аллаха — да благословит Аллах его и его род и да приветствует — уподобил ее горячему источнику, стоящему у дверей (жилища) человека, что погружается в него каждые сутки, днем и ночью, пятикратно — останется ли (после) на нем хоть какая грязь? И познали истину ее люди из числа верующих, кого ни прелести наслаждения не занимают, ни дети — прохлада очей, ни имущество от нее не отвращают. Говорит Аллах Всевышний: «Люди, кого не отвращает ни покупка, ни продажа от поминания Аллаха, и выстаивания молитвы, и раздачи милостыни» (Коран 24:37). И посвятил себя Посланник Аллаха — да благословит Аллах его и его род — молитве после возвещения ему о (грядущем) рае, по изречению Аллаха — Превелик и Преславен Он: «И заповедуй людям своим молитву, и будь в ней усерден» (Коран 20:132). И заповедовал он ее своим людям и сам в ней усердствовал.

Закат
После же милостыня была сделана вместе с молитвой жертвою для людей Ислама, и кто раздавал ее от всей души, тому она становится искуплением и от огня — защитой и ограждением. И да не последует никто за ней душою своею (т.е. отдав, не будет вспоминать, что пришлось оторвать часть от своего имущества. — Т.Ч.), да не приумножит по ней свою печаль — поистине, кто раздает не от всей души, прося через нее нечто большее взамен, тот — сунны не ведающий, воздаяния не получающий, в деяниях в заблуждение впадающий, покаяние себе (надолго) растягивающий.

Доверие
Далее следует попечение о доверии — и в отчаянии пребывает тот, кто не из его приверженцев. Поистине, оно распростерто пред небесами воздвигнутыми, по земле раскинутой, пред горами, высокими, прочными, но не длиннее, не шире, не выше и не прочнее они его. И если что по длине, ширине, силе и мощи своей недостижимо, то они и были бы недостижимы, однако испугались они последствий и поняли то, о чем пребывал в неведении тот, кто слабее их, а именно человек, «Поистине, был он притеснителем, невежественным» (Коран 33:72).

Знание о Всевышнем Аллахе
Истинно, от Аллаха — Превелик Он и Преславен — не сокроется то, что рабы Его днем и ночью совершают. Во все детали Он ведением Своим проникает и всех знанием Своим покрывает. Конечности ваши — Его свидетели, органы ваши — Его воители, ваши же чувства — Его наблюдатели, ваши уединения — пред Ним предстоятели.

ХУТБА 200

О Муавии

Аллах свидетель, что Муавия меня не хитрее, но он коварствует и злодействует. И если бы не неприязнь к коварству, я был бы коварнейшим из людей, но, однако, всякое коварство — злодейство, а всякое злодейство — неверие, «и для всякого коварствующего — знамя, по которому он будет узнаваем в День Воскресения». Аллах свидетель, не могут козни заставить мною пренебрегать, не могут бедствия меня в сокрушение повергать.

ХУТБА 201

В ней Его Светлость (А) призывает людей следовать ясным путем


О люди, не страшитесь пути прямого из-за малости по нему следующих, ведь, поистине, люди собрались за пиршественным столом, насыщение с коего — кратко, голод же после него — долог.
О люди, поистине, объединяет людей как довольство, так и гнев. Поистине, подрезавший поджилки верблюдице самудян — один человек, но на всех вместе обрушил Аллах наказание, так же как все вместе были они довольны (этим деянием). И сказал — Преславен Он: «И подрезали ей поджилки, и обратились в жалкое положение» (Коран 26:157). И не было ничего, кроме как погрузилась земля их в недра поглощением, будто лезвие плуга прошлось по земле невспаханной.
О люди, кто следует путем ясным, тот воды достигает, а кто с него отвратится, тот в безводной пустыне пребывает!

ХУТБА 202

Произнесена Его Светлостью (А) на похоронах Госпожи женщин Фатимы — да будет над ней мир — в форме обращения к Посланнику Аллаха — да благословит его Аллах и приветствует — на его могиле

Мир тебе, о Посланник Аллаха, от меня и от дочери твоей, с тобою ниспосланной, ко встрече с тобою устремившейся! Иссякло, о Посланник Аллаха, мое терпение, истончилось мое самообладание, хотя нашел я силы пережить величайшую, гложущую сердце с тобой разлуку — может быть, в этом будет мне утешение! Вот, я положил тебя в место могильного упокоения, и между грудью и шеей моей нашла твоя душа высвобождение. «Истинно, мы принадлежим Аллаху, и, истинно, мы к Нему возвращаемся» (Коран 2:156). Однако залог возвращен и взятое взаймы возвращено! Что же до моего горя, то оно беспредельно, что до ночи моей, то она бессонна, покуда не изберет Аллах для меня дом твой, в котором ты уже пребываешь. И возвестит тебе дочь твоя о том, как умма твоя сплотилась, ее притесняя; так, вопрос же ей задавая, узнай, [как она ушла], в каком состоянии пребывая; так, хотя время [после твоего ухода] не слишком продлилось и память о тебе не испарилась, и да будет мир над вами обоими, миром от горем сраженного, не от униженного, не на ненависть обреченного; и если уйду, то не от страха, и если останусь, то не от плохого мнения о том, что обетовано Аллахом для терпеливых.

