ПРОПОВЕДИ
 

ПРЕДИСЛОВИЕ

Уважаемые читатели!
Перед вами — первый полный перевод на русский язык книги, которая по своему значению в мусульманском мире, особенно в шиитской среде, уступает разве что Священному Корану. Вместе с тем ошибочно полагать, что этот труд — сборник речей, писем и афоризмов имама Али, двоюродного брата и зятя Пророка Ислама Мухаммада, — книга исключительно мусульманская. Те нравственные ценности и понятия совести, справедливости, честности, бескорыстия, к которым взывает имам со страниц, кропотливо собранных из различных авторитетных преданий (хадисов) средневековым ученым-богословом Шарифом ар-Рази, актуальны для человека любой национальности и любого вероисповедания, независимо от страны его проживания и эпохи, свидетелем которой он является. История наглядно демонстрирует, что меняется мода, появляются новые транспортные средства и возможности коммуникации, но внутренняя сущность человеческой души — со всеми ее потенциальными достоинствами, добродетелями и пороками — остается неизменной, равно как и цель человеческой жизни, состоящая в отыскании того нравственного стержня, который позволил бы человеку не поддаться преходящим соблазнам перед лицом вечности и обрести счастье и бессмертие через внутреннюю гармонию с голосом совести, которую мы по традиции именуем искрой Божьей и которая, мы верим, заложена в каждом из нас при рождении. Если меня попросят коротко поведать, о чем эта книга, я без колебаний отвечу: именно об этом. И именно в силу этого обстоятельства она, на мой взгляд, не утратит своей актуальности никогда.

Так почему же «Нахдж-уль-балага» (что в переводе с арабского означает «Путь (или Вершина) красноречия») до сих пор в полном объеме не переводилась на русский язык? И это при том, что давно уже вышли ее переводы практически на все основные европейские языки, а также на фарси, турецкий, урду и даже китайский? При том, что в современном Тегеране существует даже отдельный институт изучения этой книги? При том, что самый пространный комментарий к ней занимает 20 томов? Я долго размышлял над этим и пришел к един¬ственному выводу: по недоразумению.

Впрочем, есть и объективная причина, служившая препятствием к завершению работы по переводу книги. Эта причина — сложность ее стилистики, признанной в арабском мире непревзойденной. «Нахдж-уль-балага», несмотря на репутацию шиитского источника, сегодня внимательно изучается во всех арабских гуманитарных вузах, поскольку ее язык — образцовый язык высокого стиля «садж’», или рифмованной прозы. Выбор его автором речей и писем не случаен.

Во-первых, красноречие почиталось арабами в доисламскую эпоху как одна из разновидностей магического искусства, так что нередки были случаи, когда две армии, вышедшие на поле боя, выставляли на поединок воинов (подобно Челубею и Пересвету на Куликовом поле) из числа наиболее искусных во владении не оружием, но словом — и если один из них одерживал убедительную победу, армия противника могла отступить, полагая, что высшие силы не на ее стороне. С приходом Ислама подобные предрассудки стали изживаться, однако в жизни арабов искусство красноречия не утратило своего значения, поэтому стилистика изложения всегда играла первоочередную роль в том, чтобы завладеть вниманием слушателей.

Во-вторых, ритмичное и рифмованное изложение способствовало легкости запоминания, что немаловажно и сегодня, когда, казалось бы, с развитием печатного дела не столь актуально заучивание пассажей наизусть. Однако практика показывает иное: беллетристика, читаемая на одном дыхании, так же быстро забывается и уже не служит пищей для ума и души, в то время как текст, запечатленный в сознании, оставляет возможность дополнительно поразмышлять над ним применительно к различным жизненным обстоятельствам, переосмыслить их, пересмотрев сквозь призму восприятия автора, ощутив с ним духовную взаимосвязь.

Именно эти соображения подвигли меня на то, чтобы взять на себя дополнительную ответственность и постараться как можно точнее донести до читателя не только буквальный смысл текста, но и стилистику оригинала, его рифму и ритм в тех местах, где автор посчитал их уместными. Принимая во внимание, что рифмованная проза является не очень популярным стилем в русской литературе, это было неизбежно связано с новыми трудностями — и тем не менее с Божьей помощью сей труд был завершен, насколько успешно, предоставляю судить вам. Это не оговорка: в данной ситуации я не апеллирую к специалистам, хотя они, бесспорно, скажут свое веское слово. Но прежде всего я полагаюсь на суд читателя как на самый объективный в мире суд, ибо не надо свободно владеть арабским языком, чтобы оценить, насколько искренне, чистосердечно звучат слова имама — да будет с ним мир — в переводе. Если мне удалось передать это впечатление — значит, я могу считать свою первоочередную задачу выполненной. Если нет — прошу не судить меня строго, но прежде всего все-таки отнести возможные ошибки и недочеты на мой личный счет.