ХУТБА 203

Об аскетичном отношении к здешнему миру и стяжании мира загробного

О люди, поистине, этот мир — место
преходящее, в то время как загробный — никуда не уходящий, так возьмите от своего прохождения все, что нужно для вечного пребывания, и не разрывайте свои завесы перед Тем, Кто ведает все ваши секреты, и выведите из мира сего сердца ваши прежде, нежели изойдут из него тела ваши, (ибо) в нем вы были испытаны, но для другого мира вы созданы. Поистине, если человек преставился, спросят люди: а что (после себя) оставил он? И скажут ангелы: а что пред собой представил он? Господи, благослови! Что послужит вам ссудой, то пред собой представьте, и всего, (что имеете), позади не оставьте, ибо будет оно для вас бременем.

ХУТБА 204

Много раз подобные речи произносил Его Светлость (А) своим сподвижникам

Приготовьтесь, да смилостивится над вами Аллах! Вот, прозвучал уже над вами призыв в путь отправляться, и умерьте свое желание в мире сем обретаться, отправляйтесь с лучшим, заготовленным вами из поклажи, ведь, поистине, пред вами лежат долина, по которой трудно подниматься, и места, полные страха и опасностей, в которые неизбежно придется войти, пред которыми неизбежно придется предстать. И знайте, что взоры смерти уж к вам прикованы, будто вы уже в ее когтях, в вас запущенных, в кои бросили вас тяготы утруждающие и опасности сокрушающие. Так обрежьте связи этого мира и приготовьте поклажу богобоязненности. Комментарий Сайида ар-Рази: Ранее уже приводились выдержки из этой речи, в другой передаче.

ХУТБА 205

Произнесена Его Светлостью (А) после того, как Талха и Зубайр, присягнув ему на верность, пожаловались, что он (А), став халифом, не советуется с ними и не ищет их помощи

Вот, вы о легком препираетесь, и от многого отвращаетесь. Не сообщите ли вы, на что имели право, и чего я вас лишил? Или какая часть вам надлежала и я ее присвоил? Или какое право кто из мусульман мне предъявил, а я этот вопрос не разрешил, или им пренебрег, или при решении ошибку совершил! Аллах свидетель, нет во мне к халифату страсти, как нет и стремления к власти, но это вы меня к ней призвали, вы меня править посадили, и когда власть ко мне пришла, я посмотрел в Книгу Аллаха, и что в ней для нас писано, и что по мудрости нам предписано, и последовал я за ней, и что заповедал своей сунной Пророк — да благословит Аллах его и его род и да приветствует, — за тем я последовал, и не потребовалось мне в этом ни ваше мнение, ни чье-либо еще суждение, и не случилось ничего, о чем бы я был в неведении, так, чтобы испрашивать совет у вас либо у кого из братьев моих из мусульман; но если бы случилось это, я не отвернулся бы ни от вас, ни от кого другого помимо вас. Что же до помянутого вами вопроса о равенстве, то это — не тот вопрос, о котором судил я по своему мнению, ни по собственному капризу не выносил я суждения, но нашел я, как и вы, то, с чем явился Посланник Аллаха — да благословит Аллах его и его род и да приветствует, — завершенным, и не нуждаюсь я в том, что завершил Аллах в распределении и о чем уже вынесено Его суждение, и ни у вас, Аллах свидетель, ни у кого другого нет предо мною в этом предпочтения. Да направит Аллах к истине наши сердца и ваши сердца и да дарует нам и вам терпение (до конца). Затем он — да будет над ним мир — сказал: Да окажет Аллах милость человеку, узревшему Истину и ей споспешествовавшему, либо узревшему ложь и ее отвергнувшему, и кто был по истине помощником своему соратнику.

ХУТБА 206

Произнесена, когда Его Светлость (А) услышал, как во дни сражения в Сиффине некоторые из его сподвижников оскорбляют сирийцев

Поистине, мне неприятно, что вы — в числе оскорбляющих, вот если бы вы деяния их описали да о состоянии их вспоминали, было бы это выражением более достойным и доводом более убедительным, коль сказали бы вы им вместо своих оскорблений: «Господи, сохрани нашу кровь и их кровь, и даруй примирение между нами и ними, и уведи их от их заблуждения, покуда не узнает истину пребывавший о ней в небрежении, и не отвратится от вражды и бунта имевший к тому стремление».

ХУТБА 207

В некоторые дни битвы в Сиффине Его Светлость (А) видел сына своего Хасана — да будет над ним мир — рвущимся в бой

Оградите меня от этого юноши, да не станет он причиной моего падения, ибо страшусь я направить этих двоих — Хасана и Хусейна, да будет над ними мир — на смерть, дабы не оборвался на них род Посланника Аллаха — да благословит Аллах его и его род и да приветствует. Комментарий Сайида ар-Рази: Что до выражения Его Светлости — да будет над ним мир: «Оградите меня от этого юноши», то оно относится к наиболее высоким и красноречивым словам.

ХУТБА 208

Его Светлость (А) произнес ее, когда сподвижники стали недовольны методами его (А) правления

О люди, все шло между вами и мной как я хотел, покуда не истощила вас война, и вот, Аллах свидетель, кого-то она забрала от вас, а кого-то оставила, но врага вашего еще более измотала. Вот, вчера я был командиром, но сегодня стал подчиненным, вчера я был ограждающим, сегодня стал огражденным, и возлюбили вы остаться (в этом мире), и не по мне это, чтобы тащить вас к тому, что вы ненавидите!

ХУТБА 209

Произнесена в Басре, когда Его Светлость (А) пришел навестить своего сподвижника Алу бен Зияда аль-Хариси, дабы справиться о его здоровье, и увидел, сколь просторно его жилище

Что станешь ты делать с этим просторным жилищем в этом мире, когда в мире грядущем ты в нем больше нуждаешься? Однако, если пожелаешь, можешь и с ним достичь загробной жизни: развлекай в нем гостей, почитай родственные связи и отдавай часть, что отдавать причитается, — так ты достигнешь с ним загробной жизни. И сказал ему (А) Ала: о Повелитель Верующих (А), хочу пожаловаться тебе на брата моего Асима бен Зияда. Он (А) сказал: А что с ним такое? Он ответил: Он облачился в накидку и удалился от мира. Он (А) сказал: Приведи его ко мне. И когда того привели, сказал: О враг своей души! Да, сбил тебя с пути нечистый! Подумай о семье своей и детях! Считаешь ли ты, что Аллах, разрешив тебе блага, тебя возненавидит, если ты воспользуешься ими?! Ты слишком незначителен пред Аллахом для этого! Он сказал: О Повелитель Верующих (А), а как же ты одежду грубую надеваешь и пищу грубую вкушаешь? Он (А) сказал: Горе тебе, поистине, я не таков, как ты. Поистине, Аллах Всевышний обязал справедливых вождей уравнять себя с обездоленными людьми, так, чтобы не стенал бедняк над беднотой своею!

ХУТБА 210

Произнесена, когда Его Светлость (А) спросили о вымышленных хадисах, имеющих хождение среди людей

Поистине, промеж людей ходит истинное и ложное, правдивое и лживое, отменяющее и отменяемое, общее и частное, определенное и неопределенное, точное и подозрительное. И еще при жизни Посланника Аллаха — да благословит Аллах его и род его и да приветствует — измышляли о нем ложь, так что пришлось ему возгласить: «Кто будет измышлять ложь обо мне намеренно, тот приготовит себе седалище из огня». И, поистине, доводят до тебя предание четыре человека, которым нет пятого:

Лицемеры
Человек лицемерный, демонстрирующий веру, изображающий Ислам, который порока не боится и согрешить не преминет, намеренно лгущий о Посланнике Аллаха — да благословит его Аллах и его род и да приветствует, — и если бы ведомо было людям, что он — лицемер, лжец, то не было бы принято от него и не приняли бы на веру его высказывания, но, однако, они говорят: он — сподвижник Посланника Аллаха — да благословит Аллах его и его род и да приветствует, — лицезревший его, и слышавший от него, и учившийся у него, и держатся за слова его, а ведь сообщил тебе Аллах о лицемерах то, что сообщил, и описал тебе так, как описал, но остались они привержены этому, и прилепились к вождям заблуждения, призывающим к огню фальшью и клеветой, и препоручили им дела, и сделали их правителями над головами людей, что весь мир пожрали, а люди — остаются с этим миром и его царями, кроме тех, кому Аллах даровал защиту. Таков из себя первый из четырех.

Ошибающиеся
И есть человек, что услышал нечто из уст Посланника Аллаха, но не запомнил его в точности и измыслил нечто о том, не намереваясь лгать, но — таково то, что у него получилось, и передает он его, и поступает согласно ему, и говорит: я слышал от Посланника Аллаха — да благословит Аллах его и его род и да приветствует, — а если бы знали мусульмане, что он измылил в нем, то не приняли бы от него, а если бы ведал он сам, что лжет, то отверг бы его (вымышленный хадис. — Т.Ч.).

Заблуждающиеся
И третий человек, что услышал от Посланника Аллаха, — да благословит Аллах его и его род и да приветствует — нечто, что он повелел, а потом запретил его, но тот об этом не знает, либо услышал, как он запретил нечто, а затем повелел, а тот не знает, и запомнил отмененное и не запомнил отменяющего, и если бы знал, что оно — отмененное, то отверг бы его, и если бы знали мусульмане, услышав его, что оно — отмененное, то отвергли бы его.

Правдиво запоминающие
И последний, четвертый, не изрекающий ложь ни на Аллаха, ни на Посланника Аллаха, гневающийся на ложь от страха Божьего, почитающий Посланника Аллаха — да благословит Аллах его и его род и да приветствует — и не измышляющий (на него), но запоминающий услышанное от него достоверно и передающий услышанное, не добавляя к нему ничего и не убавляя, запомнив отменяющее и по нему поступая, и запомнив отмененное и его сторонясь, ведая частное и общее, определенное и неопределенное, всякую вещь помещая на свое место. И вот, бывало, что в речах Посланника Аллаха — да благословит Аллах его и его род и да приветствует — два смысла: речь частная и речь общая, и вот, услышит ее не ведающий, ни что разумел под этим Аллах, Преславен Он, ни что разумел под этим Посланник Аллаха — да благословит Аллах его и его род и да приветствует — и передаст это услышавший, представляя услышанное без знания о том, что оно означает, и что имелось под этим в виду, и по какой причине было высказано, и не все сподвижники Посланника Аллаха — да благословит Аллах его и его род и да приветствует, — были таковы, чтобы спросить его и попросить истолкования, хотя и хотели бы, чтобы пришел какой-нибудь бедуин или странник и спросил его — да будет над ним мир — и они бы (тоже) послушали, а у меня не было такого, чтобы я в таких случаях не спросил и не запомнил. Таковы причины, по которым люди разногласят, и источники (множественности и противоречивости) преданий.