Теперь, пожалуй, уместно сказать несколько слов о содержании данного литературного памятника, тем более что читатель, мало подготовленный в сфере истории раннего Ислама, вряд ли сможет составить для себя из контекста книги характер событий, на фоне которых составлялись вошедшие в нее речи и письма.
Книга эта — сборник, состоящий из трех частей: проповеди (хутбы), письма и афоризмы (мудрые изречения) соответственно. Они были произнесены или написаны собственноручно имамом Али в различное время и при различных обстоятельствах, но на одном историческом фоне — первой политической смуты, охватившей здание исламского халифата спустя лишь два десятилетия после кончины Пророка. Эта борьба, расколовшая общину мусульман (умму) на два лагеря — сторонников имама (шиитов) и сторонников самопровозглашенного халифа-узурпатора Муавии, — вошла в историю не просто как борьба за обладание властью, но как битва во имя торжества принципа справедливости, как противостояние Божьего и человеческого. Таким образом, для современного читателя будет не настолько важна детальная информация обо всех политических интригах, как наличие представления о противостоянии принципов: во всех речах и письмах имама красной нитью проходит мотив его неприкрытого презрения ко всему материальному, к мирским благам и обладанию властью, однако он отказывается принести присягу на верность узурпатору, поскольку исполнение долга для него не простая формальность, а сущность религии, совесть, подвергаемая самому суровому испытанию.

История отделения шиитской ветви Ислама уходит корнями в тот день, когда Пророк Мухаммад покинул наш мир и в общине возник вопрос о преемнике. Те, кого впоследствии стали называть шиитами, отстаивали доктрину духовного преемства в роду семейства Пророка, ближайшим родственником и сподвижником которого из числа мужчин-мусульман был имам Али, двоюродный брат Мухаммада и муж его дочери Фатимы. Несмотря на то что большинство мусульман склонилось на сторону доктрины преемства выборного лица (халифата), имаму Али было все-таки суждено стать первым и единственным шиитским имамом, достигшим вершины власти. В качестве четвертого «праведного халифа» (после Абу Бакра, Умара и Усмана) он также глубоко почитается мусульманами-суннитами за остроту ума, проницательность, мудрость, справедливость и умение давать эзотерические комментарии к религиозным доктринам, что делает его морально-нравственное наследие высокоценным даже среди тех, кто в своей жизни далек от формальной стороны Ислама. Поэтому неслучайным представляется то обстоятельство, что практически все мистические исламские ордена суфиев — как шиитские, так и суннитские — возводили цепь своей ученической преемственности к Пророку Мухаммаду и имаму Али.

Наследие имама поистине огромно. В шиитских сборниках до нас дошли тысячи и тысячи преданий (хадисов), переданных им. То, что вошло в состав составленного Шарифом ар-Рази сборника, который вы сейчас держите в руках, — лишь те их фрагменты, которые заключают в себе прямую речь Али бин Аби Талиба (как полностью звучит его имя). На мой взгляд, это — сокровищница мудрости, принадлежащая всему человечеству, и выход перевода книги на русский язык — лишь восполнение пробела во имя торжества незыблемого принципа справедливости. Надеюсь, вы найдете эту книгу интересной и полезной для себя.

Тарас Черниенко
Председатель Шиитского
координационно-аналитического центра




Во имя Аллаха Всемилостивого,Всемилосердного

ХУТБА 1

Слава Аллаху, должного восхваления Которому не в силах воздать восхваляющие, и не в силах счесть блага Его считающие, и не в силах воздать Ему должной мерой усердно воздающие. Не может постигнуть Его помыслов широта и охватить Его проницательности глубина. Нет для описания Его ни границы очерченной, ни определения известного, ни времени отмеренного, ни срока проверенного. Сотворил Он создания Своей силою, заставил дуть ветра Своей милостию, закрепил с помощью скал свою подвижную землю. Первое в религии — Его познание; совершенство Его познания — Его признание (признание его истинности); совершенство признания Его (истинности) — Единобожие; совершенство Единобожия Его — искренность (признание его исключительности); совершенство искренности (признание его исключительности) — удаление от Него всех атрибутов описания, ибо свидетельствует каждое описание, что оно не есть описуемое, и каждое описуемое — что оно не есть описание, а кто описал Аллаха — Превелик Он, — тот сравнил Его, кто же сравнил Его, тот удвоил его, кто же удвоил его, тот разделил Его на части, кто же разделил Его на части, тот отстранился от Него, кто же отстранился от Него, тот пытается указать на Него, кто же указывает на Него, тот ограничивает Его, кто же ограничивает Его, тот пытается исчислить Его, а кто скажет: «Он в чем-то», тот пытается ограничить Его местопребывание, а кто скажет: «Он над тем-то», тот не допускает, что он может быть (где-то еще). Он же не возник после события и не пришел в мир из небытия. Он пребывает со всякой вещью, но не посредством соединения и отделен от всякой вещи, но не посредством отделения. Он действует, но не движениями и не инструментами. Он видел еще тогда, когда не взирало на Него ни одно из Его творений, Он — Один и Един, ибо нет места, к которому он был бы привязан, и нет того, по чьей потере горевал.Сотворение мира Он создал тварный мир сотворением, дал ему начало начинанием, не прибегая к размышлению и не пользуясь опытом, не изобретая для того нового движения и не утруждая собственного сознания. Всякой вещи назначил Он срок, составив вместе различия вещей, наделив их качествами и приписав каждой подобающие ей черты, зная о них прежде их возникновения. Приписав им всем границы и окончания, зная об их свойствах и склонностях. Затем сотворил — Превелик Он — небесные отверстия, трещины по краям и воздушные пути. И пустил между ними воды, чей поток был буйным и чьи волны громоздились друг на друга. Он нагрузил ими опустошительные ветры и разрушительные бури, приказав ветрам воды к месту своему возвращать, и силу их укрощать, и границ не переступать. Ветры снизу устремлялись, покуда воды сверху яростно растекались. Затем Всемогущий сотворил ветер, чье дуновение было бесплодным, установил его постоянное местопребывание, сделал мощным его продвижение и далеким его дуновение. Затем приказал Он ветру поднять воды полные и возбудить волны морские. И взбил он (ветер) их, как взбивают масло в бурдюке, и выбросил их со всей своей силы в пространство, так что начало их сделалось концом, а то, что было у них неподвижным, стало подвижным, пока не распухла их толща и не стала срываться пена с их массы. Затем поднял Он ее на ветер рассеченный и на воздух переполненный и устроил семь небес так, что сделал нижнее из них устойчивой волной, а верхнее — потолком прочным и сводом вознесенным, без всяких колонн воздвигнутым и без всякого гвоздя скрепленным. Затем украсил Он его украшением звезд и сиянием комет, разместив на нем сияющее светило и луну освещающую на небосклоне вращающемся, на потолке движущемся, на тверди крутящейся.