ХУТБА 211

Об удивительном творении бытия И вот, по силе Его могущества и в тонкости Его искусства вывел Он из вод пучины морской переполненной, нагроможденной, ревущей, сушу затвердевшую, затем слои в ней сотворил и на семь небес их разделил после их соединения, и исполнили они Его повеление, и заняли место в отведенных им пределах. И землю Он распростер так, что несут ее воды густо-зеленые, океан, Им порабощенный, повелению Его подчинившись, в трепете пред Ним преклонившись, и остановился поток в страхе пред Ним. И воздвиг Он высокие холмы, каменные скалы, величественные горы, и распростер их распростиранием, и придал им прочное местоположение, и вершины их в воздух устремились, корни же их в воде укрепились, так Он горы над равнинами вознес, и на просторах, где их поставил, основания их укрепил, и вершины их возвысил, и строение их удлинил, и для земли опорой Он их создал, подобно кольям Он их прикрепил, и, движение свое прекратив, они успокоились, чтобы (земля) под обитателями не прогнулась, под ношей своею внутрь не вывернулась, с места своего не сдвинулась. Преславен Тот, Кто после бурления вод ее укрепил, Кто влагу берегов ее затвердил, сделав ее для тварей Своих местом хождения, Кто постелью им ее расстелил! Над морем глубоким, не текущим, стоящим недвижно, рвут ее ветры тайфунные, сотрясают ее облака, влагой истекающие. «Поистине, в этом — притча для людей трепетных» (Коран 79:26).

ХУТБА 212

В ней Его Светлость (А) призывал людей на джихад с людьми аш-Шама

Господи, кто бы из рабов Твоих, ни слышал речение наше справедливое, не возмутительное, наставительное, не разрушительное, о религии и о мире, и отвратился после слышания его, тот не иначе как от помощи Тебе отвращается, от укрепления религии Твоей отрекается. И мы Тебя о нем свидетелем призываем, о Величайший из свидетелей, свидетельством и призываем о нем свидетельствовать всех, кого Ты в небесах Своих и на земле Своей поселил, (что) Ты после этого сделаешь (нам) ненужной поддержку его и спросишь с него за прегрешение его.

ХУТБА 213

Прославление Аллаха и величание Его

Хвала Аллаху, Возвышенному над уподоблением сотворенным, Превосходящему описание описывающих, Явному чудесным Своим правлением пред оком взирающих, Сокровенному по величию мощи Его, непостижимой для мысли воображающий, Знающему без приобретения (знаний) и их приумножения и без знания заимствованного, Предписывающему все дела без созерцания и размышления, Который тьмою не скрывается, Который не посторонним светом освещается, над Которым ни день, ни ночь не властны, взором не познаваемому, по сообщению о Нем не узнаваемому. В продолжение этой же хутбы — упоминание о Пророке — да благословит Аллах его и его род и да приветствует: Со светом Он его ниспослал, избранием его впереди поставил, через него разделенных вместе составил, одолевающих одолел, трудности принизил, грубую землю сровнял, и так заблуждение рассеял — и справа, и слева.

ХУТБА 214

Описание ценности Посланника (С) описание ученых и заповедь богобоязненности

Свидетельствую, что Он — Справедливость, справедливо поступающая, что Он — Cудья, дела разрешающий, и свидетельствую, что Мухаммад — раб Его и Посланник, и господин рабов Его, где бы Аллах народ свой на две группы ни разделил, его Он к лучшей из них относил, так что не был ему соучастником творящий мерзостные деяния, и бунтовщик не был ему сотоварищем. Поистине, Аллах — Достохвален Он — сделал для добродетели людей достойных, для истины — столпы опорные, для повиновения — защиту. Поистине, для вас во всяком повиновении — помощь от Аллаха — Преславен Он, — языками изрекаемая, сердца укрепляющая. В ней — довольство довольствующихся и исцеление исцеляющихся.

Описание ученых
И знайте, что рабы Аллаха, знание Его сберегающие, для того, что необходимо, защиту предоставляют, источники Его открывают. В дружбе они друг с другом соединяются, с любовью друг с другом встречаются, чашею утоляющей напояются и, утоленные, возвращаются, сомнением они с пути не сбиваются, сплетнями не проникаются. На этом Он сформировал их природу и нравы, на этом они друг к другу любовь проявляют, с этим друг друга встречают, получив превосходство, подобно семени, (от плевела) отобранному, когда лучшее забирается, а остальное выбрасывается — отбор их отмечает, выбор их очищает.

Заповедь богобоязненности
И да обретет человек благородство принятием его, и остережется пускай Бедствия великого прежде наступления его, и да воззрит человек на краткость дней своих и малое местопребывание свое в доме, что другим домом заменяется, так пусть поступает во имя того, что заменяет, пусть место следования своего он узнает. Благословенны же сердцем здоровым обладающие, прямо ведущему их подчиняющиеся, отвращающих их сторонящиеся, пути здравого держащиеся, взирая на того, кто даровал им возможность видеть, повинуясь тому, кто их ведет повелением своим, те, кто по прямому пути устремился прежде, чем врата его затворятся, прежде, чем ступени его обрушатся, те, кто открыл для себя врата покаяния, от прегрешений очищения, — такой человек по пути твердо ступает, по стезе прямой себя направляет.

ХУТБА 215

Молитва, которую Повелитель Верующих (А) часто произносил

Хвала Аллаху, Который не пробудил меня ни мертвым, ни в болезни, ни с пораженными заразою венами, ни привлеченным (к суду) за злодеяния, ни лишенным потомства, ни отрекшимся от религии, ни отрицающим моего Господа, ни сомневающимся в вере, ни смущенным разумом, ни наказанным наказанием народов, живших прежде меня. Стал я рабом в Твоем владении, обидевшим самого себя, у Тебя есть довод против меня, но нет того, что за меня, и не могу я взять ничего, кроме дарованного Тобой, и не могу отвратить ничего, помимо того, что Ты отвратишь от меня. Господи, к помощи Твоей прибегаю, чтобы не стать бедняком, имея Твое богатство, чтобы не стать заблудшим, имея Твое руководство, чтобы не быть обеспокоенным в Твоей власти, чтобы не стать униженным, когда Тебе принадлежит всякое повеление! Господи, сделай душу мою первой в благородных качествах, которые востребуешь от меня, и первым из размещенных у меня сокровищ милости твоей, которое ты заберешь назад. Господи, мы призываем Твою помощь в том, чтобы не уйти от Твоего речения, чтобы не возмутиться против Твоей религии, чтобы не увели нас наши страсти на другой путь, не тот, прямой, что ниспослан нам от Тебя!

ХУТБА 216

С ней Его Светлость (А) обратился в день битвы в Сиффине

Вот Аллах — Преславен Он — даровал мне право быть над делами вашими попечителем, и у вас на меня есть право такое же, как и у меня на вас. Право — самое широкое из понятий в описании, но самое узкое в справедливом соблюдении, и то, что применяется к человеку, неизбежно против него применяется, и то, что против него применяется, неизбежно и в пользу него применяется и если и есть право, что только в пользу применяется, и никогда против не обращается, то это — исключительно у Аллаха — Преславен Он, — но не у Его созданий, по власти Его над рабами Своими, по справедливости в предписаниях по всем делам, выносимым на Его решение, но Он — Преславен Он — сделал правом Своим на рабов то, чтобы они Ему повиновались, и сделал им за это воздаянием многократное вознаграждение по Своей милости и щедрости, которой Он во множестве обладает.

Право попечителя и право вверенного на попечение
Потом Он — Преславен Он — предписал другие права для одних людей над другими, и сделал он эти права друг друга уравнивающими и друг к другу обязывающими, и некоторые из них неприменимы иначе как вкупе с остальными. И возвеличил Он — Преславен Он — над остальными предписанными правами право попечителя над вверенными на его попечение и право подданных на своего попечителя, обязанностью, коей обязал Он — Преславен Он — всех и каждого, и сделал Он это порядком ради их единения, для религии их укреплением, ведь не будет подданным добра без правильных попечителей, и не будет попечителям добра, если подданные не будут стоять твердо, и если соблюдать станут подданные права попечителя над ними, а попечитель — их права на него, то укрепится истина промеж ними, и восставлены будут стези религии, укоренятся знаки справедливости, и соблюдаться будут подобающим образом их традиции, и эпоха тем самым оздоровится, и власть не прекратится, и посягательства врагов в ничто обратятся. Но если одолеют подданные попечителя своего либо правитель станет притеснять подданных своих, то речение тогда извратится, знаки бунта явятся, заблуждения в религии приумножатся, традиции перестанут люди держаться, станут по страстям своим поступать и верные суждения оставлять, болезни душевные будут умножаться, и даже великих прав нарушениям и великой лжи соблюдению не стоит удивляться! Тогда праведники будут в унижении, злодеи достигнут укрепления, и воспоследует рабам Аллаха от Него — Преславен Он — за это великое преследование. Так возьмите же себе это наставление, в его сени да будет добрым ваше друг с другом поведение, и да никто — как бы сильно он довольство Аллаха ни оберегал, как бы долго к добродетели усилия ни прилагал — не преступит права, Аллаху — Преславен Он — надлежащего, в том, чтобы Ему подчинялись. Однако из прав Аллаха над рабами Своими непременных (также) то, чтобы те по мере сил друг друга наставляли, чтобы друг другу помогали в том, чтобы промеж собою истину установляли. И не надлежит человеку — сколь бы возвышенным в правах ни было его положение, сколь бы в религии ни стяжал он пред другими предпочтения – гнушаться помощью других в осуществлении права, возложенного на него Аллахом. И не должно быть человека — сколь бы люди его ни умаляли, сколь бы низким его ни представляли, — кто остался бы в одиночестве, не поддерживая в этом и не будучи поддержан. И ответил ему — да будет над ним мир — один из его (А) сподвижников длинной речью, приумножая в ней в его (А) адрес восхваления, упоминая о своем внимании к нему (А) и повиновении, и сказал он (А) на это — да будет над ним мир: Поистине, в праве того, кто величие Аллаха — Преславен Он — в душе своей возвеличил и превознес в сердце своем Его положение — умалить в присутствии сего величия все, что кроме Него, и более надлежит быть таковым тому, кому от Аллаха дарованы великие милости, оказаны великие добродеяния, поскольку никому Аллах не увеличивает милость Свою, не увеличив права Своего на него. И, поистине, худшее положение повелителей в глазах людей праведных в том, чтобы думали о них, что те почитают земную славу и что дела их управляются самовозвеличением, и не желаю я, чтобы пришло в ваши мысли, что люблю я величания и слушать восхваления, я — слава Аллаху — не таков, и если бы желал я, чтобы так говорили, я бы оставил эти речи из смирения пред Аллахом — Преславен Он, — чтобы отнесли эти речи к Тому, Кто более их достоин Своим величием и возвышенностью. Возможно, наслаждаются некоторые восхвалениями после того, как выдержали испытания, но подождите меня восхвалять за то, что я изо всех сил старался — пред Аллахом и пред вами, — боясь не исполнить обязательства, от исполнения которых меня никто не освобождал и осуществление которых было неизбежным., и не обращайтесь ко мне так, как обращаются к притеснителям, и не избегайте меня, как избегают людей суетных, и не встречайте меня лестью, и не думайте, что я прогневаюсь, если будет мне сказана правда в лицо, или что я надеюсь на ваше восхваление, ибо для человека, который боится высказанной в лицо правды или представленного пред ним справедливого суждения, будет потом труднее их соблюдать и по ним поступать, и не сторонитесь высказывания правды или совещания о справедливости, поскольку я не чувствую в душе, что я выше того, чтобы ошибаться, и не зарекаюсь от этого в своих поступках, если только Аллах не избавит меня от того, над чем у Него больше власти, ведь, поистине, и вы, и я — рабы во владении Господа, кроме Которого нет никакого господа, он владеет тем нашим, чем мы сами не владеем, и вывел нас из того состояния, в котором мы пребывали, к тому, которое лучше для нас, и заменил нам заблуждение на прямое на¬ставление и даровал нам после слепоты прозрение.