Сотворение ангелов

Затем раскрыл Он пространство между вышними небесами, и заполнил его всякими ангелами: среди них — до земли, но не в пояс кланяющиеся, также — в пояс кланяющиеся, но не распрямляющиеся, иные — рядами стоящие и не разбегающиеся. Восхваляют Всевышнего и не теряют мочи, и не одолевает усталость их очи. Не одолевает их ни сон глаз, ни рассеянность разума, ни слабость тела, ни недосмотр забвения. Среди них есть Его откровений хранители, и Его посланий пророкам изъяснители, и приказов и планов Его исполнители среди них — для рабов Его попечители, и дверей райских садов хранители. Среди них те, чьи ноги прочны на землях нижайших, но чьи выи вздымаются до небес высочайших. Их сочленения выступают со всех сторон, а плечи их — в ширину Небесного Трона. Пред ним склонили они свои взоры, простерли под ним свои крылья, поставив между собой и всеми остальными завесы мощи и преграды силы. Они не воображают Господа своего в каком-либо образе, не приписывают Ему атрибутов сотворенных, не приписывают Ему ограниченного местопребывания и не указывают на Него посредством аналогий.

Сотворение Адама — да будет над ним мир!

Затем собрал — Превелик Он — глину из твердости земли и мягкости, сладости ее и горечи, промыл в воде, пока она не очистилась, и увлажнил, покуда не стала липкой. Затем Он вылепил образ с изгибами, суставами, членами и частями, затвердил глину, пока она не схватилась, высушил, пока не зазвенела, выждав до времени отмеренного и срока отсчитанного. После вдохнул в нее от Своего Духа, и стала человеком, обладающим помыслами, которыми он оперирует, и идеями, которыми он распоряжается, и членами, которыми он пользуется, и орудиями, которые он двигает, и познанием для различения истинного и ложного, вкусов и запахов, цветов и форм Он — смесь глин разных цветов, соединенных вместе подобий и враждебных проти¬воположностей, разнородная смесь жары и холода, мягкости и твердости. И воззвал Аллах — Превелик Он — к ангелам, дабы исполнили они свое обещание Ему и соблюли верность присяге, данной Ему, выражая признание Ему, простираясь перед Ним в почтительности и поклоняясь перед Его положением. И сказал — Превелик Он: «Поклонитесь Адаму», и поклонились, кроме Иблиса. Гордыня обуяла его, высокомерие одолело его. Превознесся из-за творения своего из огня, презрев творение из глины, и даровал ему Аллах отсрочку, дабы в полной мере заслужить Его гнев, и завершить искушение во исполнение обещания, как сказал Он: «Истинно, ты — из получивших отсрочку. До дня условленного времени». Потом поселил — Превелик Он — Адама в доме, где сделал жизнь его безбедной и пребывание его безопасным, и предостерег его от Иблиса и враждебности его. Но захватил его врасплох враг его завидуя ему по поводу его местопребывания и его дружбы с праведными. И обратил он уверенность в сомнение, а упорство — в слабость, превратив счастье в страх, а гордость — в стыд. Затем облагодетельствовал его Аллах, Превелик Он, в покаянии его, и донес до него слово милости Своей, и обещал Он ему возвращение в (потерянный) рай, и низвел Он его к месту испытания и к размножению потомства.

Избрание пророков

И избрал Он — Превелик Он — из потомства Его пророков, взяв с них клятву за Свое откровение и залог за донесение Своего послания, поскольку нарушило большинство тварей Его завет свой с Аллахом, и впали они в невежество по отношению к Его истине, и придали Ему сотоварищей, и отвратили их шайтаны от Его познания, и отрезали их от поклонения Ему, и воздвиг Он среди них Своих посланников, и поставил к ним Своих пророков, дабы напомнили им о завете, заключенном Господом при сотворении, и напомнили им о забытых ими милостях Его, вдохновив их своим призывом, пробудив глубины разума, показав ясные знамения Его мощи повсюду — от купола (небосвода), над ними воздвигнутого, до подножия земли, под ними распростертого, от всего, что дает им жизнь, и от сроков, что приносят смерть, от болезней, что старят их, и до напастей, сменяющих друг друга, против них. И не было так, чтобы Аллах — Превелик Он — оставил творение Свое без пророка посланного, или книги ниспосланной, или доказательства неопровержимого, либо довода веского: не убывало от посланцев по малости числа их, ни по множеству отвергающих их: те, кто шел впереди, называли тех, кто должен последовать за ними, те же, кто следовал, были указаны своими предшественниками. На том сменяли один другой века, проходили эпохи, уходили отцы и приходили дети…