ХУТБА 217

Жалоба на притеснения курайшитов

Господи, я ищу Твоего гнева на курайшитов и их помощников; вот, они обрезали со мною родственные связи, и перевернули вверх дном мою чашу, и сговорились лишить меня права, в котором у меня перед остальными было преимущество, и сказали: нет, по праву тебе взять это, но по праву и нам отказать тебе в этом, так что терпи в горести или умри в сожалении. И посмотрел я, и вот — нет у меня ни защитника, ни охранителя, ни помощника, кроме людей моего дома; и не желал я смерть на них навлечь, так что пред пылью заставил себя очи плотно сомкнуть, и в горести слюну проглотить, и терпел в гневной печали, что была горше колоцинта и болезненнее сердцу, нежели удар ножом. Комментарий Сайида ар-Рази: Эта речь уже приводилась в составе одной из предшествующих хутб, но я снова упомянул ее по причине разницы в версиях.

ХУТБА 218

Упоминание о тех, кто направляется в Басру, чтобы сразиться с ним (А) — да будет над ним мир

Они выступили против моих наместников и хранителей казны мусульманской, что в мою власть препоручена, и против жителей города, принесших мне присягу и повинующихся мне; и внесли они раздор в их речи, и общину их против меня направили, на сторонников моих напали, и убили некоторых их них предательски, других же — в открытом бою на мечах, и избивали их, покуда те не предстали пред Аллахом праведниками.

ХУТБА 219

Произнесена, когда Повелитель Верующих — да будет над ним мир — проходил мимо тел

Талхи бин Абдаллаха и Абдуррахмана бин Аттаба бин Асида, которые были убиты в день «Верблюжьей битвы» Вот, стал (Талха) Абу Мухаммад в этом месте странником (покинутым)! Хотя — Аллах свидетель — немило мне было, чтобы были курайшиты убиваемы под звездным небосводом! Совершил я мщение свое над сыновьями Абд Манафа, но убежали от меня вожди Бани Джумаха. Они протянули шеи свои к делу, что их не касается, и обломали их себе вместо того, чтобы цели добиться.

ХУТБА 220

Описание следующего по пути к Аллаху — Преславен Он

Он разум свой оживил, себялюбие свое умертвил, пока тело его не истончилось, покуда тучность его не утончилась, и вспышка сверкающая пред взором его засветилась, и дорога его прояснилась, и по стезе он устремился, и разными вратами он направился к вратам упокоения, к месту постоянного пребывания, и укрепились ноги его уверенностью тела в твердом, безопасном, отдохновенном пребывании, за то, как использовал он свое сердце, принося довольство своему Господу.

ХУТБА 221

Сказал он (А) после прочтения стиха: «Обуяла вас страсть к приумножению, покуда могилы вы не узрели» (Коран 102:1–2) О, насколько цель их далека! И как посетители (могил) пренебрежительны! И как страшно это дело! Они исключили из своей среды всякого наставляющего и наущаются чем-то далеким! Ужели телами предков своих они похваляются! Ужели множеством умерших приумножаются! Хотят в тела снова душу вдохнуть, недвижным (членам) движение возвернуть. Пусть будут уроком — лучше для них, чем быть предметом гордости; скромное унижение более заслужено ими, нежели на почетное место вознесение! Вот, глядели они на них взорами затуманенными и упали из-за них в яму невежества, и если бы могли они говорить с ними из этих домов разоренных, покинутых, из дворов опустошенных, то сказали бы, что ушли они в землю заблудшими, и устремились вы вслед за ними невежественными, вы черепа их попираете, на мертвых телах их сеете и пожинаете, стремитесь к тому, что они оставили, живете в том, что они разрушили, но дни, что меж ними и вами, вас оплакивают, поминальные оды вам читают. Они — предшественники ваши в достижении вашей цели, что опередили вас у источника, те, что были обладателями места почетного и великой гордости, царями и вождями. Отправились они стезею барзаха, в то время как земля их поглотила, мясо их съела, кровь их испила; и стали они во чреве могильном безжизненными, никто дальше не идет (не растет), сокрытыми, и никто их более не найдет. Наступление бедствий их более не пугает, и перемена обстоятельств в печаль не повергает, ни землетрясения, ни громы небесные их больше заботой не одолевают. [Стали они] скрытыми, и их более не ожидают, очевидными, но их не наблюдают (букв.: «отсутствующими в видимом присутствии». — Т.Ч.), были они вместе — и рассеялись, были они в союзе — и разделились не из-за срока долгого, не из-за места далекого вести о них нас не достигают, дома их в молчании пребывают, нет, но напоили их из чаши, что речь немотою заменяет, а слух — глухотою подменяет, движения в недвижность обращает, как будто они внезапным образом оказались погружены в глубокий сон. Соседи, но друг к другу не притягиваются, друзья, но друг друга не посещают. Сорваны с них взаимного признания узы, обрезаны все их братские союзы, каждый из них — одинок, хотя они и все вместе, все — изгнанники, хоть и друзья, не ведают для ночи рассвета, не знают для дня заката. День или ночь, в которые они отошли, словно пребывают с ними вечно, и увидели они опасности своего нового обиталища большими, чем те, которых опасались, и узрели из знамений его более великие, нежели те, на которые рассчитывали, и каждая из двух целей (рай и ад. — Т.Ч.) была распростерта пред ними на расстояние, находящееся за пределами страха и надежды. И если бы дано было им рассказать об этом, они бы молчали, не в состоянии описать засвидетельствованное. И хотя стерты их следы и прервались от них сообщения, возвратились к ним взоры увещевающиеся, обратился к ним слух размышляющих, и говорили они без слов: изуродованы лица благородные, и изъедены тела прекрасные, вот, облачили нас в саван истертый, и объяло нас стеснение могильное, и унаследовали мы одиночество, и обуял нас трепет молчаливый, и стерлись тел наших прекрасные очертания, не распознать более черты лица нашего, и затянулось наше одинокое пребывание, и нет нам от боли избавления, от тесноты расширения! И если разумом своим ты их чему-либо уподобишь или если будет сорван пред тобою покров, их скрывающий, когда уши их изъедены червем и оглохли, когда взоры их землею засыпаны и ослеплены, когда языки, некогда красноречивые, в их устах в клочья разорваны, и замерли их сердца в груди, некогда бодрые, когда в каждый член их проникла какая-то болезнь, изуродовав его и проложив к нему дорогу погибели, так что нету у них ни защитника отвращающего, ни сердца скорбящего, — тогда познаешь ты печаль сердечную и пыль в глазах. Бедствия их довольно одним описать: они не покидают их, и отчаяние не отпускает их. О, скольких поела земля из мощных телесным сложением, обладающих цветом кожи здоровым, кто в жизни довольством насыщался, кто в почете был взращен! Искал он убежища у счастия своего в час печали, утешал себя разными удовольствиями, когда приходило к нему испытание, в стремлении к легкой жизни и в жажде баловства и игр! И покуда он над миром насмехался тот также над ним насмехался, в тени жизни небрежной, но вот, время вырвало его колючку, дни его обратили в слабость силу его, и с близкого расстояния стала смерть взирать на него. Затем одолела его печаль, коей раньше не знал, и тайная забота, которой раньше не ведал, так что зародились в нем слабости и болезни, которые заняли место здоровья, которым он прежде обладал. И прибег он к тому, что врачи ему обещали, пытаясь жар загасить холодом, а холод растопить горячим, но холодом он жар лишь возбудил, а не затушил, а горячим лишь холод усилил. И не было ему проку ото всех этих мер, кроме усиления болезнь его, покуда не отчаялись целители, покуда не стали брезговать им сиделки, пока родные его не стали с омерзением описывать болезнь его, избегая отвечать на вопросы о состоянии его, препираясь за его спиной о грозных прогнозах, что от него скрывали, и говорит один: он останется как есть, обнадеживая их его выздоровлением, другой же призовет об утрате его проявлять терпение, напоминая примеры умерших (от схожей болезни) прежде него. И пока он стоит так на краю расставания с миром и оставления своих друзей, явлено ему будет столь сильное удушье, что око разума его помутится, влага языка его испарится. О, сколько ответов на важные вопросы было известно ему, но не в состоянии он был произнести их, сколько молитв, доставлявших боль его сердцу, было слышимо ему, но оставался он подобным глухому к ним, ко всем — от старого, которого он почитал, до малого, коему милость свою оказал, и, поистине, объятия смерти — слишком чудо¬вищны, чтобы объять их описанием или постигнуть разумением живущих в этом мире.

ХУТБА 222

Произнесена после прочтения стиха: «Восхваляют Его утром и вечером люди, коих торговля их от поминания Аллаха не отвращает» (Коран 24:36–37)