Пришествие Пророка

…Пока не воздвиг Аллах — Превелик Он — Мухаммада посланником Аллаха, да благословит Аллах его — его род и да приветствует — во исполнение обетованного Им и в завершение пророчества, и был он последователем договора, заключенного с (прежними) пророками, известными добродетелями, благородного происхождения. И были люди земли в то время народами рассеянными, с помыслами блуждающими и путями разрозненными — были среди них как уподобляющие Аллаха творению Его, так и порочащие его имя и указы¬вающие на кого-то помимо Него. И вывел их Аллах посредством Пророка из заблуждения, и спас их через его влияние от невежества. Затем избрал — Превелик Он — для Мухаммада — да благословит Аллах его и род его и да приветствует встречу с Ним — облагодетельствовав его приближением к Себе (счел для него лучшим то, что при Нем. — Т.Ч.), щедро возвысив его над остальным миром и вознеся от места испытания (т.е. забрал его из этого мира. — Т.Ч.). И вознес Он его к Себе с честью — да благословит Аллах его, его род и да приветствует — и оставил Пророк после себя среди вас то же, что оставляли после себя и другие пророки в своих народах, ибо не бросали их в небрежении, без указания ясного пути и твердого знамения.

Коран и законодательные предписания(шариат)

Книга Господа вашего с вами: в ней — разъяснение дозволенного и запретного, обязательного и предпочтительного, отменяющего и отмененного, разрешенного и нежелательного, общего и частного, в ней — притчи и примеры, длинные и краткие, явные и иносказательные, объясняющие сложное и делающие явным сокровенное. В ней есть то, о знании чего заключен договор, и, то, о чем рабам Божьим разрешено пребывать в неведении, и начиная от таких (предписаний), чья обязательность установлена в Книге, а по сунне известно об их (предписаний) отмене, и до тех (предписаний), придерживаться которых обяза¬тельно по сунне, но которыми можно пренебречь по Книге, а также тех (предписаний), что обязательны в свое время и неприложимы в будущем. Различны также и запреты в Книге: от больших, по поводу которых он обетовал Свой Огонь, до малых, по поводу которых он назначил Свое прощение. Также есть поступки, приемлемые в малых количествах, но пристрастия к которым следует остерегаться.

О хаджже

Обязал вас Аллах также хаджжем к дому Его запретному, который сделал для людей Киблой заветною, к ней они прибегают как скот к водопою, и бегут, не разбирая дороги, как стая голубей. И сделал — Превелик Он — его знаком указующим для преклонения перед Его мощью и признания Его могущества. И избрал Он из числа сотворенных Им слушающих и отвечающих на Его призыв и подтверждающих Его слово. Они заняли место Его пророков и уподобились ангелам, окружающим Его трон. Они получают свою прибыль от поклонения Ему и устремляются к обещанному Им прощению. Сделал Аллах — Превелик Он — Свой дом символом Ислама и предметом уважения для обращающихся к Нему. И сделал Он хаджж к нему обязательным, и предписал вам его посещение, сказав: «А от Аллаха людям — хаджж к Дому для тех, кто в состоянии найти к нему путь, а кто отвратился от сего, то, истинно, Аллах не нуждается ни в чем от миров» (Коран 3:96).

ХУТБА 2

Произнесена по возвращении из Сиффина[1]. В ней описываются состояние людей до наступления эры Последнего Пророчества, качества Людей Дома Пророка и черты характера остальных людей

Восхваляю Его, ища полноты милости Его, полностью предаваясь мощи Его и отвращаясь от мерзостей пред Ним. И прибегаю к помощи Его, ища Его убежища; истинно, не собьется с пути тот, кого Он наставил, и не найдет убежища тот, к кому Он враждебен. И кого Он оберегает, не пребудет в нужде. Он — самое весомое из взвешенного и самое ценное сокровище из числа хранимых сокровищ. Свидетельствую, что нет Бога, кроме Аллаха Единого, нет Ему сотоварища, свидетельством, чья искренность испытана и чья сущность — веро¬убеждение. За Него мы будем держаться всегда, покуда Он продлит наш век, Его будем хранить перед лицом всех испытаний, что нам встречаются на пути; истинно, оно (это свидетельство) — фундамент веры, врата праведности, удовлетворение для Всемилостивого и ужас, изгоняющий шайтана (нечестивого). И свидетельствую, что Мухаммад — Его раб и посланник, послал Он его с религией ясной, и под знаменем прекрасным, и с книгой разъясняющей (написанной), светом струящимся и сиянием лучащимся, с повелением властным, от сомнений уводящим и разъяснения приносящим, со знамением предупреж¬дающим и примером устрашающим. А люди пребывали в сомнениях, из-за которых, когда порвалась вервь религии, пошатнулись столпы убежденности, принципы разобщились, действия извратились, и узким стал выход, и темным — проход, (прямое) руководство стало неизвестным, а тьма — повсеместной. Милостивому не подчиняются — шайтану покоряются, веры лишаются, порушены веры основания, и стали непонятными ее знаки, износились ее пути, и истерлись ее линии. Подчинились шайтану и следуют путями его, припадая к его источнику. Через них были воздеты сатанинские знаки и развеваются сатанинские знамена в смутах, которые топтали их своими копытами и попирали их своими ногами. Смуты поднялись на дыбы, и они (люди) среди них (смут) — удивленные, смущенные, пребывающие в невежестве и неверии — будто в хорошем доме с плохими соседями. Сон их — все равно что бодрствование, и очи заполнены слезами вместо сурьмы, в стране, где на уста ученого надета узда, а невежа — на почетное место вознесен. Далее — слова о Людях Дома Пророка, да пребудут с ними мир и благословение Всевышнего Они — хранители Его тайн, прибежище Его повелений, источник знаний о Нем, средоточие низведенной Им мудрости, пещеры книг Его и горы Его религии, ими религия выпрямила свой искривленный хребет и утратила дрожь в своих членах. Далее — об остальных людях Они посеяли пороки, полили их соблазнами и пожали разрушение. Люди Дома Пророка — мир ему! Никто не сравнится с людьми Дома Пророка — мир и благословение Всевышнего над ним — из людей этой общины, и никогда не будет им равен тот, над кем простирается благодать их [присутствия]: они — основа религии и столпы вероубежденности. К ним должен возвратиться опережающий и их следует догнать отстающему. Им принадлежит особое право преемственности (вилайа), они — душеприказчики и наследники. Ныне настало время, когда право вернулось к своему законному обладателю, и когда оно досталось тому, кому предназначено (изначально).

ХУТБА 3

Также известная как аш-Шикшикиййа.
В ней Его Светлость (А) критикует институт халифата, затем выражает свое терпение создавшимся положением и описывает присягу, приносимую ему последователями

Нет, клянусь Аллахом, некто сам себя облек в одежды халифа, зная, что мое место по отношению к этой должности подобно оси по отношению к мельнице. Вода падает с меня потоком, и птица не долетает до меня. Я отгораживаюсь занавесью от халифата и остаюсь в стороне от него. Затем размышлял я, следует ли мне восстать, не имея поддержки, либо претерпеть перед лицом всепоглощающей тьмы, в которой [пребывать, может быть, суждено столь долго], что старики станут совсем немощными, молодые поседеют, и верные мне закончат бесславно дни свои, пока не встретятся со Всевышним. (Предложение о терпении ввиду отсутствия ощутимой поддержки.) Я нашел, что мудрее в вышеописанных условиях — терпение, и принял его, несмотря на то что жжение в глазах и сдавленность в горле вызывало сознание того, как разграбляется мое наследие. Вот, первый (халиф) ушел своим путем и передал наследование своему преемнику, как говорится (дальше цитируется стих аль-Ааши): О сколь отличны мои дни на спине верблюда от дней Хаййана, брата Джабира. Вот удивительная вещь! Покуда он отстранялся от своего халифата при жизни — вдруг пришла ему мысль передать его по наследству другому после смерти, — несомненно, эти двое сговорились между собой! Он замкнул его (халифат), в жесткое пространство, наносившее огромные раны и грубое на ощупь, с многочисленными ошибками и не меньшим количеством оправданий. Тот, кто сопровождает его (халифат), подобен ездоку на необученном верблюде: то сильно потянет вожжу, так, что порвет ноздрю, а то совсем отпустит и будет сброшен. И вот, остались люди пребывать в порочности, упадке, раздробленности и недовольстве. И все же я оставался терпелив, невзирая на продолжительность срока и тяжесть обрушившегося испытания, покуда он (первый халиф) не ушел своим путем (в мир иной) и не препоручил решение вопроса [о преемнике] общине людей, подразумевая, что я стану одним из них! Но, во имя Бога, что мне делать в этом «совете»? Когда вдруг возникло сомнение, что я могу быть уравнен с ними? Но я пригибался, пока они пригибались, и летел ввысь, когда устремлялись ввысь они. (И вот), один из них отвратился от меня по причине собственной ненависти, другой — из-за кланового свойства, по той причине да по этой, покуда третий не восстал (на должность халифа), раздувая грудь (в гордыне) (как верблюд, стоящий в своем навозе и своем корме), а вместе с ним восстали сыновья их отца, прожорливо прибирая к рукам богатство Бога, подобно тому как жадно глотает верблюд весеннюю траву. Но умер он безвременной смертью, добили его собственные деяния, и прикончила его ненасытность.