Вот, Аллах — Преславен Он и Всевышен — сделал поминание для сердец освещением, давая через него им слышать после глухоты, прозревать после слепоты, наставляться после возмущения. И одновременно Аллах — благословенны милости Его — во всякое время после времени, во всякую эпоху и период прерывания (цепи ниспослания пророков. — Т.Ч) избирал Себе рабов, с которыми тайно говорил, с умами которых беседовал, и начинали они — со светом ясным во взорах, слухе и сердцах — о днях Господа напоминать, местом Его возвышенным (остальных) устрашать, подобно знакам в пустыне. Кто прямо к цели устремился, тому славной представили его дорогу, тому о спасении возвестили, кто же отклонился влево или вправо, тому дорогу его показали униженной, остерегали его от гибели, став таким образом светильниками, эту тьму освещающими, указателями, от этих сомнений отвращающими. И вот, у поминания (зикра) есть слуги верные, которые его себе взяли взамен этого мира, и ни торговля, ни прибыль не смогли их от него отвратить. Дни жизни своей стали они в нем проводить, о запрещенном Аллахом возмутителям возглашать, до слуха пренебрегающих это доводить, призывая к справедливости и ею проникаясь, запрещая недозволенное, сами от него отстраняясь, как будто оторвались от этого мира в сторону мира загробного, все же в здешнем мире находясь, наблюдая то, что лежит за его пределами, как будто ведомы стали им тайны обитателей барзаха во время их тамошнего пребывания, и День Воскресения исполнил им свои обетования, и раскрыли они покров тайны для обитателей этого мира, и стали они как будто видеть невидимое, и слышать неслышимое. И если попытаешься вообразить их своим разумом — на их местах достохвальных, на седалищах видимых, — вот, раскрыты записи их поступков, готовы к отчету за малые из них и большие, будучи рассчитаны за то, что им повелели, а они не исполнили, и за то, что запретили, а они совершили, возложив ношу на свои плечи, но не в силах тяжести ее вынести, воплем вопят, друг с другом со стенанием говорят, к защите Аллаха прибегают от места сожаления и раскрытия (прегрешений), и увидишь ты тогда их признаками правильного руковод¬ства, светильниками, тьму освещающими, ангелами окруженными, низводится на них Божья благодать (сакина), и врата небесные пред ними раскрываются, и места почетные для них приготовляются, на седалищах, о которых Аллах их предуведомил, будучи довольным их стремлениями и прославив их местопребывание. Возносят они к Нему молитвы, вдыхая милость прощения, будучи заложниками нужды в Его милости и пленниками унижения в присутствии Его величия. Долгая печаль погубила сердца их, а долгий плач — очи их изранил. Во всякую дверь снискания Господа десница их — стучащая, испрашивают они у Того, Кого щедрость не утруждает и Кто стремящихся к Нему на разочарование не обрекает. Так давай расчет своей душе за самого себя, что же до душ остальных, то найдется другой, кроме тебя, кто их рассчитает.

ХУТБА 223

Произнесена после прочтения стиха: «О человек, что ввело тебя в заблуждение о твоем Господе Щедрейшем?» (Коран 82:6)

Из всех, кого спрашивали, он (такой человек) — слабейший доводами, и из всех обманутых — наименее достойный оправдания. Сам себя вверг он в состояние невежества. О человек, что вдохновило тебя на прегрешение, что ввело в заблуждение о твоем Господе, что заставило удовольствоваться гибелью души своей? Ужели для болезни твоей нету исцеления, а для сна твоего — пробуждения? Неужели для себя не пожелаешь той милости, что желаешь другим? Вот, например, если видишь ты выставленного на жаркое солнце, то покроешь его тенью, а если видишь пораженного болью, терзающей тело его, то заплачешь из жалости по нему! Что же дает тебе возможность терпеть собственную болезнь, что укрепило тебя в собственных бедствиях, что укрепило, чтобы душу свою не оплакивать — самую дорогую из всех душ на свете! Как же не пробудит тебя страх надвигающегося мщения, когда вовлек ты себя в пучину гнева (Божьего) своими прегрешениями? Так исцелись от болезни вялости в сердце своем решимостью, и ото сна пренебрежения во взоре своем пробуждением, и будь к Аллаху в повиновении, и в поминании Его — в удовлетворении. И вообрази себе, пока от Него убегаешь, что Он к тебе приближается, к прощению Своему тебя призывает, милостью своею тебя покрывает, ты же от Него — к другому обращаешься. Он — сильнее всякого сильного, и нет Его щедрее! Ты же — слабее всякого слабого в одолевшей тебя страсти к неподчинению! Ты под покровом Его обитаешь, по широте милости Его жизненное пространство обретаешь. И в милости Своей Он тебе не отказывал и покрова Своего от тебя не убирал, не оставался ты без благодеяния Его и на миг очей, в милости, которую он тебе постоянно обновлял, или в несчастье, которое он от тебя удалял, или в бедствии, которое он от тебя отвращал. И что будет, представь, если ты Ему подчинишься! Аллах свидетель, если бы речь зашла о двоих, сравнимых по силе, равных по мощи, ты был бы первым, порицающим себя за недобрый нрав и дурные поступки! Истинно я говорю! Не мир тебя соблазнил, но ты сам им соблазнился, он лишь раскрыл пред тобою разные возможности и позволил тебе выбирать свободно (так поступать или эдак). И в том, что обещал он тебе из ниспослания недугов на тело твое и истощения сил твоих, был он более правдив и верен, нежели был он лжив и обманчив. Возможно, много было у тебя наставников по поводу него, но их (во лжи) подозревали, многие верно тебе о нем сообщали, но их во лжи обвиняли. И если познаешь ты его (мир сей) в селениях покинутых, во дворах опустошенных, найдешь ты его для себя лучшим напоминанием, красноречивым увещеванием, любезным с тобою и заботливым! Благостно местопребывание того, кто не удовлетворился этим местопребыванием, и место жительства того, кто не предназначил его себе для постоянного проживания. Кто будет счастлив этим миром завтра суть те, кто бежит от него сегодня. Когда разразится землетрясение, когда со всем ужасом своим наступит День Воскресения, и будут собраны последователи всякого учения в местах поклонения их, и всякому объекту поклонения будут представлены те, кто поклонялся ему, и всякому властителю — люди, что были у него в подчинении, тогда не получит Его справедливости и правосудия в тот день ни мигание ока в воздухе, ни легкий шаг по земле — ничего, кроме истинного, заслуженного воздаяния, и сколько доводов в тот день будет сочтено пустыми и сколько оправданий будет отвергнуто! Так выбери для себя дела, за которые твои оправдания будут действенными, и твои доводы — действительными, и из того, что уйдет от тебя, непреходящее себе возьми; устремись с легкостью в путешествие за вспышкой света спасения и седла свои навьючь.