Присяга Али (А)[2]
И ничто не могло удивить меня тогда так, как зрелище людей, устремляющихся ко мне со всех сторон, (жаждущих), как гиены (жаждут добычи, поставить меня халифом). (Они так стремительно набросились на меня), что два Хасана — Хасан и Хусейн (А) — оказались сбитыми с ног, а моя одежда — порвана на плечах. Подобно стадам коз и овец, они столпились вокруг меня. Но едва я принял власть, как одна партия отступилась, а другая проявила неповиновение, покуда остальные совершали мерзости, будто не слышали слов Аллаха: «Тот, гряду¬щий, мир, предназначили Мы для тех, кто не жаждет (само)возвы¬шения на земле, и не желает неправедности — верно, награда ожи¬дает праведных» (Коран 28:83). Да, клянусь Аллахом, они слышали это и поняли, но жизнь ближайшая показалась им слишком приятной, и красоты ее околдовали их. Но, клянусь Тем, Кто заставил семя прорас¬тать и сотворил живую душу, если бы не пришли присутствующие, и (тем самым) не было воздвигнуто доказательство существования поддержки, и если бы не взял Аллах с ученых договор, что те не будут безмолвно взирать на пресыщение притеснителей и голод угнетенных, тогда повесил бы я вервь халифата на его (халифата) собственные плечи (т.е. предоставил бы ему двигаться, куда он хочет. — Т.Ч.), и напоил бы последнего (халифа) из той же чаши, что и первого, и узрели бы вы тогда, что весь этот мир дольний значит для меня не больше чем чихание козы! Сообщается, что в тот момент, когда он дошел до этого места в своей проповеди, встал человек из Ирака и подал Имаму письмо (очевидно, содержащее вопросы, требовавшие неотложного ответа), и Имам прочитал письмо, а когда оторвался от чтения, обратился к нему Ибн Аббас со словами: «О Повелитель Верующих, если бы речь твоя возобновилась с того места, где была прервана!» Тот ответил ему: «О Ибн Аббас, это было как пена верблюда (шикшика) — истекла и испарилась!» Сказал Ибн Аббас: «Никогда не горевал я по поводу прерванных речей так, как по поводу этой речи, поскольку Повелитель Верующих не смог завершить ее так, как хотел поначалу». Шариф ар-Рази сообщает: Под словами «подобно наезднику на верблюде», содержащимися в этой проповеди, подразумевается, что если наездник сильно тянет вожжи, а верблюд натягивает их своей головой, то может повредить ноздрю, если же слишком отпустит, то верблюд при своей дикости способен сбросить его и стать неуправляемым. Выражение «Ашнак-ун-Нака» используется тогда, когда наездник натягивает вожжи и тянет голову верблюда вверх. В том же смысле употребляется выражение «Шанака Ан-нака». Ибн Ас-Сиккит упоминает об этом в сочинении «Ислах Аль-Мантик». Повелитель Верующих сказал: «Ашнака лаха» вместо «Ашнакаха», поскольку стремился к тому, чтобы эта фраза соответствовала фразе «Асласа лаха». Он сказал «Ашнака лаха», имея в виду «он поднял ей голову», т.е. «старался удержать ее с помощью узды». Мир ему — сказал: Ин рафаа лаха расаха в значении «остановил ее (верблюдицу), натянув вожжи».

ХУТБА 4

Являет собой одну из изящнейших речей хазрата Али (А), в которой он увещевает людей, предостерегая их от заблуждений

Через нас вы прошли сквозь тьму и прочно утвердились на вершине, с нашей помощью вы осветили ночь. Запечатан слух, который не внял гласу взывающему, и как сможет соблюсти увещевание тот, кого оглушил громкий крик? Сковано сердце, которое не покинул трепет. Я всегда ждал от вас последствий отступничества, различая вас за личиной обманутых, (пока не) скрыла меня от вас одежда религии и не помогла мне ясно увидеть вас чистота моих намерений. Я встал перед вами на пути истины среди множества троп заблуждения, на которых вы встречаетесь, но не находите проводника, копаете, но не добираетесь до воды. Сегодня заставлю говорить с вами немые вещи, полные красноречия. Да сгинет мнение того, кто откололся от меня. Я никогда не подвергал сомнению истину после того, как она была явлена мне. Мусса — да будет с ним мир — не испытывал страха за самого себя, но предвидел превосходство невежественных и власть заблудших. Сегодня мы встали на развилке путей истины и суеты. Кто припал к источнику, уже никогда не испытает жажды.

ХУТБА 5

Произнесена, когда скончался Посланник Аллаха — да благословит Аллах его и его род и да приветствует, — и обратились к хазрату Али (А) Аббас Ибн аль-Мутталиб и Абу Суфиан Ибн Харб, дабы принести ему присягу как халифу

Предостережение от раздора
О люди! Рассеките волны раздора ковчегом спасения, отвратитесь от пути гордыни и снимите короны превозношения. Да возрадуется тот, кто возносится на крыльях либо смиряется и почиет в отдохновении. Это есть подобие воды застоявшейся и куска, которым подавится тот, кто его ест. Собирающий плоды до срока их созревания подобен возделывающему чужую землю.
Его (А) состояние духа
Если отвечу на их призыв, то скажут: он взалкал власти, а если буду молчать, то скажут: устрашился смерти! И это после всего, что мне довелось пройти! Клянусь Аллахом, сын Абу Талиба ближе знаком со смертью, чем ребенок — с грудью своей матери, но я держусь скрытого знания, ибо если бы я открыл его, то вы все задрожали бы подобно веревкам в глубоких колодцах.

ХУТБА 6

Произнесена после того, как Его Светлости рекомендовали не преследовать Талху ибн Убайдаллаха и Зубайра ибн аль-Аввама за вооруженное восстание; в ней описывается, что предательство не свойственно Его Светлости — да будет над ним мир!

Клянусь Аллахом, я не собираюсь уподобиться гиене, которая продолжает спать под звуки падающих камней, покуда не настигнет ее ищущий и не обложит ее тот, кто ее выслеживает. Однако я сражаюсь против отвратившихся от истины с помощью тех, кто повернулся к ней, и с помощью слышащих и повинующихся — против непокорных и сомневающихся, пока не наступит мой день. И, клянусь Аллахом, я все еще лишен своего права, данного мне в наследство, с того самого дня, когда забрал Аллах Своего Пророка, —да благословит Аллах его и его семейство, — и до сего дня, когда присутствуют эти люди.

ХУТБА 7

О тех, кто следует за сатаной Взяли шайтана для дел своих опорой, он же взял их себе в сотоварищи. Он отложил яйца и высидел у них в груди, пресмыкаясь и ползая у них за пазухой, видя их глазами, говоря их языками, совершил их руками грехи и приукрасил для них мерзость — так поступает шайтан с теми, кого взял в своем царстве в соправители, выражая их языками свои суетные мысли.

ХУТБА 8

В ней описываются события, связанные с аз-Зубайром; и Его Светлость призывает его принести присягу повторно

Он утверждает, что присягнул мне руками своими, но он не присягнул мне сердцем своим. Таким образом, он подтвердил присягу лишь внешне, и только делал вид, что стал другом. Так пусть же по этому поводу приведет более веское доказательство; если же нет, то пускай обратится вновь к тому, от чего он отступился.

ХУТБА 9

В ней говорится о состоянии Его Светлости и его врагов (считается, что подразумеваются люди Джамала)

Они метали громы и молнии, но при этом струсили. Мы же не гремим, пока не ниспосылаем (молнии) и не изливаемся потоком слов, пока не изольем истинный дождь.

ХУТБА 10

Подразумевается сатана как аллегория группы отступников

Воистину, шайтан собрал свою партию, привлек к себе всадников и пеших воинов. Со мной же пребывает мой ясный взор: я никого не вводил в заблуждение относительно себя, и никто относительно меня не был введен в заблуждение. Но, клянусь Аллахом, я приготовлю для них озеро, из которого лишь я сам буду черпать воду, так что они не смогут выйти из него и не смогут вернуться туда. (Его Светлость под озером имеет в виду армию своих преданных сторонников, так что вражеская армия, ввязавшись с ними в сражение, уже не сможет вырваться из боя; те же, кто останется в живых после сражения, уже не смогут найти в себе силы принять подобную битву повторно.)

ХУТБА 11

В ней Али обращается к своему сыну Мухаммаду бин аль-Ханафии, вручая ему знамя в день «Верблюжьей битвы»[3]

Горы сдвинутся, но ты не трогайся с места. Стисни зубы, препоручи главу твою Всевышнему Аллаху. Крепко упри свои ноги в землю. Окинь взором своим самые дальние ряды, зажмурь глаза (для сосредоточения помыслов на Всевышнем, дабы не смущаться многочисленностью противника) и знай, что помощь исходит от Аллаха Всевышнего.

ХУТБА 12

Произнесена, когда Его Светлости была дарована Аллахом победа в «Верблюжьей битве», и сказал [по этому поводу] некто из его сподвижников: «О, если бы кто-то из моих братьев был свидетелем того, как помог тебе Аллах победить твоих врагов!»

И ответил ему он (да будет над ним мир): считает ли брат твой, что он — с нами (любит ли нас твой брат)? Ответил он: да. Сказал Его Светлость: тогда он присутствовал среди нас. В этом нашем лагере присутствовали и те, кто еще в чреслах мужчин и чревах женщин, — придет время, и разродится ими эпоха, и вера обретет свою силу через них.

ХУТБА 13

Осуждение жителей Басры после «Верблюжьей битвы»

Вы были армией женщины и последователями четвероногого. Оно зарычало — и вы ответили, ему подрезали поджилки — и вы побежали. Ваша мораль — пустышка, ваш завет — рухлядь. Религия ваша — лицемерие, питие ваше — тухлятина (горько-соленое). Стоящий за вашими рядами — заложник своих грехов, отстранившийся же от вас — достоин милости Господа его. Я вижу вашу мечеть подобной верхней палубе корабля, сверху и снизу которого ниспосылает Аллах Свое бедствие, и всякий, кто на борту, потонет. По другой версии, Клянусь Аллахом, потонут ваши края, да так, что я вижу сию мечеть подобной верхней палубе корабля или улегшемуся страусу. По другой версии, подобно птичьей грудке средь морских волн. По другой версии, края ваши среди городов Аллаха имеют самую смердящую землю — ближе всех к воде и дальше всех от неба. В этом городе девять десятых зла, и входящий в него попадает в ловушку своих грехов, выходящий же (заслуживает) прощение Ал¬лаха. Вот, вижу я поселение ваше, покрытое водами так, что видна лишь верхушка мечети, подобно птичьей грудке средь морских волн.

ХУТБА 14

Произнесена по тому же поводу

Земля ваша к воде близка, а от неба далека. Ваши помыслы облегчились, а ваши мечты в безрассудство обратились. Вы же — мишень для лучника, пища для едока, добыча для свирепого зверя.

ХУТБА 15

В ней отрицается распределение Усманом земельных наделов

Клянусь Аллахом, если бы (за эти наделы) выданы были замуж женщины или приобретены наложницы, я и тогда вернул бы их обратно, ведь, истинно, справедливости присуща широта, а для тех, кого стесняет справедливость — еще стеснительней для них (должна быть) несправедливость!

ХУТБА 16

После того как люди принесли Его Светлости присягу в Медине, он (А) осведомляет их о том, каково положение их дел, и разделяет на группы

Моя ответственность за то, что я говорю, поручитель, я же слов своих попечитель. Тот, кому откровенный опыт раскрыл примеры (наказаний Всевышнего, явленных прежним народам), того хранит его богобоязненность от впадания в сомнения. Но, поистине, вернулась ваша беда в том же виде, что была среди вас, когда послал к вам Аллах Своего Пророка — да благословит его Аллах и да приветствует. Клянусь Тем, Кто послал его по истине, вы будете ниспровергнуты ниспровержением, и потрясены потрясением, и перемешаны, как варево в горшке, покуда вновь не станут низшие из вас высшими, а высшие — низшими, покуда не выйдут вперед из вас те, кто уже был впереди, но был урезан (в положении), и покуда не будут укрощены те, кто вырвался вперед, ранее будучи позади (незаслуженно). Клянусь Аллахом, не утаил я ни единого слова и не солгал я ни малейшей ложью, но было явлено мне откровение относительно этого места и этого дня. Нет же, воистину, грехи подобны неуправляемым лошадям, несущим ездоков с отпущенными вожжами, и будут ездоки обрушены в огонь. Нет же, воистину, плоды богобоязненности подобны лошадям объезженным, несущим ездоков, крепко держащих вожжи, и приведут они ездоков в рай. Истина и ложь, и за каждым — последователи. И если у власти пребудет ложь, то ведь издавна так ведется, и если убудет истины, то это ведь и это не редкость и может случиться. Ведь редкость, чтобы отброшенное назад вырывалось вперед. Комментарий Шарифа ар-Рази: Истинно, в этой скромной речи больше прекрасного, чем можно оценить, и, истинно, восхищение этой речью больше, чем то восхитительное, что содержится в ней. И в ней — наряду с тем, что мы уже упомянули, содержится множество образцов красноречия, которого не достигает обыкновенный человеческий язык, и глубины, которую не постигают простые смертные, и не поймет того, о чем я говорю, никто, иначе как воистину постигший это искусство и проливший над ним немало потов. «И не осмыслят его иначе как знающие» (Коран 29:43). В той же хутбе Его Светлость подразделяет людей на три группы Не пребывает в бездействии тот, перед кем раскрыты врата ада и рая. Стремящийся и быстро действующий спасается, ищущий и не спешащий — надеждой утешается, бездействующий же в огне обретает убежище. Погибель слева и справа, лишь срединный путь — он правильный, на нем — Книга Вечная и традиция пророчества, с этого пути проистекает Сунна, и на него — конечное возвращение. Пропал тот, кто иное провозгласил, и в отчаянии тот, кто иное измыслил. Кто отвернул лицо свое от истины, тот пропал. Достаточно для человека уже того неведения, что он не знает своей судьбы. Не погибнет корень и не претерпит засухи семя народа, если стоят они на праведности. Укройтесь в своих домах и исправьте самих себя — раскаяние уже за вашей спиной. И верно, не восхваляет восхваляющий никого, кроме своего Господа, и не порицает порицающий никого, кроме самого себя.


_________________________
1.Сиффин — название места, в котором происходило сражение между имамом мусульман Али (автором речей и писем, вошедших в этот сборник) с армией самопровозглашенного халифа Муавии, который решил отколоться от общины мусульман и основать свое государство со столицей в Дамаске. Сражение при Сиффине явилось одним из поворотных моментов в истории Ислама, поскольку, во-первых, с него началась печальная хроника гражданских войн между мусульманами, во-вторых, данные события привели к заговору хариджитов («отколовшихся»), в результате которого имам Али пал мученической смертью, положив начало цепочке мученических смертей шиитских имамов, которым (после ухода Али) более не было суждено обладать верховной светской властью, в-третьих, самопровозглашенный халифат положил начало династии халифов-узурпаторов Омейядов; тем самым, в исламском мире утвердилась наследственная тирания и закончилась эпоха, известная под названием «праведного халифата» (примеч. пер.).
2.По шиитской традиции, после имени Пророка Ислама Мухаммада (С) пишется следующее славословие: Салла-Ллаху алейхи ва аалихи (Да благословит Аллах его и род его!), кратко обозначаемое буквой (С), указывающей на необходимость произнесения этой фразы верующими при каждом упоминании Пророка (С) в тексте. Что касается остальных пророков, упоминаемых Кораном, а также имен двенадцати безгрешных имамов, пречистой Фатимы (А) и матери Иисуса Марьям (А), то славословие в их адрес звучит: Алейхи-с-салям (Да будет над ним мир!) или Алейха-с-салям (Да будет над ней мир!) и обозначается на письме буквой (А).
3.Имеется в виду «Верблюжья битва», в ходе которой одна группа сподвижников Пророка Мухаммада выступила против другой группы сподвижников (сторонников имамата Али, его Богом данного права на верховную духовную и светскую власть).
В числе восставших была и вдова Пророка Мухаммада Аиша, которая, будучи в числе командующих армией, восседала верхом на верблюде (примеч. пер.